УДК 347.1

ИМУЩЕСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА

Л.В. Щенникова

Доктор юридических наук, профессор, зав. кафедрой гражданского права
Кубанский государственный университет
350040, г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Теория предмета гражданского права, понимание сущности имущественных отношений позволяет констатировать, что эффективность экономики любой страны зависит от качества гражданско-правового регулирования. Проблемы эффективности российской экономики связаны, по мнению автора, в том числе с отсутствием постановки целей гражданско-правового регулирования имущественных отношений. Сравнительно-правовой анализ позволяет рекомендовать российскому законодателю связать цели гражданско-правового регулирования с достижением общего блага, состоящего в поступательном развитии общества и экономическом прогрессе.


Ключевые слова: гражданское право; предмет гражданского права; имущественные отношения; эффективность российской экономики; цивилистика; гражданское законодательство; цель гражданско-правового регулирования

Вопросом принципиальной важности для любой отрасли права является предмет правового регулирования. Определить предмет – значит уяснить, какие именно общественные отношения нормами данной отрасли регулируются. Соответственно, предмет гражданского права характеризует его содержание, пределы действия, отграничивает от иных отраслей российского права.

При всей важности количественных показателей предмета правового регулирования, т. е. параметров объема нормативного воздействия, более сущностным вопросом, на наш взгляд, является вопрос качества или эффективности данного воздействия на общественные отношения. Для гражданского права проблема эффективности правового регулирования в большей степени связана с основополагающими, базовыми, отношениями, входящими в его предмет, отношениями имущественными. Вот почему именно об эффективности гражданско-правового регулирования имущественных отношений мы и поведем речь.

Итак, отношениям, регулируемым гражданским законодательством, специально посвящена ст. 2 ГК РФ. Само название статьи, что называется, обязывает. Обязывает к тому, чтобы, с одной стороны, очертить весь круг гражданско-правового воздействия, одновременно выделив главное звено в общей цепи взаимосвязи общественных отношений. С названной обязанностью на деле у законодателя возникли трудности. Предмет гражданского права «растворился» в чертах метода, определении предпринимательской деятельности и задачах защиты нематериальных благ. В результате на уровне кодифицированного гражданского закона осталось, так сказать, «в тени», оказалось особо не выделенным главное, основополагающее, сущностное в предмете гражданско-правового регулирования. Всего два слова, образующих простейшее словосочетание «имущественные отношения», теряются в объемном первом пункте ст. 2. Думается, что современная редакция ГК, отражая позицию законодателя, явилась следствием застоя цивилистической науки в исследовании проблемы предмета гражданского права. Однако можно с уверенностью утверждать, что вопрос существа гражданско-правовых отношений, их роли и значения в обществе является «одним из труднейших и запутаннейших вопросов науки права» [4, c.759]. Как подчеркивал профессор А.В. Тархов [11, c. 26], понятие имущественных отношений имеет не только теоретическое, но и большое практическое значение. Тем не менее, сожалел ученый, именно данное понятие в науке и праве «не сложилось», а то немногое, что было написано, «мало пригодно для практических нужд». Многим просто кажется, рассуждал А.В. Тархов, что это понятие «наперед известно», другие не придают этому фундаментальному понятию особого значения. В итоге теоретической путаницы и отсутствия серьезного внимания к разработке проблемы закономерным выглядит решение законодателя о «выбросе» категории «имущественные отношения» на «задворки» гражданского законодательства (на «задворках» в русском языке: самое последнее, невидное и невыгодное место). Да, так случилось, что имущественные отношения в нашей стране и формально-юридические, и фактические, с точки зрения внимания государства, оказались на невидимом, невыгодном, далеко не на первом месте. Кому-то даже могло показаться, что частные отношения в условиях рыночной экономики – это удел индивидуальной воли и свободы. Соответственно, нет необходимости познавать закономерности экономического развития и последовательно развивать их в нормах гражданского права. Более того, можно, отказавшись от плановой экономики, обойтись без цели правового регулирования экономических отношений. Так ли это? На что ориентировала нас классическая гражданско-правовая и экономическая литература? В каких итогах экономического развития России может быть виновно отечественное гражданское право? На эти вопросы важно найти теоретический ответ для того, чтобы незамедлительно и безотлагательно действовать в условиях реальной практики общественных, экономических отношений.

