УДК 347.214.21
DOI: 10.17072/1995-4190-2015-1-41-50

ЦИВИЛИСТИЧЕСКИЕ ИСССЛЕДОВАНИЯ КАТЕГОРИИ НЕДВИЖИМОСТИ В РОССИЙСКОЙ ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ НАУКЕ

А.В. Ермакова

Ассистент кафедры гражданского права

Пермский государственный национальный исследовательский университет

614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Введение: работа посвящена исследованиям категории недвижимости в российской дореволюционной науке гражданского права. Цель и задачи: целью работы является обзор и характеристика цивилистических исследований категории недвижимости в российской дореволюционной науке. Задачи – выявление и рассмотрение общих черт, направленности и методологии указанных исследований, а также их теоретического и практического значения. Методы: методологическую основу настоящей работы составляет диалектико-материалисти­ческий метод познания. В рамках проводимого исследования использованы общенаучные методы познания, а именно: описание, анализ, обобщение, сравнение, системный подход. Результаты: в статье дана характеристика позитивного права и правовой науки рассматриваемого периода, констатируется их влияние на научные исследования категории недвижимости. Автором выделяются и характеризуются практико-догматические и комплексно-догматические исследования категории недвижимости, приводится оценка их значимости в теоретическом и практическом аспектах. Выводы: все проводимые в российской дореволюционной науке гражданского права исследования категории недвижимости имели практическое значение. Теоретическую значимость, в том числе для современных исследований, представляют комплексно-догматические исследования категории недвижимости.

 

 

Ключевые слова: российская дореволюционная наука; гражданское право; цивилистика;
позитивное право; недвижимость; недвижимые вещи; практико-догматические исследования;
комплексно-догматические исследования

 

 

Введение  

В истории российских цивилистических исследований категории недвижимости можно выделить три этапа, соответствующие традиционно выделяемым этапам развития науки гражданского права в целом: дореволюционный, советский и постсоветский (современный).

Выбор в качестве временных рамок исследуемого объекта именно дореволюционного этапа обусловлен следующим. Учитывая отмечаемый современными исследователями высокий уровень развития гражданско-правовой науки в дореволюционной России, обращение к соответствующим исследованиям категории недвижимости представляет, прежде всего, научный интерес. Однако проблемный характер правовой регламентации категории недвижимости в современном российском праве обусловливает и практический интерес к доктринальным разработкам дореволюционных цивилистов. Кроме того, из двух исторических этапов развития российской цивилистики только дореволюционный этап можно назвать как содержащий исследования категории недвижимости[1].

Анализ российской дореволюционной литературы по гражданскому праву, в том числе данных Систематического указателя русской юридической литературы по гражданскому праву (с начала XVIII века по 1 июля 1903 г.) [25], включающего в себя около 350 публикаций только об объектах недвижимого имущества, позволяет современным авторам делать вывод о том, что в российской дореволюционной цивилистике исследование института недвижимости велось весьма активно [28; 21, с. 123]. Однако, как отмечает О.Ю. Скворцов, «особенностью российской юридической литературы о недвижимом имуществе на протяжении двух последних веков является то обстоятельство, что исследователи анализируют прежде всего юридические характеристики оборота земель. Обращение же к внутреннему анализу понятия недвижимости как системы, включающей помимо земли и иные элементы, можно встретить сравнительно нечасто» [26, с. 27–28].

Необходимо исходить из того, что характер научных исследований отдельных правовых институтов во многом предопределяется состоянием правовой науки в целом. В свою очередь, одним из факторов, оказывающих влияние на состояние правовой науки, является позитивное право. В связи с этим характеристика научных исследований любого правового института помимо собственно институциональной составляющей предполагает отражение прежде всего основных черт, присущих правовой науке в целом, а также общую характеристику позитивного права, в том числе в части регламентации соответствующего института. Необходимость отражения позитивно-правового аспекта также вызвана тем, что позитивное право является объектом исследования правовой науки. Соответственно данные о его состоянии (используемые приемы юридической техники, уровень систематизации, понятийный аппарат, степень регламентации правовых институтов и т.д.) в ряде случаев позволяют судить о научной значимости (или даже просто о научности) тех или иных правовых исследований, особенно в тех случаях, когда они проводятся исключительно в русле правовой догматики[2].

