УДК 34.037
DOI: 10.17072/1995-4190-2015-2-29-40

ПРАВО НА ОБРАЩЕНИЕ С ЗАПРОСОМ О ТОЛКОВАНИИ ПОЛОЖЕНИЙ КОНСТИТУЦИЙ (УСТАВОВ) СУБЪЕКТОВ РФ

К.М. Худолей

Кандидат юридических наук, доцент кафедры конституционного и финансового права

Пермский государственный национальный исследовательский университет

614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Введение: в статье анализируются вопросы предоставления права на обращение с запросом о толковании положений конституций (уставов) субъектов РФ в конституционные (уставные) суды. Цель: рассматриваются положения федерального и регионального законодательства о конституционных (уставных) судах и обосновываются предложения по усовершенствованию законодательных положений о наделении правом на обращение с запросом о толковании положений конституций (уставов) субъектов РФ. Методы: методологическую основу исследования составляет совокупность методов научного познания, в том числе диалектический метод и общенаучные методы познания (анализ, синтез, индукция и дедукция). Автором широко использовались также частнонаучные методы познания (формально-юридический, сравнительно-правовой). В ходе научного поиска особое внимание уделялось сравнительному, системному методам исследования. Результаты: предлагается закрепить в федеральном законодательстве полномочия прокуроров субъектов РФ и федеральных судов на обращения с запросом о толковании положений конституций (уставов) субъектов РФ в конституционные (уставные) суды. Автор настаивает на предоставлении индивидуального права депутатам региональных парламентов обращаться с запросами о толковании. По мнению автора,закрепление в региональном законодательстве права общественных объединений на обращение с запросом о толковании положений Основного Закона субъекта РФ является допустимым только в той мере, в какой это обусловлено особенностями конституционного (уставного) регулирования в конкретных субъектах РФ и механизма защиты прав и свобод граждан. Так, выглядит оправданным предоставление подобного права объединениям малочисленных коренных народов Севера в Республике Саха (Якутия). Выводы: правом на обращение в конституционный (уставный) суд с запросом должны быть наделены субъекты, если положения конституций (уставов) субъектов РФ непосредственно затрагивают объем их прав и обязанностей, а также субъекты, которые применяют соответствующие положения Основных Законов субъектов РФ.

 

 

Ключевые слова: конституционные (уставные) суды; конституционный суд; конституционное правосудие; толкование; запрос о толковании; право на обращение; органы государственной власти субъекта РФ;
органы местного самоуправления

 

 

Введение  

В Российской Федерации каждый вид судопроизводства осуществляется в рамках компетенции, исходя из которой тот или иной суд рассматривает споры и разрешает дела по существу. Для каждого процесса характерен свой круг участников. Конституционное судопроизводство в конституционных (уставных) судах субъектов РФ по делам о толковании Основных Законов субъектов РФ также характеризуется своим кругом субъектов, управомоченных подать запрос, – заявителей. Качественные характеристики заявителей напрямую связаны и вытекают из публично-правовой природы деятельности органов конституционного (уставного) правосудия. Основной качественного отличия является интерес субъекта к значимым сферам конституционных (уставных) отношений в субъекте РФ. Как отмечается в отечественной юридической литературе, инициатор в конституционном судопроизводстве – главная фигура, стержень процесса, с ее инициативой всецело связана деятельность Конституционного Суда по рассмотрению дел. У стороны особый интерес в исходе дела – государственный, ведомственный, личный [27, с. 59]. Сторона-заявитель выступает как более активный участник конституционного судебного процесса, поскольку процессуально включается в процесс задолго до противоположной стороны, которую, в свою очередь, предлагается именовать пассивным участником процесса [2, с. 85]. В юридической литературе отмечается, что в конституционном процессе роль субъекта, обращающегося с ходатайством (заявлением, жалобой и т.д.) в орган конституционной юстиции, может квалифицироваться двояко: как заявитель ходатайства и одновременно, с учетом ближайших либо отдаленных юридических последствий такого обращения (отмена закона, правоприменительного акта и т.д.), как обладатель права законодательной (конституционной) инициативы, точнее – «инициативы законотворчества со знаком минус». Органы (лица), обращающиеся в Конституционный Суд, занимают промежуточное положение между обычными заявителями ходатайств в суд, преследующими цель охраны и защиты субъективных интересов, и субъектами законодательной (конституционной) инициативы [22, с. 171]. Действительно, если проанализировать законодательство, можно прийти к выводу, что список субъектов, имеющих право на обращение в орган конституционной (уставной) юстиции во многом совпадает с кругом субъектов права на законодательную (в том числе на конституционную или уставную) инициативу.

