УДК 347.78

РОССИЙСКАЯ МОДЕЛЬ ПРАВА НА НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

А.Г. Матвеев

Кандидат юридических наук, ассистент кафедры теории и истории государства и права
Пермский государственный национальный исследовательский университет
614990, Пермь, ул. Букирева, 15
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Статья посвящена критическому анализу российской модели права на неприкосновенность произведения. В работе рассматриваются концепции этого права, закрепленные в законах об авторском праве зарубежных стран. Отмечается, что положения ст. 1266 Гражданского кодекса России, в которых закреплено данное право автора, не соответствуют ст. 6 bis Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений. Предлагается оптимальная для современного российского права формулировка права на неприкосновенность произведения.


Ключевые слова: авторское право; личные неимущественные права автора; право на неприкосновенность произведения; право на защиту репутации автора; Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений; Гражданский кодекс

 

Неотъемлемой составляющей романо-германского авторского права является институт личных неимущественных (моральных) прав. Эти права автора отражают социальную ценность и культурное значение авторства и творчества. Они основаны на том, что между произведением науки, литературы, искусства и его творцом существует особая связь, которая не исчезает даже при отчуждении автором имущественных прав на свое произведение. В наибольшей степени такая связь выражается в таком личном неимущественном праве, как право на неприкосновенность произведения. Регламентация данного права в национальных законодательствах отличается значительным разнообразием, что можно объяснить различными подходами к поиску баланса между интересами автора в сохранении абсолютной неприкосновенности результатов его творческой деятельности и потребностями публики в изменении, сокращении, дополнении таких результатов при их использовании.

В юридической литературе при анализе права на неприкосновенность произведения практически не уделяется внимания вопросу о существующих моделях (концепциях) этого права. Между тем знание и понимание таких моделей содействует эффективному законотворчеству и правильному применению уже действующих норм права в рассматриваемой сфере. Целью настоящей статьи является критический анализ российской модели права на неприкосновенность произведения и решение вопроса о соответствии данной модели нормам международного права.

Прежде чем говорить о российской модели права на неприкосновенность произведения, необходимо осветить вопрос о представленных в мире законодательных концепциях этого права. Следует подчеркнуть, что критериев для выделения таких моделей существует несколько, так как по своему содержанию право на неприкосновенность произведения является многогранным и достаточно сложным.

Во-первых, само право на неприкосновенность произведения закрепляется в зарубежных законах об авторском праве под различными названиями. Во Франции оно именуется «правом на уважение произведения» [19, ст. L. 121-1]. В Германии §14 Закона об авторском праве [16], в котором установлено рассматриваемое право, называется «искажение произведения», а само это право обозначается в немецкой юридической литературе как право на защиту произведения от искажения или иного посягательства. В концептуально едином авторско-правовом законодательстве Дании [22, §3], Швеции [17, §3], Норвегии [1, §3] право на неприкосновенность произведения не имеет названия, однако в тексте законов речь идет о том, что произведение не может быть изменено способом, который наносил бы вред литературной или художественной репутации автора или индивидуальности последнего. В Законе Китая об авторском праве закреплены и право на внесение изменений, т.е. право изменения или наделения иных лиц правом внесения изменений в произведение, и право охраны неприкосновенности произведения, т.е. право защиты произведения от искажений и изменений [7, ст. 10]. В таких государствах постсоветского пространства, как Республика Армения [10, ст. 11], Литовская Республика [9, ст. 14], Кыргызская Республика [8, ст. 15], в наименовании указанного права используется формулировка «право на неприкосновенность произведения». Напротив, в законодательстве Азербайджанской Республики [5, ст. 14], Республики Беларусь [11, ст. 15], Республики Узбекистан [15, ст. 18] говорится о праве на защиту репутации автора. В Законе об авторском праве и смежных правах Республики Казахстан в одном пункте упоминается и право на неприкосновенность произведения, и право на защиту репутации автора: «…право на неприкосновенность произведения, включая его название, противодействовать любому извращению, искажению или иному изменению произведения, а также любому другому посягательству, способному нанести ущерб чести или репутации автора (право на защиту репутации автора)» [12, ст. 15]. В Республиках Молдова [13, ст. 9] и Таджикистан [14, ст. 15] в качестве самостоятельных прав регламентируются право на неприкосновенность произведения и право на защиту репутации автора. Наиболее оригинальная модель представлена в законах Грузии [6, ст. 17] и Эстонской Республики [18, ст. 12], где правомочия, гарантирующие автору неприкосновенность его произведения, рассредоточены по трем личным неимущественным правам: праву на неприкосновенность произведения, праву на приложения к произведению, праву на защиту чести и достоинства автора. Так, согласно ст. 12 Закона Эстонии об авторском праве автор произведения имеет право: «…вносить либо разрешать другим лицам вносить любые изменения в само произведение, его заглавие (название) или обозначение авторского имени и оспаривать внесенные без согласия автора изменения (право на неприкосновенность произведения); разрешать прилагать к своему произведению произведения других авторов (иллюстрации, предисловия, послесловия, комментарии, пояснения, новые части и так далее) (право на приложения к произведению); оспаривать любые искажения и другие неточности в самом произведении, в его названии или обозначении авторского имени, а также данные автору или его произведению оценки, порочащие честь и достоинство автора (право на защиту чести и достоинства автора)».

