УДК 343.132

ОСМОТР МЕСТА ВЗРЫВА: ВОПРОСЫ ОРГАНИЗАЦИИ И ТАКТИКИ ПРОВЕДЕНИЯ

С.Д. Долгинов

Кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики
Пермский государственный национальный исследовательский университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Аннотация: Признано, что качество проведения осмотра места происшествия во многом предопределяет успех всего расследования, так как слагаемые раскрытия преступления в значительной мере зависят от полноты и правильности сбора и исследования вещественных доказательств. Процесс осмотра места взрыва является длительным и трудоемким, его проведение требует от участников следственно-оперативной группы организованности в действиях. Это обусловило цель данной работы: проанализировать наиболее актуальные организационные проблемы при поступлении сообщения о взрыве, правила обращения с взрывоопасными объектами; исследовать тактические приемы проведения осмотра места взрыва, правила работы со следами на месте происшествия; выявить закономерности ошибок и недостатков при проведении ос­мотра, предложить конкретные рекомендации, направленные на повы­шение его эффективности.

В статье изложены общетактические требования к проведению осмотра места происшествия, рассмотрена роль его участников, показано значение технико-криминалистического обеспечения для успешного проведения следственного действия. Отражены организационные вопросы, разрешаемые при поступлении сообщения о взрыве, формулируются правила обращения с взрывоопасными объектами. Исследуются тактические приемы проведения осмотра места взрыва, излагаются правила работы со следами на месте происшествия. Предложены рекомендации, направленные на повышение эффективности осмотра.


Ключевые слова: осмотр; место взрыва; взрывные устройства; взрывчатые вещества; следы преступления; правила обращения; безопасность участников

 

В последние годы в Российской Федерации общественно опасные действия, связанные с использованием промышленных или самодельных взрывчатых веществ (ВВ), взрывных устройств (ВУ), часто приводят к совершению тяжких преступлений, сопряженных с посягательством на жизнь и здоровье граждан. Имеют место случаи гибели и ранения сотрудников правоохранительных органов, участвовавших в проведении работ, связанных с обнаружением и обезвреживанием взрывных устройств (ВУ), а также в осмотрах мест взрывов и изъятии взрывоопасных объектов.

Причинами этого является отсутствие у большинства сотрудников навыков в обращении с ВУ, несоблюдение правил техники безопасности, неправильная организация осмотров мест происшествий и предварительных исследований.

Поступившая дежурному по ОВД информация о подобном проис­шествии, как правило, не содержит сведений, позволяющих сделать ка­кие-либо выводы. Здесь возможно вести речь только о рациональной ор­ганизации и обеспечении последующей работы исходя из условий безопасности граждан и участвующих в работе специалистов. В качестве не­отложных действий целесообразно предпринять следующие меры:

  • записать в журнал учета происшествий дату и время сообщения, на­именование объекта и его местонахождение, по возможности – данные лица, сообщившего о происшествии;

  • сообщить о случившемся начальнику ОВД, дежурному по УВД;

  • направить к месту происшествия для проверки поступившей инфор­мации и обеспечения его охраны сотрудников полиции, находящихся поблизости от случившегося (ППС, ДПС, участкового инспектора);

  • дать указания об эвакуации или удалении людей из опасной зоны, организовать оцепление по границе опасной зоны (расстояние от места расположения взрывоопасного предмета определяется с учетом кон­кретных условий окружающей обстановки, но, как правило, составляет не менее 300 м);

  • обеспечить выезд на место происшествия специализированной следственно-оперативной группы (СОГ), в зависимости от конкретных обстоятельств происшествия. Все работы с взрывоопасными объектами проводятся только специалистами – взрывотехниками и иными профильными специалистами, так как специфические свойства ВВ, их нестабильность, высокая чувствительность самодельных составов и неординарность конструкции ВУ (элементы неизвлекаемости) не позволяют исключить опасность самопроизвольного взрыва [7, с. 9–10].

