УДК 349.3:342.4

ПРИМЕНЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННЫМИ И УСТАВНЫМИ СУДАМИ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРАВОВЫХ ПОЗИЦИЙ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИ РАССМОТРЕНИИ ДЕЛ ПО ВОПРОСАМ СОЦИАЛЬНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ

О.А. Самарина

Аспирант кафедры трудового права и социального обеспечения
Пермский государственный национальный исследовательский университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
E-mail:Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Рассматриваются правовые основы, история, формы применения правовых позиций, сформулированных Конституционным судом Российской Федерации, при осуществлении конституционного правосудия в субъектах Российской Федерации.


Ключевые слова: право социального обеспечения; правовые позиции; конституционные суды

 

Конституционный суд РФ (далее – КС РФ) и конституционные и уставные суды субъектов РФ являются частью единой судебной системы РФ, но осуществляют свою деятельность автономно друг от друга. Инстанционная связь между ними отсутствует, однакоскладываются и развива­ются отношения в виде определенных правовых принципов, правил и процедур профессионального взаимодействия [4, с. 47; 6, с. 24–26]; в этих отношениях завершается формирование правовой взаимоза­висимости, сотрудничества и взаимопомощи [5, с. 71–73].

Правовой основой для этого является ряд положений федерального законодательства, закрепляющих единство судебной системы РФ, обязательность применения всеми судами Конституции РФ, федеральных законов, конституций (уставов) и других законов субъектов РФ; необходимость принятия судами решений в соответствии с правовыми положениями, имеющими наибольшую юридическую силу, признание обязательности исполнения на всей территории РФ судебных постановлений, вступивших в законную силу, а также обязательность решений КС РФ на всей территории РФ для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти. Эта обязательность в полной мере распространяется и на уставные (конституционные) суды субъектов РФ.

Согласно Конституции РФ защита прав и свобод человека и гражданина, социальная защита, включая социальное обеспечение, находятся в совместном ведении РФ и ее субъектов; по предметам совместного ведения издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов РФ. Достаточно часто уставные и конституционные суды субъектов РФ при разрешении дел по вопросам социального обеспечения ссылаются на нормы Конституции РФ и федерального законодательства.

Говоря о применении судами Конституции РФ, нужно отметить, что ее положения реализуются уставными и конституцион­ными судами субъектов РФ как прямо, так и через при­менение в своих решениях правовых позиций КС РФ. Региональными законами об уставных и конституционных судах в большинстве случаев прямо не предусматривается обязанность основывать позицию суда на правовых позициях КС РФ. Лишь Закон Республики Саха (Якутия) устанавливает, что при разрешении дел в рамках конституционного контроля по вопросам совместного ведения РФ и Республики Саха Конституционный суд Республики Саха (Якутия) руководствуется Конституцией Республики Саха (Якутия), Конституцией РФ и федеральными законами, а также постановлениями КС РФ [2]. Принципиально новые положения содержатся и в Законе Свердловской области, где указано, что решение Уставного суда пересматривается судом, если в решении не учтена правовая позиция, сформулированная в решениях КС РФ [3].

В то же время в законах об уставных и конституционных судах имеются нормы, которые косвенно указывают на необходимость применения судами правовых позиций КС РФ. Так, КС Республики Адыгея принимает решение по делу, оценивая как буквальный смысл рассматриваемого акта, так и смысл, придаваемый ему официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из его места в системе правовых актов [1]; аналогичные нормы содержатся и в законах ряда других субъектов РФ. Очевидно, что когда мы говорим в данном контексте о толковании, о сложившейся правоприменительной практике, необходимо учитывать прежде всего толкования, которые дает КС РФ, и его правоприменительную практику по рассматриваемым вопросам, так как в случае, если аналогичные вопросы уже разрешались КС РФ, его правовые позиции, содержащиеся как в постановлениях, так и в определениях, имеют определяющее значение для правильного разрешения дела органом конституционной юстиции субъекта РФ в силу необходимости единого конституционного понимания аналогичных правовых норм.

Первоначально в решениях уставных и конституционных судов субъектов РФ при рассмотрении дел по вопросам социального обеспечения применялись правовые позиции КС РФ общего характера, вынесенные Судом при рассмотрении дел других категорий. Так, КС Республики Карелия в Постановлении от 25.02.1998, рассматривая оспариваемые нормы с точки зрения правомерности установления законодателем Республики Карелия непредусмотренной федеральными нормативными правовыми актами доплаты к пенсии в отношении лиц, прекративших свои трудовые отношения в связи с выходом на пенсию, привел следующую правовую позицию, выраженную в Постановлении КС РФ: «Президент РФ, являясь гарантом Конституции РФ… издает указы, восполняющие пробелы в правовом регулировании, по вопросам, требующим законодательного решения, при условии, что такие указы не противоречат Конституции РФ и федеральным законам, а их действие во времени ограничивается периодом до принятия соответствующих законодательных актов». Признав правомерным установление указанной доплаты законодателем Республики Карелия, Конституционный Суд РК признал не соответствующим Конституции РК ч. 3 ст. 22 Закона РК «О государственной службе Республики Карелия» по иным основаниям.