Во-вторых, в зависимости от вида посягательств на произведение, которые автор может запретить, различаются право на неприкосновенность, дающее возможность препятствовать как прямым, так и контекстуальным посягательствам, и право на неприкосновенность, запрещающее только прямые посягательства на произведение. Под прямыми посягательствами на произведение понимаются какие бы то ни было изменения или искажения произведения, которые так или иначе нарушают его целостность. При контекстуальных посягательствах само произведение не изменяется и не повреждается, однако оно помещается в такую социокультурную среду, которая формирует у публики неправильное представление о произведении и наносит ущерб моральным и творческим интересам автора. Контекстуальные посягательства обычно обозначаются в законах об авторском праве такими выражениями, как «любое другое посягательство на произведение», «иные посягательства на произведение». Подавляющее большинство современных законов об авторском праве запрещают как прямые, так и косвенные (контекстуальные) посягательства на произведение. В качестве исключения можно отметить, например, закон Китая об авторском праве, в ст. 10 которого сказано о возможности защиты произведения от искажений и изменений и ничего не говорится об иных посягательствах на произведение.

Наконец, в-третьих, регламентация права на неприкосновенность произведения разделяется на субъективную и объективную модели на основании того, ставится ли защита данного права в зависимость от нарушения каких-либо интересов автора или причинения ущерба его репутации. Субъективной концепции следует французское авторское право, обеспечивающее высочайший в мире уровень защиты моральных прав автора, а объективной – германское. Согласно §14 Закона Германии об авторском праве автор имеет право запретить искажение или иное нанесение ущерба его произведению, которое может угрожать его законным духовным или личным интересам в произведении. Угроза интересам автора должна быть объективно констатирована, именно поэтому германская концепция права на неприкосновенность произведения называется объективной. Большинство действующих сегодня законов об авторском праве закрепляют более мягкую объективную концепцию, однако в них используется не германская формулировка о духовных и личных интересах автора, а выражение о нанесении ущерба чести и репутации автора, что объясняется влиянием Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений [2], в ст. 6 bis которой установлено, что автор имеет право противодействовать всякому извращению, искажению или иному изменению произведения, а также любому другому посягательству на произведение, способному нанести ущерб чести или репутации автора.

В российском авторском праве модель права на неприкосновенность произведения менялась неоднократно. В очередной раз подход отечественного законодателя к регламентации этого личного неимущественного права кардинально поменялся с принятием ч. 4 ГК РФ [3]. Теперь рассматриваемое право именуется «правом на неприкосновенность произведения». Оно закреплено в ст.1266 ГК РФ, где сказано, что не допускается без согласия автора внесение в его произведение изменений, сокращений и дополнений, снабжение произведения при его использовании иллюстрациями, предисловием, послесловием, комментариями или какими бы то ни было пояснениями (право на неприкосновенность произведения). Нетрудно заметить, что формулировка права на неприкосновенность произведения в ст. 1266 ГК РФ практически совпадает с положениями ст. 480 ГК РСФСР 1964 г. Но, в отличие от ГК РСФСР, ст. 1266 ГК РФ включает в себя ряд положений, которые являются новеллой российского авторского права. В частности, в п. 2 ст. 1266 ГК РФ установлено правило, согласно которому извращение, искажение или иное изменение произведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию автора, равно как и посягательство на такие действия, дают автору право требовать защиты его чести, достоинства или деловой репутации в соответствии с правилами ст. 152 ГК РФ.

