УДК 340.1

Правовое самовоспитание как самостоятельный вид субъектно-субъектной правовой социализации

А.С. Бондарев

Кандидат юридических наук, доцент, профессор кафедры теории и истории государства и права ПГНИУ,
почетный работник высшего образования Российской Федерации
Пермский государственный национальный исследовательский университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Правовое самовоспитание впервые рассматривается как самостоятельный организованный и целенаправленный вид правовой социализации. Установлено, что самостоятельный вид правового самовоспитания существует только при субъектно-субъектном характере правовой социализации в обществе. Дается определение понятия, подробно рассматривается его структура. Определена цель правового самовоспитания и ее значение в управлении этим процессом. Указаны три кризисные точки необходимой его интенсификации.


Ключевые слова: правовая социализация; правовое воспитание; правовое самовоспитание;
этапы правового самовоспитания; методы правового самовоспитания

Живя в обществе, человек не может вести себя как ему заблагорассудится. Нормы же общественного поведения не заложены в человеке биологически. Как считают социологи, у человека 80% поведения – социально приобретенное. Оно есть результат социального научения – социализации. Понятие «социализация» пришло в философскую и социологическую науки в Х1Х веке. Первыми разработчиками данного понятия считают Э.Дюркгейма и Ф. Гиддингса. Так, например, американский социолог Ф. Гиддингис в книге «Теория социализации» (1887 г.) социализацию представил как «развитие социальной природы или характера индивида, подготовка человеческого материала к социальной жизни» (цит. по [7]). Сегодня наука располагает многообразием подходов к понятию «социализация». Но все они сводятся к основной идее – социализация есть процесс усвоения людьми социальных норм и воплощение их требований в своей практической жизни.

Всем высшим организмам приходится в течение определенного времени обучаться и приспосабливаться к жизни во взрослом мире. Этот так называемый «детский период», например, у птиц длится один сезон, у тигров, слонов и обезьян он занимает несколько лет. Самая длительная подготовка к взрослой жизни – у человека [5, c. 436]. До 2-й половины ХХ века считалось, что социализация завершается с окончанием юности. Затем специалисты пришли к выводу, что человек обучается и переобучается жизни в современном обществе – в быстро меняющихся его общественных отношениях – всю свою жизнь. Таковы требования современного, весьма динамичного, общества. При этом в процессе постоянной социализации современного человека выделяют три основные кризисные точки [5, с. 443–445]. Под кризисом понимается точка перелома в социальном процессе, когда привычный образ жизни человека заканчивается, а, каков будет новый образ жизни, неизвестно. В данный момент старые нормы (способы) решения социальных проблем уже не действуют, а новые механизмы или способы решения проблем еще не действуют.

Первая кризисная точка (16–18 лет), которая приходится на время окончания школы и самоопределения человека, является переломной в его жизни: старая модель социально и экономически несамостоятельной жизни (под опекой родителей) разрушилась, а новая модель самостоятельного поведения и образа жизни еще не сложилась. Человек перестал быть ребенком, но не успел еще стать взрослым. Далее следует вторая кризисная точка, именуемая кризисом середины жизни (45 лет), когда человек, давно избрав профессию, оглядывается на пройденный путь и оценивает его. В стабильном обществе человек в этой точке часто не испытывает кризисных ощущений. В современном же российском обществе, не до конца разрушившем социалистический уклад жизни и не сформировавшем еще в полной мере цивилизованного рыночного уклада, кризис «середины жизни» многие россияне ощущают весьма остро [13].

И, наконец, третья кризисная точка (55 лет – у женщин, 60 лет – у мужчин), когда большинство завершают трудовую деятельность и выходят на пенсию. С выходом на пенсию нередко меняется не только образ жизни человека, но и его социальный статус, положение в обществе. Человеку ко всему надо вновь приспосабливаться, учиться жить по-новому.