При выезде на место взрыва СОГ должна быть оснащена специализированными следственным чемоданом. Кроме того, в резерве необходимо иметь: оградительные ленты, наборы мелков (для изготовления предупредительных надписей и нумерации объектов); средства освещения (фонари, переносные лампы, удлинители); фото- и видеооборудование с достаточным запасом аккумуляторов и батарей; инструменты для разбора завалов мусора; инструменты для забора проб и изъятия образцов (включая стамески, шлямбуры, электроинструмент, наборы сит с ячейками разных размеров); навесы и укрывной материал для работы в неблагоприятных погодных условиях; упаковочные средства для изъятия и транспортировки вещественных доказательств, трупов и их фрагментов; спирт, ацетон, дистиллированную воду, стерильные бинты и марлю для производства смывов; достаточное количество пластиковых файлов, бумажных конвертов, планшеток, бланков протоколов, бумаги, шариковых ручек, карандашей, офицерских линеек, масштабных криминалистических линеек [9, с. 77–79].

Немаловажное значение имеет одежда следователя и других участников осмотра: они должны быть одеты в соответствии с погодными условиями, чтобы иметь возможность длительное время не просто находиться на месте происшествия, а решать поставленные задачи.

На месте происшествия необходимо иметь как минимум аптечку с перевязочными материалами. В ряде случаев, на месте происшествия целесообразно организовать дежурство автомашины скорой помощи и пожарной автомашины.

При работе на больших площадях и в многоэтажных зданиях важно иметь связь между участниками осмотра.

Чтобы осмотр места взрыва был произведен качественно и эффективно, следует исходить из целого ряда условий:

  1. Осмотр может производиться в зоне сильных разрушений и обрушений жилых и нежилых объектов, по итогам тушения возгораний и пожаров, при необходимости одновременного проведения неотложных аварийно-спасательных работ и при наличии пострадавших, нуждающихся в эвакуации и оказании медицинской помощи.

  2. При осмотре на открытой местности возможны неблагоприятные погодные условия. Осмотр может происходить – при отсутствии электроснабжения, как на открытом пространстве, так и внутри зданий, помещений и т.д. В некоторых случаях возникает необходимость в проведении предварительных работ для обеспечения доступа к объектам осмотра.

  3. Процесс осмотра места взрыва является длительным и трудоемким. Трудоемкость осмотров мест взрывов обусловливается тем, что они охватывают большие площади, определяемые расстоянием разлета осколков и других элементов взорвавшегося устройства, предметов ок­ружающей обстановки, максимальными дальностями проявления дейст­вия ударной волны, которые могут составлять сотни метров (а в случаях катастрофических взрывов – тысячи метров).

  4. В ряде случаев необходимо учитывать возможность наличия непрореагировавшего взрывчатого вещества, несработавших взрывных устройств, поврежденных систем электро-, газо-, тепло- и водоснабжения и т.д.

  5. Сложность представляет обнаружение остатков ВУ и ВВ в зоне повреждений и разрушений. Орудия преступления – ВУ, ВВ – в значительной степени видоизменяются и разрушаются под воздействием взрыва, а их остатки часто присутствуют на месте взрыва в микроколичествах. Для установления фактов и обстоятельств происшествия требуется фиксирование большого количества разрушений и перемещений окружающих объектов [1, с. 34–36].

Работа на местах взрывов отличается от работы на местах иных происшествий.

Взрыв, в зависимости от его мощности, вызывает те или иные, зачастую весьма существенные изменения окружающей обстановки, которые могут сопровождаться разрушениями, обрушениями, пожарами и т.д., что существенно осложняет производство осмотра места происшествия, отыскание следового материала и натурных объектов для проведения экспертиз.

При возникновении пожара он должен быть ликвидирован до начала осмотра места происшествия, территория должна быть пролита, различные емкости с неизвестными наполнителями, сгоревшие и обгоревшие транспортные средства должны остыть.

При возникновении разрушений и обрушений зданий или сооружений и входящих в их состав помещений должны быть перекрыты ведущие к ним системы газо-, водо- и теплоснабжения, обесточены линии электроснабжения. Подключение этих систем или их части для обеспечения возможности качественного осмотра места происшествия возможно только после оценки ситуации и ликвидации опасности профильными специалистами. Причем подключение должно производиться тоже только профильными специалистами.

В случаях взрывов на химических производствах, в местах хранения и несанкционированного нахождения горюче-смазочных материалов, легковоспламеняющихся летучих жидкостей, ядовитых веществ и т.п. осмотр места происшествия может начинаться только после получения доклада сотрудников МЧС об их дезактивации.

При взрывах на магистральных газопроводах высокого давления не допускается начало осмотра до полного выгорания газа и остывания трубопровода.

