УДК 340.5

О предмете и методе сравнительного конституционного права

Д.М. Худолей

Кандидат юридических наук, доцент кафедры конституционного и финансового права
Пермский государственный национальный исследовательский университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

В работе проведен краткий сравнительный анализ конституционного права стран мира, на основе которого выделены единые критерии для их классификации. Автором определен комплексный метод сравнительного конституционного права (сравнительной конституционного географии) – науки, изучающей распространение моделей регулирования конституционных отношений в различных регионах стран мира.


Ключевые слова: сравнительное конституционное право; сравнительная конституционная география; сравнительное правоведение

 

В современной науке нет единого мнения о существовании такой науки, как сравнительное конституционное право. Главный аргумент противников выделения такой отрасли знаний заключается в том, что сравнительное правоведение основывается на сравнительно-правовом методе, согласно которому выделяются пять основных правовых семей: англосаксонская, континентальная (романо-германская), мусульманская, традиционная и смешанная [1, с. 23; 8, с. 15]. Как утверждают отдельные ученые-компаративисты, такое деление неприменимо для сравнительного изучения конституционно-правовых институтов, так как в рамках одной правовой семьи могут существовать государства с различной формой правления и формой государственно-территориального устройства [10, c. 25]. Весьма характерный пример – США и Великобритания, они принадлежат к англосаксонской правовой семье, но отличаются по двум из трех составляющих формы государства. Для того чтобы опровергнуть этот сильнейший аргумент, мы провели сравнительное исследование государств различных регионов земного шара (Европа, Америка, Ближний Восток, Азия, Африка, Океания) и попытались подразделить эти государства на некие подгруппы по тем или иным общим признакам. Результаты исследования оказались весьма интересными.

Географически в Европе располагаются полностью или частично 43 государства. Однако такие государства, как Российская Федерация, Турция, Казахстан, Грузия и Азербайджан, составляют в Европе незначительную часть. Включение таких государств в число стран Европы даже по географическому признаку не совсем обоснованно. Компаративистский анализ лишь подтверждает этот вывод. Далее, страны СНГ и Балтии, даже при наличии ряда противоречий между ними, в целом следует рассматривать как особую группу государств, несмотря на то, что прибалтийские государства входят в состав Европейского союза. С другой стороны, Республику Кипр, которая географически находится в Азии, ученые-компаративисты вполне обоснованно включают в состав европейских стран, что подтверждается не только общей культурой, но и единством правовых институтов этого островного государства с правом стран Европы.

В Европе существуют государства с различной формой правления (монархии и республики, причем монархий самое большое количество среди всех регионов земного шара – 12), а также с различной формой государственно-территориального устройства (в основном унитарные государства, но есть 5 федераций). Их объединяет другой элемент – режим. Основополагающие акты Европейского союза приблизили режим государств Европы к демократическому.

В основном федеративная форма существует лишь в странах Западной Европы (в Восточной Европе осталась лишь одна федерация Боснии и Герцеговины, которая больше напоминает конфедерацию, чем полноценную федерацию; в Северной Европе федераций нет вообще). Однако, несмотря на то, что господствующая форма государственного устройства – унитарная, она имеет значительные признаки федерализма у многих государств. Кроме региональных государств (Испания, Италия), многие унитарные государства установили автономии национально-территориальной или национально-культурной формы с различными вариациями (Великобритания, Италия, Испания, Франция, Португалия, Дания и др.).

