Содержание

УДК 346.2

КОРПОРАТИВНЫЕ КОНФЛИКТЫ И ПРАВОВЫЕ СПОСОБЫ ИХ МИНИМИЗАЦИИ

Кандидат юридических наук, доцент кафедры стратегического менеджмента
Пермский филиал Государственного университета – Высшая школа экономики.
614070, г. Пермь, ул. Студенческая, 38
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Устойчивой тенденцией последних лет в экономике России является увеличение количества корпоративных конфликтов. Эта негативная тенденция во многом объясняется неразвитостью системы превентивных мер, направленных на предупреждение корпоративных конфликтов и ликвидацию причин и условий, способствующих их появлению. В статье исследуются основные причины корпоративных конфликтов и правовые способы их минимизации.

 

Ключевые слова: корпоративные конфликты; правовые способы минимизации корпоративных конфликтов; контролирующий акционер; скрытый конфликт

Конфликт интересов является причиной,
а не результатом противоправных действий.
Д.И. Дедов

Проблема конфликта интересов участ-ников корпоративных отношений возникает в момент принятия решения о создании корпорации и «сопровождает» всю ее дальнейшую деятельность. Несмотря на то, что корпоративные конфликты имеют объективную основу, их высокий уровень губителен для корпорации. Компании, раздираемые внутренними противоречиями, не привлекательны для инвесторов и являются легкой добычей для рейдеров.

Представляется, что одной из приори-тетных и злободневных задач, стоящих в настоящее время перед российским законо-дателем является разработка системы мер по предотвращению и урегулированию конфликтных ситуаций. Особую важность в решении данной задачи имеют превентив-ные меры, которые направлены на недопу-щение корпоративных конфликтов и ликвидацию причин и условий, способствующих их появлению.

В то же время участники корпоратив-ных отношений должны знать, что ни один, даже самый совершенный, закон не в силах решить проблему конфликтов в полной ме-ре. Законодатель объективно не может пре-дусмотреть все многообразие случаев воз-никновения конфликтных ситуаций и дать единственно верное разрешение каждой из них. Поэтому большинство норм корпора-тивного права имеют диспозитивный характер. Диспозитивные нормы позволяют участникам корпорации закреплять в их уставах такой вариант правового регулирования тех или иных действий и процедур, который обеспечит баланс интересов внутри корпорации и согласованность в принятии совместных решений.

Вместе с тем разработка и внедрение системы мер по предупреждению и урегу-лированию конфликтов в корпорации – сложная и многоаспектная задача. Найден-ные законодателем и учредителями реше-ния далеко невсегда соответствуют сбалан-сированному регулированию корпоратив-ных отношений.

Представляется, что при выработке общих приемов и принципов преодоления корпоративных конфликтов следует прежде всего учитывать, что в их основе лежат объ-ективные противоречия интересов участни-ков корпорации. Чем сложнее корпоратив-ная структура, тем больше несовпадающих, а то и взаимоисключающих интересов и це-лей, т.е. больше источников для корпора-тивных конфликтов. До тех пор, пока не ликвидирована проблемная ситуация, основа для конфликта остается.

Представляется также, что каждая превентивная мера будет эффективной только при разрешении определенного типа корпоративного конфликта. Это, в свою очередь, обусловливает необходимость классификации корпоративных конфликтов и выявления особенностей каждого типа.

 

Типы корпоративных конфликтов

Определить все случаи корпоративных конфликтов не представляется возможным. Сконцентрировав внимание на типовых интересах участников корпорации, можно выделить четыре основных типа корпоративных конфликтов:

• между корпорацией и ее участника-ми;

• между участниками корпорации;

• между органами управления корпо-рацией и ее участниками;

• между органами управления корпо-рацией.

Общие принципы преодоления

корпоративных конфликтов

С точки зрения экономической теории максимизация прибыли корпорации пред-ставляет собой объективно нейтральную цель, которая стоит выше интересов от-дельных ее участников. Ее достижение уравнивает в правах всех участников кор-поративных отношений и минимизирует сферу распространения корпоративных конфликтов. Вместе с тем участников кор-порации, ее управляющих и наемных ра-ботников необходимо мотивировать совер-шать действия, удовлетворяющие их же общим интересам. Так, участие управляю-щих в прибыли корпорации отчасти решает проблему их оппортунистического поведе-ния.

