УДК 342.4

КОНСТИТУЦИОННАЯ КОМИССИЯ И ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ ПРАВА И ГОСУДАРСТВА РОССИИ XXI В.

И. Марино (Италия)

80121, Италия, Неаполь, ул. Карло Роэрио, 15

Анализируется деятельность Конституционной комиссии Съезда народных депутатов РСФСР по созданию проекта текста Конституции РФ. Дается оценка вклада этого органа в становление постсоветской российской правовой системы. Описывается противостояние Конституционной комиссии и Конституционного совещания в процессе подготовки проекта Конституции РФ. Доказывается, что материалы, собранные Конституционной комиссией, представляют большую практическую ценность для российского государства и права.

Ключевые слова: Конституционная комиссия Съезда народных депутатов РСФСР; Конституционное Совещание; история создания Конституции РФ; становление российского конституционализма

 

Парламентская «Конституционная комиссия» и президентское «Конституционное совещание» внесли, хотя не ровносильно, в разной степени, существенный вклад в становление права и государства Российской Федерации.

Перед очевидцами событий 1990-х гг. и их непосредственными участниками стоит приоритетная задача – установить как можно больше деталей истории создания Конституции РФ. Это будет не бесполезным, особенно в долгосрочной перспективе: поможет новым поколениям исследователей разобраться, как в 1993 г. конституционные процессы пошли «ельцинским путем». Исторический период 1990–1993 гг. – это основной мостик между прошлым веком и настоящим, в том числе относительно процессов трансформации постсоциалистического права и постсоциалистического государства.

Для поставленной цели необходимо создать настоящую картину конституционных событий 1990-х гг., хотя, безусловно, в этом вопросе осталось еще много спорных моментов.

16 июня 1990 г. постановление Съезда народных депутатов об образовании Конституционной комиссии для разработки новой Конституции России дало реальный старт «конституционному марафону». На одном из последных этапов «марафона» была реализована «тактичная» эстафета Конституционной комиссии с Конституционным совещанием[1].

Как всем известно, проект Конституции РФ, который в конечном итоге посредством всенародного голосования 12 декабря 1993 г. был принят и стал в результате Основным законом страны, по большому счету, был разработан президентским органом – Конституционным совещанием.

Но как известно: «Реформы начинают романтики, заканчивают прагматики, а результатами их пользуются циники» [7, с. 410]. Можно по-разному интерпретировать это высказывание бывшего руководителя Администрации Президента РФ С.А. Филатова, непосредственного участника конституционного процесса, но во всяком случае, на наш взгляд, он не во многом ошибся, особенно что касается первоначальной фазы «конституционного романтицизма» в Конституционной комиссии.

И все-таки нам кажется закономерным вопрос, поставленный данной статьей: какова роль и каково значение работы Конституционной комиссии в создании новой правовой системы России?

Хотелось бы сразу подчеркнуть, как работа данного органа, конечно, не без ошибок и не без упреков, была проанализирована со стороны специалистов, участников конституционного процесса, политиков.

Приведем упрек бывшего Председателя Правительства СССР Н. Рыжкова: «И сформированная Съездом народных депутатов РСФСР Конституционная Комиссия во главе с Ельциным уже в сентябре–октябре 1990 года представила такой проект новой Конституции РСФСР, в котором не было вообще никакого упоминания о Союзе Советских Социалистических Республик. Было это более чем за год до уничтожения СССР. Случайными такие вещи не бывают» [6, с. 595].

Можно констатировать, что К.к. внесла свой значительный вклад в приготовление Прокламации суверенитета РСФСР – смертельный разрушительный удар самой России по Союзному государству[2].

Деятельность данного органа не могла быть лишена огрехов, но нам кажется справедливости ради необходимо подчеркнуть и оценить многочисленные немаловажные аспекты той последовательной и положительной работы К.к.

Конституционная комиссия Съезда народных депутатов РСФСР, которая официально являлась постоянно действующим органом по подготовке проекта новой Конституции, работала всегда строго в полном соответствии с решениями вышестоящего органа Съезда народных депутатов и, как часто отмечалось тогда в литературе, проделала «титаническую» работу за время своей деятельности (1990–1993 гг.).

Во-первых, хотелось бы подчеркнуть характер представительности данного органа. К. к. была представительным органом более чем достаточно.

Как правильно неоднократно отмечал активный член К. к., один из инициаторов всего конституционного процесса в России Л.Б. Волков: «Конституционная Комиссия – выборный орган» [1, c. 527]. Можно спокойно констатировать, что Конституционная комиссия формировалась на первом Съезде – по представительству территорий.