С появлением в обществе права как регулятора общественных отношений структура общественной социализации усложняется. В ней формируется ее новая часть – правовая социализация, в процессе которой должна формироваться правовая культура субъектов права, без которой право мертво [2]. Глубоко был прав дореволюционный правовед А.С. Алексеев: «Для того чтобы жить в праве, необходимо прежде всего, чтобы право жило в нас» (цит. по [11]).

Под правовой социализацией принято понимать часть общей социализации субъектов права в пределах правового пространства общества, представляющую собой процесс их правового развития. Она есть процесс введения субъектов права в функционирующую в данном обществе правовую культуру.

Правовая культура, на наш взгляд, есть правовое свойство субъектов права. Она есть высокая степень их правовой развитости, правового совершенства, высокий уровень их способностей качественно творить и эффективно использовать необходимые правовые средства для достижения своих правомерных целей, своих правомерных интересов и потребностей и воплощающих эти свои способности в социально-правовую активность.

Структурно – она есть сплав их правовых знаний, правовой убежденности (установки) и социально-правовой активности [5, c. 38–56].

Правовая культура имеет как бы две стороны, неразрывно связанные между собой, обусловливающие друг друга: внешнюю – видимую и внутреннюю – невидимую. Видимая (внешняя) сторона правовой культуры предстает в форме правомерных деяний, а невидимая (внутренняя) находится в правосознании субъектов права в виде их правовых знаний и правовой убежденности. Невидимая, находящаяся в правосознании субъектов права часть правовой культуры непосредственно не оказывает влияния на окружающих именно вследствие невидимости правовых знаний, правовой убежденности субъектов права. И только через свою внешнюю, видимую окружающим сторону правовая культура субъектов – через их правомерные деяния – обнаруживает себя, делается доступной для непосредственного восприятия окружающими, их оценки и соответствующего воздействия на их правовую социализацию.

Правовая культура субъектов права также может быть материализована (опредмечена [1; 4; 16, c. 154]) и выражена в тех или иных предметах правовой культуры. Правовая культура законодателя материализуется в таких предметах его культуры, как опубликованные им правовые законы либо правовые прецедентные судебные решения и т.д. Правовая культура ученого-юриста может быть опредмечена, выражена в форме научной статьи, монографии на правовую тему не нигилистического характера, в виде проекта нормативного правового акта и т.п. Правовая культура рядовых граждан может быть материализована, опредмечена в письменных правомерных договорах (на папирусе, бересте, как в древности, а теперь на бумаге, дискетах, дисках и т.д.), в письмах депутатам законодательных собраний с предложениями принятия такого-то нового правового нормативного акта либо изменения и дополнения уже существующих и т.п.

Произведенные на свет субъектом права предметы правовой культуры начинают сейчас же «жить» своей самостоятельной жизнью только в среде субъектов права, способных к их распредмечиванию и включению их идеального содержания в ткань своей правовой культуры. Наряду с «живой» правовой культурой предметы правовой культуры оказывают самостоятельное воздействие на правовую жизнь общества, причем, возможно, даже не то, на которое рассчитывал их создатель. Предметы правовой культуры являются передаточным средством воздействия правовой культуры одних субъектов права на правовую культуру других. Таким образом, прежде всего через свои предметы (правовые нормативные акты, акты правоприменения и т.д.) правовая культура творцов права оказывает воздействие на субъектов индивидуальных и групповых правовых культур. Осуществляется это через процесс распредмечивания продуктов правовой культуры субъектами права, подготовленными к такой правовой деятельности и воплощающими в своем поведении познанные правовые предписания законодателя, правоприменителя.

Важно заметить, что предметы правовой культуры, в отличие от живой правовой культуры, могут действовать, оказывать влияние в той или иной мере не только при жизни, но и после «смерти» их создателей и носителей – индивидуальных и коллективных субъектов права. Причем это влияние на судьбы правовой культуры последующих поколений и типов правовых культур не только одной, но и многих стран, а возможно, и всего человечества может быть весьма существенным, как, к примеру, предметов римской правовой культуры, мотивирующих и направляющих их правомерную деятельность.