Итак, первый вопрос нашего анализа будет касаться классики российской цивилистики. Возможно ли в дореволюционной истории развития теоретической мысли найти подходы, так необходимые к применению отечественным законодателем сегодня?

Сделаем два шага назад для того, чтобы оказаться в девятнадцатом веке, когда в мире активно развивался так милый нашему сердцу сегодня рынок и научная мысль не могла не откликаться на проблемы, им порождаемые. Кстати, и тогда среди представителей науки гражданского права, исследовавших предмет отрасли, можно было условно выделить «рыночников» и «нерыночников».

Среди «нерыночников» популярным был упрощенный подход к предмету, согласно которому гражданским правом называется совокупность норм, определяющих взаимные отношения людей в их частной жизни [2, c. 75]. Это определение, хотя и мало уязвимое, но абсолютно бесполезное, так как не содержит ни одного признака, указывающего на качественную специфику гражданского права. Наряду с названным, в дореволюционной цивилистике получила обоснование экономическая теория предмета гражданского права. Ее последовательным идеологом был К.Д. Кавелин. И пусть не все выводы из научного наследия этого ученого бесспорны и были подвергнуты справедливой критике, но можно с уверенностью утверждать, что есть в кавелинской теории рациональные зерна, которые важно видеть и постараться взрастить на новой почве экономических реалий XXI века.

Первым рациональным «зерном», очевидным проявлением ценности теории К.Д. Кавелина было то, что он сумел показать значение понимания специфики предмета отрасли гражданского права для построения добротного здания гражданского законодательства.

Ученый прозорливо подметил, что есть такие понятия в цивилистической науке, которые, считаясь общеизвестными, на самом деле абсолютно непонятны, так как каждый понимает их по-своему, придает им особый смысл.

В числе таких обманчиво понятных понятий оказалось и центральное в гражданском праве – понятие предмета отрасли. Практическим итогом теоретического недоразумения явилось «здание» российского гражданского права, которое К.Д. Кавелин нелицеприятно называл «старой храминой» [4, c. 760–769], построенной под влиянием недоразумений и случайностей. Перестраивать гражданское право К.Д. Кавелин предлагал по строгому плану, опираясь на общие начала, основополагающим из которых является предмет гражданско-правового регулирования.

Вторым рациональным зерном теории К.Д. Кавелина был вывод о том, что бесплодно характеристику предмета гражданского права строить на противопоставлении частного права публичному. Совершенно недостаточно назвать гражданское право партикулярным или приватным. Из этой посылки может показаться, что «до отношений, регулируемых гражданским правом, обществу и государству нет никакого дела» [4, c. 768]. С этим выводом согласиться никак нельзя, доказывал К. Д. Кавелин, так как «во всех частях гражданского права оказывается много такого, что по своему значению и роли (влиянию) касается более или менее всего общества» [4, c. 768]. Не нуждается в единстве и проведении общих интересов, по К.Д. Кавелину, разве что толпа. Напротив, в сколько-нибудь организованных формированиях, пусть даже «каком-нибудь шахматном клубе», необходимо единство и целостность, которая обеспечивается с помощью правовых норм. Само регулирование законом, резюмировал К.Д. Кавелин, есть «выражение общественной потребности в виде общего обязательного правила» [4, c. 760]. Таким образом, гражданско-правовое регулирование выполняет наиважнейшую задачу оптимального выражения познания цивилистической наукой общественной потребности.