Независимо от наших личных предположений о причинах происхождения взрыва осмотр места происшествия не должен начинаться до оценки ситуации специалистами – взрывотехниками и другими профильными специалистами. До их прибытия оцепление и ограждение территории должно быть произведено на максимально возможном расстоянии от места взрыва, так как самостоятельно мы не способны оценить реальную опасность его последствий для жизни и здоровья членов СОГ и граждан.

На территории, подлежащей осмотру в качестве места происшествия, не желательно нахождение лиц, непосредственно не связанных с осмотром места происшествия, обеспечением его производства и обеспечением безопасности его проведения. Исключение составляют лица, принимающие непосредственное участие в эвакуации пострадавших, пожаротушении, неотложных аварийных работах, невыполнение которых может привести к тем или иным тяжким последствиям или затруднить процесс осмотра места происшествия.

При обнаружении на месте происшествия непрореагирововших взрывчатых веществ, СВУ, боеприпасов, при возникшей утечке газа, при обнаружении масс летучих ГСМ и ЛВЖ, ядовитых и токсичных веществ и соединений необходимо немедленно эвакуировать всех людей с осматриваемой территории,

Основные задачи осмотра места происшествия, связанного со взрывом:

  1. Исследование обстановки на месте происшествия в целях получения максимума информации о причинах, условиях возникновения, характере протекания взрыва и его последствиях, а также условиях, предшествующих взрыву.

  2. Выявление, фиксация и изъятие материальных следов, определяющих непосредственную техническую причину взрыва и связанные с ним обстоятельства (объектов, несущих доказательственную информацию о событии взрыва).

  3. Выявление, фиксация и изъятие следов, указывающих на конкретных лиц, причастных к происшествию.

  4. Выявление условий, возникших после взрыва, угрожающих здоровью и жизни людей, для последующего принятия мер к их устранению [5, с. 146].

Полнота проведения осмотра, информативность фиксируемых следов взрыва и изымаемых объектов находятся в прямой зависимости от знаний участниками осмотра основных признаков отображения взрыва в следах и особенностей их обнаружения [3, с. 24–27].

Для следователя очень важно квалифицированно и с наименьшими затратами времени и сил провести осмотр места происшествия, результатом которого явилось бы обнаружение, изъятие и дальнейшее исследование вещественных доказательств. Следователю необходимо смоделировать механизмы происшедшего события с целью обнаружения мест возможного нахождения следов.

По прибытии на место происшествия руководитель СОГ прежде всего предпринимает все меры для устранения опасности повторного взрыва. При наличии таковой все участники осмотра места происшествия должны быть удалены на безопасное расстояние. Радиус безопасного расстояния (с учетом максимальной ожидаемой мощности взрыва), возможность продления работ и степень опасности обнаруживаемых взрывоопасных объектов определяется специалистами в области взрывной техники.

Только после предварительного обследования места происшествия специалистом – взрывотехником, дающего возможность безопасного ос­мотра поврежденных сооружений, при отсутствии загазованности и хи­мического либо радиоактивного заражения местности СОГ приступает к непосредственному осмотру.

Руководитель СОГ распределяет работу между членами группы. Следователи, специалисты – взрывотехники производят осмотр непо­средственного места происшествия, обнаружение и изъятие здесь вещест­венных доказательств. В отсутствии специалистов обнаруживают­ся не все вещественные доказательства или, наоборот, изымается много объектов, не несущих криминалистически значимой полезной информа­ции. Присутствие и непосредственное участие в осмотре специалиста-взрывотехника позволяет описать все объекты и предметы, обнаружен­ные на месте взрыва, провести предварительное исследование места происшествия, определить природу и центр взрыва для более целенаправленного поиска вещественных доказательств. Взрывотехник выска­зывает соображения и дает пояснения (в пределах своей компетенции) о происхождении тех или иных следов и механизме срабатывания ВУ, проводит экспресс-анализы по выявленным на месте частицам ВВ, кон­сультирует следователя по существу вопросов, выносимых в постанов­лении о назначении взрывотехнической экспертизы [11, с. 218]. Привлечение экс­перта-кримина­листа к осмотру места взрыва необходимо для работы с традиционными криминалистическими следами: отпечатки пальцев рук (в том числе на осколках и деталях ВУ), следы обуви, следы инструментов на осколках ВУ, следы транспортных средств. Практика показыва­ет, что обнаружение таких следов часто имеет решающее значение для поиска и изобличе­ния преступников, в то время как установление вида взорванного ВВ, конструкции ВУ дают лишь ориентирующую информацию для следст­вия и розыска. Если взрыв сопровождается пожаром, то к осмотру не­обходимо привлекать экспертов в области пожарно-технической экспер­тизы. Если необходимо осмотреть трупы пострадавших, то на место происшествия вызывается судебно-медицинский эксперт [8, с. 67–71].