Таким образом, процессуальный статус заявителей в конституционном судопроизводстве во многом совпадает с их материальным статусом, что отчетливо проявляется при сравнении круга участников конституционного судебного процесса с субъектами конституционно-правовых отношений. В силу того участие заявителя в конституционном судопроизводстве определяется и основывается на его интересе к публично-правовым нормам и отношениям. В этом смысле субъект права на обращение в Конституционный Суд в целом категория абстрактная, это собирательное понятие субъектов права, которые могут как быть, так и не быть участниками конкретного конституционно-процессуального правоотношения [32, с. 22].

 

Характеристика субъектов,
управомоченных обратиться
с запросом о толковании конституции (устава) субъекта РФ

Толкование Основных Законов субъектов РФ инициирует подача запроса управомоченным субъектом. В запросе управомоченный субъект объективирует свое намерение возбудить судопроизводство по делу. Согласно региональному законодательству, конституционный (уставный) суд не может инициировать процесс толкования Основного Закона субъектов РФ. Т.Я. Хабриева считает, что является оправданным закрепление запрета конституционному суду инициировать процесс толкования Основного Закона. В науке встречались и другие мнения [29, с. 226]. Например, Л.Ю. Шульженко полагает, что предоставление права инициировать судопроизводство самому конституционному суду «способствовало повышению его престижа и обеспечило более квалифицированное, оперативное решение вопросов толкования» [28, с. 43]. Действительно, судьи более квалифицированы в решении юридических вопросов, могут обратить внимание на неопределенность в понимании положений Основного Закона субъекта РФ благодаря своему опыту и знаниям. К тому же суд не будет в таком случае связан с запросом заявителя, поэтому может осуществлять толкование более оперативно. Однако престиж и квалификация судов могут объясняться другими обстоятельствами, а оперативность во всех отношениях зависит от тех, кто принимает и исполняет конституцию (устав) субъекта РФ. Органы же конституционного (уставного) правосудия Основные Законы субъектов РФ непосредственно не принимают и не применяют. 
В настоящий момент конституционные (уставные) суды созданы в 18 субъектах РФ, но непосредственно действуют только 17, – так как на период времени с 1 января 2014 года по 31 декабря 2016 г. в Бурятии Конституционный Суд временно прекратил свою работу в связи с дефицитом бюджета. На основе анализа регионального законодательства [4; 5; 6; 7; 8; 9; 10; 11; 12; 13; 14; 15; 16; 17; 18; 19; 20; 21] можно сделать вывод, что обратиться с запросом о толковании Основного Закона субъекта РФ, как правило, могут глава субъекта РФ, законодательный (представительный) орган субъекта РФ, высший исполнительный орган субъекта РФ, органы местного самоуправления (например, так установлено в ст. 93 закона Республики Бурятия «О Конституционном Суде Республики Бурятия»). 
Как отмечает Ж.И. Овсепян, круг субъектов права на обращение в конституционный (уставный) суд с запросом о толковании конституции (устава) субъекта РФ во многом совпадает с видами субъектов, уполномоченных инициировать основной вид судопроизводства в конституционном (уставном) суде– проверки конституционности нормативных актов в порядке абстрактного конституционного контроля, но в более суженном виде, как и при федеральной модели регулирования толкования Конституции Российской Федерации федеральным конституционным судом [22, с. 513]. 

При этом в законодательстве встречается и иной круг субъектов, имеющих право подать запрос о толковании Основного Закона субъекта РФ.

1. В Республике Саха (Якутия) наряду с высшим исполнительным органомсубъекта РФ обратиться с запросом о толковании Основного Закона субъекта РФ может руководитель данного органа, даже в том случае если не является главой субъекта РФ. В то же время высший исполнительный орган субъекта РФ вообще не вправе обратиться с запросом о толковании Основного Закона субъекта согласно законодательству Санкт-Петербурга, Коми и Карелии, что обусловлено тем, что в данных субъектах РФ в настоящий момент глава субъекта РФ непосредственно возглавляет высший исполнительный орган.

