УДК 321 (091) (4/9), 34 (091) (4/9)

Русские земли по отношению к улусу Джучи (Орде):
это государство-вассал или часть ордынского государства?

И.И. Назипов

Старший преподаватель кафедры правовых дисциплин
Пермский институт экономики и финансов
614068, г. Пермь, ул. Большевистская, 141
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

В статье исследуется один из самых дискуссионных в исторической науке вопрос о государственной принадлежности русских земель эпохи XIII–XV вв. улусу Джучи. Пока ученые не применяли для его решения научно-правовых методов. Юридический подход (в рамках теории государства) позволяет вычленить ряд основных признаков государства, которые можно отнести к общепризнанным. Исследование связей русских земель и улуса Джучи, в рамках этих признаков, с поправкой на реалии ХIII–ХV вв., дает следующий ответ на вопрос исследования: русские земли не всегда были частью Ордынского государства. Выявленные периоды принадлежности русских земель государственности Орды и периоды суверенного статуса русских земель в XIII–XV вв. указаны в статье.


Ключевые слова: признаки государства; улус Джучи; государственная принадлежность русских земель

 

Отечественная историческая и историко-правовая наука дает три варианта ответа на вопрос о принадлежности русских земель ордынской государственности. Однако каждый из вариантов не подкреплен специальным глубоким исследованием признаков государства, проявляющихся в русских землях как свидетельство функционирования в них государства Орда или государств – русских княжеств. Эти ответы являются лишь коротким попутным утверждением при изложении и исследовании иных аспектов русско-ордынских отношений - пересказа событий русско-ордынских отношений, выявления последствий воздействия Орды на историческое развитие Руси.

Первая позиция в историографии: полное игнорирование вопроса. Фраза «под монгольской властью» заменяет ответ на вопрос, чем эта власть была, заменяет идентификацию этой власти. Ученые в рамках этого подхода качественно описывают события русско-ордынских отношений, характеризуют их формы, тяжесть для Руси воздействия Орды, используют термин «иго», но вопроса о государственной принадлежности русских земель не касаются. Вероятно, при этом они понимают, что проблема существует, но не готовы ее решить и поэтому «не замечают». Чтобы решить эту проблему, мало быть историком (даже выдающимся), надо одновременно быть специалистом в политологии и юридических наук. Возможно, именно недостаточностью развития теории государства, до ХХ века, и объясняется данная позиция в историографии, ведь именно учеными, жившими и творившими до ХХ века и в начале ХХ века, она и представлена.

Процитирую наиболее известных представителей этой группы ученых, подобрав цитаты так, чтоб они отражали их способ обхода данного вопроса при максимальном приближении к проблеме.

Н.М Карамзин: «Князья, смиренно пресмыкаясь в Орде, возвращались оттуда грозными властелинами: ибо повелевали именем царя верховного» [11. с. 149]. «Если б монголы сделали у нас тоже, что и в Китае, в Индии, или что турки сделали в Греции; если бы, оставив степь и кочевание, вернулись в наши города, то могли существовать и доныне в виде государства. К счастью суровый климат России, удалил от них сию мысль. Ханы желали единственно, быть нашими господами "издали", не вмешиваясь в дела гражданские, требовали только серебра и повиновения от князей»[11, с. 148].

С.М. Соловьев: «Монголы остались жить вдалеке, заботились только о сборе дани, нисколько не вмешиваясь во внутренние отношения, оставляя все, как было» [23, с. 41].

В.О. Ключевский: «Ордынские ханы не навязывали Руси, каких-либо порядков, довольствуясь данью, даже плохо вникали в порядок, там действовавший» [13, с. 447].

С.Ф Платонов: «Татары назвали Русь своим «улусом», то есть своею волостью или владением; но они оставили в этом улусе его старое устройство» [20, с. 82].

Вторая позиция в историографии: русские земли (Северо-Восточной, Южной Руси) принадлежали Ордынскому государству, являясь частью его. В основном представители этой позиции – ученые начала ХХ века. Это так называемые «евразийцы». Эту точку зрения разделял и Н.И. Костомаров. Ниже приведены цитаты характеризующие позицию данных ученых.

Г.В. Вернадский: «…золотоордынский хан являлся высшим правителем Руси – ее «царем», как называют его русские летописи» [2, с.352]; «Пока Западная и Восточная Русь находились под контролем хана, обе были частями одного политического образования, – Золотой Орды»[2, с. 240].