Полнота экспертного исследования следов взрыва, остатков ВУ во многом определяется качеством их выявления, фиксации и изъятия на месте происшествия.

Взрыв и его проявление всегда имеют только им присущие особенности и отличны друг от друга, что связано не только с большим многообразием используемых в преступных целях ВУ, но и с неповторяющимися об­стоятельствами происшествия, а именно с условиями подготовки и осу­ществления взрыва. Выявление каких-либо конкретных признаков взры­ва на одном месте происшествия не означает их обязательного присутст­вия на другом месте взрыва. Однако выявление и фиксация наибольшего количества признаков – основная задача осмотра места проис­шествия, связанного со взрывом.

Начальным этапом осмотра места взрыва являются обзор места происшествия, фиксация обстановки посредством фотографирования и видеозаписи, составление масштабного плана-схемы места происшест­вия. В процессе этого устанавливаются границы подлежащей осмотру территории или помещения, что определяется в каждом конкретном случае характером и степенью разрушений окружающих объектов и ис­ходной информацией по обстоятельствам взрыва. С учетом проводимых спасательных и аварийно-восстановительных работ составляется даль­нейший план действий СОГ. Только анализ общего характера разруше­ний и обобщение полученной информации на этом этапе позволяют пе­рейти к более детальному осмотру отдельных участков места происше­ствия, и в частности зон наибольших разрушений объектов материаль­ной обстановки (предполагаемого центра взрыва) [2, с. 17].

Наиболее ценную информацию о способе взрыва, количестве примененного ВВ и направлении ударной волны можно получить по следам, находящимся в очаге взрыва и прилегающей к нему территории. Именно здесь остаются продукты взрыва ВВ и наибольшее количество остатков ВУ. В связи с этим важно правильно определить очаг взрыва, т.е. место, где находится ВУ. Очаг взрыва определяется по наиболее характерным для него признакам: это область наибольших локальных разрушений объектов окружающей обстановки вследствие бризантного или фугасного действия.

Именно центр взрыва определяет исходное положение разлетающихся осколков ВУ, непрореагирововших частиц ВВ, распространение ударной волны и сжатых газов, оказывающих разрушающее и поражающее действие на окружающие объекты в радиальных направлениях. Поэтому установление центра взрыва и его фиксация необходимы для облегчения последующего обнаружения следов взрыва, определения его природы, поиска частей ВУ, частиц ВВ и т.д., а также для определения схемы детального осмотра места происшествия.

Признаки центра взрыва проявляются в области наибольших локальных разрушений, возникающих в результате бризантного и (или) фугасного действий взрыва. Однако на практике установить центр взрыва по этим признакам удается не всегда. Это может быть связано с равноудаленностью взрывного устройства от разрушенных и поврежденных объектов. В подобных случаях место центра взрыва может быть определено по следам осколочного воздействия ВУ, продуктов взрыва, непрореагировавших частиц ВВ, направлению перемещения и разброса предметов относительно их исходного положения. Следы глубокого внедрения осколков ВУ позволяют провести визирование точно так же, как это делается при определении места выстрела.

Центр взрыва является не только начальной точкой разлета осколков и продуктов взрыва. В центре взрыва содержится и наибольшее количество остатков взрывного устройств, поэтому его осмотру должно уделяться повышенное внимание. В случаях серьезных разрушений, при проведении предшествующего осмотру места происшествия пожаротушения и т.п. (когда следов лица, установившего ВУ заведомо отыскать невозможно), осмотр должен производиться от центра взрыва по спирали или по радиальным секторам. Местонахождение выявленных следов взрыва следует фиксировать на план-схеме с указанием расстояния до центра взрыва. Кроме того, каждый такой след должен быть зафиксирован по правилам криминалистической запечатлевающей фотосъемки или видеосъемки. Это нужно для того, чтобы эксперт-взрывотехник не присутствовавший на месте происшествия, мог использовать при производстве экспертизы максимальное количество необходимой информации.

