УДК 347.121

ПРАВОВАЯ ПРИРОДА ПРИЗНАНИЯ ВЕЩНЫХ ПРАВ КАК СПОСОБА ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ

Д.Н. Латыпов

Аспирант кафедры гражданского права

Пермский государственный университет. 614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15

Статья посвящена анализу правовой сущности признания вещных прав с точки зрения сложившейся судебной практики и теоретических подходов к разрешению соответствующих коллизий. Рассматриваются особенности применения рассматриваемого способа защиты в отношении именно вещных прав, сформулированы условия применения признания вещных прав. По итогам исследования сформулированы предложения по закреплению в гл. 20 ГК РФ, посвященной защите вещных прав, такого способа, как признание вещного права (наряду с виндикационным и негаторным способами).

Ключевые слова: признание вещного права, способ защиты гражданских прав, условия признания вещного права, наличие в натуре объекта признания как специальное условие признания, абсолютный и внедоговорный характер

 

Защите вещных прав посвящена гл. 20 Гражданского кодекса РФ. Однако она не содержит регламентации защиты указанных прав путем их признания, что ставит под сомнение возможность применения рассматриваемого способа защиты в отношении именно вещных прав. Данные обстоятельства породили довольно активную дискуссию относительно названной проблемы.

Сущность признания вещных прав оценивается в литературе по-разному. В результате анализа ряда мнений можно констатировать, что признание вещных прав в качестве самостоятельного способа защиты законодательством не предусмотрено. Между тем требование о признании вещного права, если исходить из логики данной позиции, входит в качестве одного из притязаний в состав виндикационного или негаторного способов. Другие авторы вполне обоснованно рассматривают признание вещных прав в качестве самостоятельного способа защиты права.

К примеру, при исследовании позиции В.А. Тархова и В.А. Рыбакова применительно к рассматриваемой проблематике видно, что вещное право защищается только мерами, предусмотренными гл. 20 Гражданского кодекса РФ. При этом данные авторы называют лишь такие вещно-правовые способы, как виндикационные и негаторные, вытекающие из названных мер, мотивируя свою точку зрения следующим образом. В гл. 20 Гражданского кодекса РФ говорится не обо всех средствах защиты, а только о тех, которые применяются в пределах правового отношения вещного права и с помощью которых реализуется компенсационная функция гражданского права в области вещных правоотношений [5, с. 48].

Следует отметить, что указанной позиции придерживается довольно широкий круг отечественных цивилистов [1, с. 33–34; 4, с. 314–315].

В свою очередь А. Зевайкина утверждает, что Гражданский кодекс РФ не признает самостоятельности подобного способа, и указывает, что если лицо, требуя освободить имущество от ареста, доказывает, к примеру, свое право собственности, но не добивается его возврата, так как имущество находится во владении контрагента на законном основании, то такие требования с точки зрения их юридической природы можно квалифицировать лишь как иски о признании права собственности [3, с. 12].

Думается, необходимо отметить, что если ГК РФ прямо не закрепляет возможности применения признания вещного права для защиты права, то нельзя утверждать, что закон не признает самостоятельности рассматриваемого способа защиты гражданских прав.

Вещно-правовой характер указанного способа, думается, вполне успешно удалось доказать А.П. Сергееву, который считает, что такой способ является абсолютным, так как соответствующее требование может быть предъявлено к любому лицу и не связано с какими-либо обязательственными отношениями; оно является вещным, так как направлено на защиту индивидуально-определенного имущества [2, с. 411–414].

Иными словами, ученый фактически отметил два сущностных признака признания вещного права: абсолютный и внедоговорный характер.

Таким образом, одним из условий применения признания права как способа защиты гражданских прав в отношении признания именно вещных прав будет являться отсутствие обязательственных правоотношений между сторонами спора.

Соответственно абсолютный характер признания вещного права также подтверждается правоприменителем. В частности, в рамках рассмотрения одного дела суд установил, что такой вещно-правовой иск, как признание права собственности, может быть предъявлен любым лицом, имеющим доказательства своего права собственности на индивидуально-определенную вещь, к любому, кто, по его мнению, нарушает или может нарушить его право [9]. Таким образом, абсолютный характер признания является еще одной отличительной чертой защиты именно вещных прав.

Представляется, что необходимо согласиться с таким мнением относительно понимания признания вещного права. Тем более, что изложенная позиция подтверждается и судебной практикой.

При анализе сложившейся судебной практики можно с уверенностью утверждать, что поскольку признание права осуществляется только в судебной форме защиты, то применение признания вещного права представляет собой внедоговорное требование обладателя соответствующего вещного права о констатации перед третьими лицами факта принадлежности заинтересованному лицу вещного права на спорное имущество. Условиями реализации такого способа являются: наличие в натуре объекта, в отношении которого заявлено требование о признании права; наличие правовых оснований для признания за заинтересованным лицом вещного права на спорную вещь; отрицание или непризнание прав заинтересованного лица третьими лицами; наличие у заинтересованного лица правового интереса к спорной вещи [7].

