УДК 347.122
DOI: 10.17072/1995-4190-2015-1-86-92

ВОССТАНОВЛЕНИЕ НАРУШЕННОГО ПРАВА:
ПРИНЦИП ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА, ЦЕЛЬ ИЛИ СПОСОБ ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ

В.В. Тутынина

Аспирант кафедры гражданско-правовых дисциплин

Московская академия экономики и права

117105, г. Москва, Варшавское шоссе, д. 23

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Введение: в настоящей статье рассмотрены вопросы соотношения восстановления нарушенных прав как принципа гражданского права, цели и способа защиты гражданских прав. Цель: автор анализирует соотношение указанных категорий для правильного уяснения каждого из них. Методы: методологическую основу данного исследования составляет совокупность методов научного познания, среди которых ведущее место занимает диалектический метод. В статье использованы общенаучные (диалектика, анализ и синтез, абстрагирование и конкретизация) и частнонаучные методы исследования (формально-юридический, сравнительно-правовой, технико-юридический). Результаты: соотношение цели (результата) защиты гражданских прав и способа защиты гражданских прав автор предлагает рассматривать как зависимость выбора способа защиты права от конкретной цели (результата); автор доказывает самостоятельность восстановления положения, существовавшего до нарушения права, как способа защиты гражданских прав, выделяет и формулирует основные критерии применения анализируемого способа защиты, среди которых наличие и законность положения, которое управомоченное лицо желает восстановить, факт нарушения прежнего положения, существование нарушенного права, возможность реального восстановления путем устранения последствий неправомерных действий. Выводы: восстановление нарушенного права, следует рассматривать в трех аспектах: как принцип защиты гражданских прав, означающего кроме прочего необходимость, обязательность восстановления нарушенного права; как одну из целей защиты гражданских прав, наряду с пресечением, предотвращением, устранением нарушений права и др.; а также в качестве одного из способов защиты гражданских прав.

 

 

Ключевые слова: принципы гражданского права; защита гражданских прав; цель защиты гражданских прав; способы защиты гражданских прав; перечень способов защиты гражданских прав;
восстановление нарушенных прав; восстановление положения, существовавшего до нарушения права; нарушенное право; условия применения способов защиты

 

 

Введение  

Вопросы о защите нарушенных гражданских прав, формах, способах их защиты были и остаются актуальными, о чем свидетельствуют многочисленные исследования в этой области дореволюционных, советских и современных российских правоведов (Покровский И.А., Иоффе О.С., Грибанов В.П., Витрянский В.В., Брагинский М.И., Крашенинников П.В., Кузнецова О.А., Рожкова М.А. и др.), зарубежных ученых-цивилистов (Birks P., Goff R., Jones G., Markesinis B.S., Lorenz W., Dannemann G. и др.) [15–17].

Тем не менее проблема соотношения восстановления нарушенных прав как принципа гражданского права, цели и способа защиты гражданских прав до настоящего времени не решена, вопрос о соотношении указанных категорий остается спорным.

 

Принцип гражданского права, цель
и способ защиты гражданских прав

Пункт 1 ст. 1 ГК РФ закрепляет основные начала (принципы) гражданского права: признание равенства участников отношений, неприкосновенность собственности, свобода договора, недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимость беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечение восстановления нарушенных прав, их судебная защита.

В свою очередь, ст. 12 ГК РФ содержит перечень основных способов защиты гражданских прав, в том числе восстановление положения, существовавшего до нарушения права (абз. 3 ст. 12 ГК РФ).

Кроме того, цивилистической доктриной восстановление нарушенного права рассматривается в качестве одной из целей защиты гражданских прав.

Зачастую указанные понятия смешиваются или подменяются одно другим.

Суды, применяя нормы о конкретных способах, используют абз. 3 ст. 12 ГК РФ как исходное положение для реализации других способов защиты прав [2, 9], т.е. смешивают его с принципом гражданского права, обеспечением восстановления нарушенных прав.

Причиной подобного смешивания является нечеткость формулировок, используемых цивилистами для обозначения указанного принципа. Обеспечение восстановления нарушенных прав, означающий необходимость полного восстановления прав потерпевшего, в юридической литературе называют по-разному: «принцип обеспечения восстановления прав и судебной защиты», «принцип восстановления нарушенных прав», «принцип восстановления нарушенного положения субъектов гражданского права» и др.

