УДК 347.92

Ответственность сотрудников уголовно-исполнительной системы в механизме противодействия коррупции

С.А. Сивцов

Адъюнкт кафедры уголовно-исполнительного права
Самарский юридический институт ФСИН России
443022, г. Самара, ул. Рыльская, 24 «В»
Е-маil: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

В статье анализируются виды юридической ответственности, применяемые в отношении сотрудников уголовно-исполнительной системы Российской Федерации за совершение противоправных деяний коррупционного характера. Совершение противоправных деяний работниками УИС России является связующим звеном и определяющим фактором в применении определенных мер ответственности (наказания), предусмотренных за совершение дисциплинарных проступков, административных правонарушений и уголовных преступлений. Анализируются проблемы применения мер дисциплинарной и административной ответственности за совершение правонарушений сотрудниками ФСИН России.


Ключевые слова: коррупция; уголовно-исполнительная система; ответственность; дисциплинарный проступок; административное правонарушение; должностное лицо

 

Проявление и укоренение коррупционных отношений в системе правоохранительных органов крайне негативно влияют на процесс обеспечения законности и правопорядка в стране, напрямую противоречат задачам борьбы с преступностью, подрывают веру в эффективность правоохранительной деятельности, возможность обеспечить экономическую безопасность страны [2, с. 4].

В своих выступлениях Президент РФ Д.А. Медведев также утверждает, что коррупция должна стать не просто незаконной, она должна стать неприличной [3].

В рамках Концепции развития уголовно-исполнительной системы России до 2020 г. предполагается реализация комплекса мер по искоренению коррупции и должностных злоупотреблений в уголовно-исполнитель­ной системе (далее – УИС), определение в качестве приоритета в работе по предупреждению нарушений противодействия злоупотреблениям в сфере закупок для нужд УИС, незаконному содействию в условно-досрочном освобождении и коррупционному содействию в незаконном доступе в места лишения свободы предметов, как разрешенных, так и запрещенных к использованию.

Совершение противоправных деяний работниками УИС России является связующим звеном и определяющим фактором в применении определенных мер ответственности (наказания), предусмотренных за совершение дисциплинарных проступков, административных правонарушений и уголовных преступлений.

Дисциплинарная ответственность сотрудников ФСИН России, как и любая другая, реализуется в рамках правоохранительных отношений.

Специальным нормативно-правовым актом, регулирующим вопросы, связанные с привлечением сотрудников ФСИН России к дисциплинарной ответственности, будет являться Положение о службе в органах внутренних дел [5] (далее – Положение) в объеме, установленном Инструкцией о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел РФ в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы [6].

В данных нормативно-правовых актах закреплены все основные моменты, регулирующие прохождение службы сотрудниками, в том числе и привлечение оных к дисциплинарной ответственности за нарушение служебной дисциплины. Определение служебной дисциплины, перечень взысканий, порядок привлечения должностного лица к ответственности также регулируются этими документами. Причем привлечение сотрудника органа, исполняющего наказание, к дисциплинарной ответственности возможно только по решению начальника учреждения в соответствии с определенной процедурой.

Анализируя действующее законодательство, сотрудник несет ответственность за невыполнение своих должностных обязанностей, исполнение которых урегулировано контрактом, регулирующим вопросы трудового законодательства. За коррупционные деяния дисциплинарной ответственности не предусмотрено.

В ряде территориальных органов УИС руководители проявляют беспринципность в оценке должностных проступков подчиненных сотрудников, особенно в случаях вступления ими в запрещенную связь с осужденными, как при выявлении фактов передачи запрещенных предметов, так и при совершении иных нарушений законности. Вместо передачи материалов в следственные органы для принятия процессуального решения сотруднику, игнорируя указание директора ФСИН России о недопустимости увольнения сотрудников, совершивших правонарушения, по положительным мотивам, дают возможность уволиться, тем самым создавая предпосылки для совершения подобных правонарушений другими сотрудниками.

Данные обстоятельства способствуют сокрытию преступного деяния, переводят его в разряд латентного. Условиями, способствующими увеличению общего количества латентной преступности, служат тесные взаимоотношения между начальником и подчиненным в рамках отдела или, если смотреть шире, в рамках всего исправительного учреждения.