Третьим рациональным звеном теории К.Д. Кавелина можно полагать собственно ее экономическую сущность. Ученый считал предметом гражданского права «общественные отношения по поводу материальных, вещественных ценностей в виде физических вещей, прав и услуг» [4, c. 856]. Таким образом, гражданское право виделось К.Д. Кавелиным как право на вещественные ценности или, по другому, право имущественное. Таким образом, в данной теории удачно было выведено на передний план главное звено в предмете гражданского права, которое составляют имущественные отношения.

Наконец, ценность теории К.Д. Кавелина заключается в том, что ученый сумел показать, что имущественные отношения в условиях рынка не могут быть пущены на самотек, отданы на произвол судьбы, на откуп отдельных лиц с их частными интересами и потребностями. Гражданское право, по К.Д. Кавелину, – это не есть область произвола и исключительной свободы индивидуальной воли. Напротив, оно должно создаваться из необходимостей разного рода. Необходимостей общественных, государственных, природных, физических. Имея предметом регулирования сложнейшие экономические отношения, познав весь комплекс необходимостей, гражданское право должно системно выстроить такой механизм правового регулирования, чтобы сделать экономику наиболее эффективной. К.Д. Кавелин точечно наметил наиболее важные для решения посредством гражданско-правового регулирования вопросы: это вещи, исключенные из гражданского оборота, в том числе земля и природные ресурсы, это система вещных прав на земельные участки, это запрещенные к совершению сделки; это форма, предусматриваемая для торговых сделок и сделок с недвижимостью, это устройство коммерческих и некоммерческих организаций, включая университеты, и многое, многое другое. От решения всех этих экономически важных вопросов зависит общий итог экономического развития любой страны.

Какую роль гражданско-правовому регулированию общественных отношений отводит классическая экономическая наука?

Современником К.Д. Кавелина был К. Маркс, глубоко исследовавший процессы рыночной экономики периода капитализма XIX века. Занимаясь анализом отношений производственных, К. Маркс не мог не видеть и не отметить в своих работах глубинную взаимосвязь экономических отношений с их гражданско-правовым оформлением. Рассуждая о товарах, образно описывая их «беззащитность» в гражданском обороте, К. Маркс подчеркивал определяющее значение таких гражданско-правовых форм, как собственность и договор. «Без признания в друг друге собственников, лица не смогли бы ни присваивать себе чужой товар, ни отчуждать собственный» [8, c. 94], – утверждал К. Маркс. Иначе говоря, наследие К. Маркса свидетельствует, что без юридического сопровождения, придающего необходимую форму, развитие экономического содержания было бы невозможным. О важности гражданско-правового регулирования для снятия разнообразных противоречий, лежащих в экономической действительности рынка, писали К. Маркс и Ф. Энгельс в их известном труде «Немецкая идеология» [6, c. 90–91]. «Духовная и материальная деятельность, наслаждение и труд, производство и потребление выпадают на долю различных индивидов», – писали классики. «Добиться того, чтобы они не вступали друг с другом в противоречие, возможно только путем устранения разделения труда» [6, c. 90]. Продолжая данную мысль, можно сказать, что если нельзя противоречия устранить, то можно их хотя бы минимизировать, в частности, с помощью гражданско-правового регулирования.

Наиболее четко о связи экономических отношений и гражданского права сказал Ф. Энгельс в произведении «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии». Наиболее цитируемой фразой Ф. Энгельса является утверждение о том, что право «в сущности сводится к тому, что оно санкционирует существующие при данных обстоятельствах нормальные экономические отношения между отдельными лицами» [7, c. 311]. Однако за этой крылатой фразой следуют не менее важные рассуждения о взаимосвязи экономического базиса и гражданско-правовой формы. Так вот, форма, в которой дается санкция, по Ф. Энгельсу, может быть различной. Нормы гражданского права, представляя собой юридическое выражение экономических условий общественной жизни, могут, смотря по обстоятельствам, делать это «иногда хорошо, а иногда и плохо» [7, c. 311]. Взглянув вечно на современное ему гражданское право разных стран, Ф. Энгельс показал, насколько сложным является труд по созданию классического свода гражданских законов буржуазного общества. Где-то «подсунули буржуазный смысл под феодальное наименование», где-то «низвели римское право до уровня этого общества». К сожалению, труд «якобы просвещенных юристов» по созданию гражданских законов редко завершался удачей. Возникает практически важный вопрос: а почему? Думается, дело все в необходимости предварительного познания законов экономического развития, постановки задач и требуемых ориентиров.

