УДК 342.8

Демократия как достоверное волеизъявление народа

О.А. Кравченко

Кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин
Ставропольский филиал Московского гуманитарно-экономического института
355012, г. Ставрополь, ул. Маяковского, 10 а
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Статья посвящена вопросам взаимосвязи демократии и волеизъявления народа. Раскрывается понятие народного суверенитета, в том числе применительно к отдельному избирателю. Предлагается понимать современную демократию как волеизъявление народа, которое должно быть достоверно определено. Выявляется презумпция воли народа его волеизъявлению. Раскрываются и разграничиваются между собой понятия воли и волеизъявления народа.


Ключевые слова: демократия; воля и волеизъявление народа; народный суверенитет

 

На протяжении всей своей истории человечество находилось в поиске оптимальной формы государственной власти, такого общества, в котором господствуют социальная справедливость, мир, счастье, а люди являются свободными и равноправными, такая идея связывается с теорией демократии.

Определяя демократию, можно сказать следующее: «Демократия есть форма устройства любой организации, основанная на равноправном участии ее членов в управлении и принятии решений по большинству» [12, с. 7]. В связи с этим демократия находит выражение не только в государственно-властном аспекте общества, но и в любой другой социальной организации.

Как видно, теория демократии основывается только на чистых человеческих ценностях. Однако, как оказалось на деле, реальная демократия не достижима, что вытекает из сущности самого общества, которое не может быть однородным, ведь неравенство есть естественное свойство человеческого общества. Поэтому те лица, которые имеют в обществе привилегированное положение в силу своего имущественного статуса, всегда будут искать способ расширить власть[1, с. 9].

Отсутствие идеальной демократии убедительно обосновал Руссо: «Если принять термин "демократия" в строгом смысле слова, то никогда не существовало настоящей демократии и никогда не будет существовать. Противно порядку вещей, чтобы большое количество людей управляло, а малое количество было управляемо» [13, с. 57].

Вместе с тем теория демократии имеет четко выраженный набор ценностей, от социального равенства до гласности, которые не могут не находить положительный отзыв у большинства людей. Реализация, или претворение в жизнь общества этих ценностей, зависит от их провозглашения и обеспечения на государственном уровне. В современном государстве провозглашенные ценности демократии, как правило, обеспечиваются свободным голосованием.

Принятая в декабре 1993 года Конституция Российской Федерации в ст. 3 закрепила принцип народного суверенитета (этот принцип является теоретическим обоснованием народного представительства), в соответствии с которым многонациональный народ Российской Федерации является носителем суверенитета и единственным источником власти, осуществляет свою власть как непосредственно, так и через органы государственной власти и органы местного самоуправления.

Применительно к народному суверенитету некоторые исследователи высказывались о бесполезности закрепления его в правовых актах.

Так, П.И. Новгородцев говорил о народном суверенитете как об «отдаленном и конечном источнике, который, не будучи сам по себе движущим и деятельным началом, лишь сообщает присущее и пребывающее в нем значение исходящим от него властям» [10, с. 79].

Думается, что такой подход, занижающий и отвергающий роль и значение народного суверенитета, является неправильным и может «привести к нарушению общемировой системы человеческих ценностей» [9, с. 8].

Некоторые авторы, говоря о суверенитете, старались его «примерить» на отдельного гражданина.

Так, во Французской энциклопедии, выходившей в 1754–1788 годы, в статье «Демократия» указывается: «При демократии каждый гражданин не обладает ни всей суверенной властью, ни даже ее частью. Эта власть сосредоточена в общем собрании народа, созываемом согласно законам. Таким образом, при демократии народ является в одном отношении сувереном, а в другом подданным. Сувереном он является с помощью голосования, выражающего его волю, а подданным – в качестве члена общего собрания, облеченного суверенной властью» [6, с. 104].

В настоящее время Ю.А. Веденеев отмечает, что основное назначение избирательных технологий в любой их модификации – собрать отдельные частички народного суверенитета, носителем которого является каждый гражданин в отдельности, и в концентрированном виде делегировать его законно избранным представителям [2, с. 685].

