УДК 347.441.832

КВАЛИФИКАЦИЯ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК, СОВЕРШЕННЫХ В ПРОЦЕССЕ РАЗМЕЩЕНИЯ ЗАКАЗА НА ПОСТАВКУ ТОВАРОВ, ВЫПОЛНЕНИЕ РАБОТ, ОКАЗАНИЕ УСЛУГ ДЛЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ НУЖД

А.С. Зарубин

Аспирант кафедры гражданского права
Пермский государственный национальный исследовательский университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
E-mail: lexx_pgu@mail.ru

Вопрос о квалификации недействительных сделок, совершенных в процессе размещения заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг имеет принципиальное значение, поскольку это в том числе позволит определить срок, в течение которого может быть предъявлен иск о признании таких сделок недействительными и круг лиц, которые вправе его подать.


Ключевые слова: недействительные сделки; оспоримые сделки; ничтожные сделки; извещение и документация о проведении торгов; государственные и муниципальные нужды; размещение заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг

 

Традиционно в науке гражданского права выделяют четыре условия действительности сделок:

− соответствие формы сделки требованиям закона, предъявленным к ней;

− соответствие содержания сделки требованиям законодательства;

− соответствие воли и волеизъявления лиц при совершении сделки;

− наличие правоспособности у лиц, совершающих сделку [1; 3, с. 445; 4, с. 280; 5, с. 458, 480, 481; 8, с. 216].

Несоблюдение хотя бы одного из названных условий ведет к недействительности сделок [8, c. 228].

Недействительная сделка – это неправомерное действие, которое не влечет наступление каких-либо юридических последствий [8, c. 228].

Закон подразделяет недействительные сделки на оспоримые и ничтожные (ст. 166 ГК РФ).

По мнению Н.В. Рабинович, деление сделок на «ничтожные» и «оспормые» является вполне оправданным. В одних случаях сделка недействительна сама по себе и суд обязан объявить ее таковой, установив те обстоятельства, в силу которых она должна быть аннулирована. В других случаях сделка может быть признана недействительной, но только при условии возбуждения против нее спора. Несмотря на то, что в прежнем российском и советском законодательстве не применялись термины «оспоримость» и «ничтожность», тем не менее всегда проводилось различие сделок в зависимости от способа определения их недействительности [19, c. 14].

В качестве критериев, по которым проводится различие между оспоримыми и ничтожными сделками, в ст. 166 ГК РФ названы:

− порядок признания соответствующей сделки недействительной;

− круг лиц, которые могут заявлять о недействительности сделки [3, c. 490].

Однако такие критерии обозначены в ГК РФ весьма неопределенно, что вызывает вопросы в теории и на практике.

По мнению А.О. Ковалева, законодатель не определил критериев отнесения сделок к числу оспоримых, а только перечислил сделки, относящиеся к ним.

И.Э. Костик полагает, что вопрос о том, является ли ничтожная сделка сделкой, остается открытым [9, c. 12].

А.П. Сергеев считает, что порядок признания сделок недействительными и круг лиц, имеющих право на совершение таких действий, не могут служить надежными критериями для подразделения на ничтожные и оспоримые. Он приходит к выводу о том, что между оспоримыми и ничтожными сделками нет сущностных различий, а критерии их разграничения носят формальный характер. Деление сделок на ничтожные и оспоримые производится исключительно по воле законодателя, который может любую недействительную сделку отнести либо к оспоримым, либо к ничтожным [3, c. 492].

Отнесение сделок, совершаемых в процессе размещения заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд к оспоримым или ничтожным, позволит определить срок, в течение которого может быть предъявлен иск о признании сделки недействительной и круг лиц, которые вправе его подать.

Е. Годэмэ основным и практически единственным различием абсолютно недействительных и относительно недействительных сделок считал круг субъектов права оспаривания, иной разницы он между этими сделками не усматривал, указывая: «Нет различия a priori между двумя категориями недействительности» [2, c. 155].