Н.С.Трубецкой: «Россия была в то время провинцией большого государства. Достоверно известно, что Россия была втянута и в общую финансовую систему монгольского государства» [26, с. 240–241].

Н.И. Костомаров: «Ряд князей и государств в безусловной зависимости от верховного государя, татарского хана, истинного собственника русской земли» [14, с. 69]; «Верховный владыка, завоеватель и собственник Руси, хан, называемый правильно русскими, царем, раздал князьям земли в вотчины» [14, с. 88].

Третья позиция в историографии: сохранение русскими землями собственной государственности в период «ига». Она представлена «советской историографией» (идея о том, что Русь по отношению к Орде – «государство-вассал») и Л. Гумилевым (идея свободных русских государств и союза их с Ордой).

Вот как пишут об этом наиболее известные представители «советской историографии».

Б.Д. Греков, А.Ю. Якубовский: «Завоеванные татарским войском русские земли не вошли непосредственно в состав Золотой Орды. Золотоордынские ханы рассматривали русские земли как политически автономные, имеющие свою собственную власть, но находящиеся в зависимости от ханов и обязанные платить им дань – "выход". Русские феодальные княжества стали в вассальные отношения к хану» [4, с. 9–11].

В.В. Каргалов: «В отличие от других стран, завоеванных монголо-татарами, Русь сохранила свой политический и общественный строй. На Русской земле никогда не было монгольской администрации. Даже сами монголо-татары не называли русскую землю "улусом", то есть частью Золотой Орды, полностью подвластной хану» [9, с. 105].

В.В. Мавродин: «Вассалитет выражался в выплате дани и в том, что русские князья, для того чтоб править в собственном княжестве, обязаны были получать от хана особые грамоты-ярлыки»[12, с. 12].

И.Б.Греков, Ф.Ф. Шахмагонов: «Оккупация Северо-Восточной Руси, так же как и Среднего Поднепровья, была не по силам Орде и не сулила ей, в сущности, никаких выгод. Эти земли были нужны Орде как постоянный и надежный источник доходов в виде дани» [5, с. 82].

Автору статьи не ясно, как государство, т.е. организация, обладающая суверенитетом, может быть вассалом, т.е. субъектом общественных отношений, не обладающим признаком суверенитета. Даже приняв применение термина, характеризующего феодальные отношения внутри класса феодалов, к межгосударственным отношениям, мы наблюдаем противоречие.

Л.Н. Гумилев: «Ни о каком монгольском завоевании Руси не было и речи. Гарнизонов монголы не оставили, своей постоянной власти и не думали устанавливать. С окончанием похода Батый ушел на Волгу» [8, с. 132]. «Александр Ярославич…< >…отправился к Берке и договорился на счет дани монголам в обмен на военную помощь против литовцев и немцев» [8, с. 144] (т.е. и дань – это лишь плата по деловой сделке за военную помощь); «Русские княжества, принявшие союз с Ордой, полностью сохранили свою идеологическую независимость и политическую самостоятельность» [8, с. 147]; «Ярлык – это пакт о дружбе и ненападении» [7, с. 525].

Ниже приведен краткий вариант исследования проблемы автором статьи, с применением методов юридических наук.

Понятие «государство» является многозначным. Здесь государство определяется как политико-территориальная суверенная организация публичной власти, имеющая специальный аппарат управления и принуждения, способная делать свои установления обязательными для населения всей страны [1, с. 542]. Государство раскрывается и характеризуется через ряд признаков: 1) наличие публичной власти, располагающей специальным аппаратом управления и государственного принуждения, насилия; 2) организация власти и населения по территориальному признаку; 3) государственный суверенитет, понимаемый как двуединство верховенства и единственности власти государства на определенной территории по отношению к отдельным лицам и сообществам внутри страны и независимость во взаимоотношениях с другими государствами; 4) всеобъемлющий, общеобязательный характер актов, издаваемых государством; прерогатива (исключительное право) государства на издание законов и иных нормативных актов, содержащих общеобязательные правила поведения для населения страны; 5) налогообложение и взимание налогов, пошлин и других сборов [1, с. 542–543]. Нередко в качестве главных признаков государства в литературе называют: 6) единый язык общения; 7) наличие армии; 8) единую систему обороны и внешней политики.