Конфликт между корпорациейи ее участниками

Объективные предпосылки конфликта

Как правило, конфликт между корпо-рацией и ее участниками связывают с реше-нием извечной дилеммы: или выплата вы-соких дивидендов, или развитие производ-ства. «<…> дивиденды имеют важное зна-чение для определения общего интереса корпорации. После вековой борьбы между интересами собственников и менеджеров впервые общий (стратегический) интерес был обозначен в Кодексе корпоративного управления Организации экономического сотрудничества и развития как “оптимиза-ция доходов акционеров” (“optimizing over time the returns to shareholders”). Термин “returns” означает не просто доходы, а до-ходы от вложенного капитала» [3, с. 100].

Таким образом, несмотря на то, что оптимизация экономических показателей деятельности корпорации является объек-тивным интересом, «она не должна быть самоцелью, а должна пониматься как сред-ство для достижения другой цели – опти-мизации доходов акционеров». Оба эти ин-тереса не должны восприниматься как про-тиворечащие друг другу, они взаимодопол-няющие [3, с. 100].

Способы минимизации конфликта

Решая дилемму дивидендов, законода-тели ряда стран (Германии, Финляндии, Швеции) устанавливают требование обяза-тельности выплаты дивидендов из прибыли компании. В России выплата дивидендов является правом, а не обязанностью акцио-нерного общества. Это подтверждает и мно-гочисленная судебная практика, обобщен-ная в постановлении Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г..

Решение данной проблемы зависит также от регламентации процедуры приня-тия решения о выплате дивидендов. В част-ности, необходимо определить, какой орган управления уполномочен принимать реше-ние о выплате дивидендов, определении их формы и размера.

По законодательству РФ право на объ-явление дивидендов частично переходит к совету директоров. В соответствии со ст. 42 закона «Об акционерных обществах» реше-ния о выплате (объявлении) дивидендов, в том числе решения о размере дивиденда и форме его выплаты по акциям каждой кате-гории (типа), принимается общим собрани-ем акционеров. Размер дивидендов не мо-жет быть больше рекомендованного сове-том директоров (наблюдательным советом) акционерного общества.

Представляется, что норма в такой ре-дакции вряд ли способствует решению рас-сматриваемого конфликта, так как, во-первых, если совет директоров не рекомен-дует выплату дивидендов, акционеры не могут принять такое решение. Во-вторых, действие данного правила предполагает, что акционеры лишь автоматически утверждают сумму дивидендов, определенную советом директоров (вряд ли они примут решение о выплате дивидендов в размере, меньшем определенного советом директоров).

Такой подход, на первый взгляд, схож с подходом английского законодателя. Од-нако в Великобритании порядок выплаты дивидендов, права участников корпорации относительно дивидендов регулируются в основном уставом. И только при отсутствии в уставе соответствующих положений действуют законодательные нормы.

Надлежащая практика

Кодекс корпоративного поведения указывает также на целесообразность воз-ложения на совет директоров в уставном порядке обязанности утвердить положение о дивидендной политике. Такое положение должно отражать порядок определения ми-нимальной доли чистой прибыли акционер-ного общества, направляемой на выплату дивидендов, и условий, при которых не вы-плачиваются или не полностью выплачива-ются дивиденды по привилегированным акциям, размер дивидендов по которым определен в уставе акционерного общества.

Конфликт между участниками корпорации

Объективные предпосылки конфликта

При совместной организации бизнеса неизбежно возникает ряд проблем, связан-ных с общей собственностью.

Проблема принятия согласованного решения

Права собственности реализуются участниками корпорации по согласованию друг с другом. Принятие согласованного решения по разнообразным вопросам, воз-никающим в процессе деятельности корпо-рации, – достаточно сложная задача. По-этому в корпоративных отношениях дейст-вует принцип большинства. Как следствие, участники, имеющие в общей собственно-сти большую долю в уставном капитале, получают возможность навязывать свою волю другим участникам, доля собственно-сти у которых меньше.