Преобладающими формами правления в Европе являются парламентская монархия (10) и парламентская республика (19), что объясняется историческими причинами. Европа, в целом, смогла избежать социальных революций в начале ХХ века, монархическая форма правления сохранилась, пусть и в церемониальном виде, существующем по принципу «король царствует, но не правит». Нечто подобное существует и в квазимонархии Андорре, в которой функции князей исполняют немонархи (епископ Урхельский и президент Франции) [7, с. 35]. В тех же государствах, где революция произошла, парламентарная форма правления была сохранена (ФРГ). Смешанная форма правления характерна для новых государств Центральной и Восточной Европы, которые заимствовали опыт Франции (в Восточной Европе расположены 5 из 8 смешанных республик). Видимо, в этом можно увидеть некий отпечаток авторитарного прошлого, так как именно в смешанной форме правления среди иных демократических республиканских форм в наибольшей степени может проявиться авторитарная власть президента. В Западной Европе, кроме самой Франции, смешанная форма установлена лишь в Португалии, которая также имеет диктаторское прошлое. В Северной Европе смешанная форма учреждена в Финляндии, что является исключением из общего правила для данного региона, преимущественно состоящего из парламентских монархий (3 из 5 стран). Президентская форма правления нехарактерна для стран Европы и имеет лишь единичный пример – Республику Кипр. Монархии, как таковые, представлены парламентским типом, но есть дуалистическая и абсолютная монархия в карликовых Монако и Ватикане, где в силу традиции и небольшого размера территории сохраняется демократический режим.

Условно европейские государства можно разделить на 3 группы: страны Западной Европы (в основном парламентарные республики или парламентские монархии унитарного или федеративного типа), страны Восточной и Центральной Европы (унитарные государства, избравшие смешанную форму правления, – Хорватия, Польша, Болгария и др.), страны Северной Европы – унитарные государства, в которых преимущественно сохранилась монархическая форма правления, а также имеются особенности в регулировании правового статуса личности. В первую очередь это проявляется в вопросе равноправия полов, например в Норвегии в представительных органах 40% мест забронировано за женщинами [6, с. 280].

Америка – родина президентской формы правления и федеративной формы государственно-территориального устройства. Всего географически в Америке существуют 35 государств. Географически выделается Северная, Центральная, Южная, Латинская Америка и страны Карибского бассейна. Но с компаративистской точки зрения такое деление вряд ли оправданно. Тем более, что даже по географическому критерию отсутствует четкая разница между Латинской, Центральной Америкой и Карибским регионом.

По форме правления все государства можно поделить на две группы: республики, как правило, с президентской формой правления, и монархии (бывшие британские колонии) парламентского вида (10). Президентских республик большинство (19). Однако, в целом, президентская форма правления государств тяготеет к смешанной, поскольку в системе разделения властей у многих государств (в первую очередь у Южной Америки) присутствуют элементы парламентаризма в виде интерпелляции к отдельным министрам или институт контрасигнатуры актов президента [7, с. 312].

Смешанная (Гаити, Перу) и парламентская (Доминика, Тринидад и Тобаго, Куба) республиканские формы правления нехарактерны для стран Америки. При этом следует отметить, что парламентская форма правления в Доминике и Тринидаде и Тобаго была установлена после получения независимости от Великобритании, а смешанная, в Гаити, сразу после провозглашения независимости от Франции. В этом мы видим тот же механизм традиции, что и в Европе. Остальные же государства, провозглашая свою независимость, копировали положения конституции США, изменяя в ту или иную сторону баланс сил между парламентом и президентом.

Утверждается, что именно в Америке зародилась и суперпрезидентская форма правления. Такая форма правления до сих пор существует в Гайане. Американский континент знает и атипичные формы правления (диктатуры), которые устанавливались в ходе многочисленных переворотов в президентских республиках.

Стоит также отметить, что федеративная форма государственно-территориального устройства характерна и для Южной, и для Северной Америки. Всего в Америке 7 федераций, они занимают преобладающую территорию обоих континентов. В Центральной Америке как таковых федеративных государств нет вообще, а в Карибском бассейне – лишь одно (Сент-Китс и Невис). В Южной Америке существуют лишь 3 федерации, зато все 3 государства Северной Америки являются федеративными.

Режим государств Америки варьируется от демократического до умеренно демократического и авторитарного (Куба, Венесуэла). В чистом виде, лишь Куба является социалистическим государством. Другие государства, в которых во главе находятся социалисты, установлена, как правило, президентская республика (Венесуэла, Боливия). Поэтому выделять особую группу соцстран необоснованно.