2. По-разному решается вопрос о структурных подразделениях регионального парламента как субъекте, имеющем право на обращение с запросом. Ранее многие парламенты в субъектах РФ были двухпалатными и правом обращения имели отдельные палаты (Свердловская область, Тыва, Башкортостан, Кабардино-Балкария, Чечня). Теперь же в субъектах РФ парламенты являются однопалатными, но в Республике Татарстан обратиться с запросами могут комитеты и комиссии парламента. Также обратиться с запросом о толковании Основного Закона субъекта РФ может и группа депутатов парламента субъекта РФ численностью не менее одной пятой (Татарстан, Иркутская область) либо одной третьей (Карелия, Башкортостан, Ингушетия) от общего числа депутатов этого органа. В ст. 76 закона Санкт-Петербурга «Об Уставном суде Санкт-Петербурга» закреплено, что обратиться с запросом о толковании Устава Санкт-Петербурга вправе группа депутатов Законодательного собрания Санкт-Петербурга численностью не менее пяти человек. При этом в Башкортостане, Карелии и Татарстане группа депутатов наделены правом подать запрос наряду с парламентом в целом.

Законодательство только нескольких субъектов РФ предусматривает право инициировать данный вид конституционного судопроизводства отдельными депутатами региональных парламентов. Так предусмотрено в Кабардино-Балкарской Республике, Республике Саха (Якутия), Республике Северная Осетия- Алания, Калининградской области. Причем вреспубликах Северная Осетия-Алания, Кабардино-Балкария и Калининградской области отдельные депутаты регионального парламента вправе подать запрос наряду с парламентом в целом. Таким образом, как видно, парламентская инициатива в ряде субъектов РФ достаточно многообразна в смысле субъектов ее осуществления.

3. По-разному решается вопрос об органах местного самоуправления как субъектах, которые могут обратиться с запросом о толковании. Согласно законодательству Республики Адыгеяи Иркутской области обратиться с запросом могут главы муниципальных образований и представительные органы местного самоуправления. Вместе с тем в Тыве, Карелии, Башкортостане обратиться в суд с запросом вправе только представительные органы местного самоуправления. Согласно ст. 79 закона Калининградской области об Уставном суде обратиться с запросом кроме представительных органов местного самоуправления могут группы депутатов этих органов численностью не менее 5 человек и ассоциации муниципальных образований области. Согласно законодательству Иркутской области правом запроса наделен также совет муниципальных образований области.

В Марий Эл, Татарстане, Дагестане, Санкт-Петербурге закреплено, что органы местного самоуправления вообще не вправе обратиться с запросом о толковании конституции (устава) субъекта РФ. Подобная ситуация, представляется нам недопустимой, поскольку вопросы регламентации местного самоуправления находят свое достаточно детальное регулирование на уровне конституций (уставов) субъектов РФ. Поэтому возникшая неопределенность в понимании соответствующих конституционных (уставных) положений может быть стать предметом рассмотрения по обращениям органов местного самоуправления – субъектов, непосредственно их применяющих и имеющих самостоятельный конституционный интерес в выявлении их действительного смысла.

4. В некоторых субъектах РФ правом на обращение с запросом о толковании положений конституций (уставов) субъектов РФ наделены граждане и их объединения. Например, согласно ст. 89 закона Республики Северная Осетия-Алания о Конституционном Суде обратиться с запросом о толковании Конституции Республики Северная Осетия-Алания могут общественные объединения в лице их региональных отделений и отдельные граждане. В законодательстве Республики Саха (Якутия) закреплено, что с запросом могут обратиться объединения малочисленных народов Севера Республики Саха (Якутия).

5. Достаточно редко правом инициировать процесс толкования конституции (устава) субъекта РФ наделены и такие субъекты, как контрольно-счетная палата субъекта РФ (Иркутская область), избирательная комиссия субъекта РФ (Калининградская область, Иркутская область),уполномоченный по правам человека в субъекте РФ (Саха (Якутия), Калининградская область, Северная Осетия- Алания, Свердловская область, Тыва, Иркутская область), уполномоченный по правам ребенка и уполномоченный по защите прав предпринимателей в субъекте РФ (Свердловская область, Иркутская область), нотариальная палатасубъекта РФ(Калининградская область).

