УДК 347.1.
DOI: 10.17072/1995-4190-2015-2-55-60

К ВОПРОСУ ОБ ОТДЕЛЬНЫХ СПОСОБАХ УСТРАНЕНИЯ ДЕФЕКТОВ МЕХАНИЗМА ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ

И.П. Кожокарь

Кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой гражданского и международного частного права

Саратовская государственная юридическая академия

410056, г. Саратов, ул. Вольская, 1

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Введение: статья посвящена проблеме выбора способов устранения дефектов механизма правового регулирования обязательственных отношений. Цель: анализирует некоторые методы преодоления дефектов, а также предлагает их систему. Методы: методологическую основу данного исследования составляет совокупность методов научного познания, среди которых ведущее место занимает диалектический метод. В статье использованы также общенаучные методы исследования, как анализ, синтез, а также частно-научные методы исследования: формально-юридический, технико-юридический. Результаты: предложена система методов по устранению дефективных явлений механизма правового регулирования обязательственных отношений, каждый из которых может быть применим в зависимости от конкретных обстоятельств. Выводы: средства устранения дефектов обязательственного права можно условно разделить на группы. Их можно разделять в зависимости от субъекта, осуществляющего деятельность по устранению дефектов, элемента механизма правового регулирования, в котором имеется существенный изъян и т.п.

 

 

Ключевые слова: обязательственное право; дефекты; механизм правового регулирования; устранение дефектов

 

 

Введение  

Проблема дефективности механизма гражданско-правового регулирования обязательственных отношений тесно связана с вопросом необходимости преодоления дефектов. В связи с этим актуальным представляется проблема разработки системы методов их устранения.

Как отмечалось [4, с. 68], дефект – это во многом неизбежный момент системы правового регулирования. Соответственно, следует говорить не о полной нейтрализации дефективных явлений, связанных с регулированием обязательственных отношений, их абсолютном исключении, а о минимизации, последствий существования дефектов. Представляется, что устранение дефектов обязательственного права следует рассматривать как деятельность органов государственной власти (законодательной, исполнительной, судебной), а также иных субъектов, результатом которой является уменьшение влияния негативных явлений механизма правового регулирования и, как следствие, наиболее эффективное регулирования обязательственных отношений. Именно с указанных методологических позиций следует исходить при рассмотрении вопроса устранения дефектов обязательственного права. Систему методов устранения дефектов механизма гражданско-правового регулирования составляют конкретные приемы и средства, с помощью которых происходит минимизация действия какого-либо негативного правового явления.

Выбор конкретных методов по нивелированию дефективных явлений механизма гражданско-правового регулирования обязательственных отношений зависит от различных условий: вид дефекта, подлежащего устранению; субъект, осуществляющий деятельность по его устранению; вид правового акта, содержащего дефект, совокупность причин и условий возникновения существенного изъяна; стадия развития обязательственного отношения, на которой дефект был выявлен и другие.

 

Основной контент

Существенные изъяны, связанные с несовершенством правовых норм обязательственного права, могут быть преодолены двумя основными способами: внесение изменений в законодательство и системное толкование правовых положений. Представляется, что приоритетной формой устранения дефектов правовых норм обязательственного права является внесение изменений в законодательство. Указанный способ создает предпосылки для правильного и однообразного применения законодательных положений. Другое дело, что анализируемый метод сопряжен с определенными сложностями как организационного, так и временного характера. Как указывал В.Ф. Яковлев, деятельность по созданию и изменению правовых положений включает в себя сложную кодификационную работу юридико-технического характера [9].

Кроме того, процесс совершенствования норм обязательственного права следует охарактеризовать специфическими признаками, вытекающими из сущности, отличительных черт обязательственного отношения и правовых положений, его регулирующих. В частности, законотворческая деятельность в данной сфере должна учитывать практику договорной работы между субъектами гражданского права. Большое количество диспозитивных норм договорного права, специфический характер изучаемой нами подотрасли, особая роль соглашения сторон в качестве регулятора обязательственных отношений приводят к тому, что некоторые дефективные явления норм обязательственного права выявляются на стадиях заключения, изменения, исполнения и прекращения договорных обязательств. Исходя из сказанного, полагаем, что законодателю следует как можно чаще привлекать субъектов гражданского оборота к деятельности по совершенствованию законодательства.