Однако, основной причиной, на наш взгляд, является отсутствие установленного механизма реализации восстановления положения, существовавшего до нарушения права, как способа защиты гражданских прав и как следствие неправильной его квалификации.

По данному вопросу следует согласиться с точкой зрения О.Н. Садикова, который считает, что обеспечение восстановления нарушенных прав достигается при помощи различных способов их защиты, называемых в ст. 12 ГК РФ [4, с. 96]. Заметим однако, что именно принципы определяют содержание всех правовых норм и являются основой для их реализации, поэтому при использовании любого из способов защиты гражданских прав необходимо обращаться именно к принципам, которые лежат в основе защиты гражданских прав, с целью определения допустимости и пределов их применения.

Таким образом, необходимо различать принцип обеспечения восстановления нарушенных прав и восстановление положения, существовавшего до нарушения права, как способ защиты прав, поскольку нормы ст. 12 ГК РФ, закрепляющей перечень наиболее распространенных способов защиты, лишь развивают и дополняют положения обозначенного гражданско-правового принципа.

Также понятие восстановления положения, существовавшего до нарушения права, как способа защиты права смешивается с понятием цели защиты нарушенного права.

Для правильного уяснения положений гражданского законодательства о восстановлении положения, существовавшего до нарушения права, как способа защиты прав, следует четко обособить данные категории. Однако их разграничение является более затруднительным, поскольку связано с вопросом о самостоятельности анализируемого способа защиты права, который до настоящего времени остается одним из дискуссионных в науке гражданского права.

В юридической литературе цивилистами обоснованно указывается на то, что все способы защиты прав преследуют определенные общие цели, к которым относят и восстановление нарушенного права [5, с. 37; 14, с. 208]. В связи с этим ряд ученых считают, что выделение восстановления положения, существовавшего до нарушения права, в качестве самостоятельного способа защиты гражданских прав является излишним, поскольку целью применения любого способа будет восстановление нарушенного права.

Например, К.И. Скловский пишет: «Восстановление первоначального положения, несмотря на упоминание в ст. 12 ГК («восстановление положения, существовавшего до нарушения права...»), не является само по себе определенным способом защиты права, а, напротив, может быть отождествлено, пожалуй, с любым иным способом. Во всяком случае, одно лишь указание этого способа в законе, без детализации и конкретизации, не дает почвы для применения определенной защиты» [13, с. 280].

Д.Н. Латыпов, В.В. Акинфиева также указывают на нецелесообразность закрепления в ст. 12 ГК РФ наряду с другими анализируемого способа защиты прав, в связи с тем, что любой из перечисленных в ст. 12 ГК РФ способов должен приводить к восстановлению нарушенного права [7, с. 195].

Противоположную точку зрения высказывает О.В. Кузнецова. Исследуя вопросы о самостоятельности таких способов защиты гражданских прав, как восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право, она пишет, что «следует различать восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право (в значении прекращения правонарушения), как общие цели защиты гражданских прав, к которым стремится уполномоченное лицо, реализуя любой конкретный способ защиты, и как самостоятельные способы защиты гражданских прав» [6, с. 39].

С научной позицией О.А. Кузнецовой о самостоятельности анализируемого способа защиты необходимо согласиться по следующим причинам.

Во-первых, под целью в одном из ее философских смыслах понимают результат, ради достижения которого предпринимаются те или иные действия; способ в свою очередь означает последовательность действий, ведущих к достижению цели. Таким образом, цель защиты гражданских прав определяет способ защиты гражданских прав. Так, любой из способов защиты гражданских прав имеет одной из своих общих целей восстановление нарушенного права, однако при их применении будет достигнута и вполне конкретная цель (результат), присущая конкретному способу защиты. Например, в результате применения в качестве способа защиты возмещения убытков восстановится имущественное положение лица, понесшего убытки; в результате применения признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления права лица, нарушенные этим актом, будут защищены от неблагоприятных последствий действия акта; в результате использования для защиты восстановления положения, существовавшего до нарушения права, восстановится прежнее фактическое положение лица, существовавшее до момента нарушения.

Из сказанного следует, что выбор восстановления положения, существовавшего до нарушения права, для защиты нарушенного права будет обусловлен в первую очередь конкретной целью – восстановлением прежнего положения лица.

Во-вторых, неоднократное указание на анализируемый способ защиты в других нормах закона (например, ст. 1106 ГК РФ, ст. 1251 ГК РФ) свидетельствует об истинной воле законодателя, т. е. определении его в качестве конкретного, самостоятельного способа защиты прав.