Субъект права, как сказано выше, не рождается правокультурным. Он приобретает правовую культуру прижизненно. Правовая культура субъектов права формируется длительно и постоянно изменяется в процессе всей их жизни в правовой среде общества, в процессе их правовой социализации. В обществе существуют два подхода к роли самого субъекта в процессе социализации.

Первый подход к социализации – субъектно-объектный. Такой подход присущ тоталитарному обществу. Он исходит из пассивности человека в процессе его социализации. Человек – объект, а субъектом его социализации является общество, которое стремится сформировать его по своему образцу. Так, в тоталитарном государстве Э. Фромм выделил следующие способы социализации: мазохизм, садизм, деструкцию и конформизм. Человек испытывает постоянное сильное давление со стороны властных структур общества в указанных разнообразных формах, приводящих его к отказу от своего «Я» [6, c. 536–537].

Второй подход к социализации – субъектно-субъектный. Человек активно участвует в процессе социализации и не только адаптируется (приспосабливается) к обществу (стихийная его социализация), но и сам активно влияет на свои жизненные обстоятельства и на себя самого как в процессе воспитания, так и самовоспитания. При этом самовоспитание субъекта в этом процессе должно занимать существенное место.

В современном цивилизованном обществе социализация не может не носить субъектно-субъектного характера. Именно только такой вид общей социализации (включая и правовую) субъектов общественной жизни придает данному обществу реально демократический характер.

Субъектно-субъектная правовая социализация как часть общей социализации субъектов права есть весьма сложное социальное образование. Она сложнее субъектно-объектной правовой социализации. В ее содержании, на наш взгляд, наряду со стихийным и организованным – правовоспитательным видами социализации появляется новый – самостоятельная организованная правовая социализация субъектов права.

Итак. Субъектно-субъектная правовая социализация состоит из трех элементов: 1) стихийной правовой социализации – субъекты права формируют свою правовую культуру при взаимодействии и под влиянием складывающихся объективных обстоятельств в правовой жизни общества; 2) организованной и целенаправленной правовой социализации субъектов права – через правовое воспитание; 3) организованной и целенаправленной правовой социализации – через самостоятельное правовое самовоспитание субъектов права. Каждый указанный элемент правовой социализации – сложное социальное образование.

Так, рассматриваемый нами элемент – самостоятельное (автономное) правовое самовоспитание субъектов права – сложный процесс. Обычно в педагогической и психологической науках в процессе самовоспитания любого вида выделяют четыре следующих один за другим этапа: принятие решения о самовоспитании; самопознание; выбор средств, составление плана; реализация плана [10, c.2].

Содержание этих этапов в самостоятельном правовом самовоспитании, на наш взгляд, должно сводиться к следующему.

Первый этап принятие решения о правовом самовоспитании. Вполне логично, что процесс правового самовоспитания должен начинаться с принятия субъектом права твердого решения о необходимости своего правового совершенствования. Именно глубоко осознанное и твердое решение субъекта права о своем самостоятельном постоянном правовом совершенствовании есть залог успешности этого процесса. Решение о правовом самовоспитании возникает у субъектов права, видимо, в силу ряда своих неудачных правовых решений и под воздействием наблюдения за действиями лиц с высоким уровнем правовой культуры – успешным решением ими своих правовых задач.

Но, чтобы это решение было серьезно обосновано и успешно реализовано, субъект права должен обладать серьезными правовыми знаниями. Во-первых, чтобы сознательно определиться с целью своего правового самовоспитания (а ею в его сознании должен содержаться идеальный образ высокой правовой культуры своего времени) субъект права должен обладать знаниями правовой культуры – ее понятия и строения. Во-вторых, он должен обладать знаниями и умениями использования методов и приемов анализа состояния собственной правовой культуры – уровня развитости каждого из ее элементов. В-третьих, он должен обладать знаниями и умениями того как использовать цель (этот идеальный образ высокой правовой культуры, содержащийся в его правовом сознании) в качестве инструмента для эффективного управления процессом собственного самовоспитания.

