УДК 347.9:342.56

РЕАЛИЗАЦИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРИНЦИПА ТРАНСПАРЕНТНОСТИ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ НА СТАДИЯХ ГРАЖДАНСКОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА, НЕ ОТНОСЯЩИХСЯ К СУДЕБНОМУ РАЗБИРАТЕЛЬСТВУ

К.К. Магомедова

Аспирантка кафедры гражданского процесса
Дагестанский государственный университет
376000, г. Махачкала, ул. Гаджиева, 43а
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

В статье рассматривается конституционный принцип транспарентности судебной власти РФ, дается определение данного принципа. Выявляются особенности реализации принципа на стадиях гражданского судопроизводства, не относящихся к судебному разбирательству: стадия возбуждения гражданского дела в суде и стадия подготовки гражданского дела к судебному разбирательству. Делается вывод о том, что данный принцип реализуется на стадиях предшествующих судебному разбирательству, но с ограничениями, которые сводятся к открытости и доступности решений суда и протоколов предварительных судебных заседаний.


Ключевые слова: стадии гражданского судопроизводства; принцип транспарентности

Под влиянием современных идей формирования конституционного правового государства в РФ стал формироваться целый ряд новых принципов, регулирующих не только порядок деятельности и организации власти, в том числе судебной, но и ее взаимодействие, взаимоотношение с другими ветвями власти, организациями и непосредственно с личностью.

аким новым принципом можно назвать конституционный принцип транспарентности судебной власти. Конституционный принцип транспарентности судебной власти – это принцип, складывающийся из взаимосвязанных положений ст. 1 (ч. 1), ст. 3 (ч. 1 и ч. 2), ст. 24 (ч. 2), ст. 29, ст. 123 (ч. 1) Конституции РФ и дополненный нормами других законов, лежащий в основе организации и деятельности всей судебной власти, который обеспечивает возможность гражданам, объединениям, государственным и муниципальным органам беспрепятственно получать полную, достоверную и объективную информацию о деятельности судебной власти (о режиме работы судебных учреждений, о порядке назначение на должность судей, прекращение их полномочий, судебных разбирательствах и их результатах и иную интересующую информацию) при соблюдении ограничений, установленных федеральным законом. Конституционный принцип транспарентности судебной власти РФ распространяет свое действие на все аспекты ее деятельности и организации. И, безусловно, он является одним из важнейших принципов российского судопроизводства. Довольно часто конституционный принцип, закрепленный в части 1 статьи 123, становится предметом исследования. В науке конституционного права содержание такого начала преимущественно сводят только к открытости стадии судебного разбирательства [3, с. 478–479]. Такая трактовка принципа, по мнению ученых, вытекает из Конституции РФ. Согласно ч. 1 ст. 123 Конституции РФ разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом. Все процессуальные кодексы повторяют конституционную формулировку, но только применительно к конкретному судопроизводству (ст. 10 ГПК РФ и ст. 241 УПК РФ).

Что же понимается под термином «судебное разбирательство»? Как следует из процессуального законодательства и теории процессуального права, судебное разбирательство – это часть судопроизводства, одна из ее стадий. В процессуальной литературе понятию «судебное разбирательство» даются следующие определения. Так, М.К. Треушников указывает, что судебное разбирательство предназначено для рассмотрения и разрешения дела по существу [2, с. 334–335]. Другие считают, что судебное разбирательство – рассмотрение и разрешение дела судом первой инстанции [1, с. 232].

Легальная дефиниция понятия «судебное разбирательство» закреплена только в Уголовно-процессуальном кодексе РФ, в п. 51 ст. 5 «Основные понятия»: «судебное разбирательство – судебное заседание судов первой, второй, кассационной и надзорной инстанции». В Гражданском процессуальном кодексе РФ понятие «судебное разбирательство» не определено так, как это сделано в УПК РФ, и этот термин используют только применительно к производству в первой инстанции. Глава 15 ГПК РФ «Судебное разбирательство» находится в разделе II «Производство в суде первой инстанции». В статье 155 ГПК РФ, закрепляется, что разбирательство гражданского дела происходит в судебном заседании. Как следует из абз. 2 ч. 1 ст. 327 ГПК РФ рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции проходит в судебном заседании. А из статей ГПК РФ, посвященных производству в суде кассационной и надзорной инстанции, также следует, что рассмотрение дела судом осуществляется в судебном заседании (ч. 1 ст. 386, и ч. 4 ст. 391 ГПК РФ). И если основываться на анализе норм ГПК РФ и системной связи процессуальных кодексов, то можно считать, что судебное разбирательство и в гражданском процессе – рассмотрение дела в судебном заседании первой, второй, кассационной и надзорной инстанции.