Охарактеризуем перечисленные выше признаки государства, в том числе с поправкой на реалии русских земель и Орды в эпоху ХIII–ХV вв.

1. Публичная власть. Она «стоит» над обществом, отделена от него. Независимо от того, возложено исполнение властных полномочий на отдельную личность или на какой-либо орган, действуют они от имени государства (в Средневековье от имени монарха – хозяина земли, и, тут важно, от имени князя, в русских землях иногда от имени хана) и в качестве государственных органов (чьих органов – здесь важно: ханских, ордынских или самостоятельных русских, княжеских). Эта власть самостоятельна и независима по отношению к другим источникам власти. Власть в государстве должна быть легальной и легитимной. Легальная власть – это власть, приобретающая полномочия в соответствии с законом и правящая с помощью законов. В реалиях Средневековья, кроме законов, еще и в соответствии с обычаями, распоряжениями монарха, религиозными установками. Нам в исследовании необходимо определить: власть над русскими землями опиралась ли на ордынские обычаи организации управления, на распоряжения хана. Легитимность власти характеризует особое отношение между властью и населением данного государства, легитимность характеризует степень признания власти со стороны населения, подчинения населения властным предписаниям. (Важно, подчинялось ли население русских земель хану в лице его чиновников и (или) посредством его распоряжений, признавали ли русские, от крестьян до князей, власть хана).

2. Территория. Включает в себя землю и людей, проживавших на ней, на которых распространяется власть государства. Государство определяет свои границы (важно, изменялись ли границы русских княжеств по решению хана или ханской администрации) и защищает свои границы от вторжений (важно, защищает ли Орда русские земли как свои или нет).

3. Государственный суверенитет. Он включает верховенство государственной власти внутри страны, т.е. самостоятельность в определении содержания своей деятельности, политики. Включает полноправие в определении жизни общества в пределах своей территории (внутренний суверенитет) и независимость во взаимоотношениях с другими государствами в определении своей внешней политики (внешний суверенитет). (Для нашего исследования важно: у русских земель и их публичной власти была ли внутренняя самостоятельность и внешняя независимость от Орды). Ряд важных признаков суверенитета дублирует другие признаки государства, о которых было или будет сказано отдельно. Например, территориальное верховенство (на территории данного государства действуют законы только этого государства) или территориальная целостность (территория государства не может быть изменена, как в сторону уменьшения, так и в сторону увеличения, без согласия вышестоящего органа этого государства).

Важным признаком суверенитета, как внутри государства, так и за его пределами, является формальная независимость от других государств или монархов. (Для нашего исследования важно: были не русские земли и правители их формально независимы от Орды и (или) хана или признавали их верховенство и сюзеренитет).

Внешний суверенитет предполагает прежде всего, что другое государство и его правитель не может осуществлять свою власть в отношении данного государства и правителя его (par in paren non habet jmperium – равный не имеет власти над равным). Это выражается, в частности, в неподчинении внешней и внутренней политики государства другому государству. Для нас важно, было ли такое неподчинение Орде русских земель. Например, не воевали ли русские рати по повелению хана с другими, соседними и несоседними, государствами. Например, не устанавливались ли в русских землях по распоряжению хана новые налоги. Это выражается в неподчинении на уровне внешнеполитических отношений законодательству (любым нормативным актам; здесь – ярлыкам) другого государства. Иммунитет суверенного государства охватывает также неподсудность его судебным органам другого государства. (Для определения суверенитета русских земель важно: подвергались ли они и их правители суду в Орде).

4. Всеобъемлющий обязательный характер актов государства. Этот признак определяется исключительными полномочиями государства осуществлять правотворчество, т.е. издавать, изменять или отменять общеобязательные акты для всего населения государства и принуждать к их исполнению. (Наличие актов, издаваемых в Орде и являющихся обязательными для населения в русских землях, означает ограничение или отсутствие данного признака государства в этих землях. Что важно для нашего исследования). Акты – это не только правила поведения, обязательные для исполнения всеми, кому они адресованы в постоянной жизнедеятельности, но и акты «государственного права», т.е. о престолонаследии, о назначении на пост главы государства конкретного человека.

