УДК 342.5
DOI: 10.17072/1995-4190-2015-2-8-17

ПОНЯТИЕ КАТЕГОРИИ «НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ»: ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ

А.В. Степанов

Кандидат юридических наук, доцент

Пермский институт ФСИН России

614035, Россия, г. Пермь, Карпинского, 125

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Введение:Новые вызовы и угрозы изменили содержание и направленность деятельности Российской Федерации по обеспечению национальной безопасности. Государство, ориентируясь на оптимальное развитие общественных отношений, создает механизмы обеспечения безопасности. Данная категория в национальной сфере имеет свои особенности. В статье рассматривается понятие категории «национальная безопасность». Автор анализирует существующие подходы к определению и содержанию понятия «национальная безопасность». Недостаточная изученность этого явления диктует целесообразность продолжения изучения темы. Цель:выявить соотношение силы и права на разных этапах исторического развития. Методы:методологическую основу данного исследования составляют совокупность методов научного познания, среди которых основное место занимают методы историзма, системности, сравнительно-правовой метод. Результаты:На основе проведенного анализа сформулировано авторское определение национальной безопасности. Выводы: Автор приходит к выводу о необходимости консолидации концептуальных, директивных и нормативно-правовых положений для совершенствования законодательства в целях достижения состояния защищенности личности, общества и государства, территориальной целостности и устойчивого развития Российской Федерации на современном этапе

 

 

Ключевые слова: национальная безопасность; реализация Концепции национальной безопасности; безопасность государства

 

 

Введение  

Национальная безопасность является настолько широкой и значительной по охвату сфер общественной жизни категорией, что ее обеспечению и защите служат практически все функции Российского государства. Отдельными учеными даже высказываются точки зрения о необходимости включения в Конституцию РФ специальной главы, определяющей место национальной безопасности в системе конституционного строя и методы ее обеспечения [18, c. 19].

Необходимо отметить, что для решения вопросов правового регулирования национальной безопасности необходимо решение на теоретическом уровне ряда вопросов, которые являются ключевыми для понимания сущности национальной безопасности и ее природы. Одним из важнейших вопросов здесь является вопрос о понятии национальной безопасности и ее содержании [20, c. 46].

 

Российское законодательство и правовая доктрина о безопасности:
состояние и перспективы

В Конституции Российской Федерации термин «национальная безопасность» не встречается. Используются понятия «государственная безопасность», «безопасность».

Понятие «национальная безопасность» впервые использован в ныне не действующем Федеральном законе «Об информации, информатизации и защите информации» 1995 г., затем в Послании Президента РФ Федеральному Собранию РФ от 13 июня 1996 г. «О национальной безопасности» и позднее в Концепции национальной безопасности РФ, утвержденной Указом Президента Российской Федерации в декабре 1997 г.

Основным законодательным актом, определяющим основные принципы и содержание деятельности по обеспечению национальной безопасности, в настоящее время является Федеральный закон от 28 декабря 2010 г. «О безопасности».

В Законе устанавливаются общие положения в области обеспечения государственной, общественной, экологической, территориальной, техногенной, информационной и иных видов национальной безопасности Российской Федерации и подчеркивается, что в настоящее время в целом сформированы предпосылки для надежного предотвращения внутренних и внешних угроз национальной безопасности, динамичного развития и превращения Российской Федерации в одну из лидирующих держав по уровню технического прогресса, качеству жизни населения, влиянию на мировые процессы [7, c. 65–67].

Можно согласиться с мнением профессора А.М. Воронова о том, что «принятие закона стало важной вехой в развитии теории безопасности» [4, c. 35–42]. Однако данный закон не содержит дефиницию «национальная безопасность».