Хорошее гражданское право может быть построено на фундаменте хорошей экономической теории государственного развития. В отсутствии такого предварительного условия всякие попытки выстроить здание гражданско-правового регулирования будут завершаться неудачей.

На чем «споткнулась» цивилистика советского периода в исследовании предмета гражданско-правового регулирования?

Своеобразным расцветом в развитии учения о понятии имущественных отношений были шестидесятые-семидесятые годы XX века. В этот период по сути все ведущие цивилисты страны высказались по поводу имущественных отношений в предмете гражданского права. В числе этих ученых можно назвать и С.С. Алексеева, и С.Н. Братуся, и В.Ф. Яковлева, и Ю.К. Толстого, и О.А. Красавчикова, и В.А. Тархова. Интересный факт истории отечественной цивилистики: в эпоху нерыночной экономики имел место расцвет рыночной проблематики в предмете гражданского права. Но, тем не менее, ведущие ученые нашей страны, рассуждая на тему о предмете, «споткнулись» на дискуссии. Теоретические построения и разногласия по их поводу увели цивилистов в сторону, отвлекли от выводов практического характера. Спорили о соотношении отношений имущественных с производственными и о возможности придания волевого характера производственным отношениям. Нет особого смысла сегодня пересказывать различные точки зрения, которым была посвящена солидная монографическая литература. Более того, когда делается акцент на дискуссии, теряется, подчас, главное, незаметно отвлекая от смысла познания проблемы. Вот почему представляется правильным выделить точку зрения, высказанную о понятии имущественных отношений А.В. Тарховым [11, c. 26–35], поскольку она наиболее точно и научно обоснованно подвела черту под рассуждениями чисто теоретического характера, поставив перед законодателем вполне практические задачи. Итак, люди вступают по своей воле в имущественные отношения, – рассуждал А.В. Тархов. Их итогом являются отношения производственные, представляющие собой отношения в процессе труда, т. е. целесообразной деятельности человека. Данная деятельность тоже носит волевой характер. Каждый человек действует сознательно, а все индивидуальные действия складываются в определенный результат. Производственные отношения независимы в том смысле, что без них не может существовать человеческое общество. Этого объективного положения вещей изменить нельзя. Однако каждый человек действует в зависимости от множества обстоятельств абсолютно индивидуально. Все отдельные волевые действия индивидов сливаются в определенный объективный общественный результат. Этот общий итог может быть различным. В одном случае частнособственнические отношения развиваются стихийно, тогда процесс производства господствует над людьми. В другом сами люди ставят его под сознательный контроль и регулирование, тогда уже человек господствует над процессом производства. Следовательно, отношения имущественные, регулируемые гражданским правом, делал вывод А.В. Тархов, необходимо ставить под сознательный контроль законодателя. Таким образом, можно говорить об индивидуальной и общественной воле, что проявляется в производственных отношениях. Индивидуальная воля людей проявляется в их индивидуальных актах, производственного характера. Общественная воля находит свое выражение в общественном регулировании складывающихся между людьми отношений. Можно ли обойтись проявлением исключительно индивидуальных воль в экономическом развитии? На этот вопрос А.В. Тархов отвечал отрицательно. Выводом практического характера из приведенной теории может быть следующий. Для действенного гражданско-правового регулирования имущественных отношений необходимо последовательное, научно обоснованное формирование общественной воли. Тогда производственные отношения как система будут отношениями волевыми, поскольку в них естественным образом объединятся воли индивидуальные с волей общественной, проявляющейся в коллективном разуме законодателя. Обращаясь к теории имущественных отношений советского периода, нельзя не вспомнить С.Н. Братуся, внесшего весомый вклад в ее развитие. В наследии ученого можно обнаружить ряд выводов, которые непосредственно посвящены соотношению гражданского права и экономики. «Мы утверждаем, – писал С.Н. Братусь, – что воздействие на поведение участников общественного производства – это, в конечном счете, воздействие на производственные отношения, ибо тем самым осуществляется воздействие на итог, объективный результат деятельности участников» [1, c. 12]. Регулируя поведение людей, воздействуя на их волю, рассуждал ученый, гражданское право тем самым закрепляет и развивает производственные отношения в том направлении, которое обеспечивает сохранение, упрочение и развитие данного общества. Гражданское право, резюмировал профессор Братусь, воздействует и на непосредственное производство, и на распределение, и на обмен, и на потребление. Таким образом, можно утверждать, что любое общество, с помощью государства осуществляющее гражданско-правовое регулирование, закладывает фундамент для развития экономики. Поэтому результаты экономического развития – это показатель эффективности гражданского права.

