УДК 346.3

Проблема оптимизации регулирующей функции гражданского договора

О.С. Ерахтина

Кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского и предпринимательского права
Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики – Пермь»
614070, г. Пермь, ул. Студенческая, 38
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Экономические преобразования в России потребовали пересмотра устоявшихся подходов к правовому регулированию договорных отношений участников оборота. Вместе с тем в опубликованных научных работах, посвященных договорной проблематике, не раскрыты в полной мере регулирующие возможности договора. В статье исследуются функции гражданско-правового договора в рыночной экономике, факторы, создающие его регулятивный потенциал, определяются способы оптимизации и развития каждого фактора.

Особое значение в работе уделено исследованию экономических функций договорного права.


Ключевые слова: регулирующая функция договора; согласованное волеизъявление сторон; государственное принуждение; дозволительный метод; фактор неопределенности

 

С развитием общественных отношений расширяются функции гражданского договора. В условиях рынка договор выступает основной правовой формой, опосредующей взаимоотношения участников хозяйственного оборота. ?

Вместе с тем недостаточно рассматривать договор только как правовую форму, опосредующую разнообразные хозяйственные связи, не затрагивая при этом его макроэкономическую составляющую. Как справедливо отмечал М.И. Кулагин, институт договора используется не только в качестве юридической формы обмена, но и как правовой инструмент организации рыночного хозяйства, опосредующий процессы концентрации капитала и производства [2, с. 259]. На наш взгляд, такой подход наиболее полно раскрывает экономическое содержание договора и его функциональную роль в рыночной экономике. Являясь универсальной формой обмена, договор вместе с тем выступает инструментом организации и функционирования рыночной системы хозяйствования.

Регулятивный потенциал договора огромен, однако он недостаточно используется для решения задач, стоящих перед предпринимателями и обществом в целом. Правовая доктрина по-прежнему уделяет недостаточно внимания значению договорного права для развития национальной экономики.

По справедливому замечанию И.В. Цветкова, отечественная юридическая наука так и не смогла уйти дальше общих рассуждений о том, что в рыночной экономике «договор служит идеальной формой активности участников гражданского оборота» и что он «представляет собой универсальное средство, обеспечивающее налаженность, организованность и стабильность в сфере экономических отношений» [11, с. 7].

Цель настоящей статьи состоит в исследовании способов оптимизации и развития регулирующего потенциала гражданского договора.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих взаимосвязанных задач:

  • определить факторы, создающие регулятивный потенциал договора и основные способы оптимизации каждогофактора;

  • определить основные задачи законодательства о договорах.

Факторы, создающие регулятивный потенциал договора

В целях усиления позитивного воздействия гражданско-правового договора на хозяйственные отношения прежде всего необходимо определить факторы, создающие его регулирующие возможности.

В работе «Теория и практика договорного регулирования» Б.И. Пугинский определяет следующие факторы, создающие регулятивный потенциал договора:

  • согласованное волеизъявление сторон, направленное на установление между ними взаимных прав и обязанностей;

  • обеспечение государством судебной защиты устанавливаемых договором субъективных прав и возможности принуждения к исполнению договорных обязательств[5, с. 47, 52].

Рассмотрим действие каждого фактора более подробно.

Согласованное волеизъявление сторон

Свобода волеизъявления сторон является движущим механизмом договора как правового регулятора. «При отсутствии самостоятельности и инициативы сторон при регулировании хозяйственных связей, договор утрачивает свое значение» [3, с. 33].

Действительно, договорное обязательство возникает по воле сторон и по их обоюдному согласию. «В известном смысле стороны в договоре устанавливают сами для себя право. Поскольку стороны не нарушают каких-либо юридических запретов, они могут по своему усмотрению устанавливать любые правила в отношении предмета своего соглашения, и правом такие соглашения будут признаваться» [1, с. 13].

Гражданский кодекс РФ закрепил в п.4 ст. 421 общее правило, согласно которому «условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предусмотрено законом или иными правовыми актами». Цитируемая статья выражает дозволительный метод правового регулирования и по сути провозглашает принцип свободы договора.

Как отмечает А.Н. Танаги, принцип свободы договора «входит в "общенормативный каркас" договорного права» [9, с. 10]. Действие в договорном праве принципа свободы договора предоставляет контрагентам возможность самостоятельно выработать оптимальные правовые решения стоящих перед ними задач, учесть при разработке условий договора конкретные условия их деятельности.

Стороны могут упорядочивать такие аспекты взаимодействия, которые не поддаются регулированию на основе общеобязательных правовых норм.