Таким образом, можно сделать следующий вывод. В Северной Америке сформировались президентские федеративные республики (США, Мексика) и парламентская монархия (Канада). В странах Карибского бассейна значительное число государств имеет нетрадиционную для американского региона форму правления (парламентскую или смешанную). Страны Центральной и Южной Америки, в основном, выбрали президентскую форму правления с унитарным или федеративным устройством. В силу сказанного можно все государства Америки разделить на 2 большие группы: парламентские монархии Северной Америки и Карибского бассейна, а также президентские республики стран Америки. В конституционно-правовом смысле такие страны Северной Америки, как США и Мексика, практически ничем не отличаются от президентских республик Южной и Центральной Америки.

Географически Ближний Восток располагается в двух частях света: в Северной Африке и в Западной Азии. Географически четких критериев отнесения той или иной территории к данному региону нет. В первую очередь в состав данного региона входят государства Аравийского полуострова и Египет, частично располагающийся за Суэцким каналом.

К данному региону географы относят территорию 20 государств, в том числе Кипра, Азербайджана, Армении, Грузии. Как уже отмечалось выше, страны СНГ и Балтии следует включать в особую группу государств. Во-вторых, Республика Кипр по своимконституционно-правовым характеристикам является традиционным государством Европы.

В данном регионе в основном располагаются арабские государства, на территории которых проживаются мусульмане. Ислам во многих таких государствах является государственной религией. Данный критерий во многом определяет форму правления и форму государственного устройства. Компаративистский анализ позволяет сделать вывод о расширении региона и включении в ее состав, кроме стран Ближнего Востока (Египта и стран Аравийского полуострова), таких стран Северной Африки, как Западная Сахара, Мавритания, Марокко, Алжир, Тунис, Ливия (страны Магриба), иных членов Лиги арабских государств (Джибути, Коморские острова, Сомали, Судан), а также Южного Судана, Эфиопии и Эритреи.Данный регион можно смело называть Ближним Востоком и Северной Африкой (хотя в него входят и государства Восточной Африки – Коморские острова, Сомали, Джибути).

Таким образом, всего регион Ближнего Востока и Северной Африки объединяет 27 государств. В основном это исламские государства (за исключением Израиля, Эфиопии и Эритреи, хотя и на территории этих стран проживает значительное число мусульман). Отдельные страны, в которых господствующей религией является ислам, провозгласили отделение церкви от государства (Турция), но большинство стран Аравийского полуострова установили ислам государственной религией (Саудовская Аравия, Оман). Последнее обстоятельство предопределило форму правления – это либо монархии, либо диктатуры (Иран). Отдельные государства Ближнего Востока, которые формально провозгласили отделение церкви от государства, избрали путь суперпрезидентского государства или военной диктатуры, опять же опираясь на традиции ислама о единоличном правлении (Сирия, Судан). В ходе «арабской весны» многие авторитарные режимы рухнули (Мубарака и Каддафи в Египте и Ливии соответственно), в ряде монархий были проведены реформы в сторону парламентаризма (Марокко, Иордания). Революция в отдельных странах переросла в гражданскую войну, что еще более усугубило обстановку в регионе.

Среди стран Ближнего Востока и Северной Африки существует 7 монархий и одна монархия с республиканским элементом (в ОАЭ учрежден квазипрезидент – выборный пост председателя Совета эмиров, который по традиции замещает глава самого крупного эмирата Абу-Даби). 3 монархии – абсолютные (Саудовская Аравия, Катар и Оман). Остальные – дуалистические в той или иной разновидности. Причем де-факто многие дуалистические монархии мало чем отличались по абсолютных (в Марокко долгое время существовало беспарламентское правление). ОАЭ по своей структуре является федерацией абсолютных монархией с общим законодательным органом, в который входят 7 эмиров. Таким образом, можно смело утверждать, что абсолютизм – господствующая форма монархий Ближнего Востока.

