УДК 364.3 (574)

ПРАВОВАЯ КАТЕГОРИЯ «СОЦИАЛЬНОЕ ОБСЛУЖИВАНИЕ» В СИСТЕМЕ СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН

И.В. Межибовская

Кандидат юридических наук, профессор кафедры гражданского права, гражданского процесса и трудового права
Казахский национальный университет им. аль-Фараби
050038, Республика Казахстан, г. Алматы, пр. аль-Фараби, 71
E-mail:
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Аннотация: В статье анализируется теоретико-правовое представление понятийной категории «социальное обслуживание». На основе научных представлений в области права, экономики, социологии выводятся ее правовые характеристики, отличие от понятий «социальные услуги», «социальное обеспечение», «материальное обеспечение», «социально-трудовая реабилитация». Данное направление социальной защиты относится к межотраслевой правовой категории, с учетом этого автором были сформулированы основные признаки данного института права.

Современные научные теории в области правовой природы социальных услуг классифицируются чаще всего по предмету регулирования – это образование, медицина, социальное обеспечение и др. Вторым критерием классификации выступают субъекты. В статье анализируются оба направления.


 Ключевые слова: социальное обслуживание; социальная защита; реабилитация; материальное обеспечение; нетрудоспособные граждане; социальная дезадаптация

 

Вопросы социального обслуживания нетрудоспособных граждан всегда находились в фокусе как научных исследований многих областей знаний, так и политики любого государства. Особую актуальность данный вопрос приобретает сегодня, поскольку современные условия функционирования государственных систем строятся на приоритетах социальной направленности. Понятие «социальное государство» официально введено в каталог международных стандартов и повсеместно используется в правовой лексике практически всех правовых систем. Кроме того, именно оно составляет базовые характеристики социальной политики государств, реализуемых в рамках социальной защиты. Сегодня провозглашение такого государственного статуса означает не просто достаточно высокий уровень экономического развития страны, но и высокую степень демократизма политической системы, наличие здоровых компромиссных отношений между политическими силами и высокий уровень социальной защиты граждан, прежде всего наиболее социально уязвимых. В этом плане социальное обслуживание таких граждан выступает в качестве главного показателя, предопределяющего реальность или фиктивность провозглашенных статусных принципов государства и конституционных гарантий.

Современные научные теории в области исследования понятия и правовой природы социальных услуг базируются на их видовом многообразии, предопределенном предметным регулированием, включающим образование, медицинские услуги, социальное обеспечение и др. и субъектным составом относительно всего населения или определенных социальных групп. Поскольку стратегическая политика Казахстана определяет в качестве приоритета защиту слабых и социально уязвимых слоев населения, что определено в Послании Президента народу Казахстана «Стратегия вхождения Казахстана в число наиболее конкурентоспособных стран мира» (Астана, 1 марта 2006 г.), то считаем возможным остановиться именно на данном субъектом составе, основную группу которого составляют нетрудоспособные граждане.

Термин «обслуживание» наиболее часто встречается в нормах Гражданского права и права социального обеспечения. Однако весьма распространено использование иной терминологической категории в рамках термина «предоставление услуг». Категории «обслуживание» и «услуги» часто используются в законодательстве и как синонимы. Таким образом, часто один термин заменяется другим. Особенно часто это происходит в социально-обеспечительных правоотношениях, где научная правовая категория «социальное обслуживание», как правило, выводится за рамки предоставления денежной помощи, то есть стоимостной теории и включает все материальные блага, необходимые людям для существования, такие, как пища, одежда, жилище и т.д. Такой теории придерживалось большинство советских ученых-юристов, занимающихся проблемами социального обеспечения [5]. Таким образом, возникает явная необходимость проведения научного разделения между понятиями «право на обслуживание», «сфера обслуживания» и «сфера услуг». Профессор Н.А. Баринов, исследуя данный вопрос, считал, что сфера обслуживания относится к области деятельности людей, предоставляющих такие услуги и доводивших их до потребителя в целях удовлетворения материальных и духовных потребностей граждан [6].Он исключал из сферы обслуживания гражданско-правовые отношения купли-продажи, найма жилого помещения и др. Вместе с тем, термин «услуга», являясь категорией экономического плана, включает не только услуги в их традиционном понимании, но и определенные виды работ. Интересное исследование по данному вопросу провел Е.Д. Шешенин, считающий, что сфера услуг не тождественна сфере обслуживания, поскольку к первой относятся только экономические отношения, направленные на удовлетворение своих потребностей, а обслуживание включает все сферы, в том числе духовные и материальные. С ним солидарен Н.В. Путило, представляющий социальное обслуживание через призму гарантированной государством специализированной сферы обслуживания [22]. При этом государству отводится особая роль, в том числе в рамках его ответственности за состояние сферы обслуживания. Однако само понятие «право на обслуживание» как самостоятельная правовая категория не представлена законодательством Республики Казахстан. С нашей точки зрения, анализируемые категории несут разную правовую нагрузку. Понятие «обслуживание» значительно шире и включает комплексный набор удовлетворения потребностей, среди которых материальные, социально-культурные, духовные, имущественные, коммунально-бытовые и др. Обслуживание само по себе неоднозначно и часто представляется как единый спектр денежных и имущественных отношений.