И.А. Данилов, соглашаясь с этим мнением, писал, что само деление сделок на ничтожные и оспоримые должно иметь значение лишь для определения круга лиц, обладающих правом заявлять требование о недействительности сделки. При ничтожности сделки право оспаривания предоставляется любому заинтересованному лицу, при оспоримости – только лицу, чей интерес нормой охраняется [6].

Такая позиция, по нашему мнению, нуждается в уточнении, поскольку ГК РФ содержит как минимум два существенных отличия оспоримых и ничтожных сделок.

Так, ст. 181 ГК РФ предусмотрено, что срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года, при этом его течение начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки. Частью 2 этой статьи закреплено, что срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (п. 1 ст. 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Кроме того, ст. 166 ГК РФ устанавливает, что требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в настоящем Кодексе, а требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом.

Из содержания данной нормы можно сделать вывод о том, что иск о признании недействительной ничтожной сделки может быть предъявлен любым лицом, а требования о применении последствий ее недействительности только заинтересованными лицами.

Судебной практикой оспаривание ничтожной сделки допускается заинтересованными лицами, имеющими материальный интерес в признании ничтожной сделки недействительной, и ограниченным кругом лиц, имеющих процессуальный интерес. Круг лиц, имеющих право на предъявление иска о признании недействительной оспоримой сделки, ограничен законодателем теми субъектами, которые названы в законе [12].

Согласно ст. 166 ГК РФ оспоримой считается такая недействительная сделка, которая может быть признана таковой судом.

Иными словами, оспоримая сделка порождает те правовые последствия, на которые была направлена, но они могут быть аннулированы, в случае если суд признает сделку недействительной. Если же обращения в суд не последуют либо будет пропущен установленный законом срок для ее оспаривания, сделка считается действительной, несмотря на наличие в ней соответствующих дефектов.

Оспоримыми считаются лишь те сделки, которые признаны таковыми законом (ст. 168 ГК РФ). Однако в законе ни одна сделка не названа оспоримой. Поэтому внешними показателями оспоримости сделки служат содержащиеся в конкретных нормах закона прямые или косвенные указания на судебный порядок признания ее недействительной.

В отличие от оспоримой ничтожная сделка недействительна сама по себе, безотносительно к признанию ее таковой судом (ст. 168 ГК РФ). Однако во многих случаях ничтожность сделки требует весомых доказательств и может быть установлена лишь судом [3, c. 490−491].

Поэтому Гражданский кодекс не исключает возможности предъявления иска о признании недействительной ничтожной сделки в течение срока, установленного ч. 1 ст. 181 ГК РФ [12].

Вынося такое решение, суд лишь подтверждает, что сделка ничтожна, т.е. официально констатирует уже существующий факт, чем вносит в отношения заинтересованных лиц необходимую определенность. Но и независимо от этого каждый вправе действовать так, будто бы сделка вообще не совершалась, ссылаясь на ее ничтожность [22].

Также в теории гражданского права высказывается мнение о том, что отличием оспоримых и ничтожных сделок является возможность (невозможность) их конвалидации [21, c. 81].

Таким образом, в качестве характерных признаков ничтожных сделок, в том числе совершаемых при размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд, можно выделить: возможность оспаривания любым лицом, невозможность конвалидации, возможность ее оспаривания в течение трех лет, с момента начала исполнение этой сделки; оспоримых сделок: возможность ее оспаривания только лицами указанными в ГК РФ, возможность конвалидации, возможность ее оспаривания в течение года, со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка, либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Суды при рассмотрении споров о признании сделок, совершаемых при размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд недействительными, не едины во мнении о их квалификации.

Так, ФАС Московского округа в постановлении от 20 апреля 2011 №КГ-А40/1889-11-П по делу №А40-60266/07-136-431 согласился с выводами судов первой и апелляционной инстанции о том, что сделка, заключенная государственным заказчиком с нарушением требований Закона о размещении заказов является ничтожной [16].

ВАС РФ в определении от 29 июня 2009 г. №ВАС-7721/09 по делу №А33-3580/2008 указано: «Довод заявителя о том, что муниципальный контракт от 11.03.2008 №5 является оспоримой, а не ничтожной сделкой, не принимается, поскольку согласно ст. 168 ГК РФ сделка, совершенная с нарушением закона (иного нормативного правового акта), является оспоримой только тогда, когда на это есть указание в законе» [13].