В-третьих, несмотря на существующие в юридической науке проблемы определения восстановления положения, существовавшего до нарушения права, в качестве самостоятельного способа защиты прав, нормы о нем используются в правоприменительной практике.

Так, суды, рассматривая споры о восстановлении подачи тепловой энергии, применяют только норму о восстановлении в первоначальное положение (абз. 3 ст. 12 ГК РФ) [10].

Кроме того, Высший арбитражный суд Российской Федерации в своем постановлении также отмечает, что восстановление положения, существовавшего до нарушения права как мера защиты установлена ст. 12 ГК РФ и способна в отсутствие в законе иных специальных норм, призванных регулировать отношения между сособственниками, восстановить право собственности истца, нарушенное недобросовестным поведением другого участника общей долевой собственности, распорядившегося имуществом без его согласия [8].

Необходимо также дополнить, что судебной практикой выработаны критерии применения восстановления положения, существовавшего до нарушения права, в качестве способа защиты гражданских прав. Среди них выделяют наличие и законность положения, которое он желает восстановить, а также тот факт, что прежнее положение нарушено [11, 12].

Цивилистической доктриной сформировано похожее условие использования восстановления в первоначальное положение – это случаи, когда нарушенное право не прекращает своего существования и может быть реально восстановлено путем устранения последствий неправомерных действий [1, с. 120].

 

Выводы

Резюмируя изложенное выше, можно прийти к выводу о том, что восстановление нарушенного права следует рассматривать в трех аспектах: как принцип защиты гражданских прав, означающий кроме прочего необходимость, обязательность восстановления нарушенного права; как одну из целей защиты гражданских прав, наряду с пресечением, предотвращением, устранением нарушений права и др.; а также в качестве одного из способов защиты гражданских прав.

 

Библиографический список

  1. Андреев Ю.Н. Механизм гражданско-правовой защиты. М.: Норма, Инфра-М, 2010. 464 с.
  2. Апелляционное определение Московского областного суда от 29 июля 2013 г. по делу № 33-13350 [Электронный ресурс]. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  3. Гражданское право: учебник; в 2 ч. / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Теис, 2005. Ч. 1. 765 с.
  4. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Г.Е. Авилов, В.В. Безбах, М.И. Брагинский и др.; под ред. О.Н. Садикова. 3-е изд., испр., перераб. и доп. М.: КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2005. 1062 с.
  5. Кузнецова О.А. Нормы-принципы российского гражданского права. М.: Статут, 2006. 269 с.
  6. Кузнецова О.А. Восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право, как цели и способы защиты гражданских прав // Юридическая наука и правоохранительная практика. 2013. № 3(25). С. 36–41.
  7. Латыпов Д.Н., Акинфиева В.В. Соотношение способов и целей защиты прав // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2013. № 4 (22). С. 193–198.
  8. Постановление Президиума ВАС РФ от 25.10.2011 № 5910/11 по делу № А65-15665/2010-СА2-34 [Электронный ресурс]. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  9. Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 янв. 2010 № 17АП-12542/2009-ГК по делу № А50-16784/2009 [Электронный ресурс]. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  10. Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13 авг. 2012 г. № 17АП-7504/2012-ГК по делу № А50-3037/2012 [Электронный ресурс]. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  11. Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 31 окт. 2013 г. № 06АП-5111/2013 по делу № А73-5030/2013 [Электронный ресурс]. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  12. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 13 дек. 2010 г. по делу № А12-23698/2009 [Электронный ресурс]. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант­Плюс».
  13. Проблемы развития частного права: Сб. ст. к юбилею Владимира Саурсеевича Ема / под ред. Е.А. Суханов, Н.В. Козлова. М.: Статут, 2011. 559 с.
  14. Рожкова М.А. Средства и способы правовой защиты сторон коммерческого спора. М.: Волтерс Клувер, 2006. 416 с.
  15. English Private Law (2nd Edition): Ed. by P. Birks. Oxford University Press, 2004. 342 p.
  16. Goff R., Jones G. The Law of Restitution. 5th ed. London: Sweet & Naxwell, 1998. 540 p.
  17. Markesinis B.S., Lorenz W., Dannemann G. The German Law of obligations. Vol. 1. The Law of Contracts and Restitution: A Comparative Introdaction. Oxford: Clarendon Press, 1997. 942 p.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.