Примером работы по устранению дефектов норм обязательственного права может служить принятие закона об изменении ГК РФ от 8 марта 2015 года, которому предшествовала Концепция совершенствования общих положений обязательственного права России. Указанный документ, в частности, установил, что «для устранения внутреннего противоречия положений действующего законодательства о сроке исполнения обязательства, не предусматривающего срока его исполнения или не позволяющего его определить, следует исходить из того, что обязательство, которое не предусматривает срок исполнения или не позволяет его определить, подлежит исполнению в разумный срок, а если его невозможно определить – в семидневный срок после предъявления требования кредитором» [5].

Таким образом, был выявлен дефект правовой норм, который выразился во внутреннем противоречии положений действующего законодательства, проведена работа по подготовке и обоснованию изменений, в результате чего была принята новая редакция ст. 314 ГК РФ.

Еще один эффективный инструмент устранения дефектов правовых норм, используемый уже другим субъектом – судами – аналогия закона и права. Полагаем, что ввиду специфики норм обязательственного права, их в большей мере диспозитивного характера, в данном случае указанные приемы восполнения пробелов в праве могут применяться достаточно часто. Так, суд, удовлетворяя требование о взыскании неосновательного обогащения, указал, что при определении размера неосновательного обогащения по аналогии закона может быть использовано правило ст. 424 ГК РФ о применении цены, которая при сравнимых обстоятельствах взимается за аналогичные товары, работы или услуги [7]. Как видим, аналогия может применяться даже по отношению к различных видам обязательств: в приведенном примере «сходность» отношений установлена между договорными и внедоговорными обязательствами.

Отличительной чертой обязательственных отношений является то, что в их правовом регулировании значительное место отводится автономно-договорному регулированию. Из сказанного можно сделать вывод, что стороны своим соглашением сторон могут урегулировать те или иные аспекты своего взаимодействия, которые не предусмотрены на законодательном уровне. Таким образом, договор субъектов гражданского оборота является специфическим инструментом, с помощью которого возможно устранение дефектов механизма гражданско-правового регулирования.

В частности, одним из выявленных нами негативных явлений правовых норм обязательственного права, устанавливающих порядок исполнения обязанностей, является неопределенность в значении некоторых фундаментальных категорий (надлежащее исполнение, экономичность исполнение, определение срока исполнения и т.п.). Между тем стороны своим соглашением в силу принципа свободы договора имеют возможность подробно указать на права и обязанности, дать определения всех значимых категорий, которые имеют юридическое значение при исполнении ими своих обязанностей, разрешить иные актуальные вопросы, которые могут возникнуть в дальнейшем. То есть трудно переоценить роль договорной работы в процессе устранения дефектов механизма правового регулирования именно обязательственных отношений.

Интересным представляется рассмотрение приемов и методов устранения дефектов в зависимости от субъекта, деятельность которого направлена на их преодоление. В частности, органы законодательной и исполнительной власти в пределах своей компетенции разрабатывают и принимают законы и иные правовые акты, устраняя тем самым пробелы и противоречия в нормах права. Вместе с тем деятельность перечисленных органов по устранению дефективных явлений правотворчеством не исчерпывается. Необходимо создать такой правовой механизм, который включает совокупность материальных, организационных, идеологических предпосылок для наиболее эффективного и разумного правового регулирования. Ведь не секрет, что существование правовой нормы не дает гарантии ее должной реализации и исполнения со стороны субъектов.

Среди идей, представленных в цивилистической науке, выделим мнение Е.В. Вавилина, который утверждает, что все «правовые средства, деятельность государственного аппарата и иных субъектов права направлены на обеспечение не только юридической, но и фактической реализации субъективного права и понуждение к исполнению обязанности» [1, с. 8]. Из сказанного, в частности, сделан вывод, что судебный пристав-исполнитель должен принимать меры по реальному (фактическому) исполнению судебных решений [1, с. 16].

