УДК 340.111.53

ОБЪЕКТ ПРАВООТНОШЕНИЯ В КОНТЕКСТЕ ПРАВОВОГО ВРЕМЕНИ

Ю.А. Двойничников

Аспирант кафедры теории и истории государства и права
Пермский государственный национальный исследовательский университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Аннотация: В статье исследуются некоторые проблемные вопросы теории правоотношений. Изложен новый подход к объекту правоотношения как юридической ситуации, в рамках которого проводитсяисследование категории правового времени применительно к динамике конкретных правоотношений. Автором, на основе сопоставления ряда положений инструментальной теории права, сделан вывод о ситуационном характере объекта правоотношения; впервые в теории правоотношений объект представлен в движении; изложена оригинальная трактовка динамики правоотношения.

На основе сочетания методологии юридической науки, общей философии и теории систем доказывается тезис о том, что целью развития любого правоотношения является разрешение индивидуально неповторимой юридической ситуации, а деятельность субъектов правоотношения, ориентированная на правовые нормы, служит средством упорядочения правовой действительности во времени.

При разработке проблемы объекта правоотношения автором воспринят дискуссионный подход, признающий самостоятельный характер категории правового времени. Вместе с тем данная категория, примененная в качестве инструмента для решения проблемы движения правоотношения, трактуется ограничительно.

Предпринята попытка объединить ряд концепций объекта правоотношения на основе представления об объекте как «целостности в развитии» исходя из его функционального назначения в системе правоотношения.


 Ключевые слова: объект правоотношения; юридическая ситуация; правовое время; правовые средства; правовой режим

 

В отличие от строгой формулировки принципа детерминизма, постулирующего полную симметрию событий прошлого и будущего, реальная действительность замечательным образом асимметрична как в отношении бытия событий, так и их описания.

Сложный характер правоотношения и его объекта, наличие различных подходов к определению данных явлений правовой действительности, опирающихся на тот или иной тип правопонимания, разнообразие конкретных правоотношений в обществе препятствуют формированию единого конвенционального определения объекта правоотношения в среде правоведов. Вместе с тем в настоящее время в отечественной юридической науке уже сложились предпосылки для создания общей теории объекта правоотношения, обозначены подходы к решению фундаментальных проблем объекта правоотношения1. Исследованию одной из таких проблем и посвящена данная статья.

Качественно новый этап в исследовании проблемы правоотношения в современной отечественной юриспруденции заключается в том, что вектор изучения правовой действительности здесь направлен на установление закономерностей воздействия собственно правовых явлений и процессов на конкретные жизненные обстоятельства. Правоотношение при таком подходе представляется явлением, «живущим» в социальной среде, динамичным; то же можно сказать и о его объекте. Описание правоотношения как явления развивающегося, изменяющего свои свойства во времени, ориентированного на преобразование социальной реальности, обусловливает необходимость разработки новой методологии исследования этого феномена. Но не менее важно создание единой последовательной онтологии объекта правоотношения. Примечательно, что практически все специальные исследования, посвященные объекту правоотношения, построены по принципу раскрытия ответа на вопросы: что такое объект правоотношения? каковы его качества и свойства? – и дистанцируются от проблематики изменения объекта правоотношения во времени. На наш взгляд, такое положение обусловлено специфическим методом познания объекта правоотношения – его исследованием в качестве элемента структуры правоотношения при признании системного характера самого правоотношения. При несомненных плюсах такого метода (раскрываются связи объекта и других элементов правоотношения, происходит уяснение места и правового значения правоотношения в механизме правового регулирования) он накладывает как минимум два значимых ограничения на характер самого исследования. Во-первых, при таком подходе, объект должен рассматриваться как структурный элемент правоотношения, что исключает возможность раскрытия его собственной структуры. Во-вторых, представляется затруднительным исследовать его функциональную природу и изменение в процессе развития правоотношения.

Отвлечение от динамической природы объекта правоотношения приводит к тому, что, учеными в статике констатируется либо его результативность (конечное состояние развития объекта правоотношения – правовой результат), либо он рассматривается в качестве предпосылки (повода – начального состояния в развитии правоотношения).