6. С запросом о толковании конституции (устава) субъекта РФ в некоторых субъектах могут обратиться судебные органы и прокуратура. Так, подобным правом могут наделяться в ряде субъектов РФ все федеральные суды, действующие на территории субъекта РФ, в связи с рассматриваемыми ими делами (Калининградская область, Республика Саха (Якутия), Свердловская область). Но ст. 89 Закона Республики Северная Осетия-Алания о Конституционном Суде Республики уточнено, что обратиться с запросом о толковании могут арбитражный суд субъекта РФ и верховный суд республики, а не все федеральные суды, действующие на территории данного субъекта РФ, что исключает из числа субъектов права на обращение районные суды. В Иркутской области среди судебных учреждений только областной суд наделен правом запроса в региональный орган уставной юстиции.В единичных субъектах РФ правом на обращение с запросом о толковании наделены и мировые судьи, которые относятся к категории судов субъектов РФ (Калининградской область,Свердловская область). Прокурор субъекта РФ может обратиться с запросом о толковании Основного Закона субъекта РФ также по законодательству только нескольких регионов (Калининградская область, Иркутская область, Республика Саха (Якутия), Республика Северная Осетия-Алания).

При изучении круга управомоченных субъектов, имеющих инициировать процесс о толковании конституций (уставов) субъектов РФ, возникает вопрос, допустимо ли органам государственной власти Российской Федерации – судам и прокуратуре, функционирующим на территории субъекта РФ, обращаться с запросом в орган конституционной (уставной) юстиции. Ряд авторов считает ненужным включение их в круг заявителей по делам о толковании Основного Закона, указывая, что этим субъектамисходя из их природы, более соответствует имплицитная форма контроля, соответственно и казуальная, а не абстрактная форма конституционного контроля [2, с. 300]. Но этому можно возразить, что во многих случаях абстрактное толкование конституции (устава) субъекта РФ, рассчитанное на все случаи применения толкуемой нормы, в понимании которой возникла неопределенность, является более эффективной мерой, чем «точечное»выявление смысла данных положений при рассмотрении дел в порядке казуального толкования, предназначенного только для разрешения возникшего конкретного конституционногоспора, за рамки которого оно выйти не может.

В.А. Кряжков утверждает, что федеральные суды должны иметь возможность на обращение с запросом для правильного применения конституций (уставов) субъектов РФ [2, с. 100]. В обоснование своей позиции он приводит ст. 3 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 года №1-ФКЗ (ред. от 25.12.2012) «О судебной системе Российской Федерации» [25], а также положения процессуального законодательства, предоставляющее федеральным судам право непосредственно применять положения региональных конституций или уставов.

Стоит отметить, что в юридической литературе высказана достаточно спорная позиция, что вопрос о праве федеральных органов власти обращаться в органы конституционной (уставной) юстиции может быть исчерпывающим образом урегулирован только на региональном уровне [31, с. 25]. Позволим себе с этим утверждением не согласиться. Согласно п. «о» ст. 71 Конституции Российской Федерации, принятой на всенародном голосовании 12 декабря 1993 года [26] судоустройство и регулирование деятельности прокуратуры относится к сфере исключительного ведения Российской Федерации. Действующее российское законодательство не предоставляют право федеральным судам обращаться с запросами в конституционные (уставные) суды. Аналогичным образом в Федеральном законе от 17 января 1992 года № 2202-1 (ред. от 25.11.2013) «О Прокуратуре Российской Федерации» [24] полномочия прокуроров субъектов РФ обращаться в конституционные (уставные) суды с запросами о толковании конституций (уставов) субъектов РФ не предусмотрены.

Федеральные суды и прокуроры субъектов РФ ни разу не подавали запросы о толковании Основных Законов субъектов РФ в конституционные (уставные) суды, но обращались в эти органы с просьбой проверить конституционность нормативных актов. На наш взгляд, в федеральном законодательстве следует закрепить право федеральных судов и прокуратуры обращаться в конституционные (уставные) суды с запросами о толковании Основных Законов субъектов РФ, т. к. это отвечает их целям деятельности по отправлению правосудия и осуществления надзора за соблюдением законности. Именно отсутствие изменений в федеральном законодательстве, на наш взгляд, привело к тому, что в ряде субъектов РФ прокурор субъекта РФ лишился права обращаться в конституционный (уставный) суд с запросом о толковании Основного Закона региона (Ингушетия, Саха (Якутия), Башкортостан).

