УДК 347.1

ПОНЯТИЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО ИНСТИТУТА КАК СТРУКТУРНОГО ЭЛЕМЕНТА СИСТЕМЫ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

В.В. Васильев

Кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права
Тверской государственный университет
170100, г. Тверь, ул. Желябова, 33
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Статья посвящена рассмотрению вопросов, связанных с определением понятия «институт гражданского права». Автор выявляет свойства института гражданского права, отражающие его сущность: 1) обязательность существования в системе; 2) функциональная направленность норм как институтообразующий фактор; 3) общность и совокупность отраслевых норм, образующих институт; 4) самостоятельность и автономность института; 5) обеспечение с помощью института полного и завершенного правового регулирования.


Ключевые слова: институт гражданского права; свойства института; совокупность норм; автономность; самостоятельность; система гражданского права

В гражданско-правовых исследованиях термин «институт» используется достаточно широко. В качестве института рассматриваются как отдельные гражданско-правовые явления и совокупность норм, регулирующих определенное общественное отношение, так и отдельные виды договорных и внедоговорных обязательств. По мнению О.С. Иоффе, «все в области права можно назвать институтом, начиная от самого права и кончая его единичными нормами» [3, с. 51]. Отождествление нормы права и правового института, по нашему мнению, вызывает сомнения в обоснованности предложенной позиции. Правовой институт и норма – это структурные элементы системы права, при этом правовой институт сформирован из норм права. В связи с этим с точки зрения методологического подхода отождествление понятий «норма» и «институт» является ошибочным, поскольку, формируя институт, сами нормы не могут являться институтами. Необоснованным представляется и расширение границ понятия гражданско-правового институт, поскольку этот термин может означать лишь правовое явление, которое является структурным элементом системы гражданского права. Злоупотребление в понимании сущности правового института, возможность его широкого применения к любому правовому явлению без должного и содержательного конкретного наполнения являются неверными, поскольку это затрудняет понимание сущности гражданско-правового института как структурного элемента системы гражданского права.

Однако приведенные доводы являются лишь отправной точкой для решения поставленной задачи, поскольку научно обоснованное разграничение гражданско-правового института и гражданско-правового явления должно быть основано на выработке понятия «гражданско-правовой институт», которое призвано отразить сущностные свойства института как структурного элемента системы гражданского права.

Теоретические представления о понятии гражданско-правового института не нашли достаточной разработанности в цивилистической литературе, несмотря на значимость этого структурного элемента для единства гражданского права. Предложенное теоретической наукой определение понятия «правовой институт» как совокупности однопорядковых норм, регулирующих определенный вид общественных отношений [4, с. 430], в целом не противоречит сущности гражданского права. Однако с учетом отраслевых особенностей должно быть подвергнуто некоторым уточнениям, которые, на наш взгляд, носят существенный характер и должны найти отражение в понятии «гражданско-правовой институт». Для решения этой задачи необходимо выявить сущностные свойства гражданско-правового института как структурного элемента системы гражданского права.

Во-первых, гражданско-правовой институт – это общность и совокупность гражданско-правовых норм, которые образуют гражданско-правовой институт. Категория «общность» с этимологической точки зрения толкуется как единство и неразрывность [6, с. 733], наличие неразрывных связей [5, с. 401]. Из этого следует, что общность гражданско-правовых норм, формирующих институт гражданского права – это объективная целостность, основанная на единстве и неразрывности гражданско-правовых норм в отраслевом институте гражданского права, обусловленная наличием неразрывных связей между ними. По мнению В.М. Шерстюка, эти связи «не временные, не случайные, а устойчивые, объективные, закономерные, которые ведут к возникновению качественно новой правовой целостности – института отрасли права» [7, с. 61]. С такой позицией следует согласиться, поскольку предложенная ценная и емкая характеристика связей между нормами права наиболее полно отражает сущность института. Связь гражданско-правовых норм внутри института обеспечивается общностью общественных отношений, на регулирование которых направлены институциональные гражданско-правовые нормы. Такие тесные связи между нормами гражданского права внутри каждого гражданско-правового института обеспечивают невозможность вычленения какой-либо гражданско-правовой нормы из внутреннего структурного строения гражданско-правового института без качественного ущерба сущности гражданско-правового института. Изъятие нормы из институциональной общности может привести к утрате целостного правового регулирования общественных отношений, осуществляемого нормами права в рамках определенного гражданского правового института.

