УДК 340.1

СОВРЕМЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ НАУКА О ПРИНЦИПАХ ОРГАНИЗАЦИИ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ МЕХАНИЗМА ГОСУДАРСТВА

А.В. Григорьев

Адъюнкт кафедры теории и истории государства и права
Академия МВД Республики Беларусь
220005, г. Минск, пр-кт Машерова, 6
E-mail: grigor-alex@mail

Проанализированы научные точки зрения, имеющиеся в современной юридической литературе, по теоретическим проблемам принципов организации и функционирования государственного механизма. Акцентируется внимание на принципе разделения властей как основополагающем принципе организации и функционирования механизма современного правового государства. Предлагается авторское видение теоретико-правового понятия принципов организации и функционирования государственного механизма и перспектив его применения в юридической науке.


Ключевые слова: механизм государства; принципы; принципы организации и функционирования механизма государства; разделение властей

Организация, функционирование и перспективы совершенствования механизма государства являются одной из актуальных теоретических и практических проблем, исследуемых юридической наукой. Дело в том, что для социального демократического правового государства крайне важен вопрос его рационального взаимодействия с институтами гражданского общества, развитие которого невозможно без теоретической разработки и внедрения в практику стабильных основополагающих начал в качестве которых выступают принципы механизма государства. В этой связи с целью повышения эффективности деятельности государственного механизма возникает необходимость переосмысления и всестороннего анализа принципов его организации и функционирования.

Необходимость дальнейшего исследования принципов организации механизма современного государства обусловлена и тем, чтобы на основе уже раскрытых и сформулированных ранее принципов его построения, с учетом форм и методов их использования, выработать рекомендации по совершенствованию механизма государства, максимально приблизив последний к механизму правового государства, что возможно лишь при раскрытии специфических свойств, присущих механизму правового государства. Следовательно, одной из задач современной теоретической юридической науки является разработка целостной концепции принципов организации государственного механизма. Представляется, что исследование принципов организации и функционирования механизма государства должно основываться на анализе всей предыдущей практики.

Вышеизложенное предопределяет проведение исследования, направленного на поиск и разработку научно обоснованного единого подхода к проблеме принципов механизма государства с учетом исторических закономерностей их становления, функционирования, развития и новых социально-экономических реалий нашего государства. Эта задача может быть решена, если будет дан ответ на вопрос: каковы основные принципы, на которых зиждется организация и деятельность механизма правового государства?

Принципы организации и функционирования государственного механизма, в смысле опознанного закона развития, разрабатывались, обосновывались и претворялись в жизнь в процессе его деятельности. Так, советскими учеными в качестве таковых были выявлены и обоснованы следующие отправные начала: принцип партийного руководства, принцип демократического централизма, социалистической законности, интернационализма и социалистического федерализма и др. Как видим, исследование принципов организации и функционирования советского государственного механизма осуществлялось советской юридической наукой строго в рамках марксистко-ленинской идеологии как основного методологического подхода.

Кардинальные изменения в государственном механизме в связи с распадом СССР заставили ученых по-новому взглянуть на проблему принципов механизма государства, тем более, что многие принципы характерные для советского периода в новых условиях себя полностью исчерпали.

На современном этапе развития юридической мысли проблематика принципов организации и функционирования государственного механизма стала сферой интересов многих белорусских ученых, среди которых В.А. Божанов [3], Г.А. Василевич [7; 5], А.Ф. Вишневский [10], С.Г. Дробязко [11], А.В. Красуцкий [14], А.В. Матусевич [18], В.В. Подргуша [22], Н.В. Сильченко [23], А.Г. Тиковенко [29; 30], О.И. Чуприс [31] и др.

Таким образом, в последние годы в юридической литературе наблюдается повышение научного интереса к проблеме принципов механизма государства, однако, несмотря на значительный объем исследований существующих на современном этапе развития правовой науки, можно констатировать, что комплексный их анализ в Республике Беларусь не проводился.

При наличии множества теоретических и практических проблем по данной теме в современной юридической науке одной из них является проблема разрешения спора по поводу того, являются ли принципы организации и функционирования механизма государства законодательно закрепленными отправными началами, идеями, требованиями или прямого законодательного закрепления и специального определения как принципа не требуется?