Основные показатели экономического развития нашей страны начала XXI века

Как известно, ключевым показателем экономического развития любой страны является объем внутреннего валового продукта (ВВП). Под ним понимается ценность всех товаров и услуг, произведенных в течение года на территории государства. Что касается России, то наша страна по объему ВВП на душу населения отстает от всех развитых стран и многих развивающихся [10]. По оценкам аналитиков, показатель роста экономики России в 2010 г. является «худшим результатом в клубе БРИК и худшим среди других крупных стран СНГ» [3]. Вклад внутренне ориентированных секторов экономики страны либо упал до нуля, как подчеркивают экономисты, либо сильно снизился, отражая крайне медленное восстановление потребительского и инвестиционного спроса. Локомотивом экономического роста сегодня является сырьевой экспорт, главным образом экспорт сырой нефти. Наша страна обеспечивает нефтью, газом, углем десятки стран мира и развивает свою экономику, все увеличивая объемы этого экспорта. Цифры свидетельствуют о стагнации реальных доходов населения и «сжатии» потребления. Так, реальные располагаемые доходы населения в январе 2011 г. оказались на 5,5% ниже уровня января 2010 г. Важнейшей составляющей экономического развития являются инвестиции в основной капитал промышленности. Инвестиции здесь важны как внутренние, когда страна вкладывает в свое развитие собственные средства, так и, конечно, иностранные. При этом инвестиции первого рода являются наиболее значимыми, так как вкладывая в свое развитие больше средств, страна обеспечивает сама свое процветание в будущем. Помня истину, что все познается в сравнении, отметим, что за период 1999-2009 гг. Китай инвестировал в основной капитал в 8,8 раз больше средств, чем Россия. Комментируя данный показатель, специалисты констатируют, что «мы отстаем от Китая "навсегда"» [10]. Если говорить об иностранных инвестициях, то в РФ, по версии Росстата, в 2010 г. они упали на 15%, сократившись до 13,8 млрд дол. Эта годовая цифра соизмерима с чистым оттоком капитала из России в январе 2011 г., поскольку он также оценивается в 13 млрд дол. Если же брать средний показатель, то ежемесячно из нашей страны вывозится около 10 млрд дол.

Итак, экономическая ситуация в России первого десятилетия XXI века выглядит достаточно напряженно. Производим товаров и услуг на душу населения мало. Зарабатываем в основном на экспорте сырья. Полученные средства не вкладываем в развитие собственной промышленности, а отправляем за пределы страны.

Как оценить сложившуюся экономическую модель России в сравнении с зарубежными аналогами?

В Мониторинге экономического развития России за период с 1991 по 2010 г., подготовленном большой группой ведущих российских экономистов, в том числе членом-корреспондентом РАН, д.э.н., профессором В.А. Цветковым, заместителем академика-секретаря ООН РАН, д.э.н., профессором Л.А. Апоговым [9], комментируется, что «в результате реконструкции командно-административной экономики, на ее месте возникла особая модель, которая до сих пор совмещает в себе черты капиталистической и социалистической систем».