Сегодня это очень непростая задача уже по одному тому, что в современной правовой науке существуют множество подходов и к понятию, и к структуре правовой культуры. Только ее определений насчитывается около 250.

Второй этап – правовое самопознание субъекта правового самовоспитания. Он включает в себя исследование субъектом состояние собственной правовой культуры. Здесь он должен, используя методы самопознания, самооценки уровня развития всех элементов собственной правовой культуры – правовых знаний, правовой убежденности и собственной социально-правовой активности, – выявить их реальное состояние. Затем посредством сопоставления качества развитости каждого элемента собственной правовой культуры с соответствующими элементами идеального образа правовой культуры (цели самовоспитания), содержащегося в собственной голове – ее правосознании, – субъект правового самовоспитания получает точную информацию о реальных дефектах элементов своей правовой культуры, что становится основой его программы правового самовоспитания. На этом этапе очень важны объективное и глубокое самопознание, а также строгая самооценка состояния собственной правовой культуры, всех ее элементов при сопоставлении их с элементами идеальной правовой культуры. Это есть одно из важнейших условий эффективности всего процесса правового самовоспитания.

Третий этап правового самовоспитания – выбор средств, методов и составление плана. Результаты первого и второго этапов правового самовоспитания открывают субъекту путь к переходу к его третьему этапу. Выявленные конкретные дефекты элементов собственной правовой культуры позволяют субъекту права разработать конкретный план работы по целенаправленному устранению каждого из выявленных дефектов. Для такого планирования очень важно, чтобы субъект права хорошо знал содержание и назначение основных методов правового самовоспитания: правового самообразования, правового самоубеждения, правового самообязательства, правового принуждения (самоприказа), правового самонаказания и др. Каждый из этих методов имеет сложное содержание и определенную роль в процессе правового самовоспитания. Рассмотрим кратко содержание и назначение ряда основных методов и приемов правового самовоспитания.

1. Правовое самообразование необходимо для устранения дефектов первого элемента правовой культуры самовоспитуемого – доведения до необходимого уровня его правовых знаний. Оно необходимо и для дальнейшего постоянного поддержания требуемого уровня правовых знаний в связи с динамикой правовой жизни субъекта права.

Правовое самообразование, как метод правового самовоспитания, означает, что субъект права на основе самостоятельных занятий, систематической, целеустремленной работы с различными информационными источниками (умело подобранной правовой научной, учебно-методической, периодической литературы, правовых материалов интернета и т.д.) приобретает научные знания об объективном и субъективном праве, не только требуемое для него содержание определенного количества правовых норм, но и знания их природы, принципов, исторической необходимости и ценности как для общества в целом, так и себя лично. Он также должен овладеть: основными юридическими понятиями, знаниями способов толкования и форм реализации норм права, познать структуру субъективных прав и обязанностей – познать назначение составляющих их правомочий и долженствований, приобрести знания и умения их использования для удовлетворения своих потребностей, и т.д.

2. Правовое самоубеждение необходимо прежде всего для совершенствования и развития второго элемента правовой культуры субъекта права – его правовой убежденности, в содержании которой должны быть совершенны все три ее компонента: рациональный, эмоциональный и волевой. «Самоубеждение – один из ведущих методов самовоспитания, – утверждает А.Г. Ковалев. – Дело в том, что у человека бывают мотивы внутренних колебаний в отношении того, и по какому пути идти и как лучше себя вести. Имеет место и борьба мотивов, борьба между должным и соблазном удовольствий. Самоубеждение может быть связано как с осуждением собственных поступков, так и с утверждением новых отношений» [3, c. 146].