Конституционная комиссия, некий «мини-съезд», как часто ее характеризовывали сами ее члены, создавалась по квотам представительства от субъектов Федерации, действительно представляла в определенной степени многие политические партии, многие группы.

Реально соответствовал действительности тот факт, что К. к. работала всегда при участии всех без исключения ветвей государственной власти России, действуя по настоящему как некий «круглый стол».

В достаточной степени члены К.к. старались по возможности учитывать при доработке проекта Конституции РФ положения альтернативных проектов, и в том числе проекта фракции «Коммунисты России».

Постоянно учитывались предложения большого количества ВУЗов страны, например Института государства и права, Института законодательства и сравнительного правоведения при Верховном Совете, МГЮА и др.[3]

Конституционная комиссия оценивала и привлекала в свою работу самых авторитетных правоведов страны[4] рады общего блага: создать право и государства XXI в.

Работа К. к. была в действительности открытой. Как подчеркивал первый заместитель Ответственного секретаря К. к., один из самых активно работающих разработчиков Конституции В.Л. Шейнис в октябре 1992 г.: «Двери Конституционной Комиссии и Рабочей Группы всегда широко открыты» [1, Т. 3/2. 1992. М., 2008. С. 294].

Конституционная комиссия эффективно стимулировала по настоящему и с самого начала всеобщее многостороннее обсуждение официального проекта РФ.[1, Т. 1. 1990. М., 2007. С. 240, 259, 263, 271].

Проект К. к. был подчинен безконечной многоэтапной, многосторонной четко структурированной процедуре совместного рассмотрения и согласования.

Конституционная комиссия с самого начала поставила перед собой задачу успешно пройти бесконечно длинную, многостороннюю, многоэтапную процедуру рассмотрения: в двух чтениях – и в Верховном Совете, и на Съезде народных депутатов.

Данная процедура, в одной конкретной версии, проиллюстрирована, например, в соответствующем предложенном материале, приготовленном Институтом законодательства и сравнительного приведения при Верховном Совете[5]: «Предложения об этапах и процедуре рассмотрения и принятия новой Конституции Российской Федерации»[6].

Проект К. к. был многократно внесен на рассмотрение постоянных комиссий палат, комитетов и депутатских групп Верховного Совета РФ[7].

К. к. хорошо реагировала на импульсы извнутри и не только: несколько тысяч поправок, которые поступили в Конституционную комиссию, рассматривались последовательно на соответствующих пленарных заседаниях [1, Т. 3/2. 1992. М., 2008. С. 406].

К. к. реализовала многоплановую и полезную работу, играла многогранную роль в совершенно разных направлениях своей деятельности.

Интересно привести реальную оценку, предложенную ответственным секретарем Конституционной комиссии, некоторым ее успехам и соответствующим достигнутым результатам ее работы уже в 1992 г. О. Г. Румянцев подчеркивал объективные закономерности о плодотворной работе Конституционной комиссии над проектом Конституции РФ: «... проект Конституции Российской Федерации, разрабатывавшийся два года и реализовывавшийся два года уже в нашей Комиссии и в других органах государственной власти, явился ничем иным, как стратегической линией государственного строительства. И мы с вами видим, действительно, что уже и сами общие принципы конституционного строя непосредственно используются Конституционным судом в принятии тех или иных решений, те основы конституционного строя, за которые мы так долго бились, чтобы общественное сознание восприняло их. Положения о правах и свободах человека стали частью декларации прав и свобод человека, судебные гарантии прав и свобод легли в основу концепции судебной реформы, также одобренной Верховным Советом... Федеративный Договор стал ничем иным, как договором, основываюющимся на нормативном материале, предложенном Конституционной Комиссией[8], а именно – материале о разграничений полномочий и предметов ведения между федеральной властью и составляющими Федерацию субъектами» [1, Т. 3/2. 1992. М., 2008. С. 123].

Нельзя не отметить интенсивное, полноценное и плодотворное участие К.к. в законотворческом процессе[9].

Конституционная комиссия, например, совместно с иными парламентскими комитетами очень полезно работала над важными законопроектами, в приоритетном порядке над законопроектом «О Конституционном Суде РФ».

Концепция судебной реформы, Декларация прав и свобод человека и гражданина, как признавалось тогда, были в определенной степени сконцентрированы в самой Конституционой Комиссии.