В этой связи интересно мнение авторов комментария к Федеральному закону от 28 декабря 2010 года «О безопасности» Е.А. Белокрыловой и Е.А. Бевзюк, которые подчеркивают «неправомерное исключение из содержания… комментируемого Закона основных терминов и определений, создающих правовое терминологическое пространство, в рамках которого будет осуществляться действие Закона». Они считают, что «законодателю необходимо было включить в содержание статьи первой такие понятия, как «национальная безопасность», «безопасность государства», «безопасность общества», «безопасность личности», «обеспечение безопасности», «внешние угрозы обеспечению национальной безопасности», «внутренние угрозы обеспечению национальной безопасности», «силы и средства обеспечения национальной безопасности». Без полного и всестороннего толкования указанных понятий невозможно осуществить корректное понимание норм комментируемого Закона, поскольку в каждой статье идет упоминание названных правовых конструкций. Законодатель же в первой статье ограничился простым кратким изложением структуры Закона, что является весьма неоправданным с точки зрения техники написания нормативно-правовых актов федерального уровня и подобной значимости» [2, c. 61].

Аналогичная критическая позиция формулируется А.Н. Калюжным, который говорит, что «современная система мер по обеспечению национальной безопасности сможет поддерживать институциональные механизмы и ресурсные возможности общества и государства на должном уровне только лишь при наличии совершенных правовых средств и правовых инструментов защиты государственного суверенитета и национальных интересов, ведущая роль среди которых отводится федеральному законодательству» [11, c. 7–10]. Не находит, по ученого мнению, «обоснования и отсутствие в тексте рассматриваемого Федерального закона основополагающих понятий: «национальные интересы», «стратегические национальные приоритеты», «силы и система обеспечения национальной безопасности» и других, являющихся фундаментальными для данной сферы, отражающими наиболее существенные и принципиальные стороны обеспечения национальной безопасности».

Вместе с тем, не все ученые согласны с тем, что в Федеральном законе от 28 декабря 2010 г. «О безопасности» должно содержаться определение национальной безопасности. Так, В.Г. Вишняков считает правильным не упоминание в законе вышеуказанной категории, так как, по его мнению, «для законодательства понятие «национальный» слишком туманно и малопродуктивно. Оно пригодно больше для политических дискуссий с их общими и эмоциональными рассуждениями о «нациях», «национальностях», «национальных интересах» и др.» [3, c. 15].

Фактически первым в ряду современных нормативных правовых актов, содержащим четко сформулированное определение «национальная безопасность», является Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, утвержденная Указом Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. (в ред. от 01 июля 2014 г.), согласно которой «национальная безопасность – состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, которое позволяет обеспечить конституционные права, свободы, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальную целостность и устойчивое развитие Российской Федерации, оборону и безопасность государства».

Принципиальным противником данной юридической конструкции выступает профессор В.Г. Вишняков, у которого вызывает возражение определение национальной безопасности как «состояния защищенности». По его оценкам, –Конституция России применяет другие, более конкретные и значимые, понятия: конкретный субъект государственной власти «принимает меры», «защищает», «гарантирует», «обеспечивает», «осуществляет», «привлекает к ответственности» и др. Не лучше, по его мнению, и с понятием «состояние». Состояние – означает «быть», «находиться». Государство же активно действует, а не пассивно наблюдает за «состоянием защищенности» [3, c. 15].

Тем, не менее, принятие Стратегии, по мнению, И.Б. Кардашовой: «явилось знаменательным событием, так как этот политико-идеологический документ по планированию развития системы обеспечения национальной безопасности Российской Федерации является свидетельством зарождения российской стратегической культуры» [13, c. 29].

В Финансовом словаре термин «национальная безопасность» сформулирован сжато и одновременно обтекаемо, как безопасность многонационального народа РФ как носителя суверенитета и единственного источника власти в РФ.

В словаре И.И. Санражевского «национальная безопасность» – это состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, устойчивость к неблагоприятным воздействиям, гарантирующие возможность стабильного прогресса общества, позволяющие обеспечить конституционные права, свободы, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальную целостность и устойчивое развитие, оборону и безопасность государства.