Следует также отметить, что в 2010 г. количество нарушений дисциплины, совершенных сотрудниками УИС, возросло в сравнении с 2008 и 2009 гг. на 15 185 (36,1%) и на 9 183 (21,8%) соответственно. При этом, как и в предыдущие годы, в 2010 г. наибольший удельный вес составляют нарушения исполнительской дисциплины – 29 498 случаев, или 70,1% (2008 г.– 17 254 случаев, или 64,2%, 2009 г. – 23 116 случаев, или 70,3%) [4, с. 3].

Допущенные личным составом нарушения служебной дисциплины возможны в большинстве случаев в результате игнорирования требований приказов и указаний ФСИН России, формального отношения руководителей к психологическим и воспитательным процессам.

Представленные статистические данные лишний раз подтверждают, что комплекс организационных и профилактических мероприятий, существующая работа по недопущению нарушения служебной дисциплины сотрудниками ФСИН России не дают положительных результатов, количественные показатели не падают, а растут, представляют собой один из факторов, способствующих совершению противоправных деяний коррупционной направленности.

Наряду с нарушением служебной дисциплины следует рассмотреть и применение административной ответственности за совершение правонарушений сотрудниками ФСИН России.

Возможность привлечения к административной ответственности властной стороны административно-правового отношения направлена на укрепление исполнительской дисциплины и повышение ответственности должностных лиц, государственных и муниципальных служащих [1, с. 22].

Нормативно-правовым актом, регулирующим аспекты административной ответственности, является Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ). Фактическим основанием административной ответственности выступает совершение административного правонарушения, означающее противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое КоАП РФ или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность (ст. 2.1 КоАП РФ). К числу субъектов, к которым возможно применить административную ответственность, относятся и должностные лица органов государственной власти, куда входят и работники ФСИН России. Понятие должностного лица закреплено как в административном (ст. 2.1 КоАП РФ), так и в уголовном законодательстве (примечание к ст. 285 УК РФ), в основных моментах данные определения совпадают, что позволяет судить о едином подходе по отношению к этому понятию в российском законодательстве.

В соответствии с ч. 1 ст. 2.5 КоАП РФ сотрудники УИС России, органов внутренних дел и другие, имеющие специальные звания, несут ответственность за административные правонарушения в соответствии с федеральными законами РФ и иными нормативными правовыми актами, регламентирующими прохождение службы в данных правоохранительных органах.

Однако есть исключения, в соответствии с которыми сотрудники уголовно-исполнительной системы России несут административную ответственность на общих основаниях в соответствии с ч. 2 ст. 2.5 КоАП РФ. Это административные правонарушения избирательных прав граждан, нарушение правил дорожного движения, требования пожарной безопасности вне места службы, в области налогов, сборов и финансов и т.д. Отличительной особенностью применения административных наказаний, предусмотренных за данные административные правонарушения, является запрет на применение административного ареста в отношении сотрудников ФСИН России.

Статья 19.12 КоАП РФ «Передача либо попытка передачи запрещенных предметов лицам, содержащимся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, следственных изоляторах или изоляторах временного содержания» представляет собой состав административного правонарушения, совершаемого при исполнении наказаний.

Действия, образующие объективную сторону данного правонарушения, выражаются в передаче либо попытке передачи любым способом лицам, содержащимся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, следственных изоляторах или изоляторах временного содержания, предметов, веществ или продуктов питания, приобретение, хранение или использование которых запрещено законом. В соответствии с ч. 8 ст. 82 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации перечень запрещенных предметов устанавливается Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений [7].

Совершение данного деяния работником УИС России не исключается смыслом применяющейся административно-правовой нормы. Работниками УИС России в данном контексте выступают как должностные лица ФСИН России, имеющие специальные звания и занимающие должность в структуре государственных органов, исполняющих наказание, так и неаттестованные работники, обладающие правом проходить на территорию исправительного учреждения (медицинские работники, учителя, мастера, шоферы и т.д.).