Далее в ч. 1. ст. 123 Конституции РФ говорится, что разбирательство дел происходит открыто «во всех судах». Как верно заметил И.Л. Петрухин, под всеми судами, упоминаемыми в конституционной норме, надо понимать не только сами по себе судебные учреждения (народные, областные, Верховные суды), но и судебные инстанции (суды первой, кассационной и надзорной инстанции) [4, с. 181].

Таким образом, конституционный принцип открытости, закрепленный в ч. 1 ст. 123 распространяет свое действие только на судебное разбирательство дела в суде первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций, а вся деятельность суда, не связанная с судебным разбирательством, объектом регулирования ч. 1 ст. 123 Конституции РФ не является.

Несомненно, судебное разбирательство – это наиболее зримое событие процесса, самая впечатляющая демонстрация отношения к закону, правам и свободам человека и гражданина [7, с. 158]. Но нельзя забывать, что судебное разбирательство является составной частью судопроизводства, а судопроизводство не ограничивается только судебным разбирательством. Гражданский процесс в той или иной форме регулирует деятельность суда, предшествующую судебному разбирательству. Предварительная работа по ознакомлению с позицией сторон, проведению подготовительного заседания не менее важна, чем разбирательство, осуществляемое в судебном заседании.

Конституционный принцип открытости судебного разбирательства, закрепленный в ч. 1 ст. 123 Конституции РФ, и, соответственно, процессуальный принцип гласности реализуются при разбирательстве дела в суде первой, второй, кассационной и надзорной инстанций. Конституционный принцип транспарентности судебной власти, складывающийся из совокупности норм Конституции РФ (ст. 1 (ч. 1), ст. 3 (ч. 1и ч. 2), ст. 24 (ч. 2), ст. 29, ст. 32 (ч. 1)), ст. 123 (ч. 1), распространяет свое действие на все стадии судопроизводства. Однако механизм его реализации на каждой из стадий гражданского судопроизводства неодинаков, имеются особенности, определяемые конкретной стадией судопроизводства. >

Конституционный принцип транспарентности судебной власти на стадиях, предшествующих судебному разбирательству дела реализуется следующим образом. Первая стадия гражданского судопроизводства – возбуждение гражданского дела в суде, начинающаяся с момента предъявления иска. По результатам рассмотрения искового заявления судья принимает одно из следующих решений: либо принимает исковое заявление, либо отказывает в принятии искового заявления, возвращает или оставляет исковое заявление без движения. Все эти действия судьи оформляются в виде определения (ст. 133, 134, 135, 136 ГПК РФ). Эти процессуальные действия судьей совершаются единолично, в отсутствии публики. Однако все результаты деятельность судьи фиксируются в соответствующих документах (определение, постановление и т.д.). Именно эти документы на этой стадии должны быть доступны. Таким образом, конституционный принцип транспарентности судебной власти распространяется и на стадию возбуждения гражданского дела в суде, но действует весьма ограниченно, касаясь только документов, принимаемых на этой стадии.

Подготовка дел к судебному разбирательству является той стадией процесса, в которой закладывается основа правильного разрешения дела любого вида судопроизводства. В ходе данной стадии судья разрешает и совершает массу различных действий, которые имеют различные последствия развития конкретного юридического дела. Особое значение в стадии подготовки дела к судебному разбирательству имеет такой процессуальный институт, как предварительное судебное заседание.

В отличие от уголовного судопроизводства, в гражданском – конкретного указания на открытый или закрытый характер предварительного судебного заседания нет. Но как следует из ч. 2 ст. 152 ГПК РФ о предварительном судебном заседании извещаются только стороны.

На практике предварительное судебное заседание проводится за закрытыми дверями. И так же как и в уголовном процессе, в гражданском процессе в ходе предварительного судебного заседания проводятся многие процессуальные действия: заявляются ходатайства, определяется достаточность доказательств и т.д. (ч. 1 и ч. 2 ст.  152 ГПК РФ). Кроме того, совершаются действия, отвечающие за движение гражданского дела, т.е. могут быть приняты решения о прекращении, приостановлении производства или об оставлении заявления без рассмотрения (ч. 4 ст. 152 ГПК РФ). Следовательно, конкретное дело может остаться неизвестным обществу.