Авторы политологического словаря-справочника Д.Е. Погорелый, В.Ю. Фесенко, К.В. Филиппов представляют национальную безопасность, как «совокупность внутренних и внешних условий, выполнение которых обеспечивает стабильное политическое, социально-экономическое и духовно-культурное развитие общества, независимость, защиту суверенитета и территориальной целостности государства».

В Экономическом словаре содержится достаточно развернутое определение национальной безопасности, под которой понимается «совокупность официально принятых взглядов на цели и государственную стратегию в области обеспечения безопасности личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз политического, экономического, социального, военного, техногенного, экологического, информационного и иного характера с учетом имеющихся ресурсов и возможностей».

Не забывая о том, что утвержденная Указом Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 года, Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года впервые в современных условиях закрепила определение «национальная безопасность», представляется логичным рассмотреть мнения ученых по данному вопросу.

Независимо от того до и после принятия Стратегии ученые высказывались об исследуемой категории, «национальная безопасность» предстает, как правило, «состоянием» (в том числе «условием»), реже «системой» или «уровнем» защищенности (существования).

Так, В.П. Булавин определяет национальную безопасность страны как «такое ее состояние, которое обеспечивает благоприятные условия для развития личности, общества и государства и не допускает реализацию угроз национальным интересам России».

В.А. Каламанов утверждает, что национальная безопасность Российской Федерации – такое качественное и количественное состояние российского общества, государства, его граждан, российских народов и всего многонационального народа России, которое характеризуется закрепленной на законодательном уровне согласованностью их интересов, их защищенностью от существующих или ожидаемых внешних и внутренних угроз, возможностью их совместного прогрессивного и устойчивого развития, соблюдением конституционного строя, конституционных прав и свобод граждан [10, c. 15].

В.А. Колокольцев говорит, что под национальной безопасностью понимается состояние страны, при котором отсутствуют или нейтрализованы реальные внешние и внутренние угрозы ее единству, воспроизводству и стабильному развитию, т.е. обеспечивается защита жизненно важных интересов общества и государственной власти [14, c. 21].

Г.Г. Попов приходит к выводу о том, что «национальная безопасность, представляя собой состояние защищенности жизненно важных интересов таких социальных субъектов, как личность, общество и государство, есть общественное отношение по поводу реализации данных интересов» [22, c. 36].

В.Д. Самойлов считает, что понятие «национальная безопасность» раскрывается через состояние защищенности жизненно важных ценностей личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз. Отсюда, объектами безопасности выступают личность, общество и государство, что предполагает выявление и устранение угроз их существованию и развитию, противодействие источникам таких угроз» [25, c. 31].

А.А. Прохожев и иные авторы учебника «Общая теория национальной безопасности» высказывают мнение о том, что «…национальная безопасность подразумевает триединую составляющую, каждый компонент которой одинаково значим – безопасность личности, безопасность общества и безопасность государства» и предлагают под ней понимать «защищенность жизненно важных интересов личности, общества и государства в различных сферах жизнедеятельности от внутренних и внешних угроз, обеспечивающую устойчивое поступательное развитие страны» [21, c. 78].

По мнению Ю.С. Каниной, «национальная безопасность есть защищенность национальных интересов, приоритетность которых составляют интересы личности, выражающиеся в пользовании социальными благами, в целях удовлетворения своих потребностей, а также в возможности их защиты [12, c. 78].

С.В. Гунич говорит, что под национальной безопасностью следует понимать состояние защищенности трех …субъектов: личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, которое «позволяет обеспечить конституционные права, свободы, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальную целостность и устойчивое развитие Российской Федерации, оборону и безопасность страны» [5, c. 67].

В.В. Данилейко утверждает, что национальная безопасность – один из основных факторов стабильного развития государства. В юридическом смысле безопасность – это состояние защищенности объекта от угроз, вреда или зла. Множество теоретико-правовых конструкций определения …безопасности объединяет стремление передать это состояние через «национальную устойчивость – состояние, обеспечивающее достаточную экономическую и военную мощь нации для противостояния опасностям и угрозам для ее существования, исходящим, как из других стран, так и изнутри собственной страны». Национальная безопасность понимается также и как определенное поддерживаемое состояние международных отношений, взаимозависимое от национальных правоотношений, которое можно использовать как в международном, так и во внутригосударственном правовом регулировании [6, c. 14].

