УДК 34.347.1

Сравнительный анализ источников гражданского законодательства стран бывшего СССР

Н.Н. Павлова

Аспирант
Самарская гуманитарная академия
443011,г. Самара, ул.8-я Радиальная, 31
E-mail: pavlova.natalia89@yandex.ru

В статье раскрываются особенности структуры и системы источников гражданского законодательства стран бывшего СССР на основе проведения сравнительного анализа Гражданских кодексов этих стран. Сделан вывод о том, что преобразование социалистической гражданско-правовой системы в романо-германскую привело к различному подходу в понимании и закреплении источников гражданского законодательства.


Ключевые слова: Гражданский кодекс; Конституция; закон; международный договор; обычай делового оборота; гармонизация

«За время, прошедшее с начала 90-х годов прошлого столетия, в России, в основном, сложилось экономически, социально и логически обоснованное и в целом оправдавшее себя современное гражданское законодательство. Основой и ядром этого законодательства стал Гражданский кодекс Российской Федерации 1994–2006 гг. (Гражданский кодекс, ГК) – система принципиальных и наиболее важных правовых норм, являющихся в значительной части общими для всего гражданского законодательства…» [15].

Приведенная выше цитата из Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации [15]как нельзя лучше показывает отношение создателей Концепции к построению в России «современного гражданского законодательства» с «основой и ядром» – Гражданским кодексом РФ [6].

Не ставя своей целью выявление места и значения Гражданского кодекса в системе источников гражданского законодательства, предлагаем провести сравнительный анализ актов гражданского законодательства государств бывших республик СССР, по результатам которого можно будет сделать вывод о гармонизации гражданско-правовых норм, под которой в данной статье понимается добровольное заимствование гражданско-правовых норм с целью «сближение права» некогда «братских» республик Союза Советских Социалистических Республик.

Особенностью унификации и гармонизации гражданского законодательства в странах бывшего СССР явилось то, что эти процессы имели место в государствах, некогда имевших общую правовую доктрину и схожее законодательство.

Стремление не допустить различного подхода к построению основ частного права после распада СССР было определено по итогам международной научно-практической конференции «Гражданские кодексы государств Содружества: гармонизация и моделирование», проходившей 19–20 марта 1994 г. в Санкт-Петербурге.

Отмечалось, что важнейшим шагом в направлении гармонизации нового гражданского законодательства должна стать разработка и внедрение новых Гражданских кодексов. Для участников Содружества Гражданские, именно Гражданские, кодексы «являются традиционной формой систематизации положений, регулирующих широкий спектр имущественных и неимущественных отношений, основанных на равенстве их участников» [16, с. 701].

Результатом пятого пленарного заседания Межпарламентской Ассамблеи государств-участников Содружества Независимых Государств 29 октября 1994 г. стало принятие Модели Рекомендательного законодательного акта Содружества Независимых Государств – Модельного Гражданского Кодекса стран СНГ [17].

Сравнительный анализ шестнадцати нормативных актов [1–16] с целью определения степени гармонизации законодательства стран Ближнего зарубежья будем проводить по трем наиболее значимым позициям: 1)определение структуры гражданского законодательства; 2) регулирование гражданских правоотношений обычаями делового оборота (если таковая норма в кодексе имеется); 3) соотношение гражданского законодательства и норм международного права.