Помимо общности, нормы гражданского права, объединенные в гражданско-правовой институт, характеризуются как объективная совокупность. Такая совокупность не может образовываться одной, несколькими и даже значительной частью гражданско-правовых норм. Использование такой лингвистической конструкции, как «совокупность норм», является верной, поскольку свидетельствует об определенном сочетании и соединении гражданско-правовых норм в рамках гражданско-правового института. Количественное значение гражданско-правовых норм еще не свидетельствует об их совокупности, поскольку для ее создания необходимыми являются определенные факторы, способствующие их объединению в рамках одного целого – гражданско-правового института. Это еще раз доказывает, что, какое бы количество гражданско-правовых норм не было предметом рассмотрения, такую группу можно рассматривать исключительно в качестве группы гражданско-правовых норм, но не их совокупностью. Из этого следует, что эти нормы не могут образовывать гражданско-правовой институт в силу своей разрозненности. Для формирования определенного гражданско-правового института необходимы не «случайные» и разрозненные нормы, объединенные количественным показателем, а определенная совокупность норм, обобщенная определенным фактором или совокупностью таких факторов. В результате воздействия такого фактора гражданско-правовые нормы структурируются в гражданско-правовые институты в зависимости от степени общности, которая обеспечивается их однородностью.

Во-вторых, отличительной особенностью гражданско-правового института является институтообразующий фактор, позволяющий объединить гражданско-правовые нормы в структуре института гражданского права. Вопрос институтооборазования и факторов, обусловливающих этот процесс, является одним из наиболее важных для теоретической разработки проблем, связанных с гражданско-правовым институтом. Научные воззрения на решение этого вопроса не отличаются единством, как в теории права, так и в цивилистической научной литературе. Так, по мнению М.И. Байтина, общность правовых норм внутри института обеспечивается единством предмета правового регулирования, т.е. существованием «соответствующей разновидности общественных отношений» [1, с. 288], объективно нуждающихся в правовом регулировании определенной совокупностью норм права. О.С. Иоффе полагает, что таким фактором являются особые формы общеотраслевого метода правового регулирования, характерные для каждого института [3, с. 54]. По мнению Ж.-Л. Бержель, совокупность правил, образующих правовой институт, организованы вокруг одной главной идеи и общей духовной основы [2, с. 313–314].

Проблема поиска институтообразующего фактора, по нашему мнению, требует новых подходов к ее разрешению, в основе которых должен быть анализ сущностного значения отраслевых системообразующих факторов для институциональной дифференциации гражданско-правовых норм. Предмет правового регулирования имеет важное значение, но признать его решающим фактором в построении институтов гражданского права являлось бы не верным. Разнообразие общественных отношений, регулируемых гражданском правом, не позволяет признать предмет гражданского права единственным и решающим институтообразующим фактором. Ошибочным было бы признать существование конструкции – одно общественное отношение – это один институт, поскольку рамки общественного отношения подвижны и изменчивы.

Неверно было бы утверждать и о решающем значении метода в построении институтов гражданского права, поскольку метод гражданско-правового регулирования является достоянием отрасли гражданского права, а не его отдельных институтов. Некоторая специфичность выражения свойств метода гражданско-правового регулирования в различных институтах гражданского права не может доказывать существование своего особого метода правового регулирования для каждого института. Так, например, в институте закупок для государственных и муниципальных нужд диспозитивность правового регулирования проявляется с учетом наличия императивных норм, касающихся процедуры заключения договора и его исполнения. Однако это обстоятельство не свидетельствует о наличие самостоятельного метода правового регулирования этого института, а только позволяет говорить о некоторых элементах императивности, допускаемых исключительно для защиты публичных интересов. Таким образом, метод гражданско-правового регулирования не может являться исключительно институциональной правовой категорией, поскольку имеет сущностное значение для всех институтов гражданского права и по своему содержанию является фундаментальным отраслевым системооборазующим фактором гражданского права.

В силу своего общеотраслевого характера не могут быть признаны в качестве институтообразующих принципы гражданско-правового регулирования, поскольку принципы гражданского права – это отраслевой системообразующий фактор.

Вывод в данном случае очевиден – ни один из рассмотренных выше факторов не способствует решению этой задачи. Однако отрицать их ценность было бы неверно, поскольку их сущностное содержание позволяет говорить об их значимости для гражданского права. Особое значение для гражданско-правовых институтов имеет функции правового института. Именно функция гражданского правового института – это главный фактор, способствующий объединению гражданско-правовых норм в правовой институт, обеспечивая тем самым завершенное правовое регулирование.