По мнению разработчиков проекта ч. 4 ГК РФ, установленное в ст. 1266 Кодекса право на неприкосновенность произведения по своему содержанию заметно шире, чем закрепленное в Законе РФ от 9 июля 1993 г. «Об авторском праве и смежных правах» право на защиту репутации автора [3, п. 3]. Как считает Д.А. Медведев, «наряду с мерами по усилению защиты имущественных прав авто­ров в Кодексе предусмотрены также меры, направленные на защиту их личных неимущественных прав, в частности восстановлен преж­ний, известный российскому законодательству в течение многих лет подход к праву автора на неприкосновенность произведения. По своему содержанию это право шире, чем закрепленное в Законе «Об автор­ском праве и смежных правах» 1993 г. право на защиту репутации ав­тора, и в большей мере защищает интересы создателя произведения» [21, с. 20].

Правы ли разработчики четвертой части Гражданского кодекса России, утверждая, что содержание права на неприкосновенность произведения шире содержания права на защиту репутации автора? Да, в определенной мере такое утверждение правомерно, так как в ст. 1266 ГК РФ закреплена субъективная концепция права на неприкосновенность произведения, т.е. возможность автора противодействовать внесению в произведение изменений, сокращений, дополнений не ограничена случаями, когда такие действия наносят ущерб интересам автора либо его чести, достоинству и репутации. Но, анализируя рассматриваемое право с точки зрения круга запрещенных посягательств на произведение, следует подчеркнуть, что с 1 января 2008 г. содержание этого права стало существенно уже, так как нормы ст. 1266 ГК РФ не позволяют автору противодействовать контекстуальным посягательствам на произведение. В п. 1 ст. 1266 ГК РФ упоминается единственный и самый примитивный вид таких посягательств – снабжение произведения иллюстрациями, предисловием, послесловием, комментариями или какими бы то ни было пояснениями. Такое неоправданное сужение содержания права на неприкосновенность произведения не только ограничивает интересы авторов, но и явно противоречит ст. 6 bis Бернской конвенции, где сказано, что автор может противодействовать любому другому посягательству на произведение, которое не охватывается такими действиями, как искажение, извращение, изменение. Данное противоречие между российским законодательством и нормами международного права усиливается предписанием абз. 2 п. 1 ст. 1231 ГК РФ, которое по сути запрещает судам применять Бернскую конвенцию в спорах при защите права на неприкосновенность произведения в отношениях, осложненных иностранным элементом. Иными словами, в настоящее время не только российские, но также и иностранные авторы лишены права противодействовать контекстуальным посягательствам на произведение в том случае, если такое правонарушение совершено на территории Российской Федерации.

В истории возвращения в современное законодательство советского подхода к регламентации права на неприкосновенность произведения интерес вызывает вопрос о попытке разработчиков проекта ч. 4 ГК РФ обеспечить соответствие ст. 1266 ГК РФ положениям Бернской конвенции. В современных условиях, когда Россия является участницей этого международного договора, ограничиться переносом положений ст. 480 ГК РСФСР 1964 г. в ст. 1266 ГК РФ было нельзя, так как противоречия между переносимыми положениями ст. 480 и п. 1 ст. 6 bis Бернской конвенции очевидны. «По всей вероятности, – пишет В.И. Еременко, – чтобы сохранить видимость хоть какой-нибудь связи с Бернской конвенцией, было решено включить в статью 1266 пункт 2, согласно которому извращение, искажение или иное изменение произведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию автора, равно как и посягательства на такие действия, дают автору право требовать защиты его чести, достоинства или деловой репутации в соответствии с правилами статьи 152 ГК РФ» [4, с. 31–32]. Сами разработчики проекта ч.4 ГК РФ обосновывают появление п. 2 ст. 1266 Кодекса следующим образом: «Для того чтобы подчеркнуть, что возможность защиты репутации автора в случае искажения его произведения сохраняется и после вступления в силу соответствующих положений ГК, в п. 2 ст. 1266 ГК предусмотрено, что извращение, искажение или иное изменение произведения, которые порочат честь, достоинство или деловую ре­путацию автора (а также посягательство на такие действия), дают ав­тору право требовать защиты в соответствии с правилами ст. 152 ГК» [20, с. 400].