В этом плане интересны теории, представленные в ХХ столетии с точки зрения стоимостных, денежных отношений. Так, например, теория «социальной рыночной экономики». Ее автор, В.Г. Головин, вводит термин «социально-психологическое преимущество», который используется при классификации видов социального обслуживания [12]. В настоящее время можно встретить весьма необычные научные разработки по данной теме. Так, например, некоторые выводы встречаются и в социальной инженерии, рассматривающей учет человеческих потребностей для конструирования машин и машинных систем. Различные сущностные характеристики вкладываются в понятие «социальное обслуживание» законодательством различных стран. Например, в Финляндии в Законе о социальном обслуживании (1982 г.) под ним подразумевается «совокупность социальных услуг, поддержки средствами к существованию, социальных пособий и связанных с ними действий, которые призваны служить укреплению социальной обеспеченности и способствовать развитию отдельного человека, семьи, общества» [13]..

Применительно к праву социального обеспечения, социальное обслуживание, как правило, сводится к проблеме оказания услуг в рамках реабилитационных мероприятий нетрудоспособным гражданам с целью реализации социально-восстановительных функций. Часто и сама данная отрасль права представляется в форме правоотношений по социальному обслуживанию. По мнению ряда ученых, социальное обслуживание в современных условиях выступает в качестве одного из направлений социальной работы и организационной формы этого вида социальной деятельности, которая рассматривается в качестве системы определенных способов социальной гуманистической деятельности, направленной на адаптацию, социальную реабилитацию отдельной личности, семьи или человеческого общества. В «Словаре по социальной работе» Р. Баркера социальное обслуживание определяется как «представление конкретных социальных услуг людям для удовлетворения потребностей, необходимых для их нормального развития, людям, зависящим от других (тем, кто не может сам о себе позаботиться)» [7].. Елена Мачульская полагает, что социальное обслуживание представляет собой деятельность социальных служб по социальной поддержке, оказанию социально-бытовых, социально-медицинских, психолого-педаго­гических, социально-правовых услуг и материальной помощи, проведению социальной адаптации и реабилитации граждан, находящихся в трудной жизненной ситуации [18]. Таким образом, как в юридической, так и в социологической, экономический, научной литературе отсутствует единая точка зрения в отношении понятийного определения данных терминов. При этом следует обратить внимание на то, что научные взгляды отличаются по данному вопросу кардинальным образом. Среди них можно условно выделить следующие:

  • Социальное обслуживание представляется исключительно в контексте услуг. Так, Большой толковый социологический словарь, определяет социальное обеспечения и обслуживание как юридическое предоставление права на услуги, предусматриваемые социальной политикой, а уровень жизни – как уровень материального благосостояния, равного качеству жизни [9].Аналогичная трактовка представлена некоторыми толковыми словарями [24].Эта же точка зрения отражена в Докладе ООН о развитии человека за 2000 г., в котором отмечается, что социальные права не могут быть осуществлены без увеличения и более справедливого распределения бюджетных ассигнований на базовые социальные услуги. То есть обеспечение и обслуживание объединены единой терминологической правовой категорией – услуги [11].Такая же трактовка представлена большинством работ, посвященных социальной работе. Например, Е.И.Холостова предлагает свой классификатор признаков социального обслуживания с учетом их видового деления [27].