Так, например, исследователь З.Н. Курдюкова определяет принципы как законодательно закрепленные отправные начала, идеи, требования, лежащие в основе формирования, организации и функционирования механизма государства [15, с. 9]. Иной точки зрения придерживается профессор Г.А. Василевич, утверждая, что конституция содержит не только правовые нормы, но и принципы (руководящие идеи, определяющие основные направления деятельности) [8, с. 65], высказывая при этом идеи о том, что «… конституционные принципы формируют правовую парадигму …», «… пронизывают весь текст конституции …», «… преамбула Конституции содержит основополагающие идеи, которые мы можем определить как конституционные принципы» и др. [6, с. 45–46]. Аналогичным образом правовед А.И. Косарев предлагает под ними понимать совокупность отправных (узловых) начал и идей, на основе которых создается и функционирует система органов государственной власти [26, с. 63].

Вторая позиция представляется нам наиболее обоснованной, поскольку далеко не все принципы механизма находят нормативное выражение. Так, отдельные из них могут закрепляться косвенным путем (принцип представительства граждан во всех звеньях государственного механизма). Другие и вовсе не имеют нормативного закрепления (принцип научного подхода к управленческой деятельности). Думается, что формализация всех принципов организации и деятельности государственного механизма не является обязательным условием их реализации. Другими словами, для эффективного функционирования государственного механизма посредством реализации его принципов не требуется их исчерпывающего нормативно закрепленного перечня. В этой связи нельзя не разделить мнение Н.Л. Бондаренко о том, что принципы служат определенным ориентиром для правоприменительных органов и одновременно своеобразным критерием оценки их деятельности, а глубокое понимание их сути является свидетельством высокого уровня правосознания и правовой культуры соответствующих субъектов [4].

Можно согласиться с тем, что закрепление принципов на законодательном уровне является свидетельством признания объективности их существования, однако отсутствие законодательно закрепленного их понятия и перечня не является препятствием для их эффективного воздействия на организацию и функционирование механизма государства.

Таким образом, принципы организации и функционирования механизма государства следует рассматривать как наиболее важные отправные начала, идеи и требования, лежащие в основе его построения и функционирования, которые раскрывают сущность, социальное содержание и назначение, основные цели и задачи государственного механизма.

Вместе с тем из анализа вышеприведенных определений можно сделать вывод о том, что принципы организации и функционирования механизма государства должны обладать такими качествами, как фундаментальность, общеобязательность, доктринальная фиксированность в соответствии с развитием представлений о государстве на современном этапе, нормативная закрепленность отдельных из них.

Плюрализм мнений наблюдается и в отношении вопроса о системе принципов организации и функционирования механизма государства и их классификации.

Для последней особенно важно выяснение конкретной сущности принципов организации и функционирования принципов механизма. Общеизвестно, что в науке классификация рассматривается как важнейший способ научного познания путем раскрытия внутренних и внешних связей между группами явлений и предметов. Поэтому и задача классификации состоит в научной систематизации групп этих явлений и предметов с тем, чтобы практическая деятельность людей соответствовала их объективному содержанию и требованиям. Отсюда очевидно теоретическое и практическое значение научной классификации принципов организации и функционирования государственного механизма. Придерживаясь точки зрения М.И. Байтина [2, с. 9], Е.А. Парасюк классифицирует принципы на общие, относящиеся к механизму государства в целом, и частные, действие которых распространяется лишь на некоторые звенья государственного механизма, отдельные органы или группы органов [21, с. 8]. В свою очередь, общие принципы можно разделить на две группы. К первой относятся принципы, закрепленные в Конституции, ко второй – принципы, сформулированные в текущем законодательстве. Первая группа объединяет классические конституционно-закрепленные принципы организации и деятельности государственного механизма: народовластие, гуманизм, разделение властей, законность [21, с. 10]. К принципам первой группы, называя их общими требованиями, предъявляемыми к процессу организации и деятельности государственных аппаратов разных стран, М.Н. Марченко относит: принцип оптимальности построения структуры государственного аппарата, принцип его эффективности, законности и конституционности, высокого профессионализма государственных служащих, соблюдения высоких этических стандартов членами парламентов и чиновниками, их полной политической лояльности и др. [17, с. 215]. По мнению профессора А.Г. Тиковенко, «перечисление конституционных принципов и отдельных конституционных институтов свидетельствует о том, что Конституция Беларуси содержит в себе огромный потенциал, который должен повсеместно использоваться в государственном управлении, правотворческой и правоприменительной практике» [28, с. 41]. Соблюдение же принципов правового демократического государства, по утверждению Г.А. Василевича, – важнейшее условие разумного правового регулирования, т.е. такого правового воздействия на общественные отношения, которое способствует прогрессивному развития общества в силу учета объективно складывающихся закономерностей [8, с. 65]. Ученый убежден, что основой для приближения стран молодой демократии к эталону правового государства являются принципы правового государства, сформулированные или «выводимые» из текста Конституции. По его мнению, к ним относятся: принцип разделения и взаимодействия властей; принцип непридания актам, устанавливающим или усиливающим ответственность, обратной силы; создание отлаженного механизма восстановления нарушенного права и др. [6, с. 46–48].