Прежде всего необходимо отметить, что только в Гражданском кодексе Республики Беларусь, в отличие от Гражданских кодексов остальных стран бывшего СССР, включая Российскую Федерацию, в статье третьей дается легальное определение гражданского законодательства, под которым в данном документе понимается «система нормативных правовых актов, которая включает в себя нормы гражданского права». Таким образом, можно констатировать, что закрепление легального термина «гражданское законодательство» в базовом документе, содержащим нормы гражданского права, значительно упрощает понимание данного термина и позволяет избежать различного толкования в доктрине гражданского права. Однако помимо вышеуказанного имеются и другие, не менее значимые и существенные, как для практики, так и для теории гражданского права, отличия все в той же статье третьей Гражданского Кодекса Республики Беларусь, а именно: к системе нормативных правовых актов, которые содержат нормы гражданского права, относятся акты Конституционного Суда Республики Беларусь, Верховного Суда Республики Беларусь, Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь и Национального банка Республики Беларусь, изданные в пределах их компетенции по регулированию гражданских отношений, установленной Конституцией Республики Беларусь и принятыми в соответствии с ней иными законодательными актами. Таким образом, неутихаемый спор российских цивилистов по вопросу отнесения судебной практики к источнику гражданского законодательства в Республике Беларусь разрешился согласно данной норме Гражданского кодекса в пользу тех из них, кто отстаивает позицию о необходимости отнесения судебной практики к числу источников гражданского законодательства. Следует также обратить внимание на то, какое место белорусский и российский законодатель отводит в Гражданском кодексе банкам (имеется в виду Национальный банк Республики Беларусь и Центральный банк РФ). В то время как в Гражданском кодексе Республики Беларусь акты Национального банка рассматриваются как «полноправные» источники гражданского права, российский законодатель в статье проекта нового Гражданского кодекса[18] лишь указал, что правовое положение Центрального банка Российской Федерации (Банка России) определяется законом о Центральном банке Российской Федерации.

Лишь в шести из рассматриваемых Гражданских кодексах, а именно на Украине, в Республике Беларусь, Азербайджанской Республике, Республике Казахстан, Республике Таджикистан, Литовской Республике, в качестве основного источника гражданского законодательства прямо «прописана» Конституция. Упоминания о Конституции также содержатся в Гражданских кодексах Российской Федерации и Грузии, однако несколько в ином контексте. Так, статья 2 Гражданского кодекса Грузии гласит: «Гражданский кодекс, другие законы частного права и их толкования должны соответствовать Конституции Грузии»; статья 3 Гражданского кодекса Российской Федерации: «В соответствии с Конституцией Российской Федерации гражданское законодательство находится в ведении Российской Федерации». Гражданские кодексы остальных рассматриваемых стран ссылок на Конституцию страны не содержат. На наш взгляд, отнесение к источникам гражданского законодательства Конституции страны непосредственно в тексте Гражданского кодекса наиболее удачно.

Отметим также, что используемая формулировка статьи третьей Гражданского кодекса Российской Федерации, а именно: «гражданское законодательство в соответствии с Конституцией РФ находится в ведении РФ» – не встречает аналогов в Гражданских кодексах других рассматриваемых стран. Более того, в статье 4 части 4 Гражданского кодекса Республики Армения прямо указано: «…органы местного самоуправления могут издавать акты, содержащие нормы гражданского права, только в случаях и в пределах, предусмотренных Гражданским кодексом, другими законами и иными правовыми актами». В статье 3 Гражданского кодекса Республики Беларусь также указано, что к числу актов гражданского законодательства относятся «акты местных органов управления и самоуправления, изданные в случаях и пределах, предусмотренных законодательными актами, распоряжениями Президента Республики Беларусь и постановлениями Правительства Республики Беларусь»; статья 3 Гражданского кодекса Республики Казахстан указывает: «…местные представительные и исполнительные органы могут издавать акты, регулирующие гражданские отношения, в случаях и пределах, предусмотренных Гражданским кодексом и иными актами гражданского законодательства».

Помимо этого, Гражданский кодекс Республики Армения отличается от остальных рассматриваемых кодексов способом закрепления источников гражданского законодательства. Так, статья 1 Гражданского кодекса Республики Армения «Отношения, регулируемые гражданским законодательством и иными правовыми актами, содержащими нормы гражданского права» указывает: «… гражданское законодательство Республики Армения состоит из настоящего Кодекса и иных законов, содержащих нормы гражданского права», а также статья 4 «Иные правовые акты», регулируют гражданские отношения. К таким актам относятся: имеющие силу закона постановления Правительства Республики Армения, указы Президента Республики Армения, изданные на основании и во исполнение Кодекса, а также акты министерств и иных органов исполнительной власти, органов местного самоуправления только в случаях и в пределах, предусмотренных Кодексом, другими законами и правовыми актами. Таким образом, непосредственно в самом тексте Гражданского кодекса Республики Армения приведена структура источников гражданского законодательства, состоящая из самого гражданского законодательства и иных правовых актов, содержащих нормы гражданского права.