Среди республик в прошлом явно преобладали авторитарные суперпрезидентские и президентские государства. После «арабской весны» число таких стран сократилось. По-прежнему Джибути и Коморские острова являются президентскими государствами. Но следует иметь в виду, что, закрепив де-юре президентский режим, отдельные государства являются де-факто авторитарными суперпрезидентскими государствами. Так, Алжир, Тунис, Судан и Сирия являются классическими суперпрезидентскими государствами. В Эритрее очередные парламентские и президентские выборы не проводились более 20 лет и установился режим диктатуры президента Афеворка. Иран также является монархической республикой, в которой верховная власть принадлежит лицу (айатолле), который не несет ответственности перед народом или парламентом.

Есть лишь 4 парламентских государства – Израиль, Ирак, Ливан и Эфиопия. Смешанных республик также мало – Турция, Мавритания и Йемен. Последнее государство по своей структуре тяготеет к суперпрезидентскому типу.

Таким образом, условно в регионе можно выделить 3 типа государств: теократические монархии абсолютного или дуалистического типа (Саудовская Аравия, Оман); авторитарные государства, которые провозгласили ислам господствующей или государственной религией (Алжир, Тунис);относительно светские государства (Израиль, Турция).

Государства первого типа, как правило, расположены на Аравийском полуострове (Саудовская Аравия, Оман и др.); государства второго типа – страны Магриба (страны Северной Африки – Алжир, Тунис); страны третьей группы – в северной части Ближнего Востока (Израиль, Турция, Ливан).

В Азии (за вычетом государств Ближнего Востока и стран СНГ) находятся 24 государства. Географически Азия имеет сложное деление (Западная Азия, Восточная Азия, Юго-Восточная Азия, Южная Азия, Центральная Азия). Однако страны СНГ, как мы уже говорили, образуют особую группу, как и страны Ближнего Востока. Следовательно, из 5 регионов остались лишь 3. Но анализ государств данного региона не позволяет использовать такое деление.

В указанном регионе располагаются государства с различной формой правления, среди них 4 монархии (Бруней, Таиланд, Камбоджа и Япония) и две монархии с республиканским элементом (Бутан и Малайзия, в которых предусмотрены элементы политической или юридической ответственности монарха). Причем из этих 4 стран только Бруней является абсолютной монархией, остальные – парламентские. Бутан, являясь парламентской монархией, в своейконституции допускает импичмент монарха, а также обязывает его отрекаться от трона по достижении 65 лет (элементы республиканизма). В Малайзии в 9 из 13 штатов существует наследственная монархия. Каждые 5 лет главы этих монархий избирает главу государства (Янг-ди-Пертуан Агонг), который выполняет церемониальные функции. По конституционному обычаю, пост главы государства передается от одного монарха штата к другому по очереди [7, c. 104]. Каждый монархический штат, в целом, является парламентской монархией, установлена парламентарная форма и всего малайского государства. Поэтому можно смело утверждать, что преобладающей формой монархии в азиатском регионе является парламентская.

Большинство республик в Азии парламентского типа. Однако социалистические республики (5) к парламентским можно отнести лишь с определенной долей условности (отдельные ученые по-прежнему выделяют самостоятельную социалистическую форму правления). Среди буржуазных республик парламентскими являются лишь 3 (Индия, Бангладеш, Сингапур). В регионе есть 4 президентские республики (Афганистан, Индонезия, Республика Корея и Филиппины),2 смешанные республики (Восточный Тимор и Пакистан) и одна суперпрезидентская (Мальдивы). В Мьянме и Шри-Ланке установился режим диктатуры, в Непале до сих пор действует временное правительство, новая Конституция не принята.

По форме государственного устройства преобладают унитарные государства. Есть лишь 3 федерации (Индия, Пакистан, Малайзия). Также Непал во временном конституционном акте провозгласил себя федерацией. Отметим, что среди соцстран Азии федераций нет вообще.