Для того чтобы объединить эти два противоположных представления о сущности объекта правоотношения, попробуем взглянуть на объект в иной перспективе, рассмотрим его во взаимосвязи с категорией правовое время. Отметим, что ранее в правовой науке категория правового времени специально не использовалась для анализа конструкции правоотношения и его объекта, в этом плане наш подход является новым.

Категория времени относится к фундаментальным категориям, которые касаются всех сфер деятельности человека. Первоначально понятием «время» обозначались представления о цикличности, о переменах и длительности. Позднее оно стало обозначать именно время как таковое. Толковый словарь В.И.Даля [11, с. 260–261] определяет время как длительность бытия, пространство в бытии; последовательность существования, продолжение случаев, событий. Таким образом, время характеризуется, во-первых, длительностью существования предметов и явлений, процессов, продолжительностью изменения и развития отдельных сторон, фаз и состояний; во-вторых, порядком, последовательностью смены этих состояний. Помимо этого, в качестве характеристик временных рядов можно указать также ритмичность и скорость изменения.

Представляется обоснованной точка зрения тех исследователей проблемы времени, которые считают, что временные отношения приобретают специфический характер в зависимости от того, в рамках какого уровня организации и движения материи они рассматриваются2. В связи с этим в праве категория времени, в целом, соотносясь с общефилософским его определением (cм. [4, с. 6; 5, с. 135]), приобретает и собственную специфику.

В правовых процессах фиксируется повторяемость, ритм, скорость и другие характеристики, являющиеся свойствами времени [16, с. 22]. Исходя из того, что нормы права рассчитаны на неоднократное применение в целях регулирования жизни общества, поведения людей, характерной чертой социального времени в праве, в отличие от естественнонаучного понятия времени, полагаем, является неоднократность его протекания.

Сама идея установления социального правила поведения уже связана с необходимостью зафиксировать положение субъекта во времени, четко определить начало и конец ситуации, подлежащей правовому регулированию [12, с. 11]. При этом социальное время в правовой системе измеряется значимыми для субъекта правовыми событиями, а движение его создается чередой сменяющих друг друга социально наполненных ситуаций [12, с.12].

Категория «правовое время» является относительно новой для современного правоведения и дискуссионной (см. [8; 12; 16; 29]). Вектор исследования проблем времени в праве, до постановки вопроса о самостоятельном категориальном статусе «правового времени», был направлен на обсуждение отдельных аспектов временных отношений и механизмов функционирования правовой системы. С появлением же специальных исследований «правового времени» открылась широкая перспектива разработки методологии, предназначенной для исследования сущностных характеристик динамической составляющей права.

Т.Л. Тенилова определяет правовое время как особую функциональную категорию юридической науки и практики, выражающей начало, длительность и окончание какого-либо действия, процесса, нормы, состояния, события. Его уровень и состояние служат основными критериями четкости, организации, регулирования, законности, гуманизма, целесообразности, эффективности, справедливости правовой жизни общества и его граждан, а также являются средствами их достижения [29, с. 5].

Центральным моментом для правового времени служит настоящее – момент времени – мгновение, отражающее начало (или окончание) взаимодействия правовых субъектов, состояний, событий в правовом пространстве [16, с. 23]. Это состояние фиксируется с помощью указания на наступление юридического факта, но, помимо этого, правовое время характеризуется также и длительностью – продолжительностью существования правовых отношений, событий, явлений, состояний во времени.

Естественно, что в зависимости от отношения исследователя к той или иной философской школе определение времени вообще будет различным, это также следует учесть. Так, например, Аристотель [3] и Р. Декарт считали, что время – это длительность существования и мера изменения материи; Ф. Энгельс полагал, что время – это форма бытия материи; Г.Ф. Гегель определял время как преходящую длительность, И. Ньютон – как абсолютную длительность; Г. Лейбниц как относительное свойство вещей порядок последовательности событий; Юм – как форму упорядочения потока (комплекса) ощущений3.

Последовательно исключим из обозначенных определений нерелевантные для нашего исследования признаки, оставив наиболее значимые для дальнейших рассуждений: во-первых, время – это длительность; во вторых, оно служит средством упорядочения действительности.

Теперь применим выводы относительно времени вообще и правового времени к объекту правоотношения, обладающего собственным временем (полагаем, то же, что и время правоотношения), при этом такое свойство времени как длительность, в праве будет характеризовать продолжительность существования правоотношения и его объекта с момента возникновения и до момента прекращения (достижение правового результата).