Экономисты выделили и основные характеристики данной модели: «высокая концентрация собственности в руках частных финансово-промышленных групп и стремление крупных корпоративных объединений оказывать влияние на органы государственной власти в процессе принятия важных экономических решений» [9]. Можно ли сказать, что данную модель мы выстраивали целенаправленно? Думаю, что нет. В официальных документах, нормативно-правовых актах подобных задач никто не ставил. Если обратиться к зарубежному экономическому опыту, то при всем разнообразии подходов модели, подобной отечественной, нет нигде.

Так, например, экономика Австралии считается «инновационно-ориентированной». Здесь стабильный экономический рост на протяжении последнего десятилетия сочетается с низкой инфляцией, увеличением эффективности производства и производительности труда. Австралия входит в группу стран с высоким уровнем жизни и социальной защищенности. В стране с развитыми отраслями считаются машиностроение, химическая промышленность, металлургия, пищевая промышленность. По рейтингу ООН «Где лучше жить» Австралия занимает четвертое место в мире [5].

Экономика Германии считается социально-рыночной, поскольку в ней сочетаются социальный баланс и рыночная свобода. Данная экономическая модель предполагает в значительной мере свободные действия рыночных сил, основной упор делается на социальное обеспечение. Авторами подобной экономической модели были вполне конкретные люди: Людвиг Эрхард и Альфред Мюллер-Армак. Данная модель представляет собой компромисс между экономическим ростом и равномерным распределением богатства. В центр государственной системы поставлена предпринимательская деятельность, позволяющая равномерно распределять социальные блага в обществе. Высокий уровень социальных гарантий обеспечивается тем, что 40% чистой прибыли немецких компаний идет на оплату труда и на отчисления в социальные фонды. Для экономики Германии характерна высокая степень индустриализации. Здесь очень большую долю в производстве ВВП составляет промышленность [13].

Экономической модели Великобритании присуще «гибкое государственное регулирование», которое позволяет обеспечивать общую стабилизацию национальных макроэкономических показателей, низкий уровень инфляции и безработицы. Именно правильная государственная экономическая политика, по свидетельству экспертов, помогает британской экономике справляться с большинством негативных явлений. Основными статьями экспорта Великобритании являются машиностроение, транспорт, промышленные товары и химикаты. Промышленность является одной из ведущих по значимости отраслей британского хозяйства, составляя 18,6% от ВВП [12].

Экономика США считается «диверсифицированной». Среди развитых стран мира США практически не имеют конкурентов по своему индустриальному развитию. Таким образом, США в настоящее время являются наиболее постиндустриальным государством. Среди отраслей материальной сферы в США важнейшей является промышленность, которая обеспечивает высокий уровень технического развития других сфер хозяйства. Отличительной чертой экономики этой страны является ориентация на передовую технику. Она лидирует в области внедрения результатов технической науки в производство и в экспорте лицензий на новейшие разработки. Частная собственность не препятствует ощутимой роли государства в экономике США. В 2004 году доля государственного сектора экономики от национального дохода составила 47%. Финансово-экономический кризис и политика количественного смягчения, по предварительным прогнозам, увеличит долю государственного сектора экономики до 50% [14]. Кстати, экономическое развитие США никогда не лишалось определенного руководства. Основы такой практики были заложены одним из «отцов-основателей» страны и ее первым министром финансов Александром Гамильтоном, выдвинувшим стратегию экономического развития США.

Итак, зарубежный опыт успешного экономического развития свидетельствует, во-первых, о том, что рыночная экономика не исключает, а, наоборот, требует гибкого государственного регулирования. Во-вторых, для успеха нужна цель, определенная стратегия экономического развития. Она может быть закреплена нормативно и обеспечиваться системой государственного принуждения. В-третьих, основой экономического развития должна быть промышленность, на успешное развитие которой должны быть отпущены значительные денежные средства. В-четвертых, государство не может устраняться от участия в предпринимательской деятельности. Доля государственного сектора не может быть неоправданно занижена. В-пятых, для обеспечения социальной составляющей гражданского общества необходимо государственное влияние на частные компании, в том числе влияние на размер их отчислений в социальные фонды, но никак не наоборот.