Правовое самоубеждение призвано посредством дискуссий субъекта самовоспитания с самим собой, выдвижением доводов и контрдоводов, их взвешиванием и других приемов доказать самому себе историческую необходимость и ценность права для успешной и справедливой жизни в существующем обществе. Иначе говоря, правовое самоубеждение призвано формировать и поддерживать положительную правовую установку субъекта права.

3. Правовое самообязательство, как метод правового самовоспитания, тесно связан с предыдущими – правовым самообразованием и правовым самоубеждением. Он используется для устранения каких-либо замеченных субъектом самовоспитания недостатков в выполнении им своих программ по самообразованию или самоубеждению. Например, субъект права систематически срывает разработанный им график изучения определенных юридических книг, нарушает намеченный порядок их изучения, под разными предлогами (часто несущественными) не посещает библиотеку и т.д. Однажды, решив преодолеть эти свои недостатки, субъект может взять на себя обязательство – с завтрашнего дня строго выполнять свою программу самообразования.

Это самообязательство (по законам психологии) необходимо неоднократно проговорить вслух (очень важно – именно вслух), чтобы оно прочно закрепилось в правосознании. И только в таком случае оно станет более действенным побудителем субъекта к исполнению взятого обязательства, превращая его в привычку. «Я считаю, – писал проф. С.Я. Долецкий, – что в основе процесса самовоспитания лежит необходимость самооценки. Надо ясно оценивать собственные качества, поступки, привычки, поставить, как говорят врачи, диагноз. Надо составить список того, что ты считаешь в себе хорошим и дурным, и почаще в него заглядывать. И обязательно надо говорить о своих недостатках. Да, да, именно говорить! Давайте откровенно: ведь мы нередко осуждаем себя за какой-нибудь проступок, но осуждаем мысленно. И мысленно довольно быстро и легко находим ему оправдание и прощаем себя. Высказанное вслух признание простить себе труднее» (цит. по [11]).

4. Самопринуждение (самоприказ) как метод правового самовоспитания неразрывно связан с методом самообязывания. Он служит усилителем волевых сил субъекта самовоспитания при исполнении им своих самообязанностей при возникших колебаниях его воли. Самоприказ применяется, когда субъект убедил себя, что надо вести себя определенным образом. Он ясно видит свои недостатки, но никак не может заставить себя выполнить намеченный план действий. Вот здесь субъект и должен потребовать от себя в приказной форме решительно выполнить намеченный план действий. К примеру, как сказано выше, субъект обязал себя больше не нарушать установленный им график работы с юридической литературой в библиотеке, но в какой-то день у него пропадает желание туда идти в назначенное время. Вот тут-то в соответствующее время и должен последовать его самоприказ. Он должен заставить себя собираться в библиотеку проговаривая (и обязательно вслух!): «Немедленно собирайся в библиотеку! Хватит сидеть! Осталось полчаса до начала занятий с юридической литературой».

5. Самостимуляция в правовом самовоспитании должна занимать важное место. Особенно она важна и действенна для мнительных и самолюбивых субъектов права. Она включает в себя целый ряд приемов самостимуляции: самоодобрения, самопоощрения, самоосуждения и самонаказания. Прием самоодобрения очень важен неуверенным в себе субъектам права, с не сформированной в полной мере волевой сферой. И, чтобы не потерять уверенности в своих силах и возможностях успехов в самовоспитании, такому субъекту следует хвалить себя даже при незначительных успехах. «Молодец!», «Здорово получается!», «Так держать!»). Причем – вслух!

К самоосуждению и даже самонаказанию субъекту права следует прибегать при тех или иных самонарушениях принятой им программы правового самовоспитания систематически. Проговаривать вслух: «Плохо поступил», «Очень плохо», «Стыдно» и т.п. Разумеется, что как самопоощрять, так и самонаказывать себя субъект права может не только словесно, но и материально.