Признаки бризантного фугасного воздействия взрыва нужно фиксировать с описанием характера повреждений (откол, пробитие, перебитие, трещины и т.д.), вида материала, первоначальной формы предметов, размеров. При обнаружении воронки отмечается ее форма с размерами по двум перпендикулярным направлениям, профиль и глубина по осыпавшему в нее материалу и по уплотненному основанию. Для того чтобы впоследствии удалось достоверно определить мощность заряда ВВ, необходимо не только отразить факт разрушения остекления, на максимальном удалении от центра взрыва, но и описать наличие экранирующих преград, их положение и размеры, а также минимальное, расстояние до зданий и сооружений, в которых целостность остекления не была нарушена.

Термическое воздействие взрыва фиксируется по следам оплавлений металла, пластмасс и т.п., по присутствию копоти на поверхности предметов, следам горения. Выявленные участки термических воздействий фотографируются и описываются с указанием вида материала.

Особую информацию для определения первичности пожара по отношению к взрыву несут объекты, отброшенные взрывом на значительные расстояния от центра взрыва. Они могут быть представлены осколками стекла, содержащими окопчение и т.д. [2, с. 21].

Целенаправленному поиску остатков ВУ может способствовать не только установление центра взрыва, но и анализ размещения предметов на пути разлета его частей и осколков.

Для извлечения металлических остатков ВУ из воронки (в грунте) используют магниты либо осыпавшийся грунт последовательно просеивают через сита с различными размерами ячеек. При наличии воронок в грунте, из нее должен изыматься материал в количестве не менее 1 кг, а также не менее одной сравнительной пробы на расстоянии нескольких метров от места взрыва и в том же количестве.

При взрыве в водоеме для исследования его дна на предмет обнаружения остатков ВУ применяются разного типа магнитные подъемники. Поиск остатков ВУ, внедренных в различные мате­риалы, осуществляется с помощью металлоискателя, а их изъятие производится аналогично изъятию пуль и дроби. Однако при этом следует учитывать возможное наличие на остатках ВУ микроколичеств ВВ, сохранность которых необходимо обеспечить.

Отыскание частей непрореагировавших частиц ВВ бывает крайне осложнено имеющимися разрушениями. Практика показывает, что в следовых объемах они могут присутствовать на деталях обстановки вблизи центра взрыва, а также на деталях ВУ. Однако при взрыве порохов и пиротехнических составов разлет их непрореагировавшей части может составлять и несколько метров от центра взрыва. Отдельные частицы ВВ могут внедряться в мягкие ткани и материалы.

Если размеры предметов позволяют это сделать, на экспертизу их желательно направлять целиком. Если это невозможно, то следует знать, что правила изъятия частиц ВВ аналогичны правилам изъятия других микрообъектов. Единственное отличие состоит в необходимости соблюдения техники безопасности при работе с ними, так как эти объекты могут быть способны к быстрой химической реакции при нагревании, ударах, трении.

Независимо от результатов визуального обнаружения и изъятия частиц ВВ, их следовые количества должны изыматься посредством смывов ватными или марлевыми тампонами, смоченными в ацетоне, а затем другими тампонами, пропитанными дистиллированной водой. Целесообразно сделать и сухие соскобы в районе предполагаемых следов непрореагировавших ВВ. Идеальными емкостями для хранения проб являются чистые стеклянные банки с плотной крышкой. Каждый тампон с указанием места смыва должен храниться отдельно. При использовании для смывов ватных и марлевых тампонов следует представлять и их сравнительные образцы.

Необходимо отметить, что объекты окружающей обстановки, остатки ВУ, являющиеся возможными объектами-носите­лями следов ВВ и приобщенные к уголовному делу в качестве вещественных доказательств, нежелательно подвергать обработке ватными тампонами на месте происшествия, если это можно сделать более качественно при производстве экспертных исследований в лабораторных условиях.

Изъятие следов ВВ с поверхностей некоторых пористых материалов (кирпич, бетон), обладающих способностью впитывать растворитель (ацетон, воду), целесообразно производить не с помощью смывов, а делая соскобы с них.