Некоторые итоги или можно ли винить отечественное гражданское право в нуждах экономики?

Наши рассуждения о предмете гражданско-правового регулирования с точки зрения показателей качества или эффективности воздействия могут быть сведены в ряд важных выводов.

  1. Гражданское право является правом имущественным по своей сути, так как имущественные отношения составляют его фундамент, выступают основополагающими. Экономическая модель гражданского права является предпочтительной, поскольку обнажает его специфику.

  2. Относясь к ветви частного права, гражданское право не может быть уделом индивидуальных воль, правом произвола. В имущественных отношениях, помимо сугубо частного (партикулярного), есть многое общественно значимое, так сказать, необходимое для эффективного развития. Необходимости существуют общественные, государственные, природные, финансовые и т.п. Этот комплекс, служащий общей пользе, должен быть понят правовой наукой, и с учетом такого понимания должно строиться гражданско-правовое регулирование.

  3. Имущественные отношения являются волевыми. При этом индивидуальная воля проявляется в отдельном, конкретном, экономическом отношении. При этом в целостной совокупности имущественных отношений, называемых отношениями производственными, должна проявляться общая воля, получающая свое выражение в правовом регулировании. Для эффективного гражданско-правового регулирования имущественных отношений необходимо последовательное, научно обоснованное формирование общей воли.

  4. Гражданско-правовое регулирование имущественных отношений может быть хорошим, т.е. эффективным и, наоборот, плохим, не создающим стимулов к развитию. При этом влияние гражданско-правового механизма на имущественные отношения является всеохватывающим, так как обнимает и производство, и распределение, и обмен, и потребление. Хорошее гражданское право должно строиться на добротной экономической теории с понятными целями и задачами экономического развития.

С учетом сформулированных выводов можно констатировать, что в неудачах российской экономики повинно в значительной мере отечественное гражданское право, позволившее доминантой гражданско-правового регулирования сделать индивидуальную волю и свободу частного усмотрения.

В общем массиве гражданского законодательства были упущены «необходимости», подлежащие познанию отечественной экономической и цивилистической науками. Не были сформулированы стратегическая цель развития имущественных отношений в стране, а также конкретные экономические задачи, направленные на ее достижение. Соответственно, не был разработан научно обоснованный механизм проведения целей и задач в жизнь. Государство самоустранилось от гибкого регулирования имущественных отношений, от активного участия в предпринимательской деятельности. В результате ослабления государства влияние на принятие значимых экономических решений стали оказывать коммерческие структуры, преследующие сугубо партикулярные интересы.

Об отправной точке гражданско-правового регулирования имущественных отношений

Вспоминается загадка из детства: что идет всегда впереди человека? Не все сразу верно ее отгадывали. Но правильным ответом была мысль. Человек – существо мыслящее и целеустремленное. Не может быть без цели и гражданско-правовое регулирование. Постановка цели как раз и служит отправной точкой построения механизма гражданско-правового регулирования. В действующем ГК России не сформулирована цель развития имущественных отношений в нашей стране. В этом нам надо учиться. А учителями в данном вопросе могут быть как государства большие и успешные, например Япония, так и маленькие, но удачно преодолевающие трудности, например княжество Андорра. Итак, обратимся к ст. 1 ГК Японии. Это страна, сумевшая стать великой экономической державой, занимающей третье место по номинальному ВВП, создавшая очень высокий уровень жизни для своих граждан. Начинается эта статья, а следовательно, и весь текст кодифицированного гражданского закона Японии правилом, что все частные права должны следовать общественному благосостоянию. Иначе говоря, целью частноправового регулирования в этой стране провозглашено общее благо, а значит, поступательное развитие общества и его экономический прогресс. Как видим, отнюдь не индивидуальное и партикулярное ставится во главу угла и превращается в цель развития имущественных отношений. Наоборот, на передний план выдвигается общее, общественно значимое, позволяющее судить о развитии экономики государства как целого.