Проблема диктатуры большинства

«Признание общности интересов ак-ционеров приводит к частичному отрица-нию принципа демократии при принятии решения. «<…> Для того чтобы нейтрали-зовать диктатуру, любое решение большин-ства должно быть обосновано с точки зре-ния общих целей и интересов корпорации – оптимизации экономических показателей общества» [3, с. 104].

Механизмы защиты интересов меньшинства

В закрытых корпорациях, таких как ООО и ЗАО, стратегически важные реше-ния (о реорганизации, о ликвидации и вне-сении изменений в устав) принимаются единогласно. В ОАО, для которых харак-терно распыление акций, применение тако-го механизма является нецелесообразным. Он заменен возможностью акционеров, не принимавших участие в голосовании или голосовавших против определенного реше-ния, обжаловать его в судебном порядке. Кроме того, акционер, не согласный с поли-тикой большинства, может потребовать вы-купа принадлежащих ему акций по цене, действующей в момент принятия не устро-ившего его решения.

Участники (акционеры) общества вправе участвовать в общем собрании лично или через своих представителей. Представители действуют на основании доверенности. Как справедливо отмечает С.Д. Моги¬левский, использование доверенности – это не только право участника общества опосредованно, через представителя, отстаивать свои интересы, но также совершенно легальный механизм консолидации голосов [5, с. 136]. Так, владельцы 25% голосов приобретают возможность блокировать принятие решений обществом в случаях, когда за принятие решений на общем собрании должно быть подано не менее 3/4 голосов.

Законом «Об акционерных общест-вах» также установлена возможность кон-солидации долей участия для реализации определенных прав. Например, владельцы 10% акций получают право требовать созы-ва внеочередного общего собрания акцио-неров, а также право внесения вопросов в повестку дня собрания. Владельцы 25% ак-ций имеют право доступа к документам бухгалтерского учета и отчетности, а также протоколам заседания коллегиального ис-полнительного органа.

Механизмом защиты интересов мень-шинства является также институт кумуля-тивного голосования при выборе членов совета директоров.

При проведении кумулятивного голо-сования количество голосов, принадлежа-щих каждому участнику, умножается на число лиц, которые должны быть избраны в совет директоров. Участник общества впра-ве отдать полученное таким образом коли-чество голосов полностью за одного канди-дата или распределить их между двумя и более кандидатами. В акционерных общест-вах кумулятивное голосование при выборе членов совета директоров является обяза-тельным.

Проблема оппортунизма участников корпорации

Для участников корпоративных отно-шений, объединивших свои усилия и акти-вы для достижения общей цели, характерны два вида злоупотреблений – отлынивание и стремление занять доминирующее положение в корпорации.

Правовые способы борьбы с отлыниванием

Участники ООО могут использовать следующие способы борьбы с отлынивани-ем:

• исключение участника из общества;

• привлечение к ответственности уча-стника, который не внес в установленный законом (уставом) срок вклад в уставный капитал общества;

• оценка неденежного вклада в устав-ный капитал независимым оценщиком.

Среди правовых способов борьбы с отлыниванием, которые могут быть приме-нены в отношении участников АО, можно назвать указание закона на то, что акция, оплаченная не в полном объеме, не дает права голоса на общем собрании.

Механизмы, препятствующие установлению корпоративного контроля

Участникам корпорации свойственно постоянное стремление к установлению корпоративного контроля . Субъектами корпоративного контроля выступают физи-ческие и юридические лица – участники корпорации, способные оказывать влияние на ее предпринимательскую деятельность (аффилированные лица).

Инструментами корпоративного кон-троля являются определенные полномочия, предусмотренные уставом корпорации, ли-бо право голоса. Корпоративный контроль может осуществляться непосредственно са-мими участниками либо через третьих лиц. Таким образом, необходимо различать пря-мой и косвенный типы корпоративного контроля .

Установление корпоративного кон-троля обостряет конфликт между участни-ками и во многих случаях приводит к тяже-лым последствиям как для самой корпора-ции, так и для ее контрагентов.