Т.Н. Балашова относит к национальной безопасности состояние государства, при котором сохраняется его целостность и возможность быть самостоятельным субъектом системы международных отношений [1, c. 121].

Под национальной безопасностью Российской Федерации А.А. Куковский понимает состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства, достигаемое совместными действиями государственных и общественных институтов путем гибкого использования политических, экономических и иных средств, как во внутренней деятельности государства, так и на международном уровне [13, c. 24].

В.М. Редкоус по результатам проведенного исследования формулирует следующее определение: «национальная безопасность – это защищенность жизненно важных интересов личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз, достигаемая применением системы мер политического, экономического, организационного, правового, военного, идеологического и иного характера, адекватных угрозам жизненно важным интересам личности, общества и государства, обеспечивающая их устойчивое прогрессивное развитие» [24, c. 125].

К.С. Нежинская обращает внимание научной общественности к термину «национальная безопасность» в контексте отсутствия определения данной дефиниции в действующих российских законах. Для решения данной проблемы она вносит предложение о необходимости принятия Федерального закона «О национальной безопасности», в котором под понятием «национальная безопасность» следует понимать «состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, которое позволяет обеспечить конституционные права, свободы, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальную целостность и устойчивое развитие Российской Федерации, оборону и безопасность государства». При этом в следующей статье, по мнению автора, следует обозначить, что «непосредственно обеспечение национальной безопасности является необходимым условием сохранения суверенитета Российской Федерации. Данное разграничение подчеркнет, что дефиниция «национальная безопасность», не имеющая конституционно-правового закрепления, является объединяющим понятием таких конституционно-правовых категорий, как государственная безопасность, общественная безопасность, безопасность личности» [20, c. 75].

Достаточно пространно и обтекаемо говорят о национальной безопасности К.А. Краснова и Э.Т. Сибагатуллина. В частности, они утверждают, что «под национальной безопасностью Российской Федерации следует понимать безопасность всего многонационального народа России как носителя суверенитета и единственного источника власти в стране» [15, c. 135].

Ряд ученых имеют и отстаивают иные точки зрения по рассматриваемому вопросу.

Исследователь В.А. Золотарев рассматривает национальную безопасность как «определенный уровень и состояние защищенности жизненно важных интересов страны от негативного воздействия сложного комплекса политических, военных, экономических, гуманитарных, экологических и других факторов, обеспечивающий территориальную целостность и стабильность государства и общества, благополучие и дальнейшее развитие нации; устойчивость к неблагоприятным воздействиям; такие внешние и внутренние условия существования и развития России, как Федерации, и каждого ее субъекта, которые гарантируют возможность стабильного всестороннего прогресса общества и государства» [8, c. 64].

Некоторые исследователи «ядром» национальной безопасности считают совокупность различных условий.

По мнению В.В. Мамонова национальная безопасность представляет собой совокупность внутренних и внешних условий существования личности, общества, государства, обеспечивающих достойную жизнь гражданам, защиту интересов общества, суверенитет народа, исключающих возможность насильственного изменения конституционного строя [18, c. 27].

Ученые Ю.И. Мигачев и Н.А. Молчанов  «в широком плане под национальной безопасностью понимают совокупность внутренних и внешних условий существования личности, общества, государства, обеспечивающих достойную жизнь гражданам, защиту интересов общества, суверенитет народа, исключающих возможность насильственного изменения конституционного строя» [19, c. 54].

В.Е. Макаров рассматривая вопросы безопасности, предлагает определение, согласно которому, «национальная безопасность представляет собой состояние и условия жизнедеятельности социума, которые обеспечивают благоприятные условия для развития личности, общества и государства, а равно других объектов» [17, c. 73].