Гибкость договорного механизма позволяет корректировать содержание договорных обязательств в процессе взаимодействия. Субъекты имеют возможность оперативно реагировать на изменения внешней среды вносить в договор необходимые поправки.

Рассмотренные выше факторы позволяют повышать общую эффективность договорных связей.

В то же время договорная волевая деятельность неразрывно связана с ответственностью за ее результат.

Необходимым и значимым свойством договора является его обязательность для сторон, опирающаяся на возможность государственного принуждения. Обратимся к исследованию данного фактора.

Обеспечение государством судебной защиты договорных прав

Следует согласиться с Б.И. Пугинским в том, что регулирующее воздействие договора должно связываться также с возможностью и эффективностью защиты договорных прав силой государства, его судебных и исполнительных органов. Государство обеспечивает судебную защиту устанавливаемых договором субъективных прав и даже возможность понуждения к исполнению обязанностей (ст. 11, 12 ГК РФ).

«Полностью добровольная система, – пишет Р. Познер, – не может быть эффективной. Помимо того, что методы самозащиты требуют издержек <…>, они еще могут не всегда срабатывать <…> и фундаментальная функция контрактного права состоит в том, чтобы удерживать людей от оппортунистического поведения по отношению к другой стороне контракта и тем самым поддерживать оптимальные временные характеристики экономической деятельности и избегать дорогостоящих мер защиты» [4, с. 126–127].

При осуществлении долгосрочных и сложных взаимодействий стороны в большей степени полагаются на возможность использования юридической техники для разрешения вероятных конфликтов между ними и на возможность государственного принуждения к исполнению обязательств, зафиксированных в контракте.

Безусловная возможность обратиться в судебные органы за защитой договорных прав является действенным стимулом к исполнению договорных обязательств. Регулирующая функция договора направлена также на предупреждение нарушений и поддержание исполнения договорных обязательств.

Способность договора образовывать устойчивые формы взаимодействия сторон

Необходимо отметить, что в большинстве случаев нарушения договорных обязательств не являются оппортунистическими. В хозяйственной практике достаточно часто возникают ситуации, когда в силу действия объективных факторов для одной из сторон становится невозможно или чрезвычайно трудно исполнить договор.

Случайные, не зависящие от воли сторон, изменения внешней среды могут разрушить экономическую основу договора – баланс интересов сторон. В такой ситуации стоимость исполнения для одной из сторон, как правило, существенно возрастает. Сделка теряет для такой стороны всякий экономический смысл. Более того, ее реализация может привести к убыткам.

По мнению М.Г. Розенберга, как только намерение хотя бы одной из сторон выполнить условия соглашения исчезает, разрушается сам договор [6, с. 56]. К данному утверждению можно добавить, что разрушается мотивация одной из сторон к исполнению договора, поскольку разрушается его экономическая основа. В то же время сохраняется правовая связанность сторон. Следовательно, сохраняется обязанность исполнения договорных обязательств.

Здесь будет уместно отметить, что, согласно выводам институциональной экономической теории, если в результате взаимодействия ухудшится имущественное положение одного из участников, такое взаимодействие не будет считаться экономически эффективным.

Между тем, как уже отмечалось в работе, закон предоставляет сторонам возможность самостоятельного регулирования договорных отношений на всех стадиях взаимодействия. Контрагенты могут самостоятельно оперативно реагировать на изменение внешних условий и принять разумные меры для восстановления баланса интересов сторон и сокращения убытков.

Более того, стороны имеют возможность расширить возможности адаптации договора к непредвиденным обстоятельствам путем закрепления в нем соответствующих условий, так называемых стабилизационных оговорок.

При заключении договора и определении его условий стороны должны исходить из разумной оценки обстоятельств, в которых он будет исполняться. С целью обеспечения баланса имущественных интересов, равновесия в их соотношении, контрагентам следует включить в договор условия, содержащие способы приведения договора в соответствие с произошедшими изменениями либо регламентирующие их действия в условиях изменившихся обстоятельств.

Кроме того, адаптация сторонами договора становится возможной за счет включения в него гибких условий. Например, при заключении договора стороны определяют, что в процессе исполнения он будет дополнен определенными положениями.

Изложенное позволяет к двум основным факторам, создающим регулирующие возможности договора, определенным Б.И. угинским, добавить еще один:

  • способность договора образовывать устойчивые формы взаимодействия сторон, менее зависимые от случайных изменений внешней среды.

Задачи законодательного регулирования договорных отношений

Правовой аспект

Законодательные установления не способны непосредственно образовывать хозяйственные связи. Вместе с тем они создают правовую основу для осуществления взаимосвязанной деятельности контрагентов.