Общественная опасность, исходящая от сотрудников как субъектов административного правонарушения на порядок выше опасности, исходящей от иных лиц, совершающих административное правонарушение против порядка управления, и выражается в следующем: во-первых, работник УИС России непосредственно сталкивается с режимными ограничениями в процессе исполнения своих обязанностей и совершаемые ими противоправные действия негативно влияют на оперативную обстановку исправительного учреждения. Во-вторых, он прекрасно осознает возможность наступления негативных последствий применения запрещенных предметов и вещей осужденными в своих противоправных целях в виде совершения новых противоправных деяний, вплоть до совершения уголовных преступлений, в том числе убийства. В-третьих, у данного субъекта имеется больше возможностей в совершении административного правонарушения, так как он более осведомлен о методах противодействия проникновению запрещенных предметов в исправительное учреждение.

Мотивом совершения данного правонарушения будет являться корысть, в основном получение денежных средств, т.е. здесь налицо состав коррупционного преступления. Несмотря на это, не всегда удается установить коррупционный аспект совершения данных деяний, выявить, что оно было осуществлено за вознаграждение, и в таком случае данные действия сотрудника подпадают под состав административного правонарушения.

Немаловажно и то, что в соответствии с Указом Президента РФ от 8 октября 1997 г. №1100 «О реформировании уголовно-исполнительной системы Министерства внутренних дел Российской Федерации» и Федеральным законом от 21 июля 1998 г. №117-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с реформированием уголовно-исполнительной системы» сотрудники УИС России за незаконную передачу запрещенных предметов несут ответственность как за дисциплинарный проступок. Поэтому к ним применяется не административные наказания, а дисциплинарные взыскания, накладываемые на них начальниками учреждений, в которых эти сотрудники проходят службу.

Таким образом, сотрудник, совершая данное административное правонарушение, подлежит лишь дисциплинарной ответственности. И действующая административно-правовая норма (ст. 19.12 КоАП РФ) не учитывает всей существующей опасности от совершения данного деяния работниками ФСИН России для нормального функционирования учреждения, исполняющего наказание.

Тем самым, на наш взгляд, административная норма, предусмотренная ст. 19.12 КоАП РФ, не удовлетворяет основным принципам применения юридической ответственности и не служит мерой противодействия совершения как административных правонарушений, так и уголовных преступлений.

Выделение же в уголовном законодательстве России нормы, регулирующей запрет передачи либо попытки передачи запрещенных предметов любым способом на территорию исправительного учреждения работником ФСИН России, на наш взгляд, будет более действенной мерой, во-первых, влияющей на уменьшение случаев проноса запрещенных предметов на территорию учреждения; во-вторых, позволяющей сократить количество латентных преступлений; в-третьих, являющейся как превентивной мерой для совершения аналогичных правонарушений и преступлений, так и одним из основных факторов, способствующих сокращению преступлений коррупционной направленности в механизме противодействия коррупционным проявлениям в УИС России.

 

Библиографический список

  1. Липатов Э.Г., Филатова А.В., Чаннов С.Е. Административная ответственность: учеб.-практ. пособие / под ред. С.Е. Чаннова М.: Волтерс Клувер, 2010. 396 с.

  2. Макаров А.А. Коррупция в системе органов внутренних дел. М.: Nota Bene, 2009. 192 с.

  3. Медведев Д.А. Коррупция должна быть не просто незаконной, она должна стать неприличной [Электронный ресурс]. Материалы официального сайта Президента РФ. URL: http://blog.kremlin.ru/post/15/transcript. Загл. с экрана (дата обращения: 25.09.2010).

  4. Обзор о состоянии дисциплины и законности среди сотрудников УИС за 2010 год. М.: ФСИН России, 2011. 147 с.

  5. Положение о службе в органах внутренних дел [Электронный ресурс]. Материалы сайта. URL: http://www.mvd.ru/work/polozhenie. Загл. с экрана (дата обращения: 15.08.2011).

  6. Приказ Минюста России от 6 июня 2005 г. №76 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы КонсультантПлюс (дата обращения: 15.08.2011).

  7. Приложение 1 Правил внутреннего распорядка: утв. Приказом Минюста России от 3 ноября 2005 г. №205) [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы КонсультантПлюс (дата обращения: 20.08.2011).

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.