Э.С. Иззатдуст, анализируя исследуемую категорию, приходит к выводу, что единого подхода к определению национальной безопасности не сложилось. Обращаясь к формулированию дефиниции «национальная безопасность» Э.С. Иззатдуст отмечает, что «в современной России принято современное понятие национальной безопасности, состоящее из трех элементов – безопасности личности, общества и государства. К основным объектам безопасности относятся права и свободы личности, материальные и духовные ценности общества, конституционный строй, суверенитет и территориальная целостность государства [9, c. 93].

О.А. Челпаченко в своем диссертационном исследовании отмечает, что «Национальная безопасность представляет систему, состоящую из различных элементов – ценностей, интересов, угроз и других факторов, которые сами представляют развивающиеся системы (элементы системы) и их правильная дифференциация способствует выработке стратегии обеспечения национальной безопасности [27, c. 114].

Достаточно интересной представляется точка зрения В.Л. Райгородского, который в своем диссертационном исследовании развивает мысль о том, что «национальная безопасность как единство состояний защищенности интересов личности, общества и государства, социально и национально значимых ценностей, внутренних и международных перспектив их реализации обеспечивается системой правовых и политических средств в ее концептуальной, институционально-правовой и организационно-юридической формах» [23, c. 150]. Резюмируя, В.Л Райгородский. делает вывод о том, что национальную безопасность следует, прежде всего, рассматривать как «идею, политически мотивированную, юридически оформленную, выражающую национально-государственные интересы. Кроме того, поскольку субъектно ее содержание задано государством, то это всегда – национальная идея, раскрывающая и обобщающая смысл бытия народа, составляющего государство в его истории, представляющая идентичность его культуры, самобытность государственности и своеобразие социальности, одновременно, и как способ этого бытия, и как его цель».

 

Выводы

Руководствуясь всем вышеизложенным представляется возможным сформулировать авторскую позицию на определение национальной безопасности, под которой в современных условиях можно понимать – государственно-правовой институт, включающий комплекс механизмов и структур по обеспечению состояния защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от угроз в различных сферах (военной, государственной, общественной, в том числе миграционной, пограничной, продовольственной, экономической, экологической, информационной, а также науки, технологий, образования, культуры и повышения качества жизни российских граждан).

Подводя итог, целесообразно обратить внимание на позицию С.Ю. Чапчикова, предлагающего рассмотреть вопрос выработки конституционной доктрины безопасности [26, c. 18]. Аргументируя свое предложение, ученый говорит об отсутствии всех необходимых федеральных законов в сфере национальной безопасности при одновременном регулировании наиболее актуальных правоотношений многочисленными Стратегиями, как актами второго уровня.

Конституционная доктрина безопасности, по его мнению, должна представлять собой органическое единство научно-теоретических (концептуальных), программно-политических (директивных) и нормативно-правовых положений, отражающих цели, задачи, средства достижения состояния защищенности личности, общества и государства на основе баланса их личных и публичных интересов, обеспечения конституционных прав и свобод, суверенитета, территориальной целостности и устойчивого развития Российской Федерации в современном мире. Выработка такой доктрины с учетом новых внутренних и внешних, в том числе геополитических, условий развития российской государственности, – продолжает Чапчиков С.Ю., – важная задача современного российского конституционализма.

 