Как видно из приведенных высказываний, и раньше и теперь за гражданином признается определенная часть суверенитета, пользуясь которой он может отдавать свой голос на выборах за того или иного кандидата или список кандидатов. Демократия исходит из суверенитета народа, который выражает свою волю на выборах. Некоторые исследователи, например А. Салмин, отождествляют демократию с волеизъявлением избирателей: «Современная демократия – это, по определению, в первую очередь – организованное волеизъявление людей» [14, с. 30].

В связи с этим избиратель, являясь частицей народа, обладает, исходя из принципа «один избиратель – один голос», принадлежащей ему неотъемлемой, неотчуждаемой и равной долей в суверенной власти народа. Отказ от данной доли в суверенной власти народа недействителен. Поэтому с точки зрения демократии волеизъявление избирателя – это властный акт по принятию им политического решения, основанный на принадлежащей ему доле в суверенитете народа, а волеизъявление народа – это властный акт реализации суверенитета народа, основанный на сумме волеизъявлений избирателей. Таким образом, можно заключить, что гражданин обладает долей в суверенитете целого народа, реализуя ее посредством конституционного права на участие в управлении делами государства, в том числе избирать и быть избранным путем голосования. В свою очередь, волеизъявление избирателя является властным решением, а потому должно обладать признаками преюдиции, как, например, решение властного органа, и быть закрепленным в письменном документе. Придание юридической и доказательственной силы такому документу создаст условия для эффективной судебной защиты волеизъявления конкретного избирателя.

Из части 3 статьи 3 Конституции РФ следует, что высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы.

Как видно из указанной нормы права, выборы являются способом формирования власти и их важнейшая функция состоит в представительстве общественных интересов. Из указанного конституционного принципа вытекает, что высшим непосредственным выражением власти народа могут считаться только те выборы, при которых их результат достоверен. В связи с этим выборы важны и значимы в том смысле, который предусмотрен ч. 3 ст. 3 Конституции РФ только тогда, когда их официальный результат соответствует действительному волеизъявлению народа.

Рядом исследователей института выборов, например Ж.Б. Скрипкиной, отмечается, что серьезная проблема заключается в том, чтобы состав представительного органа или выбор должностного лица действительно выражали волю народа [14, с. 22].

Представляется, что сама воля народа, до того момента пока она не реализовалась и не нашла отражение в первичных избирательных документах, не может стать волеизъявлением народа. После того как воля народа голосованием получила закрепление в первичных избирательных документах, она интерпретируется в волеизъявление народа.

Термины «воля» и «волеизъявление» применительно к избирателю и народу широко употребляются в российском законодательстве, но, что под ними понимается, не ясно. Законодательство не раскрывает понятий воли и волеизъявления ни избирателя, ни народа. Отсутствие законодательного закрепления понятий воли и волеизъявления как избирателя, так и народа может влечь произвольное толкование указанных терминов в правоприменительной практике и невозможность их разграничения.

Постараемся выявить отличия и дать понятие воли и волеизъявления как избирателя, так и народа.

Согласно ст. 3 Конституции РФ высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы.

Презюмируется то обстоятельство, что народ обладает определенной волей, которую может выражать на референдумах и свободных выборах, причем только на указанных плебисцитах и никак иначе, поэтому является неправильной позиция тех авторов, которые не связывают волю народа с ее выражением только на плебисцитах.

Так, Д.Л. Златопольский полагает, что волей является сознательная устремленность всего народа к определенной цели, вытекающей из общих интересов [5, с. 202], т.е. отождествляет волю народа с общественным мнением, что представляется неверным.

По словам Е.И. Козловой, воля народа раскрывается только через проявление ее в общественном сознании, в тех или иных его областях и формах [8, с. 7]. Однако воля народа, существующая в общественном сознании, никакого интереса, при рассмотрении ее через призму демократии, не представляет. Такой интерес может появиться только тогда, когда такая воля выражена и нашла материальное отражение, например, в протоколах об итогах голосования, которые будут служить основанием для формирования органа государственной власти.