  • Социальное обслуживание представляется в виде денежных обязательств. Так, большой экономический словарь определяет данный термин как обеспечение в виде ценных бумаг и товаров, которые служат гарантией погашения кредита или выполнения какого-либо обязательства. Обеспечение денег представлено как совокупность материальных условий, способствующих стабильности денежного обращения и обеспечивающих использование денег в соответствии с объективным экономическим законом денежного обращения, включая банковское обслуживание [10].

  • В некоторых случаях социальное (материальное обслуживание) представлено в виде профессиональной и добровольной помощи индивидам, группам или общинам по усилению или восстановлению их возможностей социального функционирования или созданию оптимальных для них социальных условий. То есть материальное обеспечение рассматривается как социальное обслуживание [21].

Существуют и иные точки зрения, обосновывающие социальное обслуживание через призму предоставления услуг, либо как видовую разновидность услуг. Особое место в данном направлении занимают экономические научные разработки [1; 4; 14].

Отсутствует единая точка зрения и у юристов. Так, например, профессор В.С. Андреев социальное обеспечение представляет через призму обслуживания, отмечая, что «это совокупность экономических отношений, возникающих в процессе распределения обобществленной части необходимого продукта и части прибавочного продукта, предназначенных для удовлетворения потребностей нетрудоспособных членов общества (в форме пенсий, пособий, бесплатных услуг, льгот и дотаций) и медицинского обслуживания населения. Социальное обеспечение, отмечает он, является органическим элементом процесса воспроизводства, гарантируя участникам производства обеспечение их детей в трудоспособном возрасте, обеспечение работников в периоды временной нетрудоспособности и при утрате способности к труду вследствие инвалидности или старости [3]. При этом в большинстве своих трудов он отдавал приоритет термину «обслуживание». В частности, давая определение праву социального обеспечения, он писал, что это «проводимая и поддерживаемая государством система социально-экономических мероприятий по обслуживанию граждан в старости и нетрудоспособности» [2]. Принцип однородности понятий «обеспечение», «обслуживание» и «услуги» представлен и другими известными учеными-правоведами [8].Нестандартную точку зрения представили Д.А. Никонов и А.В. Стремоухов, предложив свою версию классификации социального обслуживания по родам и видам (род, в свою очередь, подразделяется на класс и группу, а вид – на подгруппу) [20]. При этом социальное обеспечение, обслуживание и материальное обеспечение выделяется ими в отдельный род.

Интересные выводы и заключения представлены в работе под редакцией Ю.А. Тихомирова и В.Н. Зенкова. Рассматривая социальное законодательство в рамках интеграционной отраслевой системы, социальное обслуживание представлено авторами как «своего рода нормативно-функциональный блок», пронизывающий все области права. В узком смысле это предоставление различного рода льгот и преимуществ [25]..Следует обратить внимание на то, что характеристика понятий «обеспечение» и «обслуживание» чаще всего объединено единой терминологической каймой.

В процессе анализа современных критериев (признаков), социального обеспечения, мнение о единстве обеспечительных отношений высказывается М.О. Буяновой, С.И. Кобзевой и З.А. Кондратьевой. Формы обслуживания называются ими в части: условий предоставления обеспечения [11].

Ценные научные выводы по анализируемой нами теме представлены и в рамках исследования института социального страхования. Так, Е.И. Родионова представляет социальное страхование как систему обслуживания, охватывающую многообразные виды материального обеспечения и культурно-бытового обслуживания [23].В.В. Караваев, давая характеристику социальному страхованию, писал, что это одна из форм материального обеспечения граждан, занимающая большое место в общей системе материально-бытового обеспечения и обслуживания граждан [15].