Конституционные принципы организации и деятельности механизма государства применительно к Республике Беларусь получают свое дальнейшее развитие и конкретизацию во второй группе принципов, закрепляемых в текущем законодательстве. Полагаем, что комплексное выражение эта группа принципов получила в Законе Республики Беларусь «О государственной службе в Республике Беларусь» от 14 июня 2003 г. №204-З. К ним относятся: верховенство Конституции Республики Беларусь; служение народу Республики Беларусь; законность; приоритет прав и свобод человека и гражданина, гарантии их реализации; гуманизм и социальная справедливость; единство системы государственной службы и ее дифференциация исходя из концепции разделения власти на законодательную, исполнительную и судебную; гласность; профессионализм и компетентность государственных служащих; подконтрольность и подотчетность государственных служащих, персональная ответственность за неисполнение либо ненадлежащее исполнение ими своих служебных обязанностей; добровольность поступления граждан на государственную службу; равный доступ граждан к любым должностям в государственной службе и продвижения по государственной службе в соответствии с их способностями и профессиональной подготовкой; стабильность государственной службы в целях обеспечения преемственности власти; экономическая, социальная и правовая защищенность государственных служащих [19, ст. 6].

Раскрывая содержание принципа профессионализма в контексте проблем совершенствования правового института организации государственной службы Республики Беларусь, О.И. Чуприс указывает, что данный принцип приобретается в результате долговременной работы в отдельной сфере (отрасли, области) или на отдельных должностях, которые могут быть зачтены в стаж государственной службы при переходе на нее [31, с. 225].

Анализируя значение принципов как основополагающих начал создания и функционирования государственной службы, судья Конституционного суда Республики Беларусь В.В. Подргуша подчеркивает их зависимость от адекватности понимания внутренних закономерностей общественных отношений. В то же время и принципы способны влиять на устанавливаемую модель государственной службы, ее правовое регулирование [22]. Поэтому стоит согласиться с мнением А.Г. Тиковенко, о том, государственная служба основывается как на основополагающих принципах организации и деятельности государственного аппарата, так и на присущих ей специальных принципах. Принципы, закрепленные в ст. 6 Закона о государственной службе, характеризуют основополагающие черты и особенности самого института государственной службы, объективно отражают его направленность, природу и выступают в качестве руководящих идей, ориентиров при организации и функционировании [29]. Ученый, анализируя данные принципы, не указывает конкретно, какие из них характерны для государственного механизма в целом, а какие отражают особенности государственной службы. Так как специальные принципы государственной службы являются отправными началами, указанными в Закона о государственной службе, следовательно, к принципами организации и функционирования государственного механизма А.Г. Тиковенко относит принципы верховенства Конституции Республики Беларусь, служения народу Республики Беларусь, законности, приоритета прав и свобод человека и гражданина, гарантии их реализации; гуманизма и социальной справедливости, гласности.