В Постановлении от 16.04.2001 КС Республики Карелия применил правовую позицию КС РФ в том, что «…отсутствие соответствующего федерального закона по вопросам совместного ведения само по себе не препятствует субъекту РФ принять собственный нормативный акт, что вытекает из природы совместной компетенции. При этом после издания федерального закона акт субъекта РФ должен быть приведен в соответствие с ним». Оспариваемые нормы были признаны КС РК соответствующими Конституции РК.

В 2002 г. правовые позиции КС РФ были использованы в Постановлении КС Республики Карелия от 21.02.2002 и в Постановлении Уставного суда Санкт-Петербурга от 06.06.2002. В 2004 г. правовые позиции КС РФ использовались конституционными и уставными судами субъектов РФ уже в четырех постановлениях по вопросам социального обеспечения: в двух постановлениях шла речь о проверке конституционности региональных правовых норм, устанавливающих льготы инвалидам и лицам, подвергшимся радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, по транспортному налогу, одно постановление касалось назначения и выплаты пенсии за выслугу лет, еще в одном постановлении рассматривался вопрос соответствия конституции республики порядка предоставления инвалидам автотранспортных средств. Было вынесено также отказное определение со ссылкой на определение КС РФ.

В последующие годы конституционные и уставные суды субъектов РФ при рассмотрении дел о конституционности положений нормативных правовых актов, регулирующих вопросы социального обеспечения, стали все чаще использовать в своих решениях в качестве правовых аргументов правовые позиции КС РФ. Так, по нашим подсчетам, со ссылками на правовые позиции КС РФ конституционными и уставными судами субъектов РФ по результатам рассмотрения дел указанной категории было вынесено постановлений: в 2005 г. – 1, в 2006 – 4, в 2007 – 5, в 2008 – 12, в 2009 – 11, в 2010 – 15, в 2011 (на 15.10.2011) – 9. Кроме того, со ссылками на правовые позиции КС РФ за этот период вынесено более 15 отказных определений.

Увеличение количества решений, в которых применялись правовые позиции КС РФ, сопряжено с общим ростом количества рассмотренных органами конституционной юстиции субъектов Федерации дел по вопросам социального обеспечения, что объясняется многими факторами. Думается, что основной причиной явилось изменение системы социальных гарантий, существовавших в РФ до 1 января 2005 г., что повлекло за собой необходимость интенсивного нормотворчества в сфере социального обеспечения, которое осуществлялось как федеральным законодателем, так и правотворческими органами субъектов Федерации и органами местного самоуправления и было зачастую непродуманным и непоследовательным. Возникшие в связи с этим многочисленные нарушения прав граждан на различные виды социального обеспечения вызвали большое количество обращений в КС РФ и конституционные (уставные) суды субъектов РФ. КС РФ, выявив значительное число норм, не соответствующих Конституции РФ, сформулировал ряд правовых позиций, которые служат весомыми правовыми аргументами для конституционных и уставных судов.

На правовые позиции КС РФ опираются и судьи конституционных (уставных) судов в особых мнениях по делам, разрешающим вопросы социального обеспечения. Следует отметить, что в текстах решений, к которым судьями конституционных судов были изложены особые мнения, правовые позиции КС РФ не использовались.

По нашим подсчетам, за последние 5 лет (2007–2011 гг.) около 80% постановлений конституционных и уставных судов субъектов РФ по вопросам социального обеспечения вынесено с привлечением в качестве правовых аргументов правовых позиций, сформулированных КС РФ. В целом конституционными и уставными судами при вынесении решений по вопросам социального обеспечения были применены правоположения более чем 130 решений (в т.ч. более 50 постановлений) КС РФ. Наиболее часто в постановлениях конституционных и уставных судов субъектов РФ упоминаются следующие решения КС РФ: Постановления КС РФ от 24.05.2001 №8-П, от 19.06.2002 №11-П, от 03.06.2004 №11-П, от 15.05.2006 №5-П, от 16.07.2007 №12-П; Определения КС РФ от 01.12.2005 №462-О, от 27.12.2005 №502-О, от 02.02.2006 №56-О и др.

Как показывает анализ решений конституционных и уставных судов субъектов РФ по вопросам социального обеспечения, правовые позиции КС РФ реализуются региональными конституционными судами в разных аспектах. В большинстве случаев правовые позиции КС РФ являются значимым аргументом при формулировании собственных правовых позиций конституционными и уставными судами субъектов РФ по рассматриваемым делам.

Правовые позиции служат аргументами как для признания судом оспариваемых положений соответствующими (не противоречащими), так и для признания их не соответствующими (противоречащими) положениям Конституции (Устава) субъекта Федерации. Конституционными и уставными судами субъектов РФ в ряде случаев признаются неконституционными положения законодательства субъектов РФ, аналогичные по смыслу нормам федерального законодательства, ранее признанным КС РФ не соответствующими Конституции РФ.