В допольнение к указанным необходимо учесть и то, что многие изменения в тогда еще деиствующую Конституцию были разработаны в самой К. к.: «...были изменены в соответствии с проектом новой Конституции»[10].

Еще одна немаловажная деятельность К. к. касалась проверки соответствия Конституции РФ актам нижестоящих субъектов РФ. К.к. адекватно активизировалась в этом плане. Приводим один лишь пример: в марте 1992 г. члены К. к. обратились с ходатайством в Конституционный суд РФ о проверке конституционности ряда актов, принятых Верховным советом республики Татарстан» [1, Т. 3/2. 1992. М., 2008. С. 480].

К.к. конструктивно сотрудничала с государственными органами субъектов Федерации, например делегации К. к. участвовали в обсуждениях в Парламентах регионов России, на заседаниях сессий данных Парламентов, где обсуждали проект Конституции (в Иркутской области, в Буриатии и т. д.).

К. к. конструктивно сотрудничала с субъектами Федерации. Под эгидой Конституционной комиссии в субъектах состоялись совещания, например по модели разграничения отношений между Российской Федерацией и областями[11].

Дополнительно ко всему изложенному, с января 1992 г. постановлением Верховного Совета в задачу К. к. было введено взаимодействие с конституционными комиссиями республик, что представляло, естественно, очень непростую и особенно объемную работу [1, Т. 3/3. 1992. М., 2008. С. 381].

Сам Президент РФ Б.Н. Ельцин на начальном этапе о проекте К. к. дал следующий комментарий: «…проект, может быть, действительно устремлен в XXI век» [1, Т. 1. 1990. М., 2007. С. 502].

Но в конечном итоге этого не произошло.

Стали чаще и чаще появляться альтернативные неофициальные проекты и в итоге один из них – неслучайно президентский – оказался более «перспективным».

Справедливости ради необходимо признать, что в К. к. реально и в удовлетворительной степени (но видимо не для всех) значительное время было посвящено совсем непростому согласованию с альтернативными проектами.

Позиции по этому поводу руководства объяснял Ответственный секретарь К. к. на ее пленарном заседании от 29 июля 1992 г.: «И мы не отвергаем ни проект Шахрая, ни проект Собчака, ни проект группы под руководством депутата Слободкина, ни проект группы под руководством депутата Зоркальцева. Мы их не отвергаем. К официальному проекту, который является единственным утверждением Верховным Советом и Съездом, будут добавляться материалы альтернативных проектов как вспомогательные в этом вопросе» [1, Т. 3/2. 1992. М.,2008. С. 124].

Уже в ноябре 1990 г. поступили открыто официально неконфронтационные предложения от руководства Конституционной комиссии о возможных вариантах принятия Конституции РФ: «Здесь же, если дать возможность, на референдум, допустим, вынести два проекта: один и ему альтернативный. Я ничего плохого в этом не усматриваю. Пусть народ действительно сам сделает выбор...» [1, Т. 3/2. 1992. М.,2008.С. 124].

Любопытно, как некоторые члены К.к., народные депутаты, особенно на начальном этапе, активно защищали прерогативы своей К.к. Например, Н. Т. Рябов, который «в один прекрасный момент» перешел за тем «к конкурентам», то есть в Конституционное совещание занимать руководящие посты: «Не для того мы создавали Конституционную Комиссию, чтобы теперь размахивать флагом и говорить: каждый депутат обладает правом законодательной инициативы, и вы обязаны принять к рассмотрению тот или иной альтернативный проект» [1, Т. 3/1. 1990. М., 2008.С. 265].

Но, как всем известно, в конечном итоге начали проводиться «невидимые» маневры против К.к., и ее деятельность была успешно дискриминирована, бойкотирована и фактически заблокирована[12].

Конституционные реформы пошли и были приняты[13] немного иным «непредсказуемым путем», путем президентского Конституционного совещания посредством собственных подзаконных правовых актов[14].

«Конституционной идиллии», естественно, не было и просто не могло быть с самого начала между К. к. и К. с. Результатом стало большое количество взаимообвинений.

В К. с. велась конфронтационная политика, целенаправленная безкомпромиссная борьба против К. к., основанная на непримиримом антагонизмом.

К. с. действовала по отношению к К. к. на базе одной только концепции ad escludendum: «Vade retro Конституционная Комиссия».

Основная линия борьбы против К. к – форсировать работу Конституционного совещания, его главное кредо: «гнать и перегнать Конституционную комиссию».