Проведенный сравнительный анализ Гражданских кодексов стран бывшего СССР позволяет сделать вывод о том, что к актам гражданского законодательства во всех рассматриваемых странах отнесены законы. Однако представляет особый интерес норма пункта 2 статьи 4 Гражданского кодекса Украины: «Если субъект права законодательной инициативы подал в Верховный Совет Украины проект закона, который регулирует гражданские отношения иначе, чем Гражданский кодекс, он обязан одновременно подать проект закона о внесении изменений в Гражданский кодекс Украины. Представленный законопроект рассматривается Верховным Советом Украины одновременно с соответствующим проектом закона о внесении изменений в Гражданский кодекс Украины». Наличие данной нормы закона пресекает появление противоречивых нормативных правовых актов, содержащих нормы гражданского права, на территории Украины и заслуживает особого одобрения как «действующий инструмент» оперативного реагирования на недопущение разночтений в применении и толковании норм гражданского законодательства.

Заслуживает внимания подход закрепления подзаконных нормативных актов (без указания на вид документа) в качестве регуляторов гражданских отношения в Гражданских кодексах Грузии, Азербайджанской Республики, Республики Молдова и Туркменистана. В перечисленных кодексах содержатся аналогичные по содержанию формулировки: «подзаконные нормативные акты применяются для регулирования гражданских правоотношений только в случае, если они изданы на основании закона и не противоречат ему». Для сравнения, в России организационно-правовой гарантией соблюдения принципа законности в подзаконном нормотворчестве являются специальные процедуры контроля за его соответствием законодательству. Такой контроль осуществляется в форме специальной регистрации ведомственных актов в Министерстве юстиции РФ, которое следит за соответствием ведомственных норм предписаниям законов.

К числу источников гражданского права в теории российской цивилистики принято относить обычаи делового оборота, как сложившиеся и широко применяемые в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе (ст. 5 Гражданского кодекса РФ). Формулировка данной статьи абсолютно идентична ст. 5 Модельного Гражданского кодекса стран СНГ. Проведенный сравнительный анализ показывает, что полное заимствование данной нормы из Модельного Гражданского кодекса стран СНГ произошло в Гражданских кодексах следующих государств: Азербайджанской Республики, Кыргызской Республики, Туркменистана и Республики Таджикистан. В свою очередь, в Гражданских кодексах Украины и Казахстана рассматриваемая норма выглядит следующим образом: «гражданские отношения могут регулироваться обычаем, в частности обычаем делового оборота». В статье 7 Гражданского кодекса Украины приведено легальное понятие обычая – это «правило поведения, которое не установлено актами гражданского законодательства, но является упроченным в определенной сфере гражданских отношений». Гражданские кодексы Грузии и Республики Молдова используют термин «обычай», вместо термина «обычай делового оборота». Под «обычаем» в статье 4 Гражданского кодекса Республики Молдова предлагается понимать «норму поведения, которая, хотя и не предусмотрена законодательством, но является общепринятой и применяемой в течение длительного времени в определенной сфере гражданских правоотношений».

Наиболее интересным, на наш взгляд, представляется подход по данному вопросу в Гражданском кодексе Республики Узбекистан, в ст. 6 которого помимо обычая делового оборота к числу источников так же относятся местные обычаи и традиции, применяемые к отношениям, регулируемым гражданским законодательством при отсутствии в нем соответствующих норм.

Напомним, что на базе п. 1.3 Концепции развития гражданского законодательства были подготовлены изменения в Гражданский кодекс РФ, согласно которым из ст. 5 Гражданского кодекса предлагается исключить фразу «делового оборота», заменив ее на «обычай», а также предложено новое определение обычая как «сложившегося и широко применяемого в какой-либо области предпринимательской или иной деятельности правила поведения, не предусмотренного законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе» [18]. Означает ли это, что использование термина «обычай» вместо «обычай делового оборота», а также отсутствие в определении обычая «привязки» только к предпринимательским отношениям в Гражданских кодексах Грузии, Республики Казахстан, Республики Молдова, Литовской Республики было изначально наиболее продуктивным? На наш взгляд, ответ на данный вопрос можно будет дать только после принятия вышеуказанных изменений в Гражданский кодекс РФ и практического применения «нового обычая» на практике.