Попытка российского законодателя обеспечить соответствие положений ст. 1266 ГК РФ правилам п. 1 ст. 6 bis Бернской конвенции посредством включения в указанную статью Кодекса п. 2 является неудачной и свидетельствует о непонимании разработчиками проекта ч. 4 ГК РФ минимальных международных стандартов в сфере охраны права на неприкосновенность произведения. Во-первых, слова в п. 1 ст. 6 bis Бернской конвенции о нанесении ущерба чести или репутации автора неправильно трактуются разработчиками проекта ч. 4 ГК РФ как необходимость защищать честь, достоинство и деловую репутацию автора в случае искажения его произведения. На самом же деле нанесение ущерба чести и репутации автора – это квалифицирующий признак для защиты произведения от различных посягательств. Как известно, формулировка в ст. 6 bis Бернской конвенции о чести и репутации автора – это компромисс между континентальным и англо-американским авторским правом. Романо-германской традиции авторского права больше соответствует такой квалифицирующий признак, как причинение искажением произведения вреда законным личным или творческим интересам автора. Во-вторых, п. 2 ст. 1266 ГК РФ не содержит указаний на любые иные (контекстуальные) посягательства на произведение, следовательно, расширение содержания права на неприкосновенность произведения положениями этого пункта не состоялось. В-третьих, закрепление в п. 2 ст. 1266 ГК РФ права автора требовать защиты его чести, достоинства и деловой репутации при извращении, искажении или ином изменении произведения с точки зрения юридической техники является сомнительным и неоднозначным решением. Если содержащуюся в п. 2 ст. 1266 ГК РФ отсылку к правилам ст. 152 Кодекса понимать как применение к рассматриваемым отношениям всех положений ст. 152, включая и п. 1 последней статьи, то защита чести, достоинства и деловой репутации автора в связи с изменениями произведения представляется затруднительной, так как обязательным условием такой защиты является несоответствие порочащих сведений действительности. Какие сведения и какую действительность имел в виду российский законодатель, говоря об извращении, искажении или ином изменении произведения, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию автора, остается только догадываться. Если же, что более вероятно, отсылку п. 2 ст. 1266 ГК РФ понимать только как отсылку к способам защиты, предусмотренным ст. 152 Кодекса и применимым в случае внесения в произведение изменений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию автора, то защита права автора такими специфическими мерами, как опровержение сведений в средствах массовой информации, или замена, или отзыв документа, исходящего от организации, является возможной, хотя и вряд ли релевантной сфере авторского права.

Говоря об оптимальной для российского права модели права на неприкосновенность произведения, необходимо отметить следующие моменты. Предпочтительным вариантом названия этого права является «право на неприкосновенность произведения», а не «право на защиту репутации автора», так как первое наименование в большей мере соответствует традиции континентального авторского права и лучше отражает смысл рассматриваемого субъективного права – защита произведения от различных посягательств. Что касается круга запрещенных посягательств на произведение, то, безусловно, к таковым следует отнести и прямые, и контекстуальные посягательства. Наконец, самый сложный и спорный вопрос о том, в соответствии с субъективной или объективной концепцией следует регламентировать право на неприкосновенность произведения, необходимо разрешить в пользу последней. Объективная концепция является более сбалансированной и релевантной условиям современного общества, нежели глубоко романтическая по своей природе субъективная модель. Авторское право – это компромисс между интересами автора и публики, и право на неприкосновенность произведения как ключевое из моральных прав автора также должно являться определенным консенсусом в вопросе о том, в какой мере можно изменять произведение без согласия автора. Той чертой, за которую нельзя заходить, изменяя и дополняя произведение, являются личные и творческие интересы автора либо его честь и репутация. При регламентации права на неприкосновенность произведения в российском законодательстве целесообразно использовать не англо-американскую формулировку Бернской конвенции о нанесении ущерба чести и репутации автора, а континентальное выражение о личных и духовных интересах автора. Исходя из сказанного правильной представляется следующая формулировка права на неприкосновенность произведения:

Автор имеет право противодействовать всякому извращению, искажению или иному изменению произведения, а также любому другому посягательству на произведение, которые способны нанести ущерб личным, творческим или духовным интересам автора (право на неприкосновенность произведения).

 

Библиографический список

  1. Акт Норвегии от 12 мая 1961 г., относящийся к правам собственности на литературные, научные и художественные произведения // Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран: сб. нормативных актов: Авторское право / под ред. В.К. Пучинского, М.Н. Кузнецова. М.: Изд-во УДН, 1988. С. 124–133.

  2. Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений от 9 сентября 1886 г. // Бюл. междунар. договоров. 2003 №9.