Механизмы, сдерживающие стремле-ние участников к доминированию в корпо-рации, различны для ООО и АО. Так, в со-ответствии со ст. 14 Закона об ООО уставом общества может быть ограничен максимальный размер доли участника, а также возможность изменения соотношения долей участников.

В соответствии со ст. 27 Закона об АО уставом общества могут быть определены количество, номинальная стоимость, кате-гории (типы) акций, которые общество вправе размещать дополнительно к разме-щенным акциям (объявленные акции), и права, предоставляемые этими акциями. При отсутствии в уставе общества этих по-ложений общество не вправе размещать до-полнительные акции.

Согласно пункту 1 статьи 40 данного Закона акционеры общества имеют пре-имущественное право приобретения разме-щаемых посредством открытой подписки дополнительных акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, в количестве, пропорциональном количеству принадлежащих им акций этой категории (типа).

Кроме того, уставом общества могут быть установлены ограничения количества акций, принадлежащих одному акционеру, и их суммарной номинальной стоимости, а также максимального количества голосов, предоставляемых одному акционеру.

Еще одним способом, предупреждаю-щим появление в обществе контролирую-щего акционера, является право минорита-риев требовать у контролирующего акцио-нера выкупа принадлежащих им акций.

Так, в соответствии со ст. 84. 2 акцио-нер, который приобрел более 30% общего количества акций открытого общества, обя-зан направить акционерам – владельцам ос-тальных акций соответствующих категорий (типов) и владельцам эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в такие акции, пуб-личную оферту о приобретении у них таких ценных бумаг (обязательное предложение). При этом контролирующий акционер обя-зан удовлетворить все заявленные минори-тариями требования о выкупе принадлежа-щих им акций.

В случае выкупа акции должны быть приобретены по цене не ниже той, по кото-рой они приобретались контролирующим акционером в течение 6–12 месяцев , пред-шествующих выкупу.

Данный способ известен законода-тельству многих стран и распространен в праве Европейского союза.

Конфликт между контролирующим и миноритарными акционерами

Право миноритарных акционеров тре-бовать выкупа принадлежащих им акций также является способом устранения кон-фликта между ними и контролирующим акционером (держателем более 30% в устав-ном капитале).

После приобретения контроля преоб-ладающий акционер может злоупотреблять своими правами. Кроме того, появление контролирующего акционера, как правило, приводит к падению стоимости обыкновен-ных акций.

В то же время рассматриваемый кон-фликт интересов может выражаться и в зло-употреблении миноритарными акционерами своими правами.

Поэтому в законодательстве многих стран Европы и Директиве ЕС содержится норма о праве акционера, владеющего 90% и более голосующих акций, принудительно выкупать оставшиеся акции у миноритар-ных акционеров.

Сохранение миноритарных акционе-ров после поглощения влечет издержки для самого общества, которое обязано поддер-живать публичный статус, осуществляя пе-риодическое раскрытие информации, созы-вая общие собрания акционеров, обеспечи-вая ведение реестра акционеров с привлече-нием стороннего регистратора, а также обеспечивая реализацию миноритарными акционерами принадлежащего им права на получение информации.

Проблема свободного отчуждения доли участия в закрытой корпорации

Владение частью капитала в корпора-ции данного типа тесно связано с личным участием учредителей в управлении. По-этому передача долей в капитале обремене-на прежде всего преимущественным правом покупки остальных акционеров (участников). Уставом закрытой корпорации может быть предусмотрено преимущественное право общества на приобретение продаваемых акций (долей), если акционеры (участники) не использовали свое преимущественное право.

Более того, в уставе ООО может со-держаться требование о необходимости со-гласования возможности передачи доли третьим лицам с другими участниками или даже запрет такой передачи.

Конфликт между управляющими корпорацией и ее участниками

Объективные предпосылки конфликта

Ранее было отмечено, что характерной особенностью корпорации является разде-ление функций собственности и контроля (управления). Обособление собственности от контроля за ходом производственного процесса приводит к появлению управления как относительно самостоятельного правомочия, которое закрепляется за определенной функциональной группой, принимающей решения о направлении и способе ис-пользования ресурсов [4, с. 433]. С одной стороны, данная особенность дает возмож-ность более полно использовать сравни-тельные преимущества обладания специ-альными знаниями и информацией. С дру-гой – возникает проблема оппортунистиче-ского поведения управленцев, которая в институциональной экономической теории получила название «принципал-агент».