5. Налогообложение. Этот признак включает в себя правило, по которому только государство вправе устанавливать налоги и распространять обязанность по их уплате абсолютно на всех, кто находится на его территории, либо освободить от них отдельные категории людей и организаций. (Если ханы устанавливали налоги на Руси и собирали их, если они освобождали от налогов какие-то категории людей и организаций, – то данный признак государства будет на Руси отсутствовать или будет сильно ограничен. Что мы в нашем исследовании должны отметить.)

6. Единый язык общения. Многонациональные государства существовали и в древности, но единый язык общения (для общения на высшем государственном уровне, для состояния законов, руководства в армии, для судопроизводства) обычно был языком того народа, который, подчинив другие, создал это государство и является в нем главным народом. В эллинистических государствах и в Византии, например, таковым был греческий, в Древнем Риме – латынь. (Если акты в русских землях писались на кыпчакском или монгольском, то это говорит об ограничении или отсутствии данного признака государства в русских землях).

7. Наличие армии. Средневековое государство, в отличие от ряда современных, без армии существовать не могло. Отсутствие таковой (регулярных войск или дружины плюс ополчения) говорит о том, что данная территориальная единица государством не являлась. Но наличие вовсе не говорит о том, что данная территория являлась суверенным государством. В те времена вооруженные силы исполняли функции: полиции против внутренних врагов правящей в территории силы; защиты от нападений внешних сухопутных и водных (морских, речных) ватаг бандитов; защиты от агрессии других государств в условиях, когда главные вооруженные силы государства еще не подошли на помощь либо почему-либо не могут подойти. Местные феодалы в обязательном порядке имели вооруженные силы, вне зависимости от того, являлась ли данная территория отдельным государством (де-юре или де-факто, как часто было в период средневековой раздробленности) или же была частью другого государства.

8. Единая система обороны и внешней политики. В Средневековье часто внешняя и военная политика государств не выражала интересов этих государств по той причине, что выражала интересы их правителей, часто не совпадающие с интересами государств. Тогда значение имели династическая политика, политика, связанная с религией, потребность правителей во славе, даже желание правителей поменять свой престол на более престижный и богатый престол другого государства. Но когда ни интересы государства, ни интересы правителя, ни агрессия другого государства не побуждают государство к враждебным действиям в отношении этого другого государства (правителя его), а эти действия активно ведутся, что можно сделать вывод: данная политика является частью политики другого государства, навязанной данному. Например, если русские воины участвовали в военных операциях далеко за пределами Руси и не в интересах своих земель или правителей, то это означает, что они участвовали в осуществлении внешней политики Орды. Нам важно это тоже исследовать и учесть при оценке русско-ордынских отношений в плане вхождения или невхождения русских земель в Орду как ее часть.

Если вышеприведенные признаки государства в исследовании проявят себя как свидетельство русской государственности, то можем сделать вывод о том, что русские земли были независимыми государствами. Если же данные признаки в отношении русских земель проявляются именно как признаки ордынского государства, то, следовательно, русские земли в данный период истории были частью Орды. Если ряд признаков говорит о том, что русские земли были независимы, а ряд признаков – что были частью Орды, то, делая выводы, нужно сделать акцент на важнейших в контексте принадлежности этих земель к Орде.

Власть в русских землях осуществлялась от имени «царя», а не князя. И это говорит о принадлежности земель к ордынскому государству. Об этом свидетельствуют и русские летописи, называющие хана Орды «царем», сообщая о подчиненном хану положении русских князей, о «вторичности» их власти над русскими землями, производной от власти и волеизъявления хана. Например: «Батый же почти Ярослава великою честью и мужи его, и отпусти, и рекъ ему: Ярославе, буди ты старъи всем князем в Русском языце» [15, с. 470]. « Приехала Олександръ и Андрей в Кановичь. И приказаши Олександрови Кыевъ и всю Русьскую землю и Андрей себе в Володимери на стол [15, с. 472]. «Приде изо Орды князь Дмитрий Михайловичь Тверский, внук Ярославль, съ пожалованиемъ оть царя Азбяка на великое княжение Володимерское» [17, с. 188].