Режим государств также разнообразен (от демократического в Японии до тоталитарного в КНДР). Первый характерен для стран Южной Азии, второй – для Восточной.

В регионе, как и в Ближнем Востоке, расположены и исламские государства (Афганистан, Бангладеш, Бруней, Пакистан, Индонезия, Малайзия, Мальдивы). Несмотря на столь большое представительство, данный критерий не позволяет выделить такие государства в отдельную группу, так как теперь только Мальдивы являются суперпрезидентской республикой с ярко выраженным авторитарным режимом. В Индонезии и Пакистане произошли преобразования, которые не позволяют их расценивать как суперпрезидентские государства. В Афганистане по-прежнему находятся вооруженные силы НАТО. Бангладеш вообще является парламентской республикой светского типа. Форма правления Малайзии сильно отличается от монархий Ближнего Востока. Лишь Бруней является полной копией монархий Ближнего Востока, что объясняется его близостью к данному региону. Таким образом, в Азии выделяется две основные группы государств: социалистические (Восточная Азия) и буржуазные (Южная Азия).

В Африке (за вычетом государств Северной Африки) находится 41 государство. Географически в Африке выделяют Северную, Западную, Центральную, Восточную и Южную Африку. Как мы уже говорили, страны Северной Африки и ряд стран Лиги арабских государств (Джибути, Коморские острова и др.) целесообразнее включить в особую группу, пусть этим и нарушится географический принцип.

В данном регионе присутствует ряд исламских государств: Сенегал, Нигер, Буркина-Фасо, Гвинея, Мали, Чад. Учитывая, что всего государств – 41, 6 государств составляют группу около 15%, что вряд ли позволяет их выделить в особую группу. В государствах Африки в основном установлены авторитарные режимы. В регионе установлено множество диктатур, суперпрезидентских республик или тяготеющих к ним стран (18). Причем множество из них – не исламские страны. В силу этого не представляется возможным выделять среди стран Африки особую группу исламских государств. Более того, исламские страны региона – не арабские государства, в законодательстве этих стран применяется значительное число местных обычаев (это специфика Тропической Африки). Соцстран в регионе практически не осталось, что также не позволяет использовать данный критерий.

В регионе существуют государства с различной формой правления, в том числе 2 монархии (парламентская Лесото и дуалистическая Свазиленд, в которой присутствуют признаки и парламентский и абсолютной монархии). Примечательно, что все они расположены в Южной Африке. Среди республик явно преобладают авторитарные режимы суперпрезидентских республик (7 – Буркина-Фасо, Гвинея, Габон, Экваториальная Гвинея, Мозамбик и Зимбабве) или смешанных, тяготеющих к ним (8 – Камерун, ДР Конго, Конго, Сан-Томе и Принсипе, Того, ЦАР, Бурунди, Сейшельские острова). В отдельных государствах установилась власть военной хунты, диктатора-президента (Чад, Гвинея-Бисау, Мали, Мадагаскар) или идет гражданская война и постоянное правительство отсутствует (Кот-Д’Ивуар).

Если анализировать географию авторитарных режимов, то мы без труда можем прийти к выводу, что такие режимы более характерны для Центральной Африки, чем для Южной. В Южной части Африки есть лишь 1 суперпрезидентское государство (Зимбабве).

В регионе присутствуют и иные разновидности республик: президентские (8), классические смешанные (9) и парламентские (2).

По форме государственно-территориального устройства явно преобладают унитарные, есть лишь 3 федерации – Танзания, Нигерия, ЮАР. По этому показателю Африка занимает последнее место по сравнению со всеми регионами мира, что неудивительно, так как авторитарный режим, как правило, предполагает унитаризм.

Пожалуй, единственный критерий для классификации государства Африки – государственный режим. Сравнительный анализ стран Африки позволяет подразделить государства на 2 типа: авторитарные государства Тропической Африки и относительно демократические государства Южной Африки.