Библиографический список

  1. Балашова Т.Н. Национальный интерес и национальная безопасность в контексте миграции населения: взаимосвязь и взаимодействие // Общество и право. 2008. № 1. С. 23–31.
  2. Белокрылова Е.А., Бевзюк Е.А. Комментарий к Федеральному закону от 28 декабря 2010 г. № 390-ФЗ «О безопасности» (постатейный) [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  3. Вишняков В.Г. О методологических основах правового регулирования проблем безопасности Российской Федерации // Журнал российского права. 2005. № 9. С. 27–39.
  4. Воронов А.М. Концепция общественной безопасности: вопросы реализации // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2014. Вып. 4 (26). С. 35–42.
  5. Гунич С.В. Конституционно-правовые аспекты определения сил обеспечения национальной безопасности Российской Федерации // Конституционное и муниципальное право. 2013. № 6. С. 15–17.
  6. Данилейко В.В. Теоретико-правовые проблемы обеспечения национальной безопасности России: дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2010. 249 с.
  7. Дугенц, А.С., Мельников А.В., Васильев Ф.П., Дашко М.Н. Вопросы административно-правового регулирования обеспечения безопасности современной России // Административное право и процесс. 2012. № 3. С. 65–67.
  8. Золотарев В.А. Военная безопасность России: Политико-правовые проблемы: дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1999. 688 c.
  9. Иззатдуст Э.С. Национальная безопасность в контексте защищенности прав человека: концептуальные подходы, российская политическая практика: дис. ... канд. полит. наук. М., 2006. 186 c.
  10. Каламанов В.А. Национальная безопасность Российской Федерации и межнациональные конфликты: Теоретико-правовой анализ: автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. СПб., 1999. 51 c.
  11. Калюжный А.Н. Федеральный закон «О безопасности»: итоги реализации и перспективы развития // Военно-юридичес­кий журнал. 2014. № 3. С. 7–10.
  12. Канина Ю.С. Теория прав человека и ее отражение в концепции национальной безопасности: дис. … канд. юрид. наук. Тамбов, 2009. 182 с.
  13. Кардашова И.Б. О проблемах исследования обеспечения национальной безопасности // Административное право и процесс. 2014. № 5. С. 29–32.
  14. Колокольцев В.А. Обеспечение государственных интересов России в контексте концепции национальной безопасности: дис. … докт. юрид. наук. СПб., 2005. 496 с.
  15. Краснова К.А., Сибагатуллина Э.Т. Роль миграционного законодательства в укреплении государственного суверенитета и обеспечении общественной безопасности Российской Федерации // Миграционное право. 2011. № 3. С. 6–9.
  16. Куковский А.А. Национальная безопасность в Российской Федерации: теоретико-правовое исследование: автореф. дис. .… канд. юрид. наук. М., 2011. 21 с.
  17. Макаров В.Е. Управление обеспечением национальной безопасности в социальной сфере России: политологический анализ: дис. … д-ра полит. наук. М., 2011. 424 с.
  18. Мамонов В.В. Конституционные основы национальной безопасности Российской Федерации: автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Саратов, 2004. 50 с.
  19. Мигачев Ю.И., Молчанов Н.А. Правовые основы национальной безопасности (административные и информационные аспекты) // Административное право и процесс. 2014. № 1. С. 46–49.
  20. Нежинская К.С. Национальная и демографическая политика как направления обеспечения национальной безопасности Российской Федерации: проблемы нормативно-правового регулирования и правоприменительной практики // Юридический мир. 2013. № 3. С. 64–67.
  21. Общая теория национальной безопасности: учебник / под общ.ред. А.А. Прохожева. М.: РАГС, 2005. 344 с.
  22. Попов Г.Г. Миграционная безопасность России (Институционально-правовой анализ): дисс. ... канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2006. 140 с.
  23. Райгородский В.Л. Политические и правовые средства обеспечения национальной безопасности Российской Федерации: дис. … д-ра юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2004. 285 c.
  24. Редкоус В.М. Административно-правовое обеспечение национальной безопасности в государствах-участниках Содружества Независимых Государств: автореф. дис. ... докт. юрид. наук. М., 2011. 46 c.
  25. Самойлов В.Д. Правовые основы обеспечения национальной безопасности России: учеб. пособие. М.: Московский Университет им. С.Ю. Витте, 2008.
  26. Чапчиков С.Ю. Необходима конституционная доктрина безопасности личности, общества, государства // Конституционное и муниципальное право. 2011. № 6. С. 14–18.
  27. Челпаченко О.А. Административно-правовые основы взаимодействия федеральных органов исполнительной власти Российской Федерации в сфере обеспечения национальной безопасности: автореф. дис. …канд. юрид. наук. Саратов, 2011. 31 с.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.