Широкое применение в законодательстве о договоре имеют диспозитивные нормы. Такие нормы предлагают стандартный вариант действий в определенной ситуации, оставляя вместе с тем за участниками соглашения право выработать собственную формулировку соответствующего условия договора. Таким образом, при определении содержания договорных условий диспозитивные нормы выполняют восполнительную функцию.

По справедливому замечанию Д.Н. Сафиуллина и С.А. Хохлова, диспозитивные нормы «не оказывают решающего влияния на волю контрагентов при определении содержания договорных условий. Вместе с тем, выполняя восполнительную функцию, диспозитивные предписания играют важную роль в обеспечении определенности во взаимоотношениях сторон» [7, с. 38].

Как отмечает В.Ф. Яковлев, «по своему содержанию нормы частного права являются преимущественно дозволительными нормами» [12, с. 23]. В то же время порядок заключения и исполнения договоров, а в определенных случаях их форма и содержание регламентируются законом и иными правовыми актами.

Законодательное воздействие на содержание договоров представляет собой вмешательство государства в частное взаимодействие сторон и ограничивает действие дозволительного метода регулирования. Такие ограничения обусловлены необходимостью решения законодателем определенных задач.

Так, экономическая значимость некоторых видов договоров обусловливает применение по отношению к ним строгой письменной формы, а также установление особых требований к порядку заключения договора (например, необходимость государственной регистрации).

Нормы закона, относящиеся к определению сторонами условий договора, также в целом выражают дозволительный метод правового регулирования. Однако они по-разному регулируют выработку субъектами различных условий договора.

В целях исключения вероятных ошибок и неточностей в формулировках условий закон определяет общую структуру договора и его условий.

Правовые нормы могут предписывать сторонам включать в договор те или иные условия (в частности, условия о предмете договора), могут даже определить конкретное содержание отдельных условий.

В договорном законодательстве присутствуют также и нормы обязательного характера, в частности, направленные на защиту законных интересов потребителя или другой слабой стороны.

Как видим, цели государственного вмешательства в договорные отношения сторон различны. Законодательное регулирование призвано, как минимум обеспечить последовательный характер договорного процесса и полноту соглашения сторон. Наряду с этим, правовые нормы решают задачу защиты интересов общества и государства, интересов сторон договора и третьих лиц.

Экономический аспект

В условиях несовершенного рыночного обмена договорное право должно способствовать выработке, осуществлению и обеспечению соблюдения достигнутых договоренностей.

На стадии заключения договора (ex ante) роль законодательного регулирования неочевидна. На первый взгляд стороны могут самостоятельно разработать все детали взаимодействия соответственно своим конкретным нуждам. Однако процесс изучения и согласования деталей рыночной сделки может оказаться трудоемким и дорогостоящим. Правовые нормы, содержащие стандартные условия и процедуры, позволяют контрагентам с минимальными издержками выработать договоренность об условиях взаимодействия.

Более того, признавая разнородность рыночных сделок, договорное законодательство предоставляет сторонам свободу изменять стандартные условия. «Наличие совокупности стандартных доктрин, управляющих контрактным торговым обменом, в сочетании с возможностью “выйти за рамки структур управления, предоставляемых государством, или оставить эти структуры в стороне”, разработав частный порядок улаживания конфликтов, делает конструирование контрактных отношений более экономным и гибким» [10, с. 311].

Разрабатывая условия взаимодействия, стороны должны также согласовать и включить в договор механизмы, поддерживающие его исполнение. Вместе с тем они не всегда могут ex ante определить механизмы, предупреждающие нарушение договорных обязательств, а также оптимальный способ разрешения потенциальных конфликтов.

Во-первых, следуя предпосылке, выдвигаемой представителями институциональной экономической теории, экономические агенты ограниченно рациональны. Асимметричное распределение информации на рынке и ограниченные познавательные способности экономических агентов не позволяют им осознать все возможные альтернативы (тем более – оценить все возможные последствия каждой из них) и выработать оптимальное экономическое решение.

Во-вторых, в рамках договора определяются взаимные обязательства и действия сторон в предвидимых ими обстоятельствах. Между тем очевидно, что предвидеть все обстоятельства, имеющие значение для исполнения договора невозможно. В особенности это касается случаев, когда обмен, о котором достигнута договоренность, не происходит мгновенно (on the spot).

Действие фактора неопределенности наряду с ограниченной рациональностью экономических агентов приводит к тому, что действия, которые необходимо предпринимать в различных ситуациях, либо не определены в договоре, либо определены неверно, либо определены неточно, что, в свою очередь, создает возможность их различного толкования. Обозначенная проблема в институциональной экономической теории получила название «проблема<>неполноты (несовершенства) контрактных условий»1.