Ключевым для директора является по-вышение собственного благосостояния пу-тем получения дохода, а также рост личной капитализации за счет удовлетворения лич-ных амбиций менеджера достижением по-ставленных перед собой целей, созданием доброго имени, узнаваемого в бизнес-сообществе, т.е. «инвестиции в себя». В связи с тем, что большая часть трудового ресурса директора расходуется на управление предприятием, закономерно его желание реализовать свои интересы именно за счет предприятия или в связи с его деятельностью .

Способы минимизации конфликта

Основные механизмы борьбы с оппор-тунизмом менеджеров предложены эконо-мической теорией. Так, отмечается, что в интересах акционеров передать управляю-щим часть прав на остаточный доход (оп-ционы на покупку акций, наградные акции и др.). Однако участие менеджеров в при-были корпорации решает проблему их оп-портунизма лишь отчасти.

Система вознаграждения, построенная на участии в распределении прибыли, ши-роко распространена в современной практике. Ее основная цель – мотивирование менеджера работать в интересах корпорации.

Действительно, чем выше доля ме-неджера в акционерном капитале компании, тем сильнее совпадение интересов собственника и менеджера, что положительно влияет на дисциплину менеджеров и гарантирует их работу в интересах бизнеса. В то же время, как отмечает Ю.М. Пустынникова [6, с. 11–17], с того момента когда конвергенция интересов менеджера и собственника становится значимой, в силу вступает тенденция противоположной направленно-сти – так называемое «окапывание». Ме-неджеры, имеющие значительную долю в акционерном капитале компании, меньше рискуют быть уволенными, что, в свою оче-редь, негативно сказывается на их дисцип-лине.

В течение длительного времени оп-ционы также считались хорошим методом регулирования взаимоотношений собствен-ников и наемных менеджеров. Скандал с компанией Enron , изменивший многие представления в мире бизнеса, заставил со-мневаться и в этом. Фактически менеджер, владеющий опционом, заинтересован, как и акционеры, в росте рыночной стоимости акций. Однако заинтересованность эта рас-тягивается ровно на срок действия опциона, т.е. является краткосрочной. Одновременно с этим менеджеры особо заинтересованы в том, чтобы любая информация, способная понизить стоимость акций, не проникала на рынок, что подталкивает их к проведению афер, сокрытию или фальсификации отчет-ности. Вследствие этого популярность оп-ционов как инструмента решения агентской проблемы в последнее время снижается.

Представляется, что применение опи-санных способов мотивации менеджеров нуждается в дополнительных корректи-рующих механизмах. Так, в устав можно включить положение о том, что приобре-тенные менеджерами акции могут быть проданы только по истечении определенно-го времени после их ухода из компании, либо, как предлагает Д.И. Дедов, реализация опционов может быть поставлена в зависимость от того, какое заключение сделает независимый аудитор, проверив результаты деятельности компании после увольнения.

Отделение функций принятия реше-ний от функции принятия риска предпола-гает также необходимость решения вопроса об ответственности управляющих за при-нимаемые решения. Представители эконо-мической теории отмечают прямую зависи-мость между уменьшением ответственности управляющих и возрастанием субъективных рисков акционеров.

Независимость членов органов управления

Одним из основных средств устране-ния рассматриваемого конфликта является обеспечение независимости членов органов управления. Вместе с тем в российских ак-ционерных обществах совет директоров, как правило, комплектуется из состава участников или их представителей.

Интересы менеджмента и совета ди-ректоров должны быть полностью подчине-ны интересам не какого-либо отдельного участника (акционера), а их общему интере-су. Например, совет директоров уполномо-чен произвести оценку рыночной стоимости акций при их выкупе у миноритарных акционеров. Если совет директоров полностью состоит из представителей и зависимых от контролирующего акционера лиц, тогда такое решение может быть принято не в интересах миноритариев, а в интересах контролирующего акционера, что на прак-тике часто приводит к занижению реальной рыночной стоимости акций и, таким обра-зом, к причинению ущерба миноритарным акционерам [3, с. 1–2].