Изъятие сравнительных образцов необходимо и при исследовании фрагментов одежды потерпевших. Образцы должны вырезаться в местах, однозначно не контактировавших с продуктами взрыва (например, на швах со стороны спины, если взрыв был произведен спереди) [1, с. 42–43].

Довольно часто во время общего осмотра места взрыва, а иногда и более поздних этапах, не удается определить причину и механизм произошедшего взрыва. В этих случаях, внимание следователей при осмотре места происшествия следует акцентировать на том, что именно должно подлежать фиксации и (или) изъятию для производства дальнейших экспертиз. Вещественные доказательства со следами продуктов взрыва должны доставляться для производства экспертизы в кратчайшие сроки. Не допускается их хранение на солнце и в местах возможного нагрева.

Вещественные доказательства, изымаемые с места взрыва для проведения в последующем различных криминалистических экспертиз, должны быть соответствующим образом упакованы. Ряд проведенных во ВНИИ МВД РФ исследований показал, что оптимальным материалом для их упаковки с целью сохранения микроколичеств ВВ является гер­метичная стеклянная тара. Полиэтилен значительно уступает стеклу, так как имеет способность пропускать пары ВВ (например, тротила). Несмотря на это, в полиэтилен можно упаковывать крупные предметы, являющиеся вещественными доказа­тельствами, для которых трудно найти стеклянную тару, обертывая их в несколько слоев толстой полиэтиленовой пленки или помещая в герметично запаянные полиэтиленовые пакеты. В качестве сорбирующего ма­териала, способного впитывать пары ВВ, в упаковку из полиэтилена по­лезно поместить куски ваты или фильтровальной бумаги.

Все изъятые с места взрыва объекты без повреждения упаковки и сильных механических воздействий доставляются в отдельное сухое и темное помещение и затем, в кратчайший срок, без переупаковки на­правляются на исследование. При изъятии следов и предметов с места взрыва следует руководствоваться правилом, что собирается все, что не относилось ранее к изначальной окружающей обстановке [4, с. 52–53].

Осмотр места происшествия включает в себя проведение предва­рительного исследования обнаруживаемых объектов и следов взрыва с целью формирования обоснованных следственных, экспертных версий и получения оперативно-розыскной информации.

Проиллюстрируем это на следующих примерах.

1. В г. Н. у двери запасного выхода школы произошел врыв. Пострадавших не было, так как все учащиеся находились в классах. По предварительной оценке масса заряда ВУ составляла около 200 г. В тротиловом эквиваленте. На месте происшествия были обнаружены и изъяты: фрагменты листового металла со следами бризантного воздействия взрыва, произошедшие от банки из-под напитка, фрагменты полимерного материала, шестерня часового механизма, многожильные провода в полимерной изоляции, контакты двух элементов питания (батареек), фрагменты липкой ленты, фрагменты прозрачной липкой ленты («скотч»), фрагменты пластикового пакета.

На асфальтовом покрытии была зафиксирована воронка глубиной 10–12 и диаметром 30–35 см. Следов осколочного действия, характерных для специально изготовленного корпуса, а также готовых поражающих элементов выявлено не было.

Исходя из результатов осмотра места происшествия с применением экспресс-тестов использованного в СВУ взрывчатого вещества (ВВ) уже на месте происшествия было установлено, конструктивно СВУ состояло: из банки от напитка «Пепси-кола»; предохранительно-исполнительного механизма, выполненного из механических часов, двух батареек типоразмера «АА», многожильных проводов; самодельного электродетонатора. В качестве заряда использовалось кустарно изготовленное ВВ, состоящее из аммиачной селитры с добавлением порошкообразного алюминия или магния. Элементы СВУ фиксировались между собой клейкой лентой и прозрачной липкой лентой типа «скотч».