Именно поэтому (по причине неполноты контрактов. – О.Е.) в каждой стране право восполняет непредусмотрительность людей, делая для них то, что они сделали бы для себя, если бы их воображение предвосхитило развитие событий [13].

Таким образом, на стадии ex ante основная задача законодательного регулирования состоит в определении стандартных условий и процедур, позволяющих хозяйствующим субъектам с минимальными издержками выработать договоренность об условиях взаимодействия, а также предупредить конфликты и злоупотребления в процессе взаимодействия.

Очевидно, что наряду с оптимизацией процесса заключения договора правовые нормы должны также способствовать надлежащему исполнению договорных обязательств и достижению контрагентами поставленных целей.

Одной из основных проблем рыночного обмена является неспособность сторон гарантировать исполнение взятых на себя обязательств. Она возникает по двум причинам, отмеченным Р. Познером. Процессу обмена, считает ученый, угрожают две опасности: оппортунизм контрагентов2 и непредвиденные обстоятельства. Средства противостояния им должно предоставить договорное право [4, с. 124].

В условиях совершенной конкуренции рыночные механизмы3 создают предпосылки для взаимовыгодного сотрудничества и гарантируют соблюдение сторонами условий соглашения. Осуществление рыночных взаимодействий в обстановке неопределенности и асимметрии информации обусловливает необходимость государственного вмешательства в процесс исполнения рыночных сделок.

Безусловно, рыночные (неформальные) механизмы более органичны и в определенной степени могут сдерживать контрагентов от проявления оппортунизма по отношению друг к другу. Однако если такой механизм «не сработал», интересы потерпевшей стороны могут остаться незащищенными.

В таких случаях стороны полагаются на возможность использования формальной техники для разрешения вероятных конфликтов между ними и на возможность государственного принуждения к исполнению обещаний, зафиксированных в контракте [8, с. 65].

Сама возможность формального принуждения является действенным стимулом к исполнению договорных обязательств. Но уникальность правовых механизмов (по сравнению с рыночными механизмами.О.Е.) заключается в том, что у участников взаимодействия всегда есть возможность прибегнуть у правовому механизму защиты ex post.

Однако, как уже ранее было отмечено, в большинстве случаев нарушения договорных обязательств не являются оппортунистическими. Еще одним фактором, препятствующим исполнению достигнутых договоренностей, являются непредвиденные обстоятельства.

В случае наступления непредвиденных обстоятельств стороны будут вынуждены искать способы, позволяющие видоизменить их отношения. Очевидно, что переговоры об изменении договора прежде всего приведут к дополнительным расходам сторон. Также следует отметить, что исполнение договора в условиях изменившихся обстоятельств, как правило, невыгодно лишь одной из сторон. В такой ситуации вторая сторона, рассчитывая получить дополнительные выгоды, будет настаивать на продолжении взаимодействия на прежних условиях (поведет себя оппортунистически). Следовательно, правовые нормы в первую очередь должны устанавливать барьеры для оппортунизма контрагентов в условиях изменившихся обстоятельств.

Кроме того, правовые нормы должны содержать определенные механизмы, позволяющие адаптировать договор к изменившимся условиям, обеспечивая тем самым непрерывность отношений обмена.

Безусловно, стороны, разрабатывая условия договора, должны включить в него стабилизационные оговорки на случай непредвиденных изменений. Однако существует большая вероятность того, что они либо не смогут предусмотреть все обстоятельства, имеющие значение для исполнения договора, либо не смогут определить оптимальное средство адаптации договора к новым условиям.

Вырабатывая приемы адаптации договора к изменившимся обстоятельствам, стороны могут воспользоваться возможностями, предоставляемыми правовой системой. Правовые нормы должны содержать определенные механизмы, позволяющие адаптировать договор к изменившимся условиям и заранее четко определяющие правовые последствия для сторон. Опираясь на конкретные нормы права, контрагентам, а впоследствии и суду будет значительно легче разрешить возникший конфликт.

Наиболее уязвимыми перед воздействием неблагоприятных факторов являются долгосрочные договоры. Участники долгосрочных рыночных взаимодействий нуждаются в таких ситуациях в максимально возможной правовой поддержке.

Таким образом, на стадии исполнения договора задача правового регулирования состоит в предоставлении участникам взаимодействия оптимальных средств защиты, позволяющих с минимальными издержками восстановить нарушенное право и сократить издержки разрешения договорных споров в случае возникновения конфликтов и злоупотреблений.