Надлежащая практика

Кодексы корпоративного управления и корпоративное законодательство предла-гают в качестве средства минимизации та-кого конфликта интересов включать в со-став совета директоров независимых дирек-торов.

В совете директоров должны нахо-диться независимые директора, т.е. лица, не связанные имущественными интересами с другими лицами, включая должностных лиц общества, его акционеров, крупных контрагентов, кредиторов и поставщиков (п. 2.2.1 Кодекса корпоративного поведения).

Определение статуса независимого директора содержится также в ст. 83 закона «Об акционерных обществах», но критерии независимости эдесь значительно мягче по сравнению с Кодексом корпоративного по-ведения.

Чтобы независимые директора могли реально влиять на решения, принимаемые советом директоров, и им была бы обеспе-чена возможность формирования широкого спектра мнений по обсуждаемым вопросам, они должны составлять не менее 1/4 состава совета директоров. В любом случае в уставе общества рекомендуется предусмотреть, чтобы в совете директоров было не менее 3 независимых директоров (п. 2.2.3. ККП).

«При этом надо иметь в виду следую-щее: если структура органов управления состоит из совета директоров и исполнительных органов, то достаточно формирования независимости на одном более высоком уровне управления – в совете директоров. <…> Однако если совет директоров отсутствует, то члены исполнительных органов должны соответствовать критериям независимости» [3, с. 164].

На независимость членов органов управления общества также может повлиять возможность совмещения ими должностей в других коммерческих организациях.

Закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» не содержит положений о возможности совмещения членами орга-нов управления должностей в органах управления других организаций.

По закону «Об акционерных общест-вах», совмещение лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа общества, и членами коллегиального исполнительного органа общества должно-стей в органах управления других организа-ций допускается только с согласия совета директоров (наблюдательного совета) об-щества. О возможности совмещения долж-ностей членами совета директоров закон умалчивает.

Надлежащая практика

В соответствии со ст. 2.1.2. и 2.1.3. ККП наличие у членов органов управления общества конфликта интересов, вызванного их участием, членством в органах управле-ния или занятием должностей в иных юри-дических лицах – конкурентах общества, является основанием сомневаться в том, что они будут действовать исключительно в интересах общества.

Поэтому в устав акционерного обще-ства рекомендуется включить положение о том, что членом органа управления общест-ва не может быть назначено (избрано) лицо, являющееся участником, должностным ли-цом или иным работником юридического лица, конкурирующего с обществом. Это также должно быть закреплено в договоре с генеральным директором или членом прав-ления.

 

Ограничения полномочий управленцев на заключение определенных сделок

Менеджеры, обладая широкими пол-номочиями по распоряжению собственно-стью коммерческой организации, не всегда используют данные полномочия в ее инте-ресах. Корпоративное законодательство предлагает два основных института, защи-щающих имущественные интересы коммер-ческих организаций от возможных злоупот-реблений со стороны менеджеров: получе-ние согласия участников (акционеров) или совета директоров на заключение крупной сделки и сделки с заинтересованностью.

Согласно законам «Об акционерных обществах» и «Об обществах с ограничен-ной ответственностью», крупными являются сделки, связанные с приобретением (отчуж-дением) имущества, стоимость которого со-ставляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества.

«Сделки, в совершении которых име-ется заинтересованность» – это термин, ко-торым в корпоративном законодательстве обозначаются сделки, заключаемые руково-дителями (а также иными лицами, имею-щими доступ к управлению) от имени ком-мерческой организации в противоречии с ее интересами либо при наличии у управленцев собственных корыстных интересов.

Понятие сделки, в совершении кото-рой имеется заинтересованность, раскрыва-ется с помощью определения субъектов, со-вершающих сделку и установления крите-риев, оснований заинтересованности этих субъектов. Пример сделки с заинтересован-ностью приведен на схеме.

materila_inc_1

Заключение крупной сделки и сделки с заинтересованностью от имени общества требует предварительного одобрения обще-го собрания или совета директоров .