Для того чтобы показать изменение объекта во времени, теперь представим правоотношение как процесс – смену статичных состояний (стадий – например, от одного юридического факта до другого). Каждой стадии правоотношения соответствует и определенное состояние его объекта. В целом же объект правоотношения в норме права можно зафиксировать двумя способами – в виде совокупности таких статичных состояний как качество определенных минимальных целостностей, «квантов», а также в виде единой функции, которую он выполняет в системе правоотношения, на протяжении всего времени существования последнего. Полагаем, что эти два аспекта объекта правоотношения неотделимы друг от друга, исходя из принципа непрерывности времени; не следует абсолютизировать и любой из них.

Примечательно, что каждому способу фиксации объекта правоотношения соответствует определенное необходимое представление о субъект – объектной связи в правоотношении. Если в первом случае активность признается за субъектом правоотношения, он – творец правоотношения, то во втором случае объект, изменяющийся во времени, напротив, активен по отношению к субъекту, субъект может лишь приспособиться ко времени правоотношения посредствам использования правовых средств.

Очевидно, что если при первом подходе мы можем акцентировать внимание на тех или иных стадиях в развитии правоотношения, выделяя их из целостной развивающейся ситуации, и называть объектами правоотношения отдельные элементы этой развивающейся целостности – вещи, действия, состояния (что не будет противоречить природе самого объекта правоотношения – данные элементы закрепляют юридически значимые свойства), то для второго случая необходимо описание объекта правоотношения во всей его полноте.

Здесь мы сталкиваемся с необходимостью поиска категории, адекватно отражающей сущность объекта правоотношения как целостности в развитии. Такая категория должна не только соотноситься с концепцией времени, но и органично вписываться в систему существующих правовых категорий.

Полагаем, что такой категорией может стать категория «юридическая (правовая) ситуация». Первую попытку обособления понятия «правовая ситуация» от иных явлений правой действительности сделал С.С. Алексеев [1, c. 255–261], отметивший специфику данной категории и выделивший ряд ее свойств. Основываясь на его трудах, а также работах В.Б. Исакова [18, c. 48], Н.М. Солодухо [28, c. 6–15], в рамках диссертационного исследования И.В. Шипуновым предложено определение юридической ситуации как сложившейся в определенных условиях места и времени, целостной, стабильной совокупности обстоятельств, которая подлежит определенному правовому разрешению, носит предположительный характер, характеризуется повторяемостью и конфликтностью [33, с. 7]. Правовая ситуация как сложное жиз­ненное обстоятельство, особый «поворот» в делах и собы­тиях, т.е. столкновение интересов и страстей, казус, не поддающийся простому разрешению на основе одних лишь представлений о морали, принятых в данном круге [1, c. 258], отвечает всем требованиям предъявляемым к объекту правоотношения, – существует вне сознания субъекта, отражена в нормах права (как правило, в диспозиции), ее изменение и разрешение является целью правового регулирования и действий субъектов.

Юридическая ситуация – это столкновение интересов участников правоотношений. Данная категория объединяет все этапы в развитии правоотношения и исключает наличие безобъектных правоотношений, поскольку, даже если на определенном этапе право не фиксирует тот элемент объекта правоотношения, за которым признаются юридически значимые характеристики (например, вещь в договоре подряда – будет создана в будущем, а актуально ее нет), это не означает, что нет и объекта правоотношения как юридической ситуации. Более того, как уже было отмечено, на различных этапах развития правоотношения нормы права могут делать акцент на различных составляющих объекта правоотношения – юридической ситуации (для нашего примера с договором подряда: для стадии возникновения правоотношенияхарактеристики субъектов и способа выражения их воли, для стадии исполнения – изготовления и передачи вещи – фактические действия сторон; моменту возникновения и прекращения правоотношения также соответствуют определенные правовые состояния).