Исходя из места размещения СВУ, отсутствия в нем конструктивных элементов промышленного изготовления и элементов, предназначенных для поражения живой силы, была выдвинута версия о том, что устройство могло быть изготовлено учащимися старших классов. Уже в тот же день эта версия нашла подтверждение. Несовершеннолетние «создатели» СВУ мощностъю около 200 г. в тротиловом эквиваленте П. и Г. пояснили, что изготовили устройство по описанию, обнаруженному ими в Интернете. С их слов, взрывное устройство было изготовлено из алюминиевой банки, начиненной ВВ, изготовленной из аммиачной селитры и краски-серебрянки. В качестве средства взрывания использовалось устройство, состоящее из корпуса авторучки с размещенной внутри зажигательной массой из спичечных головок и емкости из полимерного материала, в которой размещалось самодельное инициирующее взрывчатое вещество. Предохранительно-исполнитель­ный механизм состоял из механического будильника, используемого в качестве ключа замыкания электрической цепи, двух элементов питания типоразмера «АА», мостика накаливания низковольтной лампочки. Описание, данное подозреваемыми, полностью соответствовало обнаруженным на месте происшествия объектам. При осмотре квартиры П. с участием взрывотехников был изъят ряд предметов и веществ, которые имели прямое отношение к изготовлению СВУ.

2. В ночное время, в одноэтажном здании суда в г. Г. произошел одновременный взрыв в трех помещениях. Взрыв сопровождался возгоранием мебели и разрушением оконных стекол. После ликвидации пожара был произведен осмотр места происшествия. Первичный осмотр производился без участия специалиста и не позволил выдвинуть объективно обоснованную версию о причинах взрыва и возгорания помещений. Остатков взрывных и зажигательных устройств обнаружено не было. Повторный осмотр производился с участием взрывотехника. По его рекомендации применялся динамический осмотр места происшествия, в ходе которого была восстановлена обстановка в помещениях на момент, предшествующий взрыву. После приведения обстановки, нарушенной в процессе пожаротушения, в исходное состояние были обнаружены обгоревшие факелы во всех трех помещениях, очаги горения предметов обстановки, находившейся около окон, следы испарения ГСМ на подоконниках, копоть на стенах около пола и плинтусов и отрыв отдельных половиц пола. Кроме того, выяснилось, что разрушение оконного остекления носит неравномерный характер: во всех трех помещениях стекла в форточках были целы, в то время как стекла рам были разбиты, а их осколки разбросаны на расстоянии до 10 м. от стен здания.

Анализ обстановки позволил выдвинуть следующую версию:

1) на первом этапе через открытые форточки были залиты бензином все три помещения суда;

2) заливание ГСМ производилось именно через форточки, поэтому в момент взрыва они оставались открытыми и их остекление сохранилось;

3) заливание ГСМ потребовало времени, достаточного для того, чтобы под полом, из-за протекания бензина через его щели, образовался взрывоопасный аэрозольный взвес из паров бензина и воздуха по типу топливно-воздушной смеси (ТВС);

4) брошенные одновременно в форточки помещений факелы вызвали возгорание ГСМ и неуправляемый взрыв ТВС, который привел к отрыванию отдельных половиц пола и разрушению остекления рам.

5) исходя из скорости инициации и протекания взрыва ТВС люди, находившиеся в районе окон, могли быть поражены осколками стекла.

Оперативники, получившие эту информацию, выделили из толпы зевак, окружавших здание суда во время осмотра, трех молодых людей, на кожном покрове которых имелись следы порезов. В дальнейшем было установлено, что именно они пытались уничтожить здание суда путем поджога с целью оттянуть рассмотрение уголовного дела в отношении одного из них. Поджигая здание, преступники, не будучи специалистами, не могли предусмотреть и не рассматривали возможности образования ТВС и ее неуправляемого взрыва [6, с. 45–48].

Приведенные выше примеры показывают, что направление расследования и поисковых мероприятий в ряде случаев могут быть определены специалистами-взрыво­техниками уже на месте взрыва.

Основные задачи предварительного исследования: определение природы взрыва, его центра, тротилового эквивалента; ус­тановление вида взорванного вещества и геометрических размеров ВУ (заряда ВВ); определение вида средства инициирования и способа взры­вания; установление способа изготовления и принципа функционирова­ния ВУ; выявление следов инструмента и оборудования, использован­ных для изготовления ВУ, а также информации о лице, изготовившем ВУ или производившем взрыв. Однако не все из указанных вопросов в полной мере решаются на стадии предварительного исследования, так как в некоторых случаях требуется более глубокий анализ в лабораторных ус­ловиях с применением соответствующих экспериментальных методов в рамках экспертизы [11, с. 216].

В случае обнаружения на месте взрыва трупа осмотр начинается с точной фиксации его положения по отношению к неподвижным ориентирам и центру взрыва с обязательным измерением расстояния от него до трупа. Тело может быть отброшено от места взрыва ударной волной. В отдельных случаях некоторое время человек сохраняет возможность передвигаться. Поэтому надлежит уделить особое внимание поиску следов и направления его перемещения.