Как известно, на определенной заключительном этапе отношение Президента РФ, «главнокомандующего конституционного процесса» Б. Н. Ельцина к Конституционной комиссии, то есть к органу, который неким парадоксальным образом возглавлял с самого начала, – просто индифферентное и отсюда бойкотирование ее деятельности со всеми вытекающими последствиями для конституционного процесса[15].

Проект Конституции Конституционной комиссии стал «мгновенно» «социалистическим», по мнению основных «лоббистов» из президентского окружения С.С. Алексеева и А.А Собчака.: «...в проекте зафиксированы и сугубо «социалистические» права – право на труд, право на отдых, право на образование, право на жилище и т.д., которые никакие не права в строгом и точном смысле, то есть не такие юридические возможности, которые защищаются судом, а скорее программные положения, лозунги, намерения» [1, Т. 3/3. 1992. М., 2008. С. 694].

Проект Конституции Конституционной комиссии прошлого века, по мнению доверенных правоведов Б.Н. Ельцина, «конституционных мыслителей» К. с., стал «коварным», «советским»: «необходимо осознать коварство положений конституционных обязанностей граждан. Удивляться не приходится: это тоже из числа советских традиций, неведомых конституциям передовых демократических стран» [1, Т. 3/3. 1992. М., 2008. С. 695].

Проект К. к., который был характеризован совершенно разными способами, но который лучше всего можно синтезировать в упрощающей, но удачно проиллюстрированной формуле: «...достаточно сильный президент и сильный парламент» [1, Т. 3/2. 1992. М., 2008. С. 291], стал соответственно «недостаточно» интересным для всемогущего Президента РФ и поэтому «неконкурентоспособным».

В Конституционное совещание поступил заказ Президента РФ – создать Конституцию «другой породы».

Основное «кредо» К. с. – перевернуть постулаты К. к.

И таким образом произошла замена парламентской Конституционной комиссии президентским Конституционным совещанием[16]. Президент РФ совершил конституционный процесс «на свой манер».

Остается открытым – не с точки зрения реальной политики, а с точки зрения теории права – следующий вопрос: откуда право Президента РФ созвать в обход Парламента орган, принимающий окончательную версию проекта Конституции РФ?[17].

Как известно, история создания Конституции РФ пошла в конечном счете по пути самопровозгашенного[18] Конституционного совещания односторонними, самостоятельными подзаконными актами самого Президента РФ, то есть одной из конфликтующих сторон.

К. к. проиграла свою конституционную «баталию», результат очевиден – была принята «Конституция победителя». Но было бы большой ошибкой считать, что Конституционная комиссия СНД в результате тогдашнего приостановления ее деятельности, играла совсем незаметную либо даже нулевую роль в создании новой правовой системы РФ.

Надо признать, что К.к. начинала и продвинула максимально конституционный процесс в очень сложное время и в непростых исторических и политических условиях[19]. Справедлив тогдашный комментарий в 1992 г. ответственного секретаря К. к. об эффективной направляющей силе данного органа: «Таким образом, конституционная реформа в РФ уже продвинулась достаточно далеко в направлении, заложенном проектом новой Конституции»[20].

Конституционная комиссия, как показывает ретроспективный, непредвзятый анализ ее работы, представляет собой, по нашему мнению, своеобразную лабораторию, не исчерпавшую свой творческий потенциал, многих перспективных конституционных идей в создании права и государства XXI в.

Многочисленные попытки «похоронить» и «разрушить до основания» и навсегда ее идеи, ее конструктивное значение не случайно не достигли назначенных целей. Уже тогдашный Министр юстиции Правительства РФ в 1992 г. заявил относительно проекта Конституции РФ от Конституционной комиссии: «...уже принадлежит истории» [1, Т. 3/2. 1992. М., 2008.С. 123].

И до сих пор такого типа попытки продолжаются. Проф. Р.Г. Пихоя, бывший помощник первого Президента РФ, пришел к заключению: «Материалы, документы Конституционной Комиссии – это материалы для архивов»[21].

Это спорный комментарий, во-первых, потому что остается пока еще неоспоримый факт, что ряд (кстати, лучших, как объективно отмечали и некоторые участники К. с.) положений действующей Конституции РФ был взят «на прокат» из предыдущего текста проекта Конституционной комиссии.

Конституционная комиссия старалась действительно разрабатывать проект на перспективное развитие[22].

Также нам кажется глубоко недооцененным то конструктивное значение тех положительных импульсов, которые были сконцентрированы в данной парламентской комиссии, несмотря на всевозможные проведенные «эмбарго» против нее.