В силу вышеизложенного вопрос о гражданско-правовых исследованиях категории недвижимости в дореволюционной России также предполагает его рассмотрение, в том числе в таких аспектах, как состояние науки гражданского права и гражданского законодательства данного периода времени.

В качестве знаковых событий в истории российского законодательства XIX века, оказавших огромное влияние на российскую правовую науку и тем самым формирующим ее периодизацию, принято считать издание Свода законов Российской империи[3] (1833 г.), а также Судебную реформу 1864 года.

 

Исследование категории недвижимости до издания
Свода законов Российской империи

Появление российской науки гражданского права в литературе связывается с XIX веком. Несмотря на то, что в ряде случаев научно-исследовательский характер признается за работами, изданными еще в начале XIX века[4], преобладает мнение, согласно которому о российской цивилистике можно вести речь не ранее середины XIX века[5].

Но если говорить о литературе по гражданскому праву (без предварительной ее оценки с точки зрения научности), то точкой отсчета при рассмотрении вопроса о российской цивилистике, в том числе об исследованиях категории недвижимости, следует признать последнюю треть XVIII века. В частности, Г.Ф. Шершеневич в своей работе, посвященной науке гражданского права в России, в качестве первого исследуемого «сочинения» рассматривает работу Ф.Г. Дильтея «Начальные основания вексельного права, а особливо Российского купно со Шведским» (1769 г.) [33, с. 28]. Д.И. Мейер, анализируя «сочинения», излагающие полную систему русского гражданского права, в качестве первого по времени появления указывает работу А. Артемьева «Краткое начертание римских и российских прав» (1777 г. ) [16, с. 50].

Оценивая состояние российской правовой науки до издания Свода законов, авторы отмечают, что подавляющее большинство юридических произведений того времени относилось к категории учебных книг, содержание которых, в значительной мере определявшееся методологией юридического образования, было оторвано от действовавшего в России законодательства. Применительно же к работам, посвященным российскому праву, констатируется преобладание практико-догматического направления [31, с. 10–11].

В частности, В.И. Синайский о цивилистико-исследовательской деятельности рассматриваемого периода говорил о том, что утилитарное направление в разработке гражданского права погубило окончательно научное изучение и свелось к компилятивной разработке [24, с. 47]. Д.И. Мейер, характеризуя появившиеся до Свода законов литературные источники по гражданскому праву, писал: «Представляя более или менее полную выборку из действовавших указов, сочинения эти для своего времени имели значение если не научное, то по крайней мере практическое» [16, с. 50–51].

В качестве одной из причин подобного состояния российской правовой науки первой трети XIX века исследователи называют хаотичное состояние российского законодательства, бессистемность и внутренняя противоречивость которого составляла трудность в его изучении [31, с. 13]. В связи с этим, системное изложение (компиляция) положений действующего законодательства, с одной стороны, в аспекте научно-исследовательских целей фактически являлась пределом возможного, с другой стороны, как самоцель имела большое практическое значение.

Относительно цивилистических исследований категории недвижимости до издания Свода законов следует отметить, что их характер в принципе соответствовал сформировавшемуся в правовой науке общему направлению.

Действующее на тот момент времени законодательство, хотя и регулировало гражданский оборот недвижимости, применяя соответствующие термины при формулировании правовых норм, но общего определения понятия, включающего в себя сущностные признаки недвижимости, в том числе позволяющего отграничить недвижимые вещи от движимых, не содержало. Встречающиеся перечни объектов гражданских прав, относимых законодателем к недвижимости применительно к тем правоотношениям, на регламентацию которых был нацелен соответствующий законодательный акт, разнились между собой.

Анализ юридической литературы первой трети XIX века на предмет исследований категории недвижимости показывает, что в ряде случаев авторами вообще не уделяется данной категории никакого внимания – соответствующее словоупотребление при изложении иных вопросов присутствует, но недвижимость как понятие не исследуется (например, работы А. Артемьева [2], Г. Терлаича [29]). Думается, что данное обстоятельство как раз и может быть во многом объяснено отсутствием законодательного определения понятия недвижимости, что при сугубо догматическом подходе исследований, по сути, означает отсутствие объекта исследования.