Четвертый этап правового самовоспитания субъектов права – самоконтроль за процессом правового самовоспитания. Его составляет активная социально-правовая деятельность субъекта права по реализации разработанного им плана правового самовоспитания, обеспечивающего формирования высокого уровня личностной правовой культуры. На этом этапе очень важен систематический и беспристрастный самоконтроль своей самовоспитательной деятельности по синхронному развитию всех трех элементов собственной правовой культуры – правовых знаний, правовой убежденности и сциально-правовой активности. Постоянно сличая уровень развитости элементов собственной правовой культуры с аналогичными элементами правовой культуры – цели, необходимо постоянно отслеживать эффективность используемых средств и методов правового самовоспитания. Вовремя исключать из употребления неэффективные средства и методы, заменяя их новыми.

Завершая анализ основных этапов самостоятельного правового самовоспитания, их содержания и роли в этом процессе, приходим к выводам.

Во-первых, самостоятельное правовое самовоспитание – это четко само организованный и целенаправленный процесс формирования и развития собственной правовой культуры субъектом права. Самостоятельное, автономное правовое самовоспитание - неотъемлемая часть только субъектно-субъектной правовой социализации субъектов права в современном динамичном обществе. Оно (как и правовое воспитание) должно сопровождать субъектов права всю жизни, особенно активизируясь на этапах критических точек их жизни.

Во-вторых, в силу своей сложности правовое самовоспитание как автономное (изначально независимое, лично организованное самим субъектом) направление правовой социализации недоступно многим россиянам. К самостоятельной организации правового самовоспитания многие россияне чаще всего не готовы, так как в стране сегодня существует низкой уровень правовой культуры и высокий уровень ее антипода – правовой антикультуры.

Следовательно, в современной России основной путь к развитию самостоятельного правового самовоспитания россиян может лежать только через их эффективное научно организованное правовое воспитание. Самостоятельное правовое самовоспитание россиян может стать продолжением процесса правового воспитания себя, но уже самостоятельно. Как точно замечено Адольфом Дистервегом: «Воспитание, полученное человеком, закончено, достигло своей цели, когда человек настолько созрел, что обладает силой и волей самого себя образовывать в течение дальнейшей жизни и знает способ и средства, как он сможет это осуществить» (цит. по [14, c. 147]).

Автономное правовое самовоспитание большинства субъектов права, таким образом, чаще всего формируется и созревает в лоне демократического правовоспитательного процесса. Оно, по сути, есть результат этого успешного процесса. Дело в том, что сам правовоспитательный процесс в демократическом обществе не может состояться без формирования правового самовоспитания воспитуемого субъекта. Ибо само правовое воспитание, если оно не насилие над воспитуемым, невозможно без стремления к самосовершенствованию собственной правовой культуры. В демократическом процессе правового воспитания основная задача субъекта правового воспитания состоит именно в том, чтобы пробудить стремление воспитуемого к самосовершенствованию своей правовой культуры и умело руководить процессом ее саморазвития.

Таким образом, правовое воспитание и правовое самовоспитание есть две неразрывные и взаимно пронизывающие друг друга стороны демократического правовоспитательного процесса. В нем субъектов – воспитания и самовоспитания – накрепко связывает их общая (единая) цель – формирование высокой правовой культуры воспитуемого.

Правовая культура как цель правового воспитания играет разнообразную роль в процессе правового воспитания и формирования правового самовоспитания воспитуемого.

На первой ступени правовоспитательной деятельности идеальный образ высокой правовой культуры личности содержится только в голове субъекта правового воспитания. Он служит ему в качестве инструмента выработки конкретной правовоспитательной программы. Для выработки таковой воспитатель должен выявить соответствие уровня развитости всех элементов реальной правовой культуры воспитуемого тому идеальному образу современной высокой правовой культуры, сопоставить их. Это сопоставление выявит все дефекты содержания реальной правовой культуры – обязательно всех ее элементов: правовых знаний, правовой убежденности (правовой установки) и социально-правовой активности данного воспитуемого. Это позволит воспитателю определить наиболее оптимальные формы, средства и методы развития реальной правовой культуры воспитуемого до идеального образца – цели правового воспитания.