 

Результаты

В каждом субъекте РФ регулирование круга субъектов, которые могут обратиться с запросом, имеет свои особенности. Например, в Калининградской области 13 различных категорий субъектов могут обратиться с запросом о толковании, а в Санкт-Петербурге, Коми, Марий Эл и Дагестане – всего 3.

Данные о практике конституционных (уставных) судов по делам о толковании Основных Законов субъектов РФ, закончившихся вынесением постановлений, можно суммировать.

На основании изучения практики деятельности конституционных (уставных) судов можно сделать вывод, что первое место по числу обращений с запросами о толковании положений Основных Законовсубъектов РФ занимают отдельные депутаты региональных парламентов, хотя такое право предусмотрено только в некоторых субъектах РФ. В частности, в практике Конституционного Суда Республики Саха (Якутия)

Наименование субъекта права
на обращение с запросом

Количество постановлений, принятых по обращениям

Глава субъекта РФ

16 (Тыва – 7, Коми – 3, Саха (Якутия) – 3, Башкортостан – 1, Бурятия – 1, Санкт-Петербург – 1)

Парламент субъекта РФ

4 (Кабардино-Балкария – 1, Башкортостан – 1, Дагестан – 1, Санкт-Петербург – 1)

Палаты парламента субъекта РФ

14 (Адыгея – 5, Тыва – 4, Кабардино-Балкария – 2, Свердловская область – 2, Башкортостан – 1)

Комитеты и комиссии парламента субъекта РФ

3 (Татарстан – 3)

Группа депутатов парламента субъекта РФ

12 (Санкт-Петербург – 7, Башкортостан – 2, Татарстан – 2, Кабардино-Балкария – 1)

Депутат парламента субъекта РФ

25 (Саха (Якутия) – 24, Калининградская область – 1)

Высший исполнительный орган субъекта РФ

2 (Свердловская область – 1, Тыва –1)

Руководитель высшего исполнительного органа субъекта РФ (не являющийся главой субъекта РФ)

1 (Саха (Якутия – 1)

Уполномоченный по правам человека в субъекте РФ

1 (Саха (Якутия) – 1)

Глава муниципального образования

2 (Саха (Якутия) – 2)

Местная администрация

4 (Кабардино-Балкария – 1, Северная Осетия-Алания – 1, Саха (Якутия) – 1, Коми – 1)

Представительный орган местного самоуправления

6 (Санкт-Петербург – 5, Свердловская область – 1)

Группа депутатов представительного органа местного самоуправления

1 (Калининградская область – 1)

Ассоциация народов Севера

2 (Саха (Якутия) – 2)

Граждане

4 (Северная Осетия-Алания – 4)

большинство постановлений по делам о толковании Конституции Республики Саха (Якутия) принято именно по обращениям отдельных народных депутатов. Следует согласиться с мнением А.Г. Карасева и А.В. Савоськина, что индивидуальное право депутатов обращаться в конституционные (уставные) суды является наиболее демократичным и предпочтительным, чем коллективное [1, с. 58]. Действительно, значительный барьер (например, 1/3 от общего числа депутатов парламента в Башкортостане, Карелии и Ингушетии) может стать непреодолимым препятствием для депутатов оппозиционных фракций обратиться с запросом в орган конституционной (уставной) юстиции. Так, в вышеуказанных субъектах конституционные суды не приняли еще ни одного постановления по обращениям группы депутатов региональных парламентов. В юридической литературе высказана и противоположная точка зрения, что неопределенность в понимании положений конституции (устава) субъекта РФ должна возникнутьу законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ, а не у отдельного депутата. Поэтому и логично исключить отдельных депутатов из числа заявителей по делам о толковании Основного Закона, как это сделано и на федеральном уровне [2, с. 300]. Однако, как нам представляется, депутаты региональных парламентов в ряде случаев могут быть участниками конституционных правоотношений в субъекте РФ (в рамках парламентского контроля, законодательного процесса, избирательных отношений и др.). К тому же если в региональном парламенте политическая партия представлена всего одним депутатом, то она вправе создать свою фракцию наряду с другими партиями. Поэтому и отдельные депутаты могут иметь самостоятельный конституционный интерес в выявлении действительного смысла положений Основного Закона субъекта РФ, в понимании которых возникла неопределенность.