При полном или частичном разрушении тела отдельные части одежды, фрагменты тела могут быть разбросаны ударной волной и находиться в разных местах. Места нахождения всех этих объектов необходимо точно зафиксировать с измерением расстояния от центра взрыва. Требуется маркировка каждого обнаруженного объекта с присвоением ему порядкового номера. Каждый такой объект должен изыматься и упаковываться по правилам, обращения с вещественными доказательствами.

При гибели нескольких человек обязательно составляется схема их расположения (расположения их фрагментов) применительно к центру взрыва и их взаимного расположения.

При наличии трупа, его фрагментов протокол осмотра должен содержать следующие сведения:

  1. взаиморасположение трупа и центра взрыва, а также разрушенных взрывом сооружений, предметов и т.д.;

  2. положение и поза трупа;

  3. предметы на трупе и в непосредственной близости от него;

  4. состояние одежды и обуви трупа, наличие на них копоти, осколков (необходимо принять меры к их сохранению);

  5. общие анатомические сведения о трупе;

  6. трупные изменения и суправитальные реакции;

  7. особенности отдельных частей тела трупа, их повреждения; наличие, локализация, форма и размеры дефектов тканей; отрывы частей тела; копоть, следы термического воздействия и т.д.;

  8. соответствие повреждений частей одежды и тела;

  9. ложе трупа.

Следователя при осмотре трупа должна интересовать не только судебно-медицинская, но и иная информация, относящаяся к событию взрыва: вкрапление частиц ВВ, действие осколков, наличие частей ВУ, наличие следовых количеств ВВ на одежде, в карманах и т.д., которая на начальных этапах может определить дальнейшее направление расследования [10, с. 95–96].

 

Библиографический список

  1. Арешина Н.Ф., Бакин Е.А. Осмотр места происшествия при преступлениях, совершенных путем взрыва, и некоторые аспекты криминалистических исследований изъятых вещественных доказательств: метод. пособие / Генер. прокуратура РФ. М., 2001. 78 с.

  2. Вишневецкий К.В., Гаевой А.И., Гусев А.И. Криминалистическое обеспечение первоначального этапа расследования преступных взрывов. М.: Юрлитинформ, 2008. 136 с.

  3. Волынский В.А., Моторный И.Д. Взрывные устройства: криминалистические методы и средства их обнаружения. Осмотр места взрыва / Юрид. ин-т МВД РФ. М., 2000. 302 с.

  4. Дильдин Ю.М., Мартынов В.В., Семенов А.Ю. Место взрыва как объект криминалистического исследования. М.: Юрид. лит., 1995. 142 с.

  5. Долгинов С.Д. Осмотр места происшествия: учеб. пособие / Перм. гос. ун-т. Пермь, 2010. 218 с.

  6. Иванов Г.И. Правильная организация осмотра места происшествия и других первоначальных следственных действий залог успешного раскрытия преступлений // Расследование преступлений, связанных со взрывами, техногенными авариями и катастрофами / Прокуратура Приволж. федер. округа. Н. Новгород, 2005. 157 с.

  7. Казакевич О.Ю., Волченков В.В., Забардин С.Н. Методические рекомендации по раскрытию и расследованию преступлений, совершенных с применением взрывных устройств. МВД РФ. М., 1994. 84 с.

  8. Муреев К.А. Осмотр места происшествия по факту взрыва на газопроизводстве // Расследование преступлений, связанных со взрывами, техногенными авариями и катастрофами / Прокуратура Приволж. федер. округа. Н. Новгород, 2005. 157 с.

  9. Татарин В.Р. Осмотр места обнаружения взрывчатых веществ и взрывчатых устройств / СУ СК при прокуратуре РФ по Пермскому краю // Криминалист. вестник. 2009. №2(4). 154 с.

  10. Тетюев А.А. Особенности раскрытия и расследовании преступлений, совершенных с использованием огнестрельного оружия и взрывных устройств / ГСК МВД РФ // Информ. бюл. 1996. №3. 87 с.

  11. Топорков А. Собирание и исследование объектов взрывотехники // Зап. криминалистов: альманах. М., 1994. Вып. 4. 221 с.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.