При рассмотрении иного заявления о передаче дела в президиум ВАС РФ указал, что сделка, заключенная по результатам размещения заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд, является оспоримой, а не ничтожной [14].

ФАС Уральского округа в постановлении от 26 октября 2009 г. №Ф09-8149/09-С2 по делу №А76-3075/2009-6-307 отметил, что муниципальный контракт, заключенный с нарушением требования, установленного ч. 3 ст. 42 Закона №94-ФЗ, является оспоримой сделкой [18].

По нашему мнению, при наличии оснований для признания сделок, совершенных при размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд недействительными по основаниям, предусмотренным законодательством РФ, их следует квалифицировать как оспоримые, при решении вопросов о сроке исковой давности и круге лиц, которые вправе подавать такие иски.

Часть 5 ст. 10 Федерального закона от 21 июля 2005 г. №94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (далее – Закон о размещении заказов, Закон №94-ФЗ) устанавливает, что нарушение предусмотренных настоящим Федеральным законом положений о размещении заказа является основанием для признания судом, арбитражным судом недействительным размещения заказа по иску заинтересованного лица или по иску уполномоченных на осуществление контроля в сфере размещения заказов федерального органа исполнительной власти, органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органа местного самоуправления.

В соответствии со ст. 5 Закона о размещении заказов под размещением заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для нужд заказчиков понимаются осуществляемые в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом, действия заказчиков, уполномоченных органов по определению поставщиков (исполнителей, подрядчиков) в целях заключения с ними государственных или муниципальных контрактов, а также гражданско-правовых договоров бюджетных учреждений на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для нужд соответствующих заказчиков.

Часть 4 статьи 9 названного закона предусматривает, что заказ признается размещенным с момента заключения соответствующего госконтракта.

Изложенное позволяет заключить, что все сделки, совершенные при размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд, в случае нарушения положений Закона о размещении заказов могут быть признаны судом недействительными по иску лиц, указанных в ст. 10 данного закона, т.е. являются оспоримыми.

Однако такое понимание норм ГК РФ и закона №94-ФЗ не решает всех проблем, которые могут возникнуть при оспаривании указанных сделок.

В качестве примера предлагается рассмотреть следующую ситуацию. Заказчик разместил на официальном сайте в информационно-телекоммуникационной сети Интернет извещение и документацию о торгах на выполнение строительных работ, а их содержание не соответствует требованиями Закона о размещении заказов. При этом итоги торгов не подведены и госконтракт на выполнение названных работ не заключен.

Из статей 5, 9, 10 Закона №94-ФЗ можно сделать вывод о том, что любое действие, совершаемое заказчиком в порядке, предусмотренном данным законом и направленное на заключение госконтрактов: извещение и документация о торгах, извещение о проведении запроса котировок, заявка участника размещения заказа и непосредственно госконтракт, − могут быть признаны недействительными по иску заинтересованного лица.

С другой стороны, ввиду неточности формулировки ст. 10 Закона о размещении заказов правоприменитель, в том числе суды, могут сделать вывод о том, что только в случае если госконтракт заключен (заказ размещен) он может быть признан недействительными по иску заинтересованного лица, т.е. сделки, совершенные в процессе его размещения, являются оспоримыми. В остальных случаях действия заказчиков, совершаемые в порядке, предусмотренном данным законом и направленные на заключение госконтрактов не в соответствии с требованиями законодательства РФ, являются ничтожными сделками.

Таким образом, недостаточно точная формулировка, закрепленная в ч. 5 ст. 10 закона №94-ФЗ, вызывает на практике споры относительно квалификации недействительных сделок, совершенных в процессе размещения заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд.

Представляется верным придерживаться первой позиции: считать оспоримыми сделки, совершенные заказчиком в процессе размещения заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд с нарушением требований законодательства РФ вне зависимости от факта заключения госконтракта, в силу следующего.