В обоснование своей позиции суды порой применяют в одном постановлении несколько правовых позиций КС РФ со ссылкой на большое количество решений КС РФ. Примером интенсивного использования правовых позиций, сформулированных КС РФ, может служить Постановление КС Республики Татарстан от 29.06.2010, в котором КС РТ привел 7 правовых позиций КС РФ, примененных КС РФ в 10 решениях. Указанным постановлением оспариваемые положения Закона РТ «Об адресной социальной поддержке населения в Республике Татарстан» были признаны соответствующими Конституции РТ.

Можно выделить пять форм применения конституционными и уставными судами субъектов РФ в своих решениях правовых позиций КС РФ: в первом случае суд приводит правовую позицию с указанием решения (решений) КС РФ, в котором (которых) была сформулирована (использована) данная правовая позиция; во втором случае суд приводит правовую позицию КС РФ без указания конкретного решения, в котором она содержится; в третьем – суд использует правовую позицию КС РФ как самостоятельный аргумент без указания источника; в четвертом – суд указывает в тексте решения, что по аналогичному рассматриваемому вопросу вынесено решение КС РФ без указания сформулированной КС РФ правовой позиции; наконец, в пятом случае суд при принятии решения изучает правовые позиции КС РФ по аналогичным рассматриваемым вопросам, но при вынесении решения использует собственные аргументы без указания правовых позиций КС РФ.

Безусловно, первая форма применения в решениях конституционных и уставных судов правовых позиций КС РФ в большей степени отвечает требованиям юридической техники, таким как законность, обоснованность, мотивированность, полнота судебных актов, и, следовательно, предпочтительнее для использования.

Конституционные суды субъектов РФ вместе с КС РФ составляют систему институтов, которые объединены общим конституционным пространством и едиными конституционными ценностями, соответственно, решения КС РФ обладают большей юридической силой и выводы конституционных (уставных) судов должны быть согласованы с ними [7, с. 72–73]; эта позиция в полной мере применима к выводам, содержащимся в решениях конституционных и уставных судов по вопросам социального обеспечения, в том числе в силу того, что социальное обеспечение согласно ст. 72 (п. «ж» ч. 1) Конституции РФ находится в совместном ведении РФ и субъектов РФ. Думается, что субъектам РФ целесообразно включить в законы, регулирующие деятельность конституционных (уставных) судов субъектов Федерации, положения о необходимости и порядке применения конституционными (уставными) судами субъектов Федерации правовых позиций КС РФ. Это корреспондировало бы положениям Федеральных конституционных законов «О судебной системе Российской Федерации», «О Конституционном Суде Российской Федерации», устанавливающим обязательность применения всеми судами Конституции РФ, федеральных законов, общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ, необходимость принятия судами решений в соответствии с правовыми положениями, имеющими наибольшую юридическую силу, признания обязательности исполнения на всей территории РФ судебных постановлений, вступивших в законную силу, обязательности решений КС РФ на всей территории РФ для всех органов государственной власти и способствовало бы реализации принципа федерализма в законодательстве о социальном обеспечении, упрочению гарантированности конституционного права граждан на социальное обеспечение посредством деятельности органов конституционного правосудия.

Таким образом, в настоящее время практически все конституционные и уставные суды субъектов РФ при вынесении решений по вопросам социального обеспечения в подавляющем большинстве случаев применяют правовые позиции КС РФ. Можно говорить о том, что сложилась реальная практика реализации постановлений КС РФ через решения конституционных и уставных судов субъектов РФ, в результате которой конституционные и уставные суды субъектов РФ, защищая конституционные права и свободы граждан в сфере социального обеспечения, выполняют также функцию обеспечения соответствия регионального законодательства о социальном обеспечении Конституции РФ, федеральному правовому регулированию, развивают положения, содержащиеся в правовых позициях КС РФ, с учетом принципа единства и многообразия в правовом регулировании.

 

Библиографический список

  1. Закон Республики Адыгея от 17 июня 1996 г. №11 «О Конституционном Суде Республики Адыгея» // Ведомости ГС-Хасэ Республики Адыгея. 1996. 22 мая (№6).

  2. Закон Республики Саха (Якутия) от 15 июня 2002 г. №363-II «О Конституционном суде Республики Саха (Якутия) и конституционном судопроизводстве» // Якутские ведомости. 2002. 3 июля (№25).

  3. Закон Свердловской области от 6 мая 1997 г. №29-ОЗ «Об Уставном Суде Свердловской области» // Областная газ. 1997. 13 мая (№69).

  4. Митюков М.А. Применение региональными конституционными судами правовых позиций Конституционного Суда РФ // Законодательство субъектов Российской Федерации: опыт, проблемы, обеспечение единого правового пространства в стране: материалы межрегион. науч.-практ. конф. (г. Улан-Удэ, 20 – 21 июля 2001 г.). Улан-Удэ, 2002. 428 с.

  5. Кряжков В.А. Конституционное правосудие в субъектах Российской Феде­рации (правовые основы и практика). М., 1999. 768 с.

  6. Селезнев И.В. Конституционный суд и уголовное судопроизводство: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1999. 42 с.

  7. Топорнин Б.Н. Проблемы компетенции конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации (по материалам научно-практической конференции) // ВКС РФ. 1998. №4. С. 68–75.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.