В княжестве Андорра, карликовом, однако процветающем благодаря туризму государстве Европы, цель развития экономических отношений сформулирована на уровне Конституции страны. Статья 32 Основного закона княжества Андорра цель экономического развития устанавливает как достижение общего благосостояния, которое обеспечивается государством в рамках рыночной экономики благодаря сбалансированному развитию общества и предоставленной ему (государству) возможности вмешиваться в организацию экономической, коммерческой, финансовой, трудовой жизни страны.

О достижении высших общественных интересов как цели экономического развития гласит ст. 11 Конституции Республики Албания. Сегодня одна из беднейших стран Европы, Албания, тем не менее, в лице законодателя не только провозглашает свободу хозяйственной деятельности в условиях рыночной экономике, но и мечтает о высоком уровне развития, закрепляя приоритет общего над частным в экономическом развитии. Задачам ГК посвящена особая статья кодифицированного закона Социалистической Республики Вьетнам. Главным в развитии имущественных отношений этого государства Юго-Восточной Азии, пережившего войны и политические потрясения, является удовлетворение потребностей людей. При этом гражданское законодательство закрепляет, что индивидуальное всегда должно включаться в общее дело, содействовать общему социально-экономическому развитию страны.

Какие разные страны, но их объединяет общее стремление к поступательному экономическому развитию, которое не может быть основано исключительно на индивидуализации и свободе усмотрения. Думается, что ГК России также должен начинаться с постановки главной задачи экономического развития. Главным для нас должна быть общая польза, заключающаяся в поступательном социально-экономическом развитии страны, позволяющем обеспечивать растущие потребности ее граждан. По большому счету гражданское право – это и есть право потребностей, потребностей удовлетворенных, и, главное, удовлетворенных потребностей большинства.

 

Библиографический список

  1. Братусь С.Н. Курс советского гражданского права. М., 1963. 196 с.

  2. Васьковский Е.В. Учебник гражданского права. Вып. 1: Введение и общая часть. 380 с. СПб., 1894.

  3. Естественный аналитический обзор НРА. Вып. 15: Февраль 2011 / Нац. рейтинговое агентство [Электронный ресурс]. URL: http://www.ra-national.ru (дата обращения: 06.12.2011).

  4. Кавелин К.Д. Собрание сочинений. СПб., 1900. Т. 4: Этнография и правоведение. 1350 с.

  5. Краткий экономический обзор по Австралии [Электронный ресурс]. URL: http://www.aus-2004.ex.ru/review.html (дата обращения: 04.12.2011).

  6. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения: в 39 т. 2-е изд. М., 1955. Т. 3: Немецкая идеология. 630 с.

  7. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения: в 39 т. 2-е изд. М., 1961. Т. 21: Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии. 746 с.

  8. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения: в 39 т. 2-е изд. М., 1960. Т. 23: Капитал. 908 с.

  9. Мониторинг экономического развития России в период с 1991 по 2010 г.: опыт циклического анализа макроэкономической динамики [Электронный ресурс]. URL: http://www.cemi.rssi.ru/mei/articles/brics-2011-ch3.pdf (дата обращения: 05.12.2011).

  10. Российские реформы в цифрах и фактах [Электронный ресурс]. URL: http://kaivg.narod.ru (дата обращения: 06.12.2011).

  11. Тархов А.В. О понятии имущественных отношений // Правоведение. 1962. №3. С. 26-35.

  12. Экономика Великобритании [Электронный ресурс]. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/Экономика_Великобритании (дата обращения: 06.12.2011).

  13. Экономика Германии [Электронный ресурс]. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/Экономика_Германии (дата обращения: 06.12.2011).

  14. Экономика США [Электронный ресурс]. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/Экономика_США (дата обращения: 06.12.2011).

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.