Противоречия положений извещения и документации о торгах требованиям законодательства РФ могут быть устранены заказчиком путем внесения в них соответствующих изменений (ст. 24, 34, 41.7 Закона о размещении заказов). В этом случае имеет место ковалидация указанных сделок, что не характерно для ничтожных сделок. Также могут быть «исцелены» и сделки участников размещения заказа по направлению заказчику заявки на участие в торгах, заключению госконракта лицом, превысившим рамки представленных полномочий, путем последующего одобрения этих сделок уполномоченными лицами (ч. 2 ст. 183 ГК РФ) и т.д.

Более того, нельзя исключать вариант, при котором на основании размещенных на официальном сайте в информационно-телекоммуникационной сети Интернет извещения и документации о торгах на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд, положения которых не соответствуют требованиям законодательства РФ, по результатам проведения таких торгов, между заказчиком и хозяйствующим субъектом заключается госконтракт.

В таком случае оспоримыми могут быть признаны сделки, совершенные в процессе размещения заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд, только если госконтракт заключен: после заключения такого контракта торги, в том числе извещение и документация о них, являются оспоримой сделкой, а до заключения – ничтожной.

Такой подход противоречит общепринятой в науке гражданского права позиции о том, что ничтожная сделка не может быть конвалидирована и не порождает правовых последствий.

Так, Д.И. Мейер писал по этому поводу, что недействительность ничтожной сделки «совпадает с ее возникновением; так что, можно сказать, сделка рождается мертвой» [10, c. 203].

Ничтожность имеет необратимый характер: сделка, недействительная в силу закона, не может быть «исцелена» ни давностью, ни последующим устранением пороков или восполнением недостающих элементов состава. Ничтожная сделка могла получить силу при добавлении отсутствующих реквизитов. Однако считалось, что сделка при этом совершается заново [7, c. 126].

По этому пути идет и судебная практика [15; 17].

Кроме того, относя сделки, совершенные в процессе размещения заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд с нарушением требований законодательства РФ, следует исходить из социальной значимости отношений, характера интересов, которые нарушаются названными сделками.

В начале XX в. Н. Растеряев писал: «В науке существуют два вида недействительности сделок: ничтожность и оспариваемость. В основании различия этих двух родов недействительных сделок положены следующие принципы: если сделка нарушает нормы, охраняющие права лиц и запрещающие известные действия в интересе общественном или государственном, т.е. нарушает права публичные, то нарушение этих норм поражает сделку ничтожностью; если же сделки нарушают нормы, охраняющие интересы частного лица, т.е. право частное, признать сделку недействительной можно лишь по требованию потерпевшей стороны. В первом случае мы будем иметь сделку ничтожную, т.е. такую недействительность, которая обнаруживается сама собой по предписанию закона и помимо жалобы заинтересованного лица; во втором – сделку оспариваемую, т.е. такую недействительность, которая не вытекает сама по себе в силу веления закона, а только вследствие жалобы лиц, несущих незаконный или несправедливый ущерб от сделки; инициатива суда тут не имеет места. ...Сделка, ничтожная сама по себе, должна быть признана ничтожной каждым заинтересованным в ней лицом; сделка же оспариваемая – недействительна только по желанию... потерпевшего... причем недействительность эта не всегда бывает безусловная» [20].

Государство, пишет И.Б. Новицкий, выделяет в одну группу более важные случаи, когда сделка нетерпима с точки зрения интересов государства (например, сделка, направленная к явному ущербу для государства), и относит в другую группу случаи, признаваемые государством менее важными с точки зрения интересов... общества (например, сделки, совершенные под влиянием существенного заблуждения). В первой группе случаев сделка объявляется недействительной независимо от просьбы ее участников или других лиц; во второй группе случаев сделка только тогда может быть признана недействительной, если о том будет заявлено требование со стороны участника в сделке или представителя прокуратуры и др. [11, c. 69].

Следует присоединиться к названному мнению и отметить, что госконтракт, заключенный заказчиком и хозяйствующим субъектом с нарушением требований законодательства РФ, вряд ли может нарушать публичные интересы и в этом случае едва ли можно говорить о том, что такая сделка нетерпима с точки зрения интересов государства, т.е. ничтожна.