Другими же авторами предпринимаются попытки исследования категории недвижимости. Соответствующий законодательный материал не только излагается авторами в системе, но и обобщается. В результате в работах появляются принципиальные выводы о делении вещей на движимые и недвижимые, о правовом значении такого деления, а также общие определения понятия недвижимости, основанные на выделении естественных свойств и признаков объектов материального мира, относимых действующим законодательством к недвижимым вещам (например, работы М. Горюшкина [7, с. 2204–2205], В. Кукольника [14, с. 137], В. Вельяминова-Зернова [5, с. 6–8], И. Васильева [3, с. 24–27].

Принимая во внимание отсутствие законодательного определения понятия недвижимости, появление доктринальных определений имело большое практическое значение, в том числе для решения вопроса о квалификации рукотворных объектов материального мира в качестве движимых или недвижимых, соответственно.

 

Исследование категории недвижимости после издания
Свода законов Российской империи

После издания Свода законов характер российской правовой науки претерпел существенные изменения, что, как отмечают в литературе, в том числе предопределялось содержанием данного источника правового регулирования.

Свод законов являлся результатом систематизации действующего российского законодательства и представлял собой консолидированный акт с некоторыми элементами кодификации [27, с. 158]. Анализируя его содержание, В.А. Томсинов пишет: «Cистема расположения правовых норм, благодаря которой разрозненная их совокупность стала систематизированным сборником – сводом, являлась произведением теоретической юриспруденции», при этом «немалая часть понятийного и терминологического аппарата … была сконструирована с помощью приемов научной юриспруденции». Данное обстоятельство, по мнению автора, должно было сориентировать науку на познание действующего российского законодательства, повлечь соединение в ней теории и практики [31, с. 16].

Исторический характер Свода законов во многом предопределил формирование в российской правовой науке историко-догматического направления [31, с. 16]. В частности, Г.Ф. Шершеневич, оценивая значение Свода законов для российской правовой науки, писал: «Так как Свод Законов был построен на исторических началах, так как в основание его было положено такое капитальное произведение исторических изысканий, как Полное Собрание Законов, то естественно возбужден был интерес к историческим исследованиям русского права, к дополнению исторических данных русского законодательства» [33, с. 48].

Судебной реформе, состоявшейся в России в 1864 году, в аспекте влияния на развитие правовой науки придается наибольшее значение[6]. В качестве последствия такого влияния отмечают установление нового подхода к связи научной юриспруденции и практики, заключающегося в несводимости предмета правовой науки к практической догматике, но, при этом, безусловной необходимости воспринимать и учитывать правовой наукой интересы практики. Так, Г.Ф. Шершеневич писал: «Прежняя рознь между теорией и практикой под давлением времени переходит в общение: теория начинает задаваться практическими целями…» [33, с. 98]. В.А. Томсинов, оценивая состояние правовой науки после судебной реформы, замечает: «Научная юриспруденция стала мыслиться не только в качестве совокупности сведений о действующем праве, но и как система знаний о глубинных закономерностях функционирования правопорядка как такового, о сущности правовых институтов, о юридической природе тех или иных общественных отношений» [30, с. 215].

Отмеченные черты российской правовой науки, обусловленные изданием Свода законов, а также состоявшейся судебной реформы 1864 года, всецело проявились и в гражданско-правовых исследованиях категории недвижимости.

Следует отметить, что в отличие от ранее действующего российского законодательства в Свод законов были включены общие определения понятий «недвижимое имущество», «движимое имущество» [23, с. 33]. Однако по своему содержанию данные определения представляли собой всего лишь перечни конкретных объектов гражданских прав; сущностные признаки недвижимости, по-прежнему, законодательного закрепления не нашли.

В юридической литературе рассматриваемого периода времени в зависимости от характера исследований категории недвижимости можно выделить несколько направлений.

В первую очередь необходимо остановиться на работах практико-догматической направленности, выполненных в русле изложения и комментария действующего законодательства. При оценке данных работ с точки зрения научности необходимо иметь в виду следующее. Систематизация положений российского законодательства, посвященных категории недвижимого имущества, в Своде законов уже была произведена. Соответственно, исключительное изложение соответствующих статей Свода законов, в отличие от ранее рассматриваемого периода времени, уже не могло представлять самостоятельной ценности. Однако, учитывая отсутствие в Своде законов общего определения понятия недвижимости, основанного на выделении сущностных признаков, по-прежнему, большое практическое значение имели те доктринальные определения, которые встречались в работах данной направленности – общие определения понятия недвижимости, основанные на выделении естественных свойств и признаков объектов материального мира, относимых Сводом законов к недвижимым вещам (например, работы Н. Рождественского [20, с. 364–365], К. Кавелина [10, с. 25]).

