УДК 340:34.03:340.132

Нормативное и индивидуальное правовое регулирование

Ю.С. Решетов

Доктор юридических наук, профессор, зав. кафедрой теории и истории государства и права
Казанский (Приволжский) федеральный университет
420008, г. Казань, ул. Кремлевская, 18
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Правовое регулирование – категория общей теории права, позволяющая понять важные аспекты государственно-правовой действительности. Решать эту задачу можно по-разному. Здесь не может быть единого подхода. В данной статье познание правового регулирования базируется на исследовании нормативного и индивидуального правового регулирования. При этом основное внимание уделяется вопросам их соотношения.


Ключевые слова: право; индивидуальное правовое регулирование; нормативное правовое регулирование

 

Нормативность – один из признаков права. Содержанием права являются веления общего характера, выраженные в виде государственно-властных предписаний. Нормы права позволяют ввести в жизнь людей организованность, упорядоченность, безопасность. Достигается же это когда право действует. Правовое регулирование тесно связано с действием права. Место правового регулирования в механизме действия права определяется социальной ролью права. Предназначение права состоит в регулировании общественных отношений. Поэтому определяющей функцией права является регулятивная. Это направление воздействия права на сознание и поступки людей отличается от информационного, воспитательного и ценностно-ориентационного действия права. Правовое регулирование выступает в качестве специально-юридической составляющей механизма действия права. Такая трактовка правового регулирования, несомненно, значима. Однако она не дает ответа на вопрос, из чего складывается правовое регулирование. Один из возможных ответов на данный вопрос – выделение в правовом регулировании соответствующей деятельности и непосредственно связанных с ней правовых средств.

Правовое регулирование складывается из целенаправленных действий людей. В нем нет места для пассивного юридически значимого поведения, бездействия. Деятельность, которая «входит» в механизм правового регулирования, отличается специальной, юридической направленностью. Поэтому ее нельзя верно понять без учета соответствующих правовых средств – норм права, правовых отношений, нормативных и индивидуальных юридических актов. Все они играют свою роль в системе правового регулирования общественных отношений.

Важный аспект изучения правового регулирования – его связь с действием права во времени, в пространстве и по кругу лиц. Право всегда действует во времени, в пространстве и по кругу лиц. Эти параметры действия права устанавливаются в ходе правотворческой деятельности, являющейся нормативным правовым регулированием общественных отношений. Действие норм права во времени, в пространстве и по кругу лиц целесообразно соотнести с пределами правового регулирования. Пределы правового регулирования фиксируют границу юридического воздействия на общественные отношения, отграничивают область правового регулирования от социального регулирования не являющегося правовым. Действие же норм права во времени, в пространстве и по кругу лиц очерчивает границы их реализации. Причем это границы и индивидуального правового регулирования, которое входит в механизм реализации права. Пределы правового регулирования отражают место и роль юридических средств в системе общего социального регулирования. Причем они определяются объективными обстоятельствами. Есть такие общественные отношения, которые не поддаются внешнему правовому регулированию. Специальные юридические средства в данном случае не срабатывают.

Правовое регулирование нужно осуществлять с учетом его целесообразности. Отнюдь не всегда, хотя, возможно, и стоит, нужно прибегать к правовому регулированию. Исторический опыт свидетельствует, что чрезмерная правовая заорганизованность поступков людей приводит к отрицательным результатам. Здесь действовать нужно продуманно и взвешенно. В пределах правового регулирования отражается сложное взаимодействие юридических инструментов с экономическими, социальными, политическими, духовными, семейными и иными обстоятельствами. Это обязательно нужно учитывать в правовой политике государства. Вопрос же о действии норм права во времени, в пространстве и по кругу лиц во многом предстает как сугубо юридический. Так, одна из правовых аксиом гласит – закон обратной силы не имеет. Не трудно обнаружить связь этой аксиомы с действием норм права во времени.