Конфликт между органами управления корпорацией

Конфликты данного типа возникают вследствие нечеткого разделения полномо-чий, функций, ответственности между орга-нами управления. Учредители корпорации прежде всего должны ясно осознавать, для реализации каких функций они формируют тот или иной орган управления.

Для чего, например, следует учреж-дать совет директоров (СД)? Очевидно, что для осуществления стратегического руково-дства корпорацией, оперативного разреше-ния нестандартных ситуаций. С этой точки зрения в состав СД должны входить высо-копрофессиональные специалисты.

Рассмотрим теперь этот вопрос в си-туации конфликта интересов. Поскольку в акционерных обществах велика вероятность возникновения «агентского конфликта», необходимо присутствие третьей стороны, которая будет стимулировать конфликтующие стороны к поиску консенсуса. Кроме того, совет директоров должен способствовать формированию устойчивого баланса инте-ресов различных групп акционеров.

Для решения этих задач недостаточно включить в состав СД высокопрофессио-нальных специалистов. В состав СД должны входить нейтральные лица, не претендующие на власть в компании, т.е. независимые члены.

Конфликт интересов при совмещении функций контроля и исполнения

Одной из функций совета директоров является также контроль за деятельностью исполнительных органов. Поэтому логично будет предположить, что в состав СД не должны включаться лица, входящие в прав-ление этого же общества, иначе таким ди-ректорам придется контролировать самих себя. Вместе с тем российский законодатель требует только того, чтобы члены правле-ния не составляли в СД большинства , а функции председателя СД и генерального директора не совмещались в одном лице.

«Законодатель во многих странах так и не смог понять, что из состава директоров необходимо исключить всех представителей исполнительных органов» [3, с. 167]. По справедливому замечанию Д.И. Дедова, менеджеры могут давать пояснения СД по тем или иным вопросам, не являясь его официальными членами с правом голоса.

Российский Кодекс корпоративного поведения рекомендует вообще не включать членов исполнительных органов в состав совета директоров (п. 2.1.2).

Общее собрание и совет директоров: кон-куренция компетенций

Анализируя случаи корпоративных конфликтов и соответствующую судебную практику, можно утверждать, что очень час-то в основе возникновения конфликтных ситуаций лежит неправильное распределе-ние компетенций между двумя основными органами управления – общим собранием и советом директоров.

Определение конкретных полномочий СД зависит от того, как распределены доли между учредителями, участвуют ли они в управлении обществом, и от многих других факторов.

Так, согласно п. 2 ст. 28 закона «Об акционерных обществах» решение об уве-личении уставного капитала общества пу-тем размещения дополнительных акций принимается общим собранием акционеров или советом директоров, если в соответст-вии с уставом общества ему предоставлено право принимать такое решение (альтерна-тивная компетенция). Здесь необходимо учитывать, что владельцам контрольного или блокирующего пакета не выгодно, что-бы данное решение принималось советом директоров: в данном случае с целью со-хранения своих позиций в обществе они будут вынуждены идти на дополнительные расходы, выкупая размещаемые акции.

Альтернативную компетенцию общего собрания и совета директоров составляют вопросы образования и досрочного прекращения полномочий исполнительного органа АО (подп. 8 п. 1 ст. 48).

Вопросы назначения и прекращения полномочий членов коллегиального органа вполне можно передать в компетенцию со-вета директоров. Однако вопросы заключе-ния и прекращения трудового контракта с генеральным директором целесообразно оставить в ведении общего собрания. Практика показывает, что делегирование решения этих вопросов совету директоров приводит к злоупотреблениям с его стороны. Совет директоров получает возможность без ведома собственника назначать «своего директора» и снимать с должности «неугодного». В то же время в ведении совета директоров могут находиться вопросы о приостановлении полномочий генерального директора, а также в случае невозможности исполнения им своих обязанностей – о назначении исполняющего обязанности.

Косвенный контроль как скрытый конфликт

Действиями участников корпоратив-ных отношений зачастую руководят не только их личные интересы, но и интересы третьих лиц.