Историко-догматическое направление в исследованиях категории недвижимости проявилось в работах, отражающих, в том числе, исторический аспект исследуемой категории, заключающийся в последовательном изложении истории российского правового регулирования гражданского оборота недвижимых вещей (например, работа А. Кранихфельда [13, с. 53–63]).

Наибольшее значение для развития научных представлений о категории недвижимости в дореволюционной российской цивилистике имели работы, выполненные в русле догматического подхода в том понимании, которое ему придавалось правовой наукой после судебной реформы 1864 года (т.е. подхода, не ограничивающегося собственно догматическим аспектом, а включающего в себя также и иные аспекты, в том числе исторический, сравнительно-правоведческий, социологический, общетеоретический, критический).

Комплексный подход к исследованию категории недвижимости присутствует, например, в работах К. Анненкова [1, с. 270–286], Е.В. Васьковского [4, с. 117–120], Ю.С. Гамбарова [6, с. 596–602], Н.Л. Дювернуа [8, с. 577–584], В.Б. Ельяшевича [9, с. 11–51], К.П. Победоносцева [18, с. 88–115]. Отдельные аспекты исследований (в различных сочетаниях) отражены, например, в работах Л.А. Кассо [11; 12, с. 1–10], К. Малышева [15, с. 217–220], Д.И. Мейера [16, с. 160–163], А. Обнинского [17, с. 366–379], И.А. Покровского [19, с. 192–196], А. Савельева [22, с. 45–65], В.И. Синайского [24, с. 126–129], Е.Н. Трубецкого [32, с. 193–195], Г.Ф. Шершеневича [34, с. 168–173].

Характеризуя в целом данные работы, следует отметить, что характер отраженных в них исследований категории недвижимости в любом случае, безусловно, выходит за рамки практико-догматического комментирования. Авторами приводятся история российского законодательства, примеры регламентации данного вопроса в зарубежном праве. Более того, данные работы содержат исследования категории недвижимости как юридической конструкции. В связи с этим авторами проводится критический анализ действующего российского законодательства, приводится практика его применения и предлагаются результаты собственного понимания юридической конструкции недвижимости, в ряде случаев, более широкой по своему содержанию, чем в закрепленной в действующем законодательстве (речь идет о юридическом подходе к пониманию недвижимости, предполагающем включение в ее состав также иных объектов гражданских прав, отличных от вещей, обладающих естественным свойством неподвижности). Также в сферу исследований категории недвижимости подпадает ее экономическая сущность. В данном аспекте авторами исследуется и анализируется процесс вовлечения недвижимого имущества в гражданский оборот, экономическое содержание данного объекта гражданских прав, его черты и свойства, предопределяющие установление в отношении него специального правового режима. Важным представляется отметить, что более поздние работы зачастую содержат не только результаты собственных исследовательских изысканий, но и всеобъемлющий обзор существующих мнений по тому или иному освещаемому вопросу.

 

Результаты

В качестве основных результатов изучения вопроса об исследованиях категории недвижимости в российской дореволюционной науке гражданского права, представляется необходимым выделить следующее.

Характер исследований категории недвижимости в российской дореволюционной цивилистике был предопределен состоянием правовой науки, на которую, в свою очередь, большое влияние оказало позитивное право. Хаотичность и внутренняя противоречивость действующего законодательства до 1833 года, системный и исторический характер Свода законов, переосмысление связи научной юриспруденции и практики, произошедшее в ходе Судебной реформы 1864 года, – все это обусловило существование в российской дореволюционной цивилистике различных по своему характеру исследований категории недвижимости. Необходимо констатировать, что как практико-догматические исследования ограничивались системным изложением действующего законодательства, его обобщением и попытками сформулировать общее определение понятия недвижимости, основанного на естественных свойствах объектов материального мира, так и фундаментальные, комплексно-догматические, включающие в себя рассмотрение данной категории с позиций истории, сравнительного правоведения, критического отношения к действующему законодательству, а также в общетеоретическом и социологическом аспектах.