На второй ступени процесса правового воспитания его цель и программа ее достижения должны служить индикатором как для субъекта, так и для объекта (воспитуемого) этого правовоспитательного процесса. Для этого цель и программу действий для ее достижения прежде всего следует довести до сознания воспитуемого таким образом, чтобы они стали и его желанной целью, ибо, как известно, против воли никого воспитать невозможно. Важно помнить: воспитуемый – это не только объект, но и субъект демократического правововоспитательного процесса. И без его стремления к самосовершенствованию своей правовой культуры, правовой активности в этом направлении правовое воспитание обречено на неудачу. А это значит – к правовоспитательному процессу необходимо подключить правовое самовоспитание воспитуемого.

Осознанная и целеустремленная деятельность воспитуемого, направленная на саморазвитие и совершенствование своей правовой культуры начнется только тогда, когда он осознает современной правовой культуры и твердо решит достигнуть этого уровню (цель правового воспитания станет его персональной целью).

Самовоспитательная работа по совершенствованию правовой культуры воспитуемым постоянно направляется и стимулируется специально воспитательным влиянием со стороны субъекта правового воспитания. На основе выработанного плана правового воспитания субъект правового воспитания должен ставить воспитуемому самовоспитательные задачи, формировать определенные правовые потребности, включать в правовую деятельность – познавательную, исполнительную и т.д. Необходимо позаботиться и о том, чтобы воспитуемый овладел и активно использовал важнейшие методы самовоспитания: самоубеждение, самообязательство, самокритику, самопринуждение, самоприказ, самонаказание и др.

На всем пути правового воспитания оба субъекта (воспитатель и воспитуемый) совместно должны осуществлять систематическое сопоставление цели правового воспитания с реально развивающейся правовой культурой воспитуемого, что позволит им совместно и своевременно корректировать целенаправленность как воспитательных, так и самовоспитательных действий, своевременно совершенствовать их формы, средства и методы.

Идеальный образ высокой правовой культуры, постоянно корректируемый по мере развития общества, должен вести субъекта правового самовоспитания, ориентировать в сложном правовом пространстве современного общества.

В силу того, что правовое воспитание не только само по себе есть важнейший канал правовой социализации россиян, оно еще является и эффективным способом автономного правового самовоспитания их, его следует начинать как можно раньше. Как считает современная педагогическая и психологическая наука, «самовоспитание как специальная деятельность чаще всего возникает в подростковом возрасте» [9]. По мнению В.А. Сластенина, при воспитании младенца и дошкольника едва ли возникает вопрос о самовоспитании. Осознанная работа над собой у человека начинается с осознания и принятия объективной цели как субъективного, желательного мотива своей деятельности. Субъективная постановка им определенной цели поведения или своей деятельности порождает сознательное напряжение воли, определение плана деятельности на завтрашний день. Движение к этой цели неизбежно сопровождается препятствиями как объективного, так и субъективного характера, которые требуют и интеллектуального, и волевого напряжения самовоспитуемого. В ходе такого процесса – преодоления возникающих препятствий – воспитуемый приобретает навыки субъекта самовоспитания и начинает осознавать себя таковым [12].