Хотели бы сослаться на позицию бывшего участника президентского Конституционного совещания, проф. Бориса Николаевича Топорнина [5, с. 191], который в его ретроспективном анализе о конституционных реформах в России сделал конструктивное предложение: «... сегодня было бы полезно вновь пересмотреть архивы Конституционной Комиссии. В них остается еще много интересного и полезного для нашего времени».

И в этом плане издание уникального многотомного сборника, созданного по инициативе возобновленного Фонда конституционных реформ: «Из Истории создания Конституции Российской Федерации. Конституционная Комиссия. Стенограммы, материалы, документы. (1990. 1993 гг.)» открывает новые интересные перспективы.

 

Библиографический список

  1. Из истории создания Конституции Российской Федерации. Конституционная Комиссия. Стенограммы, материалы, документы. (1990. 1993): в 6 т.
  2. Конституционное Совещание. Стенограммы. Материалы. Документы: в 20 т.
  3. Конституционный Вестник. Проблемы реализации Конституции // Междунар. исследование. 2008. №19. дек.
  4. Конституционный Вестник. Судьба конституционного строя в Российской Федерации. №(17) 1994. Российский Фонд Конституционный Реформ.
  5. Марино И. Президент и Основной закон России. Отцы-основатели Конституции: правовые позиции. М.: АЛМИ, 2006.
  6. Рыжков Н. Трагедия Великой страны. М.,2007.
  7. Филатов А. По обе стороны.... М., 2006.
  8. Шейнис Л.Б. Взлет и падение парламента: в 2 т. М., 2006.


[1]Вопрос о том, было ли Конституционное совещание совещательным органом, переадресуем самим его участникам. Получилось так, что обещали просто «посовещаться», а в конечном итоге приняли окончательную версию проекта Конституции РФ.

[2] О том, как некоторые тогда обсуждали «Возродилась суверенная государственность России» в последствии была дана адекватная самокритичная оценка уже в 1994 году: «Рассуждая логично, это означает, что Россия была колонией СССР».См.: [4, с. 44].

[3] Особо необходимо подчеркнуть, что Конституционная комиссия конструктивно сотрудничала с Институтом законодательства и сравнительного правоведения. Как известно, названный институт функционировал при парламенте и соответственно в этом качестве был с особым статусом, и совместно с ним в логичном, последовательном, обязательном порядке, необходимо было провести конституционные реформы страны. См.: [1, Т. 3/3. 1992. М., 2008. С. 418].

[4] Тихомиров Ю.А. активно был привлечен в конституционный процесс и многие другие.

Еще Кутафин О.Е. в качестве эксперта (еще входили Лафитский В.И., Барабашев Г.С. и др.) входил в рабочую группу Конституционнй комиссии, которая работала над пятым разделом «Система государственной власти. Основы местного самоуправления».См.: [1, Т. 3/2. 1990. М.,2007. С. 50]. Еще Тихомиров Ю.А. Активно был привлечен в конституционном процессе и многие другие.

[5] Письмо первого заместителя директора Института законодательства и сравнительного правоведения при Верховном Совете Российской Федерации от 23 октября 1992 г. №01-15/318 направлено Ответственному Секретарю Конституционной комиссии О.Г. Румянцеву:

[6] Рассмотрение проекта и принятие новой Конституции Российской Федерации после доработки проекта Конституции должно пройти следующие этапы:

1.   Внесение проекта Конституции Российской Федерации на рассмотрение Верховного Совета РФ.

2.   Рассмотрение проекта Конституции Верховным Советом РФ в первом чтении.

3.   Подготовка и рассмотрение проекта Конституции РФ во втором чтении в Верховном Совете РФ.

4.   Рассмотрение и принятие проекта Конституции РФ на Съезде народных депутатов в первом чтении.

5.   Проведение референдума об основных принципах Конституции РФ.

6.   Рассмотрение и утверждение проекта Конституции РФ на втором чтении Съездом народных депутатов РФ. См.: [1, Т. 3/2. 1992. М., 2008. С. 1026].

[7] Пример: 2 марта 1992 г. См.: [1, Т. 3/1. 1990. М., 2008. С. 28].

[8] Многими признавалось, что Федеративный договор был взят текстом 14 главы проекта новой Конституции.

[9] См.: Отчет о работе Конституционной Комиссии (июнь 1990-ноябрь 1992 г.). В кн.: [1, Т. 3/2. 1992. М., 2008. С. 478].

[10] См.: О. Г. Румянцев на заседании седьмого СНД РФ от 4 дек. 1992 г. В кн.: [1, Т. 3/2. 1992. М., 2008. С. 713].