З.И. Цыбуленко указывает, что имеется немало случаев «неосуществления гражданских прав,… когда законы, подзаконные нормативно-правовые акты, закрепляющие права, просто не выполняются, нарушаются» [8, с. 39]. Приводятся и вполне конкретные примеры существования дефектов механизма правового регулирования обязательственных отношений, связанных с отсутствием эффективных и реальных возможностей осуществления прав: проблема предоставления жилых помещений военнослужащим, осуществление права пользования водными объектами, реализация жилищных прав [8, с. 39–46]. А.А. Волос полагает, что одна из сторон, которая не может фактически реализовать свое право при его формальной защите, должна признаваться слабой в обязательстве [2, с. 41–42].

Таким образом, применительно к объекту нашего исследования следует говорить о том, что все органы государственной власти должны принимать меры, направленные на создание механизмов реальной реализации прав субъектов, понуждению к исполнению обязанностей должниками, тем самым создавать предпосылки для преодоления дефектов гражданско-правового регулирования обязательственных отношений.

Судебные, в том числе арбитражные органы, также принимают активное участие в процессе разрешения и преодоления дефектов. В настоящее время ведется активная дискуссия о возможности признания в нашей стране судебного правотворчества [6, 3]. При этом даже противники названной концепции признают тот факт, что в настоящее время возрастает роль судебной практики при разрешении вопросов толкования, правильного понимания норм права, восполнения пробелов в законодательстве. Роль судебной власти в устранении дефектов механизма гражданско-правового регулирования заключается, в частности, в следующем: разъяснение законодательства высшими судебными инстанциями; применение системного толкования законодательства, аналогии закона и права; установление содержания юридических понятий (добросовестность, содействие сторон при исполнении обязанностей, экономичность, разумность); преодоление дефектов юридических фактов.

 

Заключение

В целом, мы считаем, что средства устранения дефектов обязательственного права можно условно разделить на следующие группы.

  1. В зависимости от элемента механизма правового регулирования, в котором находит свое отражение дефект, подлежащий нивелированию, существует особый порядок по устранению:

а) дефектов правовых норм;

б) дефектов обязательственных отношений;

в) дефектов юридических фактов.

  1. В зависимости от субъекта, который осуществляет деятельность по устранению дефекта, следует выделить приемы и средства по устранению дефективных явлений, применяемых:

а) органами законодательной власти;

б) органами исполнительной власти;

в) органами судебной власти;

г) иными органами государственной власти и местного самоуправления;

д) другими субъектами.

  1. В зависимости от вида существенного изъяна следует выделять специфические приемы и средства, позволяющие устранять:

а) противоречия норм права;

б) пробельность правовых норм;

в) дефективность сделок и иных юридических фактов;

г) дефективность юридического состава, ставшего основанием возникновения обязательственного отношения;

д) несовершенства судебной практики;

е) иные дефективные явления.

 

Библиографический список

  1. Вавилин Е.В.Механизм осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2009. 56 с.
  2. Волос А.А. Защита слабой стороны в обязательстве на различных стадиях действия механизма осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей // Конкурентное право. 2014. № 4. С. 39–42.
  3. Воронцова И.В. Судебное правотворчество: домыслы или реальность? // Современное право. 2009.  № 6. С. 3–5.
  4. Кожокарь И.П. Методологические основы исследования дефектов в механизме гражданско-правового регулирования. Саратов: Изд-во ФГБОУ ВПО «Саратовская государственная юридическая академия», 2014. 80 с.
  5. Концепция совершенствования общих положений обязательственного права России // Бюллетень нотариальной практики. 2009. № 3. С. 14–32.
  6. Марченко М.Н. Судебное правотворчество и судейское право. М.: Проспект, 2011. 512 с.
  7. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 31.07.2013 г. по делу № А43-29621/2010 [Электронный ресурс]. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант­Плюс».
  8. Цыбуленко З.И. Проблемы осуществления субъективных гражданских прав в России // Вестник Саратовской государственной юридической академии. 2014. № 3. С. 39–46.
  9. Яковлев В.Ф. Избранные труды. Т. 2: Гражданское право: история и современность. Кн. 2. М.: Статут, 2012. 351 с.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.