Страны Тихоокеанского региона (или Океании) занимают промежуточное положение между Азией и Америкой. Право этих стран восприняло колониальные законы США или Великобритании, а также сохранило свои обычаи, что нашло свое воплощение в некоторых пережитках первобытного строя (например, в Тонге существуют пэры – вожди племен, являющиеся наследственными членами парламента).

Всего в Тихоокеанском регионе 11 полностью суверенных государств. Имеется ряд «свободно ассоциированных государств с США» – Палау, Соединенные штаты Микронезии, Маршалловы острова. Указанные государства, хотя и провозгласившие себя на референдуме суверенными, не являются полностью независимыми и находятся под протекторатом США.

Если анализировать суверенные государства Тихоокеанского региона, то можно прийти к следующему выводу. Господствующая форма правления этих государств – монархия (6). В 5 государствах установлена парламентская монархия (Австралия, Новая Зеландия, Соломоновы острова, Папуа-Новая Гвинея, Тувалу). Существует одна дуалистическая монархия с элементами парламентаризма (Тонга). Именно в этом государстве монархом не является королева Великобритании. Немногочисленные республики установили парламентскую форму правления, что также неудивительно, учитывая британское колониальное прошлое (Западное Самоа, Вануату, Науру, Кирибати, Фиджи).

Преобладающей формой государственного устройства государств Тихоокеанского региона является унитаризм. Среди полностью суверенных государств только Австралия является «чистой» федерацией. Папуа-Новая Гвинея хотя де-юре и не названа федерацией, де-факто ею является. Впрочем, необходимо учитывать, что в Тихоокеанском регионе, в основном, располагаются островные государства, поэтому распространенной практикой является предоставление отдельным островам широкой автономии. В силу всего вышесказанного представляется вполне обоснованным вывод о недопущении дробления государств Тихоокеанского региона на какие-либо его части. Большинство государств находятся в Британском содружестве и имеют общие институты права.

Таким образом, оказалось, что внутри практически каждой географической группы государств можно выявить подгруппы. Для выделения этих подгрупп использовался не один определенный критерий (форма правления, форма государственного территориального устройства, форма правления, принадлежность к той или иной семье или географический признак), а все вместе взятые. Нетрудно заметить, что выработанный нами метод сравнительного конституционного права правильнее называть методом сравнительной конституционной географии, так как он включает в себя метод политической географии. Стоит отметить, что и в науке сравнительного правоведения определенные элементы этого метода используются, но для изучения частно-правовых институтов данные критерии не имеют определяющего значения. Действительно, страны Америки принадлежат к разным правовым семьям, они имеют различную историю колонизации, но они имеют много общего в силу географического признака: близость к США предопределила рецепцию формы правления, формы государственного территориального устройства, представлений о правах человека. Даже бывшие британские колонии, будучи странами англосаксонской правовой семьи, сильно отличаются от Великобритании в вопросах регулирования прав человека. Итогом конвергенции американских стран стало принятие важнейших региональных актов о правах человека – в первую очередь Американской конвенции о правах человека 1969 г.

Подобная конвергенция произошла и в Европе. Великобритания, будучи страной англосаксонского права, в конституционно-правовом смысле ничем существенным не отличается от других парламентских монархий Западной и Северной Европы, принадлежащих к континентальной правовой семье.

На Ближнем Востоке, как утверждают корифеи компаративистики, существуют страны исламской системы права, хотя мы без труда все такие исламские государства делим на 2 группы: абсолютные монархии Аравийского полуострова и авторитарные государства Магриба. Такая классификация имеет в том числе и географическое объяснение – практически все страны Магриба были колонизированы близлежащими странами Европы.Поэтому идея республиканизма (пусть и авторитарного) была навязана в ходе завоеваний.