Раскрывая вопрос об изменении правоотношения во времени, следует дать оценку и существующему в юридической литературе мнению о том, что в случае изменения или замены объекта правоотношения происходит прекращение старого правоотношения и возникновение нового[22]. Полагаем, что такая позиция представляется приемлемой, прежде всего, для ситуации замены объекта правоотношения. Однако при этом не следует забывать, что объект правоотношения – это не только явление объективной действительности, но и его правовой режим, который представляет собой определенное сочетание юридических средств, определяющих права, обязанности и запреты для всех лиц в отношении явления или предмета, по поводу которого установлены, создающих желаемое социальное состояние и конкретную степень благоприятности (неблагоприятности) для удовлетворения интересов субъектов правоотношения [15, c. 8]. Представляется, что при замене объекта правоотношения вышеуказанные аспекты объекта (явление и его правовой режим) представлены неразделенными, изменение же объекта правоотношения, полагаем, может происходить как на уровне явления, так и на уровне его юридически значимых свойств4.

Примечательно, что автор вышеуказанного определения правового режима – Е.В. Ермолаева рассматривает объект правоотношения во взаимосвязи с теорией юридических средств, разработанной С.С. Алексеевым и получившей свое развитие в трудах В.А. Сапуна [26]. Эти теоретики права проводят определенные параллели между правовыми ситуациями и юридическими средствами их разрешения, исследуют правоотношение с точки зрения его функционального назначения. «Вопрос правовых средств, – отмечает С.С. Алек­сеев, – не столько вопрос обособления в особое подразделение тех или иных фрагментов правовой действительности, сколько вопрос их особого видения в строго определенном ракурсе – их функционального предназначения, их роли как инструментов оптимального решения социальных задач… во всех случаях перед нами фрагменты правовой действительности, рассматриваемые под углом зрения их функций, их роли как инструментов юридического воздействия5 [2, c. 218, 223].

Правовые ситуации являются исходным звеном права, поскольку именно с них начинается вся многоплановая цепь юридических процедур, направленных на их разрешение, разворачивается многоуровневая система правовых средств (см. [20, c. 4–16]. При этом одним из наиболее существенных момен­тов является ответ на такую альтернативу: отыскивается и определяется ли в данной жизнен­ной ситуации содержащаяся в ней правовая суть, ее «пра­вовой заряд» непосредственно в самом ходе решения си­туации (рассмотрения и разрешения дела), и сообразно этому устанавливаются необходимые правовые средства; или же такого рода «правовой заряд» уже зара­нее определен и закреплен в действующих юридических нормах (законах), и в практическом отношении задача заключается главным образом в том, чтобы определить, соответствуют или нет данные фактические обстоятель­ства, призванные быть «фактическим составом» или «со­ставом правонарушения», признакам, выраженным в юри­дических нормах, а отсюда — применить и привести в действие предусмотренные в них правовые средства [1, c. 262]. Такое мнение не противоречит и положениям системного подхода (к правоотношению) – от типа и упорядоченности взаимоотношений между элементами системы в значительной степени зависят функции систем и эффективность их выполнения [7, c. 32]. Исходя из вышеизложенного можно сделать следующий вывод:

правовые средства, используемые для разрешения правовой ситуации (изменения объекта правоотношения, достижения правового результата), служат одновременно и средством организации (упорядочения) правоотношения в правовом времени.

 

Библиографический список

  1. Алексеев С.С. Восхождение к праву. Поиски и решения. М.: Норма, 2001. 752 с.

  2. Алексеев С.С. Теория права. 2-е изд. М.: БЕК, 1995. 320 с.

  3. Аристотель. Физика // Аристотель. Соч.: в 4 т. М., Мысль, 1978. Т. 3. 613 с.

  4. Артемов В.А. Социальное время: проблемы изучения и использования. Новосибирск: Наука, 1987. 237 с.

  5. Артыков Т.А., Молчанов Ю.Б. О всеобщем и универсальном характере времени // Вопросы философии. 1988. №7. С. 134–140.

  6. Бондарев А.С. Два типа правоотношений в обществе: их единство и различия // Вестник Пермского университета. Сер.: Юрид. науки. 2011. Вып. 1. С. 7–18.

  7. Ван Гиг Дж. Прикладная общая теория систем: в 2 т. М., Мир, 1981. Т. 1. 733 с.

  8. Волк И.В. Право, время и пространство: теоретический аспект: дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. 198 с.

  9. Вопленко Н.Н. Правовые отношения: понятие и классификация // Вестник ВолГУ. 2003–2004. Сер. 5. Вып. 6. С. 76–89.