Нормативное и индивидуальное правовое регулирование может быть как односторонне-властным, вертикальным, так и договорным, горизонтальным. Обладая относительной самостоятельностью, эти виды правового регулирования не исключают, а дополняют друг друга. Первое связано с прямым властным регулированием общественных отношений. Взаимообусловленность функционирования государственной, муниципальной власти и права воплощается здесь довольно последовательно. Односторонне-властное, вертикальное правовое регулирование сопровождается изданием нормативных и индивидуальных (правоприменительных) актов. При этом процесс создания таких юридических актов облекается в особые правотворческие и правоприменительные отношения. Автономное, горизонтальное правовое регулирование осуществляется на базе соглашений. Субъекты, находящиеся в автономном положении друг к другу и заключающие разного рода нормативные и индивидуальные правовые договоры, регулируют не только собственное поведение, но и устанавливают взаимные права и обязанности. Причем осуществление правовых договоров отличается от реализации нормативных и индивидуальных актов. Воплощение в жизнь правовых договоров может, в частности, порождать особую деятельность по обеспечению выполнения принятых сторонами обязательств. Теория международного права немало внимания уделяет имплементации норм международного права. И в этом нет ничего особенного. Ведь это – проблема полной реализации принятых государствами в соответствии с международным правом обязательств.

Анализ нормативного и индивидуального правового регулирования предполагает освещение вопроса о месте правового регулирования в системе общественных отношений, уяснение диалектики сфер жизни общества и правового регулирования. А для этого нужно рассмотреть предмет правового регулирования. Предметом правового регулирования является то, на что оно направлено. Поэтому можно предположить, что предмет находится вне правового регулирования, отделен от него. Однако такой вывод можно принять применительно к общественным отношениям, которые в ходе правового регулирования лишь становятся правовыми, оставаясь фактически экономическими, семейными, управленческими, трудовыми и т.д. Иное происходит с общественными отношениями (налоговыми, пенсионными, процессуальными и др.), которые не существуют без права. Порождаемые государственно-правовой действительностью, эти отношения предстают как чисто юридические. В данном случае правовое регулирование осуществляется изнутри. При этом индивидуальное (правоприменительное) правовое регулирование здесь становится более распространенным, сложным, требующим правового профессионализма. Все это позволяет понять, каким образом юридическая деятельность становится относительно самостоятельным видом человеческой деятельности, выявить ее место в системе общественных отношений.

При познании нормативного и индивидуального правового регулирования важно соотнести правовое регулирование с реализацией права. Реализация прав и обязанностей нередко рассматривается в качестве элемента, стадии правового регулирования [5, c. 439; 10, с. 626]. В соответствии с другим мнением, сводить реализацию права к элементу правового регулирования будет ошибкой, так как этот механизм в целом и есть реализация права [9, c. 250]. А это побуждает рассмотреть названную проблему, конкретизировать наши представления о соотношении правового регулирования и правореализации, нормативного и индивидуального правового регулирования.

Вначале подчеркнем следующее. Рассмотрение норм права и правоотношений в качестве элементов механизма правового регулирования не исключило их самостоятельного исследования. В отечественной юриспруденции продолжают разрабатываться научные представления о правовых нормах и правовых отношениях. Не в меньшей мере нужны самостоятельные исследования и реализации права. Правовая абстракция «осуществление права» имеет самостоятельное значение. Она, как отмечал А.М. Васильев, имеет свои понятийные ряды. При этом категории «законность», «правоотношение» выступают в понятийных рядах абстракции «осуществление права» как один из моментов ее конкретизации [3, c. 175].

Решение вопроса о взаимодействии реализации права с правовым регулированием затрудняется, в частности, следующим. Нормы права, являясь средством юридического воздействия на людей, сами реализуются через внешние и внутренние формы регулирования и саморегулирования поведения людей, которые представляют ответную реакцию на нормативно-организационное опосредование общественных отношений, являющееся основным направлением правового воздействия на поведение людей. При этом формы регулирования и саморегулирования поведения есть различные составляющие процессов реализации права. Формируются же и развиваются они под влиянием не только правовых норм, но и реальных экономических, социальных, политических и духовных условий жизни людей. Немаловажно и следующее. Действия участников реализации права, которые завершаются изданием индивидуальных правовых актов, входят в правовое регулирование. Поведение же участников реализации правовых норм, которое не получает институционного воплощения в виде средств правового воздействия и отличается саморегуляцией, не входит в правовое регулирование.