Практика зарубежных стран также свидетельствует о том, что во многих странах предварительные судебные заседания проводятся в закрытом режиме [6, с. 201].

Может это оправдано с точки зрения целей правосудия?

Действительно, в присутствии публики предварительное судебное заседание неизбежно превращалось бы в репетицию судебного разбирательства и во многом предопределяло бы его исход. Судьи, прокурор, стороны, участвующие в таком заседании, в присутствии публики могли бы проявлять излишнюю сдержанность в своих суждениях о деле. В особенности о доказательствах, обосновывающих позицию либо из боязни преждевременно раскрыть свои аргументы, либо поскольку подобные высказывания могли бы быть расценены как проявление предубежденности. Позиция судей с учетом того, что она стала достоянием публики, могла бы связать их внутреннее убеждение при рассмотрении дела по существу. Все это не служило бы целям правосудия.

В гражданском судопроизводстве в стадии подготовки дела реализуется такая общая задача, как примирение сторон (абз. 6 ст. 148 ГПК РФ). Поскольку предварительное судебное заседание является элементом, частью стадии подготовки дела, то, по утверждению Д.Г. Фильченко, цели и задачи предварительного судебного заседания должны определяться исходя из целей и задач данной стадии в целом [8, с. 19–20]. Иначе говоря, в предварительном судебном заседании возможно примирение сторон; в свою очередь, это заседание является наиболее благоприятным для реализации этой задачи. А, по мнению Е.И. Носыревой, одним из привлекательных условий примирения сторон является конфиденциальность. Один из аспектов конфиденциальности заключается в том, что заседание по примирению сторон должны носить закрытый характер [5, с. 135].

Предварительное судебное заседание является вспомогательной деятельностью, необходимое для того, чтобы выяснить готовность дела к рассмотрению и необходимость такого рассмотрения. В ходе него ведется протокол (ч. 7 ст. 152), а действия судьи (приостановление, прекращение дела, оставление заявления без рассмотрения) оформляются в форме определения, постановления. Эти документы суда в определенное время и станут, известны общественности.

Таким образом, можно сделать вывод: конституционный принцип транспарентности судебной власти реализуется на стадиях предшествующих судебному разбирательству, но с ограничениями, которые сводятся к открытости и доступности решений суда и протоколов предварительных судебных заседаний. Такой вывод основывается прежде всего на том, что основная нагрузка по подготовке дела на стадиях, предшествующих судебному разбирательству, ложится на стороны и государственное обвинение. Суд только оказывает помощь в подготовке материалов дела к рассмотрению. Информацию, отражающую деятельность таких участников процесса, нельзя относить к судебной. Эти сведения могут стать известны только в судебном разбирательстве. А вот все действие судьи на этих стадиях (принятие искового заявления, апелляционной, кассационной, надзорной жалобы, отказ в их принятии, возвращение и.т.д.), оформленные соответствующим образом, должны быть известны обществу.

 

Библиографический список

  1. Викут М.А., Зайцев И.М. Гражданский процесс России. М.: Юристъ, 1999. 384 с.

  2. Гражданский процесс: учебник / под ред. М.К. Треушникова. М.: ООО «Городец-издат», 2002. 720с.

  3. Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России: учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юрист, 2000. 520 с.

  4. Конституционные основы правосудия в СССР / под ред. В.М. Савицкого. М.: Наука, 1981. 360 с.

  5. Носырева Е.И. Значение и конституционно – нормативное содержание принципа гласности в гражданском и арбитражном судопроизводстве // Юрид. зап. Вып. 19: Современные принципы гражд. права, гражд. процессуального и арбитр. процессуального права / под ред. Е.И. Носыревой, Т.Н. Сафроновой. Воронеж, 2005. 230 c.

  6. Симонов А.К. Законы и практика СМИ в одиннадцати демократиях мира (сравнительный анализ). Европа, Америка, Австралия. М.: Права человека, 2000. 230 с.

  7. Стецовский Ю.И. Судебная власть: учеб. пособие. М.: Дело, 1999. 400 с.

  8. Фильченко Д.Г. Современные проблемы подготовки дела к судебному разбирательству в арбитражном процессе РФ: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Воронеж, 2005. 24 с.

 

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.