 

Заключение

Видится, что изложенное выше подтверждает в полной мере утверждение о том, что все проводимые в российской дореволюционной науке гражданского права исследования категории недвижимости в контексте действующего в соответствующий период законодательства имели практическое значение. При этом наибольшую теоретическую, научно-исследовательскую ценность представляли и представляют в настоящее время проводимые в период после Судебной реформы 1864 года комплексно-догматические исследования категории недвижимости.

 

Библиографический список

  1. Анненков К. Система русского гражданского права. Т. I: Введение и общая часть. СПб.: Тип. М.М. Стасюлевича, 1899. 672 с.
  2. Артемьев А. Краткое начертание римских и российских прав. М., 1777. URL: http://www.litres.ru/aleksey-artemevich-artemev/kratkoe-nachertanie-rimskih-i-rossiyskih-prav/ (дата обращения: 04.12.2014).
  3. Васильев И. Новейшее руководство к познанию российских законов. М., 1827. Ч. II. URL: http://www.knigafund.ru/ books/40065/read (дата обращения: 04.12.2014).
  4. Васьковский Е.В. Учебник гражданского права. М.: Статут, 2003. 382 с.
  5. Вельяминов-Зернов В. Опыт начертания российского частного гражданского права. СПб.: Тип. Правительствующего Сената, 1815. Т. 2. URL: http://www. knigafund.ru/books/38316/read (дата обращения: 04.12.2014).
  6. Гамбаров Ю.С. Курс гражданского права. Т. 1: Часть общая. СПб.: Тип. М.М. Стасюлевича, 1911. 780 с.
  7. Горюшкин М. Руководство к познанию российского законоискусства. М., 1816. Т. 4. URL: http://www.knigafund.ru/ books/38379/read (дата обращения: 04.12.2014).
  8. Дювернуа Н.Л. Чтения по гражданскому праву. Т. 1: Введение и часть общая. (Вып.II: Лица. Вещи). СПб.: Тип. М.М. Стасюлевича, 1902. URL: http:// www.knigafund.ru/books/25047/read (дата обращения: 04.12.2014).
  9. Законы гражданские (Свод законов. Т. Х, ч. 1): практ. и теорет. коммент. / под ред. А.Э. Вормса, В.Б. Ельяшевича. М.: Тип. П.П. Рябушинского, 1913. Вып. 2. URL: http://www.knigafund.ru/ books/24901/read (дата обращения: 04.12.2014).
  10. Кавелин К. Права и обязанности по имуществам и обязательствам в применении к русскому законодательству. Опыт систематического обозрения. СПб.: Тип. М.М. Стасюлевича, 1879. 410 с.
  11. Кассо Л.А. Здания на чужой земле. М.: Правоведение, 1905. URL: http://civil. consultant.ru/reprint/books/ 265/280.html (дата обращения: 04.12.2014).
  12. Кассо Л.А. Русское поземельное право. М.: Изд. кн. магазина И.К. Голубева, 1906. 260 с.
  13. Кранихфельд А. Начертание российского гражданского права в историческом его развитии, составленное для Императорского Училища Правоведения. СПб., 1843. URL: http://www.knigafund.ru/ books/40322/read (дата обращения: 04.12.2014).
  14. Кукольник В. Российское частное гражданское право. СПб.: Тип. Департамента Внешней торговли, 1815. Ч. 1. URL: http://www.knigafund.ru/books/38472/read (дата обращения: 04.12.2014).
  15. Малышев К. Курс общего гражданского права, составленный по лекциям. СПб., 1878. Т. 1. URL: http://www.knigafund.ru/ books/24355/read (дата обращения: 04.12.2014).
  16. Мейер Д.И. Русское гражданское право. М.: Статут, 2000. 831 с.
  17. Обнинский А. Кассационная практика по вопросам гражданского права за 1876 год // Юридический вестник. 1878. № 3. С. 366-379. URL: http://www. knigafund.ru/books/57635/read (дата обращения: 04.12.2014).
  18. Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Первая часть: Вотчинные права. М.: Статут, 2004. 800 с.
  19. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 1998. 353 с.
  20. Рождественский Н. Руководство к российским законам. 5-е изд., доп. СПб., 1854. URL: http:// www.knigafund.ru/ books/118714/read (дата обращения: 04.12.2014).
  21. Романова Е.Н., Зелик В.А. Категория «недвижимое имущество» в частном праве: история вопроса // Общество и право. 2009. № 5. С. 122–125.
  22. Савельев А. О принадлежностях недвижимых имений // Юридический вестник. 1877. Кн. 11–12. С. 45-65. URL: http://www.knigafund.ru/books/57628/read (дата обращения: 04.12.2014).
  23. Свод Законов Российской Империи. Т. X. / под. ред. И.Д. Мордухай-Болтовского. СПб.: Рус. Кн. Товарищество «Деятель», 1912. URL: http://civil. consultant.ru/reprint/books/211/35.html (дата обращения: 04.12.2014).
  24. Синайский В.И. Русское гражданское право. М.: Статут, 2002. 638 с.
  25. Систематический указатель русской литературы по гражданскому праву / сост. А.Ф. Поворинский. СПб., 1904. URL: http://www.knigafund.ru/books/ 11205/read (дата обращения: 04.12.2014).
  26. Скворцов О.Ю. Сделки с недвижимостью в коммерческом обороте. М.: Волтерс Клувер, 2006. 368 с.
  27. Смирнов С.Н. История отечественного государства и права: учеб. пособие. М.: ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право, 2009. 335 с.
  28. Степанов С.А. Недвижимое имущество в гражданском праве. М.: Статут, 2004 [Электронный ресурс]. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  29. Терлаич Г. Краткое руководство к систематическому познанию гражданского частного права России. СПб., 1810. Ч. 1. URL: http://www.knigafund.ru/books/ 41033/read (дата обращения: 04.12.2014).
  30. Томсинов В.А. Юридическое образование и юриспруденция в России в эпоху «великих реформ» (60-е – начало 80-х гг. XIX в.): учеб. пособие. М.: Зерцало-М, 2013. 300 с.
  31. Томсинов В.А. Юридическое образование и юриспруденция в России во второй трети XIX века: учеб. пособие. М.: Зерцало-М, 2010. 336 с.
  32. Трубецкой Е.Н. Лекции по энциклопедии права. На правах рукописи. М.: Тип. А.И. Мамонтова, 1917. URL: http://civil.consultant.ru/reprint/books/112/ (дата обращения: 04.12.2014).
  33. Шершеневич Г.Ф. Наука гражданского права в России. М.: Статут, 2003. 250 с.
  34. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М.: Статут, 2005. Т. 1. 461 с.