По справедливому утверждению С.Г. Дробязко, к принципам государственного механизма относятся: приоритет прав и свобод человека, демократизм, законность, профессионализм и разделение властей [11, с. 101–102]. К указанным А.И. Косарев добавляет принципы научности и внепартийности аппарата государства [26, с. 63–65]. В свою очередь А.С. Пиголкин акцентирует внимание на принципе представительства интересов граждан во всех звеньях государственного аппарата [27, с. 166]. Г.Г. Фастович обращает внимание на принцип эффективности в деятельности государственного механизма как один из основополагающих принципов государственного управления, важное средство борьбы с коррупцией в государственного механизме, необходимое условие демократической системы сильного эффективного государства [31, с. 24]. Полагаем, что относить указанный принцип к основополагающим можно с большой долей условности, поскольку он больше отражает степень реализации рассмотренных выше принципов, которые, на наш взгляд, и стоит отнести к основополагающим принципам организации и функционирования государственного механизма. Представляется, что эффективность зависит от степени реализации указанных принципов, что и позволяет судить об эффективности государственного механизма. Заслуживает внимания точка зрения Р.У. Айбазова, который сквозь призму государственного управления рассматривает принципы организации и деятельности механизма государства, относя к последним оптимальную организацию аппарата управления, обеспечение его эффективной деятельности; профессионализм и ответственность управленческих кадров; искоренение бюрократизма и коррупции; законность и контроль исполнения решений государственных органов власти и управления [1, с. 30].

По мнению В.В. Лазарева, система принципов государственного механизма включает в себя принципы гуманизма, гласности, национального равноправия, централизма, научного подхода к управленческой деятельности, сочетания единоначалия и коллегиальности в принятии решений [16, с. 399–400]. Любая система характеризуется целостностью, разновидностью, сложностью элементов, устойчивостью, взаимосвязью и взаимодействием образующих ее составных частей. В качестве таковых универсальных положений и выступают принципы организации и функционирования государственного механизма. Следует отметить, что использование при дефинировании принципов организации и функционирования механизма государства таких выражений, как «основополагающие, руководящие, исходные идеи», «универсальные положения», «своеобразный фундамент», указывает на их абстрактность, в то же время принципы механизма государства – объективно-субъективная категория, которая находит закрепление как в юридической доктрине, так и в текущем законодательстве. Их объективность заключается в том, что они отражают сущность явлений и процессов, содержащихся в реальных связях законов и закономерностей, т.е. принципы, как и законы, объективны и не зависят от воли людей. Однако в результате познания законов и закономерностей объективного мира людьми формулируются и выявляются принципы как руководящие начала с целью соответствия повседневно практической деятельности законам природы и общества, что, на наш взгляд, и отражает их субъективный характер. В этой связи совершенно справедлива точка зрения профессора Г.А. Василевича, который полагает, что «конституционные принципы не изобретаются людьми, они ими выявляются, как и всякие объективно существующие законы» [9, с. 98].

Таким образом, количественное разнообразие рассматриваемых принципов свидетельствует о значительной доле субъективизма при их формулировании, что обусловлено авторской либо идеологической позицией ученых.

Перечисленные принципы организации и функционирования государственного механизма подробно исследованы юридической наукой. Поэтому, не ставя цель рассмотреть все или многие из важных, основных принципов организации и деятельности государственного механизма, остановимся на раскрытии принципа разделения властей, являющегося по сути методологическим узлом теории правового государства.

Итак, принцип разделения властей предполагает сложную систему взаимоотношений, взаимосвязей между законодательной, исполнительной и судебной властями, что выражается в так называемой системе сдержек и противовесов. Элементами этой системы являются: конституционный контроль, право вето на законопроекты, срочность полномочий должностных лиц, право парламента преодолевать президентское вето, право парламента отозвать поддержку правительства и отправить его в отставку, право правительства на законодательную инициативу и др.