Как уже отмечалось, под косвенным контролем следует понимать возможность юридического или физического лица опре-делять решения, принимаемые корпорацией через третьих лиц (посредников, зависимых лиц). Такая ситуация порождает проблему скрытого конфликта.

Правовая концепция косвенного кон-троля прежде всего направлена на примене-ние мер по обеспечению прозрачности кор-поративных связей. В свою очередь, эти меры направлены на получение сведений, не-обходимых для установления лиц, которые фактически контролируют корпорацию.

В соответствии с законом о рынке ценных бумаг биржевой брокер и довери-тельный управляющий (если он является профессиональным участником рынка цен-ных бумаг), заключившие договор с собст-венником акций, могут быть зарегистриро-ваны в качестве номинальных держателей ценных бумаг. Более того, заключение до-говора может повлечь перерегистрацию ценных бумаг на имя номинального держа-теля.

Операции с ценными бумагами, осу-ществленные владельцами ценных бумаг одного номинального держателя, не отра-жаются в реестре.

Одним из основных способов устране-ния конфликта интересов является раскры-тие информации. В соответствии со ст. 30 закона «О рынке ценных бумаг» владелец обыкновенных акций не позднее чем через пять дней с момента внесения соответст-вующей приходной записи по лицевому счету (счету депо) обязан раскрыть инфор-мацию о приобретении 5 и более процентов общего количества размещенных обыкно-венных акций, а также о любом изменении, в результате которого доля принадлежащих ему акций стала более либо менее 5, 10, 15, 20, 25, 30, 50 или 75% размещенных обык-новенных акций.

Владелец обыкновенных акций рас-крывает соответствующую информацию с указанием имени или наименования вла-дельца, наименования эмитента, государст-венного регистрационного номера выпуска (дополнительного выпуска) акций, количе-ства принадлежащих владельцу акций пу-тем направления уведомления эмитенту указанных акций и в федеральный орган исполнительной власти по рынку ценных бумаг.

Кроме того, в соответствии со ст. 8 рассматриваемого закона держатель реестра имеет право требовать от номинального держателя ценных бумаг предоставление списка владельцев, номинальным держате-лем которых он является по состоянию на определенную дату.

В свою очередь, ряд статей закона «Об акционерных обществах» обязывает номи-нального держателя представлять данные о лицах, в интересах которых он владеет ак-циями. В частности, согласно п. 2 ст. 51 для составления списка акционеров, имеющих право на участие в общем собрании, номи-нальный держатель акций во время состав-ления списка представляет данные о лицах, в интересах которых он владеет акциями.

Решение проблемы раскрытия инфор-мации о бенефициарных владельцах и по-вышения прозрачности сделок напрямую связано с раскрытием информации об аффилированных лицах общества. Так, в соот-ветствии со ст. 93 закона «Об акционерных обществах» аффилированные лица обязаны в письменной форме уведомить общество о принадлежащих им акциях общества с ука-занием их количества и категорий (типов) не позднее 10 дней с даты приобретения акций.

Предложенный обзор правовых спосо-бов минимизации корпоративных конфлик-тов не претендует на охват всех возможных способов и полноту их описания. В то же время автор полагает, что основная цель статьи – определить причины корпоратив-ных конфликтов и показать возможность их нивелирования правовыми средствами – была достигнута.

 

Библиографический список

1. Беляев Д.А. Интересы акционерного об-щества и понятие недобросовестности директоров // Законы России. 2009. №5. С. 87–92.

2. Гританс Я.Н. Корпоративные отноше-ния: Правовое регулирование организа-ционных форм. М.: Волтерс Клувер, 2005. 160 с.

3. Дедов Д.И. Конфликт интересов. М.: Во-лтерс Клувер, 2004. 288 с.

4. Мингалева Ж.А. Экономико-правовые основы функционирования общества / Зап.-Урал. ин-т экономики и права. Пермь, 2003. 550 с.

5. Могилевский С.Д. Общества с ограни-ченной ответственностью. М.: Дело, 2000. 512 с.

6. Пустынникова Ю.М. Взаимодействие собственников и менеджеров: возмож-ности управленческого решения кон-фликтов // Журнал для акционеров. 2003. №4.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.