Князья были «чиновниками» хана, выполнявшими в своих землях возложенные ханом на них обязанности. Это говорит за принадлежность русских земель ордынскому государству. Приведем цитату о возложенной обязанности собирать дань для хана, с которой недостаточно справлялся Михаил Тверской, по мнению судившего его хана Узбека: «…царевы дани не давал еси» [24, с. 384]. Отказаться служить хану означало не быть князем в своей земле, более того, бежать из нее: «Здума Андреи князь Ярославич с своими бояры бегати, нежели цесаремъ служити и побеже на неведому землю» [15, с. 473].

В русских землях осуществляет свою деятельность ханская администрация из числа инородцев (инородцев для населения этих земель). Это свидетельствует за принадлежность русских земель ордынскому государству. В повести о мучении Михаила Черниговского сказано о том, что Батый поставил наместников и властей по всем городам русским [17, с. 130]. В рассказе о курском баскаке Ахмате говорится, что татары держали баскачество в городах русских во всей русской земле [17, с. 162]. Под 1262 годом летописец говорит о совете русских на татар, которых Батый и Сартак посажали по всем городам русским властителями [17, с. 143]. В летописях описывается и административная деятельность этих чиновников в русских землях, и структура штата этих чиновников: «Тое же зимы приехаша численици, и счетоша всю землю Суждльску и Рязаньскую и Муромьскую и ставиша десятники и сотники и тысящники и темники» [15, с. 474–475].

Территория княжеств изменялась по решению хана. Это свидетельствует о принадлежности их ордынскому государству. Такое было неоднократно, когда этого желал хан: разделы Великого Владимирского княжения в 1328 г., 1341 г., в 50-х годах XIV в.

Князья и народ Руси признавали власть хана («царя») над русскими землями легитимной. Это также говорит об отсутствии формального суверенитета у русских земель, ими управляемых. Ниже приведены цитаты о признании князьями верховной власти «царя» и невозможности с ним по этой причине воевать. Олег Рязанский говорит: «…не подобает русским князем противу въсточного царя стояти» [9, с. 157]. Мнение Ивана III до стояния на Угре: «Под клятвою есны от прародителей, – еже не поднимати рукы противу царя, то како аз могу клятву разорите и съ против царя стати» [18, с. 208].

Формальное признание власти хана сопровождалось унизительными процедурами для русских князей! Например, по свидетельству Герберштейна, существовал обряд, по которому князь выходил за город пешком, навстречу ордынским послам, привозившим басму, кланялся им, подносил кубок с кумысом и выслушивал ханскую грамоту стоя на коленях [4, с. 70]. Вот как, во время визита в Орду с целью признания власти хана, унижался при этом один из самых гордых и знаменитых русских князей: «Даниил Романович князь великий, обладал вместе с братом Русскою землею, Владимиром и Галичем; а теперь сидит на коленях и холопом называется, дани хотят, живота не чает, и грозы приходят. О, злая честь татарская!»[10, с. 808].

Русские люди, тем более князья и бояре, подвергались в Орде суду, и, более того, сами (!) ездили на суд по ханскому вызову (не как военнопленные, например, подвергались суду, а именно как подданные, подчиненные!). Также отдельные русские земли подвергались ханскому осуждению и карательной военной акции. Это свидетельствует о степени подчиненности русских земель Орде, соответствующей принадлежности их к ордынской государственности. Например, были осуждены и казнены в Орде Михаил Тверской и его воевода Федор [24, с. 383–384], Роман Рязанский [3, с. 170]. Как яркий пример наказания княжеству можно вспомнить о разорении проявившей непокорность Твери в 1328 году.

Ханы получали с Руси регулярные налоги и сборы и даже поручали собирать их своим чиновникам. Мы видим здесь действие в русских землях системы налогообложения ордынского государства. Системы развитой, с переписями населения [19, с. 51]. Более того, ханы (что говорит о том, что дань – это налоги, а не репарации с побежденного противника) освободили от налогов отдельные категории населения и организаций, – церковь и ее служителей [22, с. 183].

Русские отряды вынуждены были воевать по воле ханов; таким образом, во внешней политике своей русские земли не были суверенны, а были подчинены Орде. Воевать русским землям в этих случаях приходилось часто против своей воли: «Бе же тогда нужда велика от иноплеменниковъ, и гоняхут христианъ велящее с собою воинствовати» [21, с. 436].Часто приходилось воевать русским отрядам за чуждые для них и их знати интересы в далеких странах: в Китае, на Кавказе [17, с. 155], в Средней Азии [25, с. 156].