В завершении сравнительного анализа источников гражданского законодательства стран бывшего СССР на примере Гражданских кодексов, действующих в данных государствах, предлагаем остановиться на вопросе применения общепризнанных принципов и норм международного права, а так же международных договоров к гражданским правоотношениям. Указание на международные принципы и нормы международного права, а также на международные договоры в качестве актов гражданского законодательства содержится в Гражданских кодексах следующих государств: Российской Федерации, Республики Беларусь и Республики Таджикистан. Гражданские кодексы остальных стран, а так же Модельный Гражданский кодекс стран СНГ содержат отсылку только к международным договорам, при этом следует отметить, что формулировки норм о международных договорах в текстах Гражданских кодексов различных стран не идентичны. Обратимся к части 2 статьи 7 Гражданского кодекса РФ: «Международные договоры РФ применяются…кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание внутригосударственного акта». Часть 1 статьи 10 Гражданского кодекса Украины построена следующим образом: «действующий международный договор, который регулирует гражданские отношения, согласие на обязательность которого принято Верховной Радой Украины, является частью национального гражданского законодательства Украины». Статья 6 Гражданского кодекса Республики Беларусь устанавливает, что «нормы гражданского права, содержащиеся в международных договорах Республики Беларусь, вступивших в силу, являются частью действующего на территории Республики Беларусь гражданского законодательства, подлежат непосредственному применению, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для применения таких норм требуется издание внутригосударственного акта, и имеют силу того правового акта, которым выражено согласие Республики Беларусь на обязательность для нее соответствующего международного договора. Нормы гражданского права, содержащиеся в международных договорах Республики Беларусь, не вступивших в силу, могут применяться Республикой Беларусь временно в порядке, установленном законодательством о международных договорах Республики Беларусь». Статья 3 Гражданского кодекса Азербайджанской Республики определяет, что «международные договоры, к которым присоединилась Азербайджанская Республика, применяются непосредственно к регулируемым настоящим Кодексом гражданским правовым отношениям (кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание внутригосударственного акта)». Статья 3 Гражданского кодекса Республики Казахстан закрепляет: «Если международным договором, ратифицированным Республикой Казахстан, установлены иные правила, чем те, которые содержатся в гражданском законодательстве Республики Казахстан, применяются правила указанного договора». Статья 7 Гражданского кодекса Республики Молдова: «Если международным договором, одной из сторон которого является Республика Молдова, установлены иные положения, чем те, которые предусмотрены гражданским законодательством, применяются положения международного договора». На наш взгляд, при определении преимущественного действия международного договора для регулирования гражданских отношений положительным моментом является указание в тексте Гражданского кодекса на то, что данный международный договор был либо «ратифицирован государством», либо «одной из сторон которого выступает государство», либо «государство выразило согласие на обязательность для нее соответствующего международного договора».

Подводя итоги сравнительного анализа источников гражданского законодательства стран бывшего СССР на основе Гражданских кодексов данных государств можно отметить, что, несмотря на то, что разработка нового гражданского законодательства в этих странах происходила с учетом единства исторических корней гражданского права и тенденций его развития, общности исходных понятий, институтов и терминологии, а также в большинстве случаев на основе модельного гражданского законодательства, разработанного в рамках СНГ, процессы совершенствования гражданского законодательства шли в этих странах по-разному, что нашло свое отражение в способах закрепления источников гражданского законодательства в текстах Гражданских кодексов стран бывшего СССР.

Процесс гармонизации гражданско-правовых норм стран бывшего СССР, а не их унификация открывает «широкие горизонты» для совершенствования системы и структуры источников гражданского законодательства каждого из государств-участников бывшего СССР. Для Российской Федерации в эпоху развития гражданского законодательства, на наш взгляд, особенно актуальны следующие положения: определение понятия «гражданское законодательство» непосредственно в тексте Гражданского кодекса РФ; приведение четкой иерархический структуры источников гражданского законодательства во главе с Конституцией РФ в Гражданском кодексе, а также закрепление «иных актов, содержащих нормы гражданского права»; возможность делегирования полномочий по принятию актов, содержащих нормы гражданского права, субъектам РФ с учетом издания их на основе Гражданского кодекса РФ, других законов и иных правовых актов.