Таким образом, саму науку сравнительного конституционного права вполне оправданно называть сравнительной конституционной географией, так как она изучает распространение моделей конституционного регулирования тех или иных отношений (правовой статус личности, форма правления, форма государственного территориального устройства, государственный режим, полномочия высших органов государственной власти) в странах мира. Это распространение возможно в виде насильственного навязывания в ходе колонизации (страны Азии, Океания) или добровольной рецепции (страны Америки). В отдельных случаях общая историческая судьба государств региона подталкивает их к конвергенции (страны Европы).

В силу этого мы не разделяем точку зрения В.Е. Чиркина, считающего, что предмет науки сравнительного конституционного права тождествен предмету другой науки – конституционного права зарубежного стран, которая также занимается сравнительным анализом конституционного права [9, с. 23]. На наш взгляд, конституционное право зарубежных стран изучает общие тенденции развития конституционного права в зарубежных странах, сравнительное конституционное право – специфические тенденции, обусловленные принадлежностью того или иного государства к определенной региональной группе.

Конституционное право нередко называют политическим правом. Действительно, это самая политизированная отрасль права. Можно вспомнить известное выражение классиков научного материализма о том, что политика – концентрированное выражение экономики [3, с. 244]. Экономика того или иного государства в первую очередь предопределена географией. Эта несложная цепочка умозаключений приводит нас к выводу, что между географией и конституционным правом существует определенная связь, которая не столь очевидна для науки сравнительного частного права. К подобному выводу пришли некоторые отечественные ученые-компаративисты, которые в отличие от западных ученых не стали зацикливаться на частном праве и в сравнительно-правовом анализе используют нормы и публичного права. Так, А.Х. Саидов в рамках англосаксонской семьи выделяет такие подгруппы, как системы стран Карибского бассейна и Северной Америки, а также Океании. В рамках романо-германской семьи им выделены в отдельные подгруппы страны Латинской Америки и скандинавские страны [5, c. 10] .

Страны мира географически связаны между собой. Эта географическая связь предполагает и экономическую связь, и политическую. В конечном счете это находит свое выражение в конвергенции правовых систем, рецепции институтов публичного права. Итогом такой конвергенции выступают международные акты регионального характера. Так, в настоящее время приняты Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. [4, с. 536–549], Американская конвенция прав человека 1969 г., Африканская хартия прав человека и народов 1981 г. [4, с. 781–813], Конвенция СНГ о правах и основных свободах человека 1995 г. [2] и др. Нередко конвергенция приводит к созданию объединений государств и содружеств (СНГ, Лига арабских государств, Организация американских государств, Организация африканского единства, Европейский союз и др.). Таким образом, географический критерий начинает преобладать над другим критерием – принадлежностью к той или иной правовой семье.

Метод сравнительного конституционного права (сравнительной конституционной географии) сохранил элементы сравнительного правоведения, но он имеет и определенную специфику. Все это свидетельствует о необходимости признания сравнительного конституционного права в качестве самостоятельной отрасли юридических знаний.

 

Библиографический список

  1. Давид Р. Основные правовые системы современности. М., 2010. 242 с.

  2. Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека от 26 мая 1995 г. // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1999. №13, ст. 1489.

  3. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. М., 1966. Т. 42. 442 с.

  4. Международные избирательные стандарты / под ред. В.В. Вешнякова. М., 2004. 1152 с.

  5. Саидов А.Х. Сравнительное правоведение: Основные правовые системы современности. М., 2003. 443 с.

  6. Современные избирательные системы / под ред. А.В. Иванченко. М., 2011. Вып. 6. 512 с.

  7. Сухарев А.Я. Правовые системы стран мира: энцикл. справочник. М., 2003. 244 с.

  8. Тихомиров Ю.А. Курс сравнительного правоведения. М., 1996. 432 с.

  9. Чиркин В.Е. Сравнительное конституционное право. М., 2002. С. 448 с.

  10. Цвайгерт К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права: в 2 т. М., 2000. Т. 1. 480 с.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.