Все признаки государства в части от общей продолжительности русско-ордынских политических связей, проявляются в русских землях как признаки государства Орда и, следовательно, как свидетельство государственных связей Орды и русских земель. Соответственно, для таких периодов необходимо сделать вывод о том, что земли Северо-Восточной Руси были не суверенными государствами, а частью государства Орда.

Вышеперечисленная совокупность проявления признаков государственных связей в политических связях между Ордой и землями Северо-Восточной Руси имела место не всегда, в продолжительности 261 календарного года русско-ордынских отношений. Или не всегда в полной мере. В ряде периодов характер русско-ордынских отношений, по анализу совокупности признаков государства, проявляется как свидетельство функционирования государственности русских земель и, соответственно, межгосударственного типа русско-ордынских связей. Признаки государства необходимо исследовать отдельно, по совокупности событий, периодов русско-ордынских связей.

Период 1242-1362 гг. характеризуется ярко выраженными властно-подчиненными государственного характера русско-ордынскими связями. В 1243–1244 гг. русские князья приезжают в Орду, получают от хана ярлык на княжение, Ярослав Всеволодович назначается «великим князем», а Владимир утвержден главным городом на Руси. Началась выплата дани в Орду. В 1252 г. на Северо-Восточную Русь против ряда князей, не желающих подчиняться, ханом был организован карательный поход. В этот период ханскими чиновниками были проведены две переписи населения Северо-Восточной Руси (1257, 1275 гг.), в русских землях начал функционировать постоянный институт чиновников нерусского происхождения, были размещены постоянные ордынские военные гарнизоны. Имеются летописные свидетельства о «дани кровью» – подневольном, судя по характеру летописных сообщений, участии русских дружин (1263, 1278 гг.) в организуемых ханом военных походах на другие страны. Сбор дани в Орду в этот период регулярен, хан в своих ярлыках освобождает от даней русское духовенство и от пошлин купцов, т.е. контролирует прямое и косвенное налогообложение. В короткий отрезок времени, в конце 50-х – начале 60-х гг. XIII в., дань с особой жестокостью собирали в русских землях мусульманские купцы-откупщики. После 1280 г. постоянная ордынская администрация и гарнизоны в русских землях нерусского происхождения отсутствуют. О «дани кровью» информации нет. Переписей населения после 1275 г. не было. Дань собирали и отвозили в Орду с русских земель только русские князья. В остальном содержание русско-ордынских связей то же. На данный временной период приходится две группы особенно жестоких ордынских военных походов на русские земли, организованных правителем Орды, для наказания не подчинившихся ему земель и князей и для утверждения своих решений (первый: 1281–1293 гг.; второй: 1315–1327 гг.). Орда с целью наказать за нападения на русские земли и для их защиты от экспансии в этот период активно осуществляет походы на Литву и Польшу, как самостоятельно, так и совместно с русскими отрядами. В целях защиты русских земель от экспансии Литвы и Польши в 80-х гг.

Период 1362-1427 гг. характеризуется отсутствием подчиненного положения русских земель Орде. В условиях междоусобной войны в Орде, названной в летописях «Великая Замятня», власть Орды и ее правителей над русскими землями была до 1372 г. формальной, а в 1372–1382 гг. ее не стало и формальной. С 1362 года в Северо-Восточной Руси все вопросы решаются соотношением сил местных русских княжеств. Ярлык на Владимирское княжение, будучи отданным не московскому князю (1365 и 1371 гг.), не давал ее обладателю фактической возможности получить владимирские земли в правление, из-за противодействия воле хана со стороны Москвы. Дань в Орду князья не отвозят, «дань кровью» Орде отсутствует. В 1370-хгодах в Северо-Восточной Руси формируется антилитовская и антиордынская коалиция князей во главе с Московским князем. Эта коалиция ведет с Ордой и обособленными в условиях междоусобицы в Орде отрядами ордынцев войну до 1382 г. В 1382 году на 12 лет происходит восстановление полной зависимости русских земель от Орды: выплата в Орду дани, поездки князей в Орду к хану, получение ярлыков на княжение, участие русских воинов в далеких ордынских походах. В 1395 году вновь прекращается зависимость русских земель от Орды, разгромленной Тимуром, возглавляемой не ханом из династии Джучи и охваченной усобной войной. (Исключение – 1412–1414 гг., когда власть в Орде принадлежала детям Тохтамыша). В данный период русские земли не платят дань в Орду, князья не получают ярлыки. В декабре 1408 г. предпринят поход ордынцев на Русь с целью покарать за неповиновение и восстановить зависимость, цели он не достиг. Участие ордынцев в отражении агрессии Литвы на Русь имело место в 1406 и 1408 гг.