Кроме того, представляется неверным отдельные сделки, совершенные в процессе размещения заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд с нарушением требований законодательства РФ, относить к ничтожным, а другие − к оспоримым, с точки зрения единообразия применения норм права к этим отношениям. Иное толкование норм ГК РФ и Закона о размещении заказов также может вызвать споры на практике относительно квалификации тех или иных указанных сделок.

Ввиду изложенного предлагается считать все сделки, совершенные в процессе размещения заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд с нарушением требований законодательства РФ, и дополнить ч. 5 ст. 10 Закона №94-ФЗ следующим предложением: «При этом заинтересованными лицами могут быть оспорены любые действия совершенные в рамках такой процедуры вне зависимости от того, заключен ли государственный или муниципальный контракт».

 

Библиографический список

  1. Белов В.А. Сделки и недействительные сделки: проблемы понятий и соотношений // Законодательство. 2006. № 10. С. 20-30.

  2. Годэмэ Е. Общая теория обязательств. М.: Юриздат, 1948. 511 с.

  3. Гражданское право / под ред. А.П. Сергеева. М.: ТК «Велби», 2009. Т. 1. 784 с.

  4. Гражданское право / под ред. В.П. Мозолина, А.И. Масляева. М., 2003. Т. 1. 848 с.

  5. Гражданское право / под ред. Е.А. Суханова. 3-е изд. М., 2005. Т. 1. 536 с.

  6. Данилов И.А. Сущность деления недействительных сделок на ничтожные и оспоримые // Юрид. мир. 2010. №5. С. 18–21.

  7. Дождев Д.В. Римское частное право: учебник для вузов. М., 1997. 704 с.

  8. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Части первая, вторая, третья, четвертая. 2-е изд., перераб. и доп. [Электронный ресурс] / под ред. С.А. Степанова. М.: Проспект; Екатеринбург: Институт частного права, 2010 // Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  9. Костик И.Э. Понятие «ничтожная сделка»: теоретический и практический аспекты // Бюл. нотариальной практики. 2008. №4. С. 12.

  10. Мейер Д.И. Русское гражданское право: в 2 ч. М.: Статут, 1997. Ч. 1. 590 с.

  11. Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. М.: Госюриздат, 1954. 90 с.

  12. О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации: постановления Пленума Верхов. Советв Рос. Федерации и Пленума ВАС Рос. Федерации от 1 июля 1996 г. №6/8 // Вестн. ВАС. 1996. №9. С. 5–20.

  13. Определение ВАС РФ от 29 июня 2009 №ВАС-7721/09 по делу №А33-3580/2008 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  14. Определение ВАС Рос. Федерации от 6 авг. 2009 г. №ВАС-9952/09 по делу №А72-4211/08-31/43 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  15. Постановление ФАС Дальневосточного округа от 22 февр. 2011 г. №Ф03-168/2011 по делу №А51-9223/2010 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  16. Постановление ФАС Московского округа от 20 апр. 2011 г. №КГ-А40/1889-11-П по делу №А40-60266/07-136-431 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  17. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 10 февр. 2004 г. по делу №А56-5261/03 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  18. Постановление ФАС Уральского округа от 26 окт. 2009 г. №Ф09-8149/09-С2 по делу №А76-3075/2009-6-307 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  19. Рабинович Н.В. Недействительность сделок и ее последствия. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1960. 166 с.

  20. Растеряев Н. Недействительность юридических сделок по русскому праву. Часть общая и часть особенная: догматическое исследование. СПб., 1900. 373 с.

  21. Санфилиппо Ч. Курс римского частного права. М.: БЕК, 2002. 400 с.

  22. Тузов Д.О. Ничтожность и оспоримость сделок: классическая доктрина и проблемы российской цивилистики // Цивилистические записки: межвуз. сб. науч. тр. М.: Статут; Екатеринбург: Ин-т частного права, 2002. Вып. 2. С. 139–140.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.