Сегодня можно с уверенностью констатировать, что необходимость реформ гражданского законодательства в 90-е годы была вызвана прежде всего желанием устранить все, что воплощало планово-административную регламентацию имущественных отношений. Получив апробацию, нормы Гражданских кодексов рассматриваемых стран, в том числе и Гражданского кодекса РФ, обнаружили ряд недостатков, устранить которые возможно путем дальнейшего развития гражданского законодательства во всех анализируемых государствах. Однако в отличие от предыдущей реформы необходимость такой модернизации будет вызвана прежде всего стремлением обеспечить стабильность гражданско-правового регулирования и устойчивость гражданского оборота, для чего непременно потребуется более четкая регламентация норм, посвященных источникам гражданского законодательства как основы будущих перемен.

Библиографический список

  1. Гражданский кодекс Азербайджанской Республики от 28 дек. 1999 г. №77IГ // Собр. законодательства Азербайджанской Республики. 2000. №4,. I кн., ст. 250.

  2. Гражданский кодекс Грузии от 26 июня 1997 г. [Электронный ресурс]. URL:http://law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1259884 (дата обращения: 04.07.2012).

  3. Гражданский кодекс Кыргызской Республики. Часть 1 от 8 мая 1996 г. №15 // Ведомости Жогорку Кенеша Кыргызской Республики. 1996. №6, ст. 80.

  4. Гражданский кодекс Литовской Республики [от 2000 г.] [Электронный ресурс]. URL: http://www3.lrs.lt/pls/inter3/dokpaieska.showdoc_l?p_id=286643 (дата обращения: 04.07.2012).

  5. Гражданский кодекс Туркменистана Сепармурата Туркменбаши: утв. законом от 17 июля 1998 г. // Ведомости Меджлиса Туркменистана. 1998. №2, ст. 39.

  6. Гражданский кодекс Рос. Федерации. Часть первая от 30 нояб. 1994г. №51-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1994. №32, ст. 3301.

  7. Гражданский кодекс Украины от 16 янв. 2003 г. [Электронный ресурс]. URL:http://meget.kiev.ua/kodeks/grazdanskiy-kodeks/ (дата обращения: 04.07.2012).

  8. Гражданский кодекс Республики Армения от 17 июня 1998 г. [Электронный ресурс]. URL: http://www.competition.am/uploads/resources/qorensgirkRUS.pdf (дата обращения: 04.07.2012).

  9. Гражданский Кодекс Республики Беларусь от 7 дек. 1998 г. №218-З [Электронный ресурс]. URL: http://www.pravo.kulichki.com/vip/gk/index.htm (дата обращения: 04.07.2012).

  10. Гражданский кодекс Республики Казахстан. Общая часть: принят Верхов. Советом Респ. Казахстан 27 дек. 1994 г. // Ведомости Верхов. Совета Респ. Казахстан. 1994. №23–24.

  11. Гражданский кодекс Республики Молдова от 6 июня 2002 г. [Электронный ресурс]. URL:http://www.gk-md.ru (дата обращения: 04.07.2012).

  12. Гражданский кодекс Республики Таджикистан. Часть первая от 30 июня 1999 г. // Ахбори Маджлиси Оли Республики Таджикистан. 1999. №6.

  13. Гражданский кодекс Республики Узбекистан от 1 марта 1997 г. // Ведомости Олий Мажлиса Республики Узбекистан. 1997. Прил. №2.

  14. Закон об общей части Гражданского кодекса Эстонии от 28 июня 1994 г. [Электронный ресурс]. URL:http://www.hot.ee/estonianlegislation/04.htm (дата обращения: 04.07.2012).

  15. Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации: одобр. решением Совета при Президенте Рос. Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7 окт. 2009 г. [Электронный ресурс]. URL:http://www.privlaw.ru/vs_info2.html (дата обращения: 04.07.2012).

  16. Маковский А.Л. О кодификации гражданского права (1922–2006). М.: Статут, 2010. 736 с.

  17. Модельный Гражданский кодекс стран СНГ: рекомендательный законодательный акт Содружества Независимых Государств от 29 окт. 1994 г. // Информ. бюл. Межпарламентской ассамблеи государств-участников СНГ. 1994. №6. С. 3–192.

  18. Проект Федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации»: разраб. Советом при Президенте Рос. Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства [Электронный ресурс]. URL:http://www.rg.ru/2012/02/07/gk-site-dok.html (дата обращения: 04.07.2012).

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.