Интересным и верным, на наш взгляд, представляется мнение Э.Г. Тучковой, проанализировавшей некоторые аспекты социального обслуживания престарелых граждан в своей диссертационной работе. В частности, она отмечает, что обслуживание – это комплекс услуг. Социальное обслуживание представляет собой объективно-необходимый элемент государственной системы социального обеспечения, имеющей свои цели и содержание. Его цель – обеспечить полностью или частично за счет общества удовлетворение не обычных, а специфических потребностей. Содержанием социального обслуживания является соответствующий «набор» услуг, предоставляемых пожилым и нетрудоспособным людям в порядке реализации ими юридического права на получение того или иного вида социальной помощи. Оно должно гармонично сочетаться со сферой услуг. Как комплексное явление, имеющее экономический, социальный и правовой аспекты, социальное обслуживание охватывает основные виды социальной помощи, необходимые для нормального обеспечения жизнедеятельности. В процессе анализа было выявлено, что материальные выплаты не входят в состав услуг [28].

Единство взглядов в научных исследованиях по данному вопросу с юристами разделяют и некоторые ученые-экономисты, объединяя рассматриваемые понятия. Так, Н.В. Михайлова, исследуя вопросы соотношения терминов «обеспечение» и «обслуживание» и их связи с формами социального обеспечения, указывает на то, что, с точки зрения экономической теории в социально-экономической области, материальный субстат имеет значение лишь как форма существования определенных экономических отношений. В общефилософской трактовке форма определяется ею как способ внешнего выражения содержания, относительная устойчивость, определенность связи элементов содержания и их взаимодействия. Исходя из этого, автор делает вывод о том, что категорию «форма социального обеспечения» можно рассматривать как способ распределения и потребления потребностей нетрудоспособных членов общества, при этом формы социального обеспечения имеют специфические особенности. Из этого следует, с нашей точки зрения, что «обеспечение» и «обслуживание» представляются ею как основные составляющие социального (материального) обеспечения [19].

Несколько большее единство мнений представлено учеными-социологами [26].

Видя разность трактовки представителей разных научных направлений, в частности, юристов и экономистов, можно было бы говорить о междисциплинарных особенностях, если бы между представителями экономической науки существовала хотя бы относительная однородность мнений и суждений. Однако и многие экономисты придерживаются такого же мнения, что и названные представители права.

Интересный анализ категории «социальное обслуживание» предложен В.И. Катаевой, а также молодым ученым С.Е. Костырем [17]. Исследуя теоретические основы развития социального обслуживания в условиях формирования рыночных отношений, они утверждают и предпринимают попытку научного обоснования того факта, что рынок социальных услуг в настоящее время более эффективен в качестве механизма аккумуляции всех видов ресурсов по сравнению с планово-финансовым хозяйством. Социальное обслуживание рассматривается как особая социальная система с особой организацией ее специализированных элементов, (свойство самоорганизации), формулирующих единое целое для реализации конкретных целей. Социальному обслуживанию, как и любой другой системе, «свойственно развиваться, адаптироваться к новым условиям путем создания новых либо модификации имеющихся связей, элементов отношений соотношений, структур со своими локальными целями и средствами их достижения». Социальное обслуживание представляется как одно из направлений социальной работы. Подробно рассматриваются вопросы соотношения методов, систем и структур в рамках социального обслуживания, предлагается модель системно-структурного анализа данного явления, этапы реализации, характеристики и т.д.

Таким образом, под термин «социальное обслуживание» подпадает обширный и разнообразный спектр правоотношений, таких, например, как медицинское обслуживаниенетрудоспособных граждан, их направление и проживание в социальных учреждениях, в том числе в домах-интернатах; практически вся сфера услуг: оказание патронажной помощи, трудоустройство, обучение, переобучение, переквалификация и многие другие составляющие социально-трудовой реабилитации. Вместе с тем, обособление данной понятийной категории с категориями «предоставление услуг», «социально-трудовая реабилитация» и др. неверно. На наш взгляд это взаимосвязанные, взаимозависимые категории, представляющие части единого целостного правового института.

 

Библиографический список

  1. Абдраимова К.К. Развитие сферы нематериального производства в переходном периоде (на примере образовательных и медицинских услуг): автореф. дис. … канд. экон. наук. Караганда, 2003.