Поэтому права С.В. Масленникова, указывающая, что под волей следует понимать и властно правовой акт, совершаемый гражданами в процессе их непосредственного участия в управлении делами государства через волеизъявление на выборах и референдуме [9, с. 129].

Отсюда следует, что под волей народа понимается такая воля, которая изъявлена на референдумах и выборах. В свою очередь, результат изъявления воли народа на референдумах и выборах является волеизъявлением. Таким образом, можно констатировать, что выявлена презумпция соответствия воли народа его волеизъявлению.

Можно согласиться с теми авторами, кто разграничивает понятия воли и волеизъявления.

Так, по словам В.А. Ойгензихт, воля – детерминированное и мотивированное желание лица достичь поставленной цели, причем воля есть процесс психического регулирования поведения субъектов [11, с. 24].

Авторы учебника «Гражданское право» под волеизъявлением понимают выражение воли лица вовне, благодаря которому воля становится доступной восприятию других лиц, причем именно волеизъявление как внешне выраженная (объективированная) воля может быть подвергнуто правовой оценке [4].

Применительно к народному представительству его основанием является воля народа, проявляющаяся в бюллетенях для голосования.

Такие авторы, как Л.Г. Алехичева и А.Е. Постников, указывают, что именно в результатах выборов материализовано волеизъявление граждан, именно они являются продуктом реализации их избирательных прав.

Таким образом, волеизъявление – это результат проявления воли и всегда действие. Применительно к высшей форме волеизъявления народа проявление воли народа осуществляется путем голосования. В свою очередь, применительно к голосованию при реализации гражданином права избирать результат проявления воли означает, что гражданин уже сделал определенный выбор и выразил свою волю, которая отразилась в избирательном документе, бюллетене и стала его волеизъявлением.

Можно разграничить и дать определения следующим понятиям: «воля и волеизъявление избирателя»; «воля и волеизъявление народа». Воля избирателя – комплексный процесс психического саморегулирования поведения (действия, бездействия) избирателя, при котором у него формируется мотивированное желание выбора определенного политического решения, а волеизъявление избирателя – это выраженная вовне воля избирателя, при котором выбранное им политическое решение становится доступным восприятию других лиц. Автором поддерживается мнение Ж.Ж. Руссо о том, что воля всех представляет собою сумму изъявлений воли частных лиц [13, с. 219], а потому под волей народа понимается сумма воль избирателей, которая формирует желание выбора конкретного политического решения народа, а волеизъявление народа (избирателей) – сумма изъявлений воль избирателей, которая определяет политическое решение народа (избирателей).

Необходимо различать также как искажение воли избирателей, так и искажение волеизъявления избирателей. Первое зависит от желания и субъективного усмотрения избирателя и ему подконтрольно, он знает об искажении своей воли, но сознательно допускает ее искажение. Например, при его подкупе. Волеизъявление такого избирателя соответствует его воле, хотя и искаженной. Искажение воли, а также ее утверждение, по словам С.Е. Гречишникова, может происходить путем грубой силы, путем принуждения или с помощью пиара, убеждения [3, с. 6]. Но в таких случаях у каждого избирателя всегда есть выбор, подчиняться внешнему воздействию или противостоять ему с использованием способов защиты предоставленных законом. Поэтому здесь правильнее говорить о пороке воли избирателей. Второе же от желания избирателя не зависит, от него скрыто искажение его волеизъявления. Такая ситуация осложнена еще и тем, что проконтролировать свое волеизъявление ввиду отсутствия в настоящее время правовых средств он не может, а потому искажение волеизъявления избирателей наиболее опасно, поскольку в таком случае нет ни власти народа, ни народного представительства.

Вступая в избирательные отношения, гражданин использует избирательный документ – бюллетень, который обезличен, его невозможно идентифицировать, да к тому же он остается не у него, а у избирательной комиссии. Доступа к бюллетеню, в котором гражданин выразил свою волю, у него нет, как нет у него и каких-либо доказательств фиксации своего волеизъявления. При таких обстоятельствах любой гражданин лишен права защищать свое волеизъявление и в конечном счете народное представительство, а значит, власть народа остается без защиты. Отсутствие возможности проверки избирателем своего волеизъявления влечет недоверие граждан и всего народа к результатам высших непосредственных форм выражения власти народа, пассивность граждан в политической жизни, игнорирование ими референдумов и выборов.