Наделение избирательных комиссий правом обращаться с запросом в конституционные (уставные) суды о толковании положений Основных Законов субъектов РФ также видится обоснованным. Такое положениеобусловлено тем, что избирательные комиссии не только осуществляют мероприятия, связанные с организацией и проведением выборов и референдумов, но и осуществляют контроль за соблюдением избирательных прав граждан [30, с. 94.]. По схожим основаниям обосновано наделение правом обращаться в конституционные (уставные) суды с запросом и уполномоченных по правам человека (ребенка, предпринимателей) в субъекте РФ как специализированных органов по защите прав и свобод граждан.

Также, как нам думается, закрепление в региональном законодательстве права общественных объединений на обращение с запросом о толковании положений Основного Закона субъекта РФ является допустимым только в той мере, в какой это обусловлено особенностями конституционного (уставного) регулирования в конкретных субъектах РФ и механизма защиты прав и свобод граждан. Поэтому выглядит оправданным предоставление подобного права объединениям малочисленных коренных народов Севера в Республике Саха (Якутия) исходя из необходимости защиты и обеспечения их неотъемлемых прав согласно положениям республиканской Конституции.

По схожим основаниям предоставление права на обращение с запросом о толковании положений Основных Законов субъектов РФ гражданам видится достаточно спорным. Хотя в практике деятельности Конституционного Суда Республики Северная Осетия – Алания практически все постановления по делам о толковании Конституции этой Республики приняты именно по обращениям граждан. Однако субъекты РФ не вправе осуществлять регулирование прав и свобод граждан, а правомочны только устанавливать особенности их защиты. К тому же закрепленные в законодательстве субъектов РФ пределы толкования конституций (уставов) субъектов РФ фактически исключают из числа заявителей граждан, поскольку их участие в конституционных отношениях в субъекте РФ достаточно ограничено. На подобные выводы подталкивает содержание ч. 2 ст. 4 закона Республики Башкортостан «О Конституционном Суде Республики Башкортостан»: «Толкованию подлежат нормы Конституции Республики Башкортостан, содержащие права и обязанности органов государственной власти Республики Башкортостан, органов местного самоуправления и их должностных лиц. Не подлежат толкованию понятия, содержащиеся в Конституции Республики Башкортостан, кроме случаев, когда выяснение смысла этих понятий прямо влияет на объем прав и обязанностей участников конституционно-правовых отношений».

 

Выводы

Таким образом, правом на обращение в конституционный (уставный) суд с запросом должны быть наделены субъекты, если положения конституций (уставов) субъектов РФ непосредственно затрагивают объем их прав и обязанностей, а также субъекты, которые применяют соответствующие положения Основных Законов субъектов РФ.

 