В период 1428–1480 гг., при фактической независимости от Орды, русские земли признают формальный суверенитет ордынского «царя». В 1428–1437 гг. на Руси идет противостояние Василия Темного и Юрия Галицкого, они обращяются к хану Орды с просьбой рассудить в споре и выдать ярлык одному из претендентов. Князья стремятся князей использовать Орду как орудие во внутренней борьбе, и это было связано с получением ярлыка, с выплатами дани в Орду. В 1437–1445 гг. в Орде продолжается противоборство, при полном преимуществе Василия Темного и детей Юрия Галицкого. Дань в этих условиях не выплачивается, фактической власти ханы Орды над Русью не имеют. В 1445–1461 гг., кроме периода 12.02.1446 – 17.02.1447 г., наблюдается политическая зависимость русских земель от Казанского ханства. Русь платит в Казань долгосрочными платежами выкуп за плененного Василия Темного, в русских землях функционирует система казанских чиновников, казанские военные отряды на стороне Василия Темного участвуют в подавлении оппозиции Дмитрия Шемяки, а также защищают границы Руси от нападений войск Орды. В короткие временные промежутки: апрель – май 1434 г. и 12.02.1446 – 17.02.1447 гг. власть на Руси захватывали Юрий Галицкий и Дмитрий Шемяка. В эти годы Русь открыто проявляла себя независимой от Орды и враждебной ей. В 1461–1472 гг., в первом десятилетии правления Ивана III, дань в Орду не выплачивается, власть хана над Русью была только формальная. Для Орды это время постоянных войн с Крымским ханством. Военных походов на русские земли Орда не предпринимает. В 1472–1480 гг. наблюдается зависимость русских земель от Орды. Формальная власть над Русью была у хана, и Московский князь называет себя его «улусником». В Орду до 1476 г. выплачивается дань, но в меньших размерах, чем в прошлые периоды зависимости. Были два мощных похода войск Орды на Русь – 1472, 1480 гг.

В период 1481–1502 гг. проявлений подчинения Орде и ее хану со стороны русских земель не было, Русь была от Орды независима фактически и формально.

В целом с 1242 по 1502 г. мы наблюдаем в русско-ордынских политических отношениях периоды ярко выраженных властно-подчиненных связей, периоды с формальными властно-подчиненными связями при фактически равноправных отношениях, периоды фактически и формально равноправных отношений. Характер связей отражал соотношение военного потенциала русских земель и Орды, также легитимность правителя Орды, по происхождению его из ханского рода Джучидов, который признавался Русью как правящая династия верховных в феодальной иерархии правителей.

Государственно-политический статус земель Северо-Восточной Руси как территориально-политический элемент государственности Орды выявлен в периоды: 1242–1361 гг. (120 лет), «сентябрь 1382 – апрель 1395 гг.» (12,5 лет), 1412–1414 гг. (3 года), лето 1445–1461 гг. (16,5). Как элемент государственности Казанского ханства – в период 1445–1461. Статус земель Северо-Восточной Руси как суверенных государств выявлен для периодов: 1362 – сентябрь 1382 гг. (21 год), апрель 1395–1411 гг. (16,5 лет), 1415–1427 гг. (13 лет), 1481–1502 гг. (22 года). В периоды 1428 – лето 1445 гг. (17,5 лет) и 1461 – 1480 гг. (19 лет) – Северо-Восточная Русь признавала над собой власть хана Орды и являлась частью Орды, лишь формально, фактически являясь суверенной.