  10. Гревцов Ю.И. Проблемы теории правоотношения. Л.: Изд-во ЛГУ, 1981. 82 с.

  11. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. М.: Терра, 1994. Т. 1. 699 с.

  12. Догадайло Е.Ю. Правовая система Российской Федерации (анализ темпоральных связей): монография. М.: ООО «Издательство“Элит”», 2011. 176 с.

  13. Дудин А.П. Объект правоотношения как самостоятельная правовая категория: дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1969. 197 с.

  14. Дудин А.П. Объект правоотношения (вопросы теории). Саратов: Изд-во Сарат. ун-та,1980. 81 с.

  15. Ермолаева Е.В. Объект правоотношения: историко-теоретическое исследование: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Казань, 2004. 25 с.

  16. Игнатьева О.В. Временной фактор в праве: дис. … канд. юрид. наук. М., 2010. 158 с.

  17. Иоффе О.С. Правоотношение по советскому гражданскому праву. Л.: Изд-во ЛГУ, 1949. 144 с.

  18. Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве. М.: Юрид. лит., 1984. 134 с.

  19. Малько А.В. Политическая и правовая жизнь России. М.: Юристъ, 2000. 156 с.

  20. Малько А.В. Правовые средства как общетеоретическая проблема // Правоведение. 1999. №2. С. 4–16.

  21. Молчанов Ю. Б. Проблема времени в современной науке. М.: Наука, 1990. 136 с.

  22. Новая философская энциклопедия /Ин-т философии РАН.2-е изд., испр. и доп. М.:Мысль, 2010. 735c.

  23. Носов Д.В. Правопреемство: теоретико-правовое исследование: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2011. 200 с.

  24. Протасов В.Н. Категория объект правоотношения. Системный и деятельностный подходы // Советское государство и право. 1998. №2. С. 128–134.

  25. Протасов В.Н. Правоотношение как система. М.: Юрид. лит., 1991. 142 с.

  26. Сапун В.А. Право. Правовые средства. Правосознание. СПб.: Изд-во СЗИУ РАНХиГС, 2012. 416 с.

  27. Соколов А.В. Метатеория социальной коммуникации. СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 2002 . 461 с.

  28. Солодухо Н.М. Характеристика ситуации и сущность ситуационного подхода как средства познания // Ситуационные исследования. Вып. 1: Ситуационный подход. По материалам всерос. семинара. Казань: Изд-во Казан. гос. техн. ун-та, 2005. 188 с.

  29. Тенилова Т.Л. Время в праве: монография. Н.Новгород: Изд-во Нижегор. правовой акад., 2001. 117 с.

  30. Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М.: Юрид. лит., 1974. 340 с.

  31. Хасанов И.А. Время: природа, равномерность, изменение. М.: Прогресс-традиция, 2001. 143 с.

  32. Царев Д.Н. Эволюция категории «объект правоотношения» в отечественной юриспруденции: дис. … канд. юрид. наук. Коломна, 2003. 184 с.

  33. Шипунов И.В. Юридическая ситуация как общетеоретическая категория: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Омск, 2009. 202 с.

  34. Time in history: views of time from prehistory to the present day. Oxford University Press, 1989. 338 p.

 


1 О становлении категории объекта правоотношения и подходах к его определению cм. [15; 32].

2 См. также [31].

3 Об эволюции категории времени в науке см. [34];Время // Новая филос. энцикл. / Ин-т философии РАН. 2-е изд. М.: Мысль, 2010. 

4 В соответствии с нашим подходом к объекту правоотношения как юридической ситуации изменение правового режима объекта правоотношения только тогда влечет за собой возникновение нового правоотношения, когда юридически значимый результат (установленный нормой права для данного правоотношения) при таком изменении объекта, не может быть достигнут.

5 Под правовыми средствами здесь понимаются институциональные образования правовой действительности, которые в своем реальном функционировании, использовании в процессе специальной правовой деятельности приводят к достижению определенного результата в решении социально-экономических, политических, нравственных и иных задач и проблем, стоящих перед обществом… с помощью которых удовлетворяются интересы субъектов права, обеспечивается достижение социально полезных целей (см. [19, с. 88; 26, с. 35]).

 

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.