Соотношение нормативного и индивидуального правового регулирования в немалой степени зависит от принципа разделения властей. Обычно выделяют законодательную, исполнительную и судебную власти. Законодательная власть принадлежит парламенту, исполнительная – правительству, судебная – суду. Впервые принцип разделения властей в нашей стране получил конституционное оформление в 1993 году. Конституция Российской Федерации в ст. 10 закрепила: «государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны». Законодательная деятельность составляет основу правотворчества. В создании и изменении общеобязательных правовых велений и заключается смысл этой деятельности. Здесь уместно отметить, что нормативность является одним из признаков закона. Органы исполнительной власти занимаются – подзаконным нормативным и индивидуальным правовым регулированием, а суды применением норм права. Свой вклад в дело разделения власти в России должен внести федерализм. Эта форма государственного устройства позволяет дополнять горизонтальное разделение власти ее разделением по вертикали, является важным фактором отечественной «системы сдержек и противовесов». На основе разделения власти по вертикали можно выделить следующие уровни правового регулирования: федеральный, региональный и местный. На федеральном уровне правовое регулирование осуществляется Федеральным Собранием РФ, Президентом РФ, Правительством РФ, министерствами, федеральными службами, федеральными судами, иными властными федеральными институтами. На региональном уровне правовым регулированием занимаются соответствующие органы законодательной, исполнительной и судебной власти. На местном уровне этим делом занимаются прежде всего органы местного самоуправления, которые не входят в систему органов государственной власти. Разделение властей играет важную роль в деле оптимизации нормативного и индивидуального правового регулирования.

Важное значение для характеристики взаимодействия правового регулирования и реализации права имеет трактовка правоприменительной деятельности. Иногда ее рассматривают в качестве предпосылки, юридического факта по отношению к использованию, исполнению и соблюдению правовых установлений, формы организации определенного поведения, а не формы реализации права [8].

Правоприменению (властному индивидуальному правовому регулированию) присущи черты, отличающие его от таких форм реализации права, как использование, исполнение и соблюдение права. Применение права не стоит в одном ряду с ними. Но это не означает, что правоприменение не есть форма правореализующей деятельности. Применение права принимает прямое, непосредственное участие в созидании системных свойств реализации права. Именно его взаимодействие с использованием, исполнением и соблюдением правовых норм создает механизм реализации права, порождает качественные особенности, которые присущи ему как целому. Рассуждения о том, что применение права – это лишь предпосылка, форма организации, а не сама реализация права, трудно принять и по следующим основаниям. Среди правовых норм есть и такие, реализация которых заключается в их применении. Среди них следует назвать нормы, которые стимулируют социально активное поведение. Поощрительные правовые нормы вообще не осуществляются помимо их применения. Реализация же некоторых из них полностью состоит в их применении. Применением права завершается правореализация при властном признании соответствующим органом наличия или отсутствия определенных юридических фактов, при назначении конкретного лица на определенную должность, а также при применении некоторых процессуально-правовых норм. Такое наблюдается и при реализации определенных правовых санкций. Так, наложение административного взыскания в виде предупреждения, дисциплинарного – в виде выговора не влекут за собой иных действий по осуществлению норм права, на основе которых появились названные акты. Всем этим актам присуще нечто общее. Они не предусматривают каких-либо вариантов для последующей реализации примененных правовых норм. Данными актами устанавливается определенное правовое состояние физических лиц, констатируется наличие или отсутствие определенного юридического факта. Эти акты непосредственно ориентированы на личность. В них дается государственно-властная оценка деятельности личности в прошлом. Такая оценка прямо сказывается на правовом состоянии человека. Она проистекает из необходимости обеспечить оптимальное сочетание интересов личности и государства, разрешить возникающие между ними противоречия.

Будучи непосредственной реализацией одних норм права, данные акты реализации права одновременно выступают в качестве необходимого средства, актуализирующего деятельность по реализации иных норм права. С этими актами сопряжено движение разнообразных поступков, играющих видную роль в механизме правореализации. А это, в свою очередь, позволяет расценить такие акты в качестве особой составляющей правоприменительных, индивидуальных правовых актов.