В случае возникновения непредвиденных обстоятельств правовые нормы должны способствовать гармоничной адаптации договора к реальности, обеспечивая тем самым непрерывность отношений обмена.

Решение договорным правом поставленных задач как на стадии ex ante, так и на стадии ex post позволить выполнить его основную задачу и экономическую функцию – обеспечить эффективную и бесперебойную работу экономической системы. При этом в целях усиления регулирующих возможностей договора, направляющим принципом законодательного регулирования рыночных взаимодействий должна стать экономическая эффективность. Суть данного принципа заключается в следующем. Реализация рыночной сделки должна привести к созданию новой стоимости (блага). Правовые нормы должны способствовать максимизации создаваемой собственности.

Реализация данного принципа на практике предполагает, что при разработке норм, опосредующих договорные отношения предпринимателей, будут учитываться следующие требования.

Во-первых, правовые нормы должны способствовать взаимовыгодному обмену. Только в случае, если в результате исполнения договора возрастет благосостояние обеих сторон, его реализация приведет к эффективному распределению благ.

Во-вторых, нарушение договора, опосредующего предпринимательские взаимодействия, наносит вред не только потерпевшей стороне, но и хозяйственному процессу в целом. Правовые нормы должны обеспечить защиту имущественных интересов сторон в максимально короткие сроки, тем самым обеспечивая непрерывность рыночного обмена и бесперебойную работу хозяйственного механизма.

В-третьих, правовые нормы должны отвечать требованию определенности, суть которого прежде всего состоит в определенности содержания самой правовой нормы (четкости требований, предсказуемости применения санкций). Кроме того, недопустимы противоречия нормативных актов и их произвольное изменение.

В-четвертых, поскольку нарушения договоров имеют неодинаковые причины (действие фактора неопределенности, несовершенство договорных условий, недобросовестное поведение партнера и др.), правовая норма должна предлагать альтернативные способы защиты интересов сторон. Именно наличие альтернатив делает конструирование договорных отношений более экономным и гибким.

И наконец, обращение к правовому способу защиты должно позволить потерпевшей стороне с минимальными издержками восстановить нарушенное право, по крайней мере выгоды от применения правового способа защиты должны быть больше, чем издержки.

 

Библиографический список

  1. Ансон В. Договорное право. / Пер.с англ. М.: Юрид. лит-ра, 1984. 304 с. 

  2. Кулагин М.И. Избранные труды. М.: Статут (в серии «Классика российской цивилистики»), 1997. 330 с.

  3. Малеин Н.С. Кредитно-расчетные правоотношения и финансовый контроль» М.: Наука, 1964. 152 с.

  4. Познер Р.А. Экономический анализ права. В 2 т. Т. 1 / Под ред. В.Л. Тамбовцева; пер. с англ. СПб.: Экономическая школа, 2004. ХХ, 524 с.

  5. Пугинский Б.И. Теория и практика договорного регулирования. М.: ИКД «Зерцало-М», 2008. 224 с.

  6. Розенберг М.Г. Международная купля-продажа товаров. М.: Юрид. лит-ра, 1995. 287с.

  7. Сафиуллин Д.Н., Хохлов С.А. Договоры на реализацию продукции. Свердловск: УрГУ, 1980. 74 с.

  8. Тамбовцев В.Л. Ввведение в экономическую теорию контрактов: учеб. пособ. М.: ИНФРА-М, 2004. 144 с.

  9. Танага А.Н. Принцип свободы договора в гражданском праве России. СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. 211 с.

  10. Уильямсон О. Экономические институты капитализма. СПб.: Лениздат, 1996. 702 с.

  11. Цветков И.В. Договорная дисциплина в хозяйственной деятельности предприятий: теория и практика. М.: Книжный мир, 2006. 447c.

  12. Яковлев В.Ф. Россия: экономика, гражданское право (вопросы теории и практики). М.: Cтатут, 2000.

  13. Bentham J.A. General View of a Complete Code of Laws // The Works of Jeremy Bentham 157, 191 (John Bowring ed. 1843).


1 Следует отметить, что, согласно выводам институциональной экономической теории, контракты являются неполными не столько из-за небрежности сторон, сколько по объективным причинам.

2 Фр. opportunism, от лат. оpportunus – удобный, выгодный. В экономической теории – стремление максимизировать свое благосостояние за счет контрагента.

3 К рыночным механизмам, поддерживающим исполнение контракта, в частности, относятся конкуренция в сфере взаимодействия экономических агентов, прибыльность сделки, значение для сторон деловой репутации.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.