Трудно не согласиться с указанным перечнем условий применения признания права. Думается, что применительно к рассматриваемой теме интерес должен представлять анализ такого условия, как «наличие в натуре объекта» (полагаем, что данное условие необходимо рассматривать в совокупности с условием о наличии у заинтересованного лица правового интереса к спорной вещи).

В связи с изложенным нельзя не отметить, что в правовой доктрине не наблюдается единства мнений относительно возможности признания права, в частности, на уничтоженную вещь. Некоторые авторы считают возможным признание права на вещь, которая не сохранилась в натуре, утрачена, однако обладатель права имеет определенную заинтересованность в признании на нее вещного права, которое подвергается сомнению [10, с. 217].

Все же представляется, что указанное мнение ошибочно в силу следующего. Поскольку признание вещного права является способом защиты нарушенного права на определенную вещь, то данный способ не подлежит применению, если указанная вещь погибла или уничтожена. Аналогичной позиции придерживается и Высший арбитражный суд РФ [6].

Кроме того, в случае, если на момент рассмотрения уже искового требования о признании права вещь (объект признания) отсутствует, то отсутствует и возможность восстановления нарушенного права, что противоречит ст. 4 АПК РФ, ст. 3 ГПК РФ.

Более того, применительно к праву собственности установлена специальная правовая норма – ст. 235 ГК РФ, которая прямо предусматривает, что уничтожением имущества прекращается право собственности на это имущество.

Следовательно, если в отношении права собственности указанная позиция получила правовое закрепление, то возникает неясность в части применения указанной правовой нормы к иным вещным правам. Указанное обстоятельство, в свою очередь, требует корректировки статей ГК РФ с целью закрепления общих положений о прекращении вещного права в связи с уничтожением вещи.

Таким образом, думается, необходимо выделить специальное условие признания вещного права – наличие спорной вещи на момент рассмотрения спора.

Далее, в развитие понимания «отрицания либо непризнания права третьими лицами» считаем уместным привести позицию Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа, согласно которой необходимость обращения за защитой своего права с иском о признании вещного права возникает непосредственно при наличии притязания иных лиц на то же право [8].

При таких обстоятельствах, несмотря на отсутствие в законе правового закрепления в гл. 20 ГК РФ такого способа защиты вещного права, как признание права, судебная практика в значительной степени восполнила указанный пробел.

Подводя итог изложенному выше, можно сделать вывод о том, что на сегодняшний день имеется достаточный практический и теоретический материал для прямого правового закрепления возможности применения признания права в отношении вещных прав путем включения соответствующих правовых положений в гл. 20 ГК РФ «Защита права собственности и других вещных прав» (об указанных обстоятельствах свидетельствует и наличие обширной судебной практики, устраняющей существующие на сегодняшний день правовые пробелы).

Необходимо отметить, что тенденции развития правовой мысли свидетельствуют о том, что на сегодняшний день имеются предложения по включению в ГК РФ отдельной статьи «защита вещных прав», посвященной определению способов защиты. В частности, это подтверждают положения, содержащиеся в Концепции развития законодательства о вещном праве. Однако указанная концепция не выделяет в качестве самостоятельного такого способа защиты вещного права, как признание права. Наблюдается регламентация возможности применения только виндикационного и негаторного исков [5, с. 116–117].

Представляется, что в случае правовой регламентации виндикационного и негаторного способов защиты применительно к защите всех вещных прав логичным было бы закрепить и признание вещного права, сформулировав общие принципы и условия применения.

 

Библиографический список

  1. Граве К. А., Пергамент А.И., Мальцман Т.Б. Гражданское право. М., 1949.
  2. Гражданское право: учебник. 5-е изд., перераб. и доп. / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: ПБОЮЛ Л.В. Рожников, 2001. Т. 1.
  3. Зевайкина А. Иски о признании права собственности // Рос. юстиция. 2001. №8.
  4. Иоффе О.С. Советское гражданское право. М.: Юрид. лит. 1967.
  5. Концепция развития законодательства о вещном праве // Вестник ВАС РФ. 2009. №4.
  6. Постановление Президиума ВАС РФ от 29.05.2007 №2358/06 // СПС «КонсультантПлюс».
  7. Постановление ФАС ВСО от 28.09.2007 №А33-17999/06-Ф02-6733/07, А33-17999/06-Ф02-7191/07 по делу №А33-17999/06; Постановление ФАС СКО от 22.05.1998 по делу №Ф08-749/97 // СПС «КонсультантПлюс».
  8. Постановление ФАС ДО от 31.07.2007, 24.07.2007 №Ф03-А73/07-1/2746 по делу №А73-14183/2006-51 // СПС «КонсультантПлюс».
  9. Постановление ФАС МО от 11.07.2007, 05.07.2007 №КГ-А41/6384-07 по делу №А41-К1-17277/06 // СПС «Консуль­тантПлюс».
  10. Скворцов О.Ю. Вещные иски в судебно-арбитражной практике. М., 1998.
  11. Тархов В.А., Рыбаков В.А. Собственность и право собственности. М.: Изд. группа «Юрист», 2002.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.