  3. Гражданский кодекс РФ. Часть четвертая: федер. закон Рос. Федерации от 18 декабря 2006 г. №230-ФЗ // Парламентская газ. 2006. 21 дек. (№214–215).

  4. Еременко В.И. К вопросу о личных неимущественных правах авторов произведений // Адвокат. 2010. №7. С. 27–37.

  5. Закон Азербайджанской Республики от 5 июня 1996 г. об авторском праве и смежных правах [Электронный ресурс]. URL: http://www.medialaw.ru/exussrlaw/l/az/copyright.htm (дата обращения: 25.05.2011).

  6. Закон Грузии от 22 июня 1999 г. об авторских и смежных правах [Электронный ресурс]. URL: http://www.medialaw.ru/exussrlaw/l/ge/copyright.htm (дата обращения: 25.05.2011).

  7. Закон КНР об авторском праве от 7 сентября 1990 г. [Электронный ресурс]. URL: http://chinalawinfo.ru/civil_law/law _copyright_ch2 (дата обращения: 25.05.2011).

  8. Закон Кыргызской Республики от 14 января 1998 г. об авторском праве и смежных правах [Электронный ресурс]. URL: http://www.medialaw.ru/exussrlaw/l/kg/copyright.htm (дата обращения: 25.05.2011).

  9. Закон Литовской Республики от 18 мая 1999 г. об авторских правах и смежных правах [Электронный ресурс]. URL: http://www.medialaw.ru/exussrlaw/l/lt/copyright.htm (дата обращения: 25.05.2011).

  10. Закон Республики Армения от 8 декабря 1999 г. об авторском праве и смежных правах [Электронный ресурс]. URL: http://www.medialaw.ru/exussrlaw/l/am/copyright.htm (дата обращения: 25.05.2011).

  11. Закон Республики Беларусь от 16 мая 1996 г. об авторском праве и смежных правах [Электронный ресурс]. URL: http://www.medialaw.ru/exussrlaw/l/by/copyright.htm (дата обращения: 25.05.2011).

  12. Закон Республики Казахстан об авторском праве и смежных правах от 10 июня 1996 г. [Электронный ресурс]. URL: http://www.medialaw.ru/exussrlaw/l/kz/copyright.htm (дата обращения: 25.05.2011).

  13. Закон Республики Молдова об авторском праве и смежных правах от 23 ноября 1994 г. [Электронный ресурс]. URL: http://www.medialaw.ru/exussrlaw/l/md/copyright.htm (дата обращения: 25.05.2011).

  14. Закон Республики Таджикистан об авторском праве и смежных правах от 13 ноября 1998 г. [Электронный ресурс]. URL: http://www.medialaw.ru/exussrlaw/ l/tg/copyright.htm (дата обращения: 25.05.2011).

  15. Закон Республики Узбекистан от 23 марта 2006 г. об авторском праве и смежных правах [Электронный ресурс]. URL: http://www.medialaw.ru/exussrlaw/l/uz/copyright.htm (дата обращения: 25.05.2011).

  16. Закон ФРГ от 9 сентября 1965 г. Об авторском праве и смежных правах [Электронный ресурс]. URL: http://www.unimuenster.de/Jura.itm/hoeren/material/ urheberrechtsgesetz.pdf (дата обращения: 25.05.2011).

  17. Закон Швеции №729 1960 г. об авторском праве на литературные и художественные произведения // Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран: сб. нормативных актов: Авторское право / под ред. В.К. Пучинского, М.Н. Кузнецова. М.: Изд-во УДН, 1988. С. 112–121.

  18. Закон Эстонской Республики от 11 ноября 1992 г. об авторском праве [Электронный ресурс]. URL: http:// estonia.news-city.info/docs/sistemsf/ dok_iercdi/index.htm (датаобращения: 25.05.2011).

  19. Кодекс интеллектуальной собственности Франции: литературная и художественная собственность. Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2005. 92 с.

  20. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации / под ред. А. Л. Маковского. М.: Статут, 2008. 715 с.

  21. Медведев Д.А. Новый Гражданский кодекс Российской Федерации: вопросы кодификации // Кодификация российского частного права / под ред. Д.А. Медведева. М.: Статут, 2008. С. 5–34.

  22. Постановления Дании от 31 мая 1961 г. об авторском праве на литературные и художественные произведения // Веинке В. Авторское право. Регламентация, основы, будущее М.: Юрид. лит., 1979. С. 192–211.

  23. Пояснительная записка к проекту части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации // СПС ГАРАНТ.

 

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.