[11] Например в Иркутске. См.:[1, Т. 3/2. 1992. М., 2008. С. 125].

[12] Можно принять к сведению то, что в обход «эмбарго», Конституционная комиссия все-таки продолжала, и активно, в том числе действовать до самого конца и неким стоическим образом данный орган старался искать всевозможные компромиссные варианты на базе оптимального возможного согласования двух основных проектов Конституции: проекта К. к. и проекта К. с. См., например: [2, Т. 2. М., 1995.С. 321].

[13] О спорных аспектах процедуры принятия Конституции РФ любопытно ссылаться на тогдашные признания самого руководителя рабочей Комиссии К. с. С.А. Филатова: «Как принимать новую Конституцию? Ведь законного механизма, кроме съезда народных депутатов, нет» [7, с. 125].

[14] Любопытно отметить, что в 1992 г. Президент РФ Б.Н. Ельцин уверял: «Вопрос особой значимости, это порядок принятия новой Конституции. Убежден, что может состояться принятие, видимо, только в 1993 году, и должно пройти максимально демократично не только по формальным признакам, но, прежде всего, по существу... Конституционная Комиссия может и должна выбрать такой механизм, который бы нашел поддержку в обществе, укреплял бы согласие и стабильность». См.: [1, Т. 3/1. 1992. М., 2007. С. 121].

[15] Как известно, отношение Президента РФ Б.Н. Ельцина к Конституционной комиссии было в разные фазы различное.

Интересно учесть комментарий самого Ельцина в июле 1992 года: «Вот это четко, твердо, я откровенно хочу сказать, что в госпрезидентство я пошел от председательствования на Конституционной комиссии. Считая, многое я сейчас понял, считая как-то, может быть, скромно, что президенту вести Конституционную Комиссию... И, хотя, с точки зрения этики, Руслан Имранович предложил все-таки оставить на Съезде, помните, председательствовать, я считал, что все-таки надо вести председателя Верховного Совета. Сейчас я понял, что это все-таки была ошибка моя. Я восстанавливаю эту всю форму, и 29 числа уже собирается Конституционная комиссия под моим председательством, и мы начинаем снова эту работу». См.:[1, Т. 3/3. 1992 год. М., 2008. С. 44].

[16] Некоторые члены К. к., народные депутаты того депутатского корпуса, уничтоженного 3 и 4 октября 1993 г., «переориентировались», переходили из К. к. в К. с.

Получается, что в К .к. данные разработчики Конституции провели курсы подготовки, а за тем в К. с. уже курсы «переподготовки», некое «переобучение» в Конституционном совещании.

Получилось, что некоторые участники конституционного процесса работали в конце «по совместительству» и в К. к. и в К. с.

Можно ли их назвать «оппортунистами», некоторыми «коллаборационистами» ельцинских конституционных планов, которые работали в К. к. «изнутри»? Может быть, более верно: они оказались более прагматиками и дальновидными, чем некоторые другие в вопросе долгожданного принятия Основного закона, хотя бы стабилизирующего острую политическую обстановку в стране? Ответ, сложный для иностранного автора, остается открытым для читателей.

[17] Здесь никто ни в коем случае не оспаривает полную легитимность всенародно избранного первого Президента (кстати, данная легитимность равноценна законности всенародных избранных народных депутатов), но отсюда не вытекает, что всенародно избранный Президент имеет право на все. См.: [3, с. 10].

[18] Аббревиатуру «КС» на самом деле можно трактовать по-разному, например как «комитет спасения» Ельцинских интересов, как «конституционный самоиздат».

[19] Помимо всего прочего, можно отметить некую относительную парадоксальность, усложняющую путь работы Конституционной комиссии, одновременно с созданием новой Конституции, проходило обновление старой с принятием огромного количества изменений принятых в старую.

В действующую на тот момент Конституцию было внесено приблизительно 300 поправок за три года.

[20] См.: Отчет о работе Конституционной Комиссии (июнь 1990-ноябрь 1992 г.). В кн.: [1, Т. 3/2. 1992. М., 2008. С. 473].

[21] Научная конференция в Академии госслужбы при Президенте Российской Федерации, посвещенная юбилею принятия Конституции РФ. Июнь 2008.

[22] О.Г. Румянцев: «...этот проект не привязан ни к одному текующему правительству. Это проект на перспективное развитие». См.: [1, Т. 3/1. 1990. М., 2008. С. 301].

 

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.