В-третьих, правовой институт является обязательным структурным элементом системы гражданского права. Это означает, что гражданско-правовой институт – это не просто научная конструкция, существование которой имеет ценность исключительно в качестве теоретической правовой категории, а представляет собой структурный элемент, являющийся связующим звеном между гражданско-правовой теорией и практикой. Возможность использования категории «гражданско-правовой институт» в практических целях объективно подтверждается содержанием гражданско-правовых актов, главным образом ГК РФ, в которых гражданско-правовые нормы не существуют изолированно вне гражданско-правовых институтов, проявляя диалектическую взаимосвязь гражданско-правовой нормы и института гражданского права как части и целого, обеспечивая тем самым единство гражданско-правового института. Ценность гражданско-правового института и объективная необходимость его существования обусловлена и тем обстоятельством, что обособленная гражданско-правовая норма не способна обеспечить эффективное правовое регулирование. Воздействие обособленной нормы на общественные отношения не будет всесторонним и полным, в силу разнообразия жизненных ситуаций. Восполнение неполноты правового регулирования, осуществляемого отдельно взятой гражданско-правовой нормой, возможно только путем ее сочетания и взаимодействия с другими гражданско-правовыми нормами, направленными на регулирование общественных отношений этого же вида. Объективная необходимость объединения разрозненных гражданско-правовых норм в определенную совокупность предопределяет и значимость гражданско-правового института для системы гражданского права.

В-четвертых, к числу свойств, отражающих сущность гражданско-правового института, необходимо отнести его относительную самостоятельность и автономность функционирования. Автономность гражданско-правового института свидетельствует о наличие у него собственных имманентных закономерностей существования и развития, а также его независимость от правовых норм, не входящих в систему гражданского права. Имманентность для гражданско-правового института означает наличие собственных свойств, которые являются отражением характерных свойств предмета, метода, функций и принципов гражданско-правового регулирования. Именно такая имманентная сущность доказывает особый характер гражданско-правового института в системе права, свидетельствует о его качественной ценности для отраслевой структуры. Использование такой категории, как «независимость», при описании свойств гражданско-правового института основано на том, что гражданско-правовой институт как структурный элемент системы гражданского права не находится по отношению к другим элементам в подчиненном состоянии. Структурные элементы системы гражданского права находятся во взаимосвязи и взаимопроникновении между собой, но это не подрывает тезиса о независимости гражданско-правового института. Взаимосвязь и взаимозависимость между структурными элементами системы гражданского права – это отражение объективной картины реальных общественных отношений и их правового регулирования. Их наличие не подрывает автономности функционирования гражданско-правового института, а, напротив, способствуют достижению главной цели – созданию правового фундамента для регулирования общественных отношений, входящих в предмет гражданского права отраслевыми нормами права. Независимость и самостоятельность – это не тожественные характеристики гражданско-правового института. Если независимость института означает отсутствие подчинения по отношению к другим структурным элементам, входящим в систему гражданского права или в системы иных отраслей права, то самостоятельность означает свободу от влияния структурных образований иных отраслей права. При этом имеется в виду не любое влияние, которое так или иначе оказывается и имеет место в реальной жизни, а лишь такое, которое способно привести к негативным последствиям, выраженным в изменении сущности гражданского права.

В-пятых, одной из основных особенностей гражданско-правового института заключается в обеспечении наиболее полного и завершенного гражданско-правового регулирования определенной группы общественных отношений, которые характеризуются общим видом и родом. Завершенность гражданско-правового регулирования означает, что гражданско-правовые нормы, формирующие соответствующий институт, имеющие целью регулирование определенной совокупности общественных отношений в процессе такого регулирования охватывают все возможные ситуации. Так, например, при рассмотрении любого института обязательственного права необходимым условием его функционирования является завершенность правового регулирования всех этапов возникновения, развития и прекращения обязательства: от заключения договора в надлежащей форме, соблюдение требований к существенным условиям, основания изменения и расторжения договора. Завершенность гражданско-правового регулирования является важнейшей предпосылкой обеспечивающей ценность гражданско-правового института.

Приведенные особенности гражданско-правового института должны найти отражение в определении этой правовой категории. Таким образом, гражданско-правовой институт – это обязательный структурный элемент системы гражданского права, объединяющий в своей целостной общности совокупность правовых норм, объединенных функциональной направленностью института и обеспечивающих наиболее полное и завершенное гражданско-правовое регулирование.

 

Библиографический список

  1. Байтин М.И. Сущность права (современное нормативное правопонимание на грани двух веков). М.: ООО ИД «Право и государство», 2005. 544 с.

  2. Бержель Ж.-Л. Общая теория права / под общ. ред. В.И. Даниленко; пер. с фр. М.: Изд. дом NOTA BENE, 2000. 576 с.

  3. Иоффе О.С. Структурные подразделения системы права (на материалах гражданского права) // Учен. зап. ВНИИСЗ. 1968. Вып. 14. С. 45–60.

  4. Нерсесянц В.С. Общая теория права и государства: учебник для вузов. М.: Норма, 2004. 312 с.

  5. Ожегов С.И. Словарь русского языка / под ред. Н.Ю. Шведовой. М.: Сов. энцикл. 1973. 846 с.

  6. Толковый словарь русского языка: в 4 т. / под ред. Д.Н. Ушакова. М.: Изд-во иностр. и нац. словарей, 1938. Т. 2. 1040 с.

  7. Шерстюк В.М. Система советского гражданского процессуального права. Вопросы теории. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1989. 133 с.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.