Теория разделения властей, в классическом ее варианте, создана французским ученым Шарлем Монтескье, затем была реализована в Конституции США 1787 г., и только в 1994 г. в нашем государстве конституционное закрепление впервые она получила в ст. 6 (в Конституции 1978 г. закреплялась руководящая и направляющая роль компартии) Конституции Республики Беларусь. Вместе с тем, данные обстоятельства не свидетельствуют об отсутствии белорусской традиции концепции разделении властей как атрибута правового государства. Большой вклад в развитие теории правового государства внесли белорусские мыслители Ф. Скорина, С. Будный, А. Волан, М. Литвин, Л. Сапега. Кроме того, положения Статута Великого Княжества Литовского 1588 г. ограничивали великокняжескую (исполнительную) власть Сеймом (законодательным органом); предусматривали наличие независимых судов (судебная власть) [25], что позволяет сделать вывод о юридическом закреплении принципа разделения властей. Обращаясь к нормам Статута Великого Княжества Литовского, как к историческому аспекту развития правовой системы и становления белорусской государственности, следует согласиться с позицией профессора Н.В. Сильченко: «Трэба мец на ўвазе, што гісторыя нашай дзяржаўнасці, нашай прававой сістэмы павінна быць разгледжана ў кантэкце не толькі гісторыі расійскай дзяржавы, але і ў кантэксце гісторыі еўрапейскай і сусветнай супольнасці. Толькі так, паступова, крок за крокам, разглядаючы адну праблему за другой праз прызму сваіх нацыянальных інтарэсай, мы здолеем пабудаваць сваю адметную, скіраванную на ўласныя нацыянальныя інтарэсы, гісторыю дзяржавы і права і сфарміраваць уласна беларускую тэорыю дзяржавы і права»[24, с. 5].

Вместе с тем необходимо учитывать, что разделение властей, возникнув как теоретическая концепция, превратилось в конституционный принцип, а взаимоотношения между ветвями власти находятся в тесной взаимосвязи с историческими особенностями политико-правового режима, обусловленного особенностями различных этапов становления государственности. Отсюдапонято, что рассматриваемый принцип характерен в основном для государства, признающего идеологию правового государства.

Что же касается социалистического государства, то в качестве основного принципа организации и деятельности его механизма выступала руководящая роль марксистко-ленинской партии. К другим политическим принципам относились: принцип демократического централизма, принцип национального равноправия и принцип социалистической законности и др.

Современный конституционный принцип разделения властей в Республике Беларусь представлен следующим образом: «Государственная власть в Республике Беларусь осуществляется на основе разделения ее на законодательную, исполнительную и судебную. Государственные органы в пределах своих полномочий самостоятельны: они взаимодействуют между собой, сдерживают и уравновешивают друг друга» (ст. 6) [12]. Подчеркивая значение этого конституционного положения, Г.А. Василевич указывает: «Данная теория прошла проверку практикой и является наиболее оптимальной базой для такой организации государственной власти, которая исключает или в значительной мере предотвращает сползание к авторитаризму и тирании в различных их проявлениях, способствует укреплению конституционной законности. Поэтому в качестве основы для создания системы власти в республике была взята доктрина разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную» [7]. Наиболее полную реализацию концепции разделения властей, отмечает ученый, обеспечивает принцип верховенства права (ст. 7), согласно которому государство, все его органы связаны правом, действуют в пределах Конституции и принятых в соответствии с ней законов [5, с. 21].

Принцип разделения властей, по мнению А.Г. Тиковенко, имеет своей целью защиту общества, человека и гражданина от тоталитарного государства, его неограниченной власти с помощью расчленения последней на несколько ветвей, зачастую на три ветви, их надлежащего организационно-правового ограничения [30, с. 32].

На наш взгляд, теория разделения властей есть классическая теория, положения которой легли в основу устройства и функционирования государственного механизма большинства стран, однако, в современному эпоху она приобретает новое содержание. Вполне закономерно теория разделения властей на белорусской исторической почве приобрела несколько иную, отличную от классического образца, национальную модель. Недопустимость отождествления концепции разделения властей в ее современном понимании и классической теории А.В. Красуцкий справедливо объясняет значительными различиями в подходах к отдельным вопросам, в частности, таким, как степень властных и контрольных полномочий каждой из ветвей власти [14, с. 11–12]. Смысл теории разделения властей, по мнению Н.В. Сильченко, и состоит именно в том, чтобы рассредоточить осуществление функций верховной государственной власти между различными субъектами, не допустив концентрацию всей верховной государственной власти в руках какого-то одного органа [23, с. 212]. Итак, в современных условиях принцип разделения властей заключается в первую очередь не в разграничении функций (компетенций, полномочий), а в недопущении сосредоточения всей полноты власти у одной из ее ветвей, установления ее «единовластия», иначе говоря – диктатуры, поэтому в обеспечении свободы личности и недопущении тоталитаризма и авторитаризма профессор В.А. Божанов аналогично видит основное содержание теории разделения властей [3, с. 7]. Отмечая значение указанного принципа