Из вышесказанного следует: необходимо максимально оперативно усовершенствовать (сформировать) правовое воспитание во всех образовательных учреждениях страны. Самовоспитание россиян (а следовательно, и правовое самовоспитание) можно прививать посредством правового воспитания начиная со школьного возраста, охватив все подрастающее поколение, так как в стране существует всеобщее среднее образование. И справедливо сказано: «Если не вводить правовое воспитание на самых ранних стадиях школьного образования, человек станет жертвой бытового правовоспитания, основными категориями которого является народная «мудрость», передаваемая из поколения в поколение. Родители с крайне низким уровнем правосознания не могут воспитать своих детей в духе истинного права. Даже в семье дети видят неправовую сторону отношений. В семье, бытовых, уличных отношениях дети видят разрешения вопросов с точки зрения силы… Отсюда и закладываются в сознании граждан "опыт", выраженный в устном народном творчестве, фольклоре: пословицы типа: Закон – дышло: куда хочешь туда и воротишь. Суд что паутина: шмель проскочит, а муха увязнет. Суды да пересуды доведут до остуды. И мн. др. А раз так говорит народ – значит, так оно и есть!» [8]. Правы авторы и в том, что «школа должна прививать правовую грамотность в таком же объеме, как общую грамотность, общую воспитанность, общую культуру».

На наш взгляд, для этого должна существовать утвержденная Правительством РФ федеральная программа правового воспитания в школах и других образовательных учреждениях, учитывающая возраст и уровень образования учащихся. Министерство образования и науки РФ должно строго контролировать ход ее выполнения всеми учебными заведениями (невзирая на их подчиненность), так же как оно обязано контролировать ход учебного процесса. Стоит продумать и процедуру оценки уровня правовой воспитанности [15, c. 46–47] выпускников школ и других учебных заведений. Ибо высокий уровень правовой культуры российской молодежи, как нам представляется, не менее важен для жизни общества, чем знания, проверяемые на ЕГЭ. Готовность всех (или хотя бы подавляющего большинства) выпускников учебных заведений к продолжению правового самовоспитания (прочно сформированного в процессе школьного правового воспитания) уже в самостоятельном (автономном) режиме – серьезный залог прочного правопорядка в стране.

 

Библиографический список

  1. Батищев Г.С. Опредмечивание и распредмечивание // Новая философ. энцикл.: в 4 т. / под ред. В.С. Степанова. М.: Мысль, 2001. URL: http://dic.academic.rudic.nsf/enc_philosophy/4631/ ОПРЕДМЕЧИВАНИЕ/ p.5 of 7 (дата обращения: 31.07.2011)

  2. Бондарев А.С. Правовая культура – фактор жизни права. М., 2012.

  3. Ковалев. А.Г. Личность воспитывает себя. М.: Политиздат, 1983.

  4. Кононенко Б.И. Опредмечивание и распредмечивание // Большой толковый словарь по культурологи. М., 2003. URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf/ene_culture/ 2048 p.1 of 1 (дата обращения: 27.09.2011).

  5. Кравченко А.И. Социология. Общий курс. М.: Логос, 2000.

  6. Крысько В.Г. Социальная психология: словарь-справочник. Минск: Харвест, 2004.

  7. Мардахаев Л.В. Социальная педагогика. М.: Гардарики, 2005. 269 с.

  8. Правовое воспитание в Российской Федерации // Все о праве – информ.-образоват. юрид. портал Wallpravo.

  9. Самовоспитание // Психолог. энцикл. URL: http://enc-dic.com

  10. Самовоспитание // Энцикл. практ. психологии. URL: http://www.psycologos.ru

  11. Самовоспитание и самосовершенствование личности. URL: http://kbsu.ru/pd/did lec 9. html P.13 of 20.

  12. Сластенин В.А. Самовоспитение в структуре процесса формирования личности // Nikliah 2009. 25 нояб.

  13. Сметанин Е.А. Адаптация населения к современной экономической ситуации // Социол. исслед. 1995. №4.

  14. Смирнов В.И. Общая педагогика. М.: Логос,1999.

  15. Столяренко А.М. Юридическая педагогика. М.: Экмос,2000. 496 с.

  16. Философская энциклопедия. М., 1967. С. 154.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.