Правоприменительную деятельность нельзя правильно понять без учета реализации права. Применение права есть специфическая форма реализации права. Понятие «реализация права» по своему объему шире понятия «применение права».

Применение права предстает в качестве правомерной деятельности соответствующих субъектов, которые осуществляют индивидуальное правовое регулирование. Это позволяет выяснить, как, каким образом стимулируется, направляется, организуется, обеспечивается правомерное поведение участников реализации права. Здесь дается правовое обоснование поведения определенных субъектов правореализации, задается направленность их действий и осуществляется внешний контроль над ними.

Понять подлинный характер деятельности, представляющей собой индивидуальное правовое регулирование, отвлекаясь от правоотношений нельзя. Индивидуальное правовое регулирование взаимодействует с разными правоотношениями: регулятивными и охранительными, вертикальными и горизонтальными, договорными и правоприменительными. Раскрытие особенностей правоприменительных правоотношений позволяет отграничить их от правоотношений, существование которых связано с индивидуально-договорным правовым регулированием. Здесь правоотношения возникают между субъектами, положение которых отличается их юридическим равенством, автономией. Это горизонтальные правоотношения. Управомоченное лицо в таких случаях не обладает властью, а обязанный субъект не подчинен управомоченному и связан лишь его правом.

При характеристике правового регулирования нужно учитывать свойства и виды правовых норм. Традиционно нормы права понимают как правила поведения. Но есть и иное мнение. Исходные нормы права (нормы – принципы, дефинитивные нормы права) не рассматривают в качестве правил поведения. Отличается и их структура. В них не обнаруживаются гипотезы, диспозиции и санкции. А это сказывается на правовом регулировании общественных отношений, реализации этих видов правовых норм. Так, нормы права, являющиеся правилами поведения, знают индивидуальное правовое регулирование, связанное с реализацией как диспозиций, так и правовых санкций. Это разные уровни индивидуального правового регулирования. При этом осуществление санкций правовых норм всегда сопрягается с их применением, чего нельзя сказать о реализации диспозиций правовых норм, которая отнюдь не всегда предполагает их применение.

Применение санкций правовых норм связано с конфликтными формами взаимодействия людей. В ходе реализации юрисдикционно-процессуальных правил конфликтные взаимоотношения переводятся в такие рамки, которые позволяют на гуманистически-демократической основе применять государственное принуждение.

 

Библиографический список

  1. Алексеев С.С. Избранное: Наука права. Общесоциальные проблемы. Публицистика. М.: Статут, 2003. 480 с.

  2. Алексеев С.С. Теория права. М., 1982. Т. 2. 360 с.

  3. Васильев А.М. Правовые категории. Методологические аспекты разработки системы теории права. М.: Юрид. лит., 1976. 264 с.

  4. Взаимодействие политики и права / Л.Т. Бакулина, И.Г. Горбачев, Д.Н. Горшунов и др.; науч. ред. Ю.С. Решетов. Казань: Изд-во Казан. гос. ун-та, 2009. 204 с.

  5. Лазарев В.В.,Липень С.В. Теория государства и права: учебник для вузов. М.: Спарк, 2004. 528 с.

  6. Основные характеристики российской правовой действительности / Л.Т. Бакулина, Р.Г. Валиев, Д.Н. Горшунов и др.; науч. ред. Ю.С. Решетов. Казань: Изд-во Казан. гос. ун-та, 2010. 172 с.

  7. Правовое регулирование и правореализация / Л.Т. Бакулина, И.Г. Горбачев, Д.Н. Горшунов и др.; науч. ред. Ю.С. Решетов. Казань: Изд-во Казан. гос. ун- та, 2008. 164 с.

  8. Рабинович П.М. Общетеоретические вопросы реализации советского права // Вестник Львов. ун-та. 1983. Вып. 22. С. 8–10.

  9. Раянов Ф.М. Проблемы теории государства и права (юриспруденции). М.: Право и государство, 2003. 304 с.

  10. Теория государства и права: курс лекций / под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. М., 1997. 672 с.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.