Широко известно мнение А.Д. Керимова, которое ничем не подтверждено, о том, что во все времена и во всех обществах граждане не принимают никакого участия в решении общих дел по той причине, что искренне убеждены в полнейшей бессмысленности такого рода деятельности, они полагают, что от их волеизъявления ровным счетом ничего не зависит [7, с. 84].

Заметим, что искажение волеизъявления избирателя – это несоответствие волеизъявления избирателя официально учтенному его голосу. В свою очередь, искажение волеизъявления народа (избирателей) – это организация голосования, подведение его итогов и определение результатов голосования, при которых официально установленное политическое решение народа (избирателей) не соответствует (не отражает) истинному (подлинному, соответствующему действительности) волеизъявлению народа (избирателей), в результате чего волеизъявление народа (избирателей) неадекватно отражается в протоколе об итогах голосования или в постановлении о результатах голосования.

Кроме того, если имеются порок воли народа и искажение волеизъявления народа, то определение результатов выборов нельзя признать достоверным, они будут недостоверными.

Поэтому необходимо дать понятие достоверности и недостоверности волеизъявления народа. Под достоверностью волеизъявления народа понимается соответствие воли народа его волеизъявлению, а также адекватное отражение волеизъявления народа в официальных документах о результатах голосования. Под недостоверностью волеизъявления народа понимается несоответствие воли народа его волеизъявлению (порок воли народа), а также неадекватное отражение волеизъявления народа в официальных документах о результатах голосования (искажение волеизъявления народа).

 

Библиографический список

  1. Бегунов Ю.К., Лукашев А.В., Пониделко А.В. 13 теорий демократии. СПб.: Изд. дом «Бизнес Пресса», 2002. 240 с.

  2. Веденеев Ю.А., Зайцев И.В., Кораблин В.Е., Луговой В.В., Тылкин В.В. Очерки по истории выборов и избирательного права. Калуга: Фонд «Символ», 2002. 692 с.

  3. Гречишников С.Е. Избирательные технологии: монография. М.: «Канон +», РООИ «Реабилитация», 2011. 224 с.

  4. Гражданское право: в 2 т. / под ред. Е.А. Суханова, 2-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2004. 544 с.

  5. Златопольский Д.Л. Верховный Совет СССР – выразитель воли советского народа. М.: Юрид. лит., 1982. 279 с.

  6. История в Энциклопедии Дидро и Д’Аламбера / пер. и примеч. Н.В. Ревуненковой; под общ. ред. А.Д. Люблинской. Л.: Наука, 1978. 315 с.

  7. Керимов А.Д. Современное государство: вопросы теории. М.: Норма, 2008. 142 с.

  8. Козлова Е.И. Советы депутатов трудящихся – органы выражения воли народа: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1973. 34 с.

  9. Масленникова С.В. Народное представительство и права граждан в Российской Федерации. М.: ООО «Городец-издат», 2001. 173 с.

  10. Новгородцев П.И. Введение в философию права. Кризис современного правосознания. М.: Наука, 1996. 269 с.

  11. Ойгензихт В.А. Воля и волеизъявление. (Очерки теории, философии и психологии права). Душанбе: Дониш, 1983. 256 c.

  12. Пугачев В.П. Соловьев А.И. Введение в политологию: учебник для студ. высш. учеб. заведений. М.: Аспект Пресс, 2005. 477 с.

  13. Руссо Ж.Ж. Об общественном договоре: Трактаты. М.: ТЕРРА-Книжный клуб; КАНОН-пресс-Ц, 2000. 544 с.

  14. Салмин А. Современная демократия: очерки становления. М.: Моск. школа полит. исследований, 1997. 447 с.

  15. Скрипкина Ж.Б. Избирательные системы и технологии: учеб. пособие. М.: Вуз. учебник, 2006. 174 с.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.