Библиографический список

  1. Карасев А. Т., Савоськин А. В. Институт обращения депутатов в суды конституционной юстиции требует совершенствования // Рос. юрид. журнал. 2013. № 4. С. 54–60.
  2. Конституционный судебный процесс / отв. ред. М.С. Саликов. М.: Норма, 2003. 416 с.
  3. Кряжков В. А. Конституционное правосудие в субъектах Российской Федерации (правовые основы и практика). М.: Формула права, 1999. 768 с.
  4. Об Уставном суде Иркутской области: закон Иркут. обл. от 28 нояб. 2014 г. № 135-ОЗ // Областная газета. 2014. 1 дек.
  5. Об Уставном суде Калининградской области: закон Калинингр. обл. от 2 окт. 2000 г. № 247 (ред. от 22.12.2009) // Дмитрий Донской. 2000. 14, 21, 28 окт.
  6. Об Уставном суде Санкт-Петербурга: закон Санкт-Петербурга от 5 июня 2000 г. № 241-21 (ред. от 23.04.2014) // Новое в законодательстве Санкт-Петербурга. 2000. 28 июня.
  7. Об Уставном суде Свердловской области: обл. закон от 6 мая 1997 г. №29-ОЗ (ред. от 06.06.2014) // Собр. законодательства Свердл. обл. 1997. № 5. Cт. 930.
  8. О Конституционном Суде Республики Адыгея: Закон Респ. Адыгея от 17 июня 1996 г. №11 (ред. от 04.04.2013) // Ведомости ГС – Хасэ Республики Адыгея. 1996. 22 мая.
  9. О Конституционном Суде Республики Башкортостан: Закон Респ. Башкортостан от 27 окт. 1992 г. №ВС-13/7 (ред. от 29.04.2014) // Известия Башкортостана. 1997. 29 янв.
  10. О Конституционном Суде Республики Бурятия: Закон Респ. Бурятия от 25 окт. 1994 г. №42-I (ред. от 13.12.2013) // Бурятия. 1994. 13 нояб.
  11. О Конституционном Суде Республики Дагестан: Закон Респ. Дагестан от 2 февр. 2010 г. № 8 (ред. от 30.12.2013) // Дагестан. правда. 2010. 5 февраля.
  12. О Конституционном Суде Республики Ингушетия: Конституц. закон Респ. Ингушетия от 28 дек. 2001 г. №10-РКЗ (ред. от 09.04.2013) // Ингушетия. 2002. 16 янв.
  13. О Конституционном Суде Кабардино-Балкарской Республики:Закон Кабардино-Балкар. Респ. от 12 дек. 1997 г. №38-РЗ (ред. от 17.12.2013) // Кабардино-Балкар. правда. 1997. 23–25 декабря.
  14. О Конституционном Суде Республики Карелия: Закон Респ. Карелия от 7 июля 2004 г. № 790-ЗРК (ред. от 07.06.2013) // Карелия. 2004. 10 июля.
  15. О Конституционном Суде Республики Коми: Закон Респ. Коми от 31 окт. 1994 г. № 7-РЗ (ред. от 05.05.2014) // Ведомости Верхов. Совета Респ. Коми. 1994. № 11, ст. 160.
  16. О Конституционном Суде Республики Марий Эл: Закон Респ. Марий Эл от 11 марта 1997 г. № 14-З (ред. от 23.10.2013) // Марийская правда. 1997. 19 марта.
  17. О Конституционном Суде Республики Саха (Якутия) и конституционном судопроизводстве:Конституц. закон Респ. Саха (Якутия) от 15 июня 2002 г. 16-з №363-II (ред. от 08.10.2014) // Якут. ведомости. 2002. 3 июля.
  18. О Конституционном Суде Республики Северная Осетия-Алания: Закон Респ. Северная Осетия-Алания от 15 июня 2001 г. № 17-РЗ (ред. от 14.07.2011) // Северная Осетия. 2001. 15 июля.
  19. О Конституционном Суде Республики Татарстан: Закон Респ. Татарстан от 22 декабря 1992 г. № 1708-XII (ред. от 03.12.2009) // Респ. Татарстан. 1998. 28 нояб.
  20. О Конституционном Суде Республики Тыва: Конституц. закон Респ. Тыва от 4 янв. 2003 г. №1300 ВХ-1 (ред. от 11.01.2014) // Тувин. правда. 2002. 14 янв.
  21. О Конституционном Суде Чеченской Республики: Конституц. закон Чечен. Респ. от 24 мая 2006 г. № 2-РКЗ (ред. от 31.12.2010) // Вести Республики. 2006. 30 мая.
  22. Овсепян Ж.И. Правовая защита конституций. Судебный конституционный контроль в зарубежных странах. Ростов н/Д.: Литера-Д, 1992. 320 с.
  23. ОвсепянЖ. И. Становление конституционных и уставных судов в субъектах Российской Федерации (1990–2000 гг.).  М.: ИКЦ «МарТ», 2001. 672 с.
  24. Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 47. Cт. 4472.
  25. Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. № 1. Ст. 1.
  26. Российская газета. 1993. 25 дек.
  27. Шейнин Х.Б. Доказательства в конституционном судопроизводстве // Вестник Конституц. Суда Рос. Федерации. 1996. № 6. С. 51–62.
  28. Шульженко Л. Ю. Конституционный контроль в Российской Федерации. М.: Ин-т государства и права РАН, 1995. 175 с.
  29. Хабриева Т. Я. Толкование Конституции Российской Федерации: теория и практика. М.: Юристъ, 1998. 245 с.
  30. Худолей Д. М. Избирательное право и процесс Российской Федерации: учеб. пособие / Перм. гос. ун-т. Пермь, 2009. 336 с.
  31. Хышиктуев О.В., Мурзина Е.А. Из опыта работы Конституционного Суда Республики Бурятия // Государство и право. 1999. № 4. С. 23–28.
  32. Чаптыков А. В. Понятие и классификация субъектов права на обращение в органы конституционной юстиции // Гос. власть и местное самоуправление. 2007. № 10. С. 21–24.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.