  2. Андреев В.С. Конституционные основы советского права социального обеспечения // Госкомтруд СССР, Всесозный науч.-метод. центр по организации труда и управления производством НИИ труда: сб. науч. тр. «Вопросы теории и практики социального обеспечения». М., 1978. С. 4.

  3. Андреев В.С. Право социального обеспечения в СССР. М: Юр. литература, 1974. С. 10.

  4. Арсенов А.В. Социально-экономические проблемы эффективности сферы услуг в условиях развитого социализма: автореф. дис. … канд. экон. наук. Москва, 1984; Захарова Е.Ю. Бытовые услуги в условиях формирования рыночных отношений: автореф. дис. … канд. экон. наук. Томск, 1996.

  5. Бадыр Ю.М. Экономические проблемы содержания нетрудоспособных по старости при социализме. Штиинца, 1987. С. 14, 16.

  6. Баринов Н.А. Услуги (социально-правовой аспект). Саратов, 2001. С. 21.

  7. Баркер Р. Словарь по социальной работе. М., 1994. С. 113.

  8. Батыгин К.С. Право социального обеспечения. Общая часть: учеб. пособие. М., 1998. С. 7.

  9. Большой толковый социологический словарь. Англо-русский, русско-английский / под ред. Джери Дэвид и Джери Джулии. М.: Вече-аст., 1999. Т. 2. С. 65, 273.

  10. Большой экономический словарь / под ред. Азрилияна А.Н. М.: Фонд «Правовая культура», 1994. С. 257.

  11. Буянова М.О., Кобзева С.И., Кондратьева З.А. Право социального обеспечения: учебник. М.: ООО «ТК Велби», 2004. С. 5.

  12. Всеобщая декларация прав человека. Доклад о развитии человека за 2000 год // Оксфорд юниверсити пресс. Нью-Йорк, 2000. С. 79.

  13. Головин В.Г. Социальная ориентация экономики в России и в развитых странах Запада // РАН, ин-т науч. информации по обществ. наукам. М., 1997. С. 3, 21.

  14. Законодательство зарубежных стран по социальному обслуживанию населения. М., 1994.

  15. Караваев В.В. Социальное страхование в СССР. М.: Госюриздат, 1955. С. 5.

  16. Катаева В.И. Методологические основы становления системы социального обслуживания в условиях рынка // Вестник Перм. ун-та. Сер.: Юрид. науки. 2001. №2. С. 280–303.

  17. Костырь Е.С. Правовые основы социального обслуживания на дому // Российское законодательство и развитие юридической науки: сб. статей молодых ученых / Перм. гос. ун-т. Пермь, 2001. С. 205–217.

  18. Мачульская Е.Е. Право социального обеспечения. М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1997. С. 171.

  19. Михайлова Н.В. К вопросу об экономическом содержании форм социального обеспечения // НИИ труда: сб. науч. статей «Вопросы совершенствования пенсионного обеспечения» М., 1987. С. 27.

  20. Никонов Д.А., Стремоухов А.В. Право социального обеспечения: учебник для вузов. М.: Норма, 2005. С. 9.

  21. Профессиональная этика социальной работы: учебник. М.: Ключ-С, 1998. С. 4–7.

  22. Путило Н.В. Основы правового регулирования социальных прав: дис. ... канд. юрид. наук, М., 1999. С. 136.

  23. Радионова Е.И. История социального страхования в СССР. М.: Минздрав СССР, Центральный институт усовершенствования врачей, 1966. С. 3.

  24. Социальная энциклопедия / под ред. Горкина А.П., Карелова Г.Н., Катульской Е.Д. и др. М.: Большая Российская энциклопедия, 2000. С. 358.

  25. Социальное законодательство: науч.-практ. пособие / под ред. Тихомирова Ю.А., Зенкова В.Н. // Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации. М.: ЮФ «Контракт», 2005. С. 5.

  26. Социальные технологии: Толковый словарь / отв. ред. Иванов В.Н. Белгород: Луч-Центр социальных технологий, 1995. С. 162–163.

  27. Теория социальной работы: учебник / под ред. Холостовой М.М. Юрист, 1998. С. 162–164.

  28. Тучкова Э.Г. Труд и социальное обеспечение пожилых граждан в СССР: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М. 1990. С. 39.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.