 

[1] В советское время на законодательном уровне было упразднено деление вещей на движимые и недвижимые, в связи с чем недвижимость рассматривалась как явление исключительно буржуазное. Данные обстоятельства, как отмечает О.Ю. Скворцов, являются объяснением того, что в юридической литературе советского времени практически отсутствовали работы по исследованию недвижимого имущества как правовой категории [26, с. 31].

[2] Так, Д.И. Мейер при рассмотрении вопроса о догматическом элементе гражданского права в целом исходил из отсутствия научности в изложении действующего законодательства, состоящем «лишь в буквальном повторении статей … с некоторым изменением системы». При этом указывал на то, что в отсутствие систематизации действующего законодательства даже «выборка действующих законов из массы отдельных указов и систематическое изложение таких законов составляют своего рода заслугу» [16, с. 49].

[3] Далее – также Свод законов.

[4] Так, например, по мнению В.И. Синайского, одним из первых видних представителей российской науки гражданского права был В. Кукольник, работы которого (1813 г.) «были первой ценной попыткой научно изложить наше материальное и процессуальное гражданское право по институционной системе как самостоятельную дисциплину» [24, с. 46].

[5] Так, Н.В. Козлова, П.А. Панкратов, характеризуя юридическое образование первой половины XIX века, пишут о том, что оно давало скорее лишь информационные сведения по законодательству, истории и энциклопедии права, нежели аналитические знания по глобальным правовым проблемам общей теории и отдельных правовых институтов [16, с. 7].

[6]Так, например, В.И. Синайский именно с этим временем связывает появление в России научной разработки гражданского права [24, с. 47].

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.