Из 261 года русско-ордынских отношений княжества Северо-Восточной Руси в отношении Орды были независимы 89 лет. Но из них 16,5 лет была подчиненность Казанскому ханству, позиционировавшемуся как правопреемник Орды. Государственный характер политических связей Северо-Восточной Руси и Орды составлял в общей сложности 172 года. Из них приблизительно 36-37 лет эта вовлеченность только формальная – в форме формального признания сюзеренитета хана над русскими землями и отправки ему подарков. Принадлежность русских земель ордынской государственности не только формальная, но и фактическая длилась 135–136 лет. В этом периоде наблюдается 24 года, когда формы вовлеченности в ордынское государство русских земель были особенно сильны: функционирование в русских землях постоянных ордынских чиновников, гарнизонов, осуществление переписей для упорядочения налогообложения.

 

Библиографический список

  1. Большая Российская энциклопедия: в 30 т. Т. 7. М. : Большая Рос. энцикл., 2007. Т. 7. 767 с.

  2. Вернадский Г.В. Монголы и Русь / пер. с англ. Е. П. Беренштейна. Тверь: АГРАФ; М.: ЛЕАН, 1999. 480 с.

  3. Воскресенская летопись. Т. VII. М.: Языки рус. культуры, 2000. 345 с. (Полное собрание русских летописей).

  4. Гербернештейн С. Записки о Московии / пер. с нем. А.И. Малеина, А.В. Назарченко. М.: Изд-во МГУ, 1988. 430 с.

  5. Греков Б.Д.,Якубовский А.Ю. Золотая Орда и ее падение. М.; Л.: АН СССР, 1950. 478 с.

  6. Греков И.Б.,Шахмагонов Ф.Ф. Мир истории: Русские земли в ХIIIXV веках. М.: Молодая гвардия, 1986. 334 с.

  7. Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая степь. М.: Мысль, 1989.764 с.

  8. Гумилев Л.Н. От Руси до России. М.: Дрофа, 1996. 352 с.

  9. Задонщина // Памятники литературы Древней Руси: XIV – середина XV в. М.: Худож. лит., 1981. 602 с.

  10. Ипатьевская летопись. Т. II. М.: Изд-во Вост. литературы, 1962. 604 с. (Полное собрание русских летописей).

  11. Карамзин Н.М. История государства Российского. Т. VVIII. Калуга: Золотая Аллея, 1993. 576 с.

  12. Каргалов В.В. Монголо-татарское нашествие на Русь. XIII век. М.: Просвещение, 1966. 135 с.

  13. Ключевский В.О. Сочинения: в 9 т. Т. II: Курс русской истории. Ч. 1. / под. ред. В.Л. Янина. М. : Мысль, 1987. 447 с.

  14. Костомаров Н.И. Исторические монографии и исследования. Т. 12. Начало единодержавия в древней Руси. СПб.: Тип. Д. Е. Кожанчикова, 1863. 463 с.

  15. Лаврентьевская летопись. Т. I. М.: Изд-во Вост. литературы, 1926. 648 с. (Полное собрание русских летописей).

  16. Мавродин В.В. Народное движение против иноземных захватчиков в Древней Руси. Л.: Полит. лит., 1945. 52 с.

  17. Никоновская летопись. Т. X. М.: Языки рус. культуры, 2000. 248 с. (Полное собрание русских летописей).

  18. Никоновская летопись. Т. XII. М.: Языки рус. культуры, 2000. 272 с. (Полное собрание русских летописей).

  19. Новгородская I летопись. Т. III. М.: Языки рус. культуры, 2000. 693 с. (Полное собрание русских летописей).

  20. Платонов С.Ф. Лекции по русской истории. СПб.: Кристалл, 1992. 838 с.

  21. Повесть о житии и о храбрости благоверного и великого князя Александра // Памятники литературы Древней Руси: XIII век. М.: Худож. лит., 1981. С. 426 – 439.

  22. Сборник документов по истории СССР. М. : Высш. шк., 1971. 238 с.

  23. Соловьев С.М. Сочинения. Т. 16. Взгляд на историю установления государственного порядка в России до Петра Великого / под ред. И. Ковальченко. М.: Мысль, 1995. С. 5– 42.

  24. Софийская первая летопись старшего извода. Т. VI, вып. 1. М.: Языки рус. культуры, 2000. 581 с. (Полное собрание русских летописей).

  25. Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды: в 2 т. Т 2. М.; Л.: АН СССР, 1941. 275 с.

  26. Трубецкой Н.С. Наследие Чингиз-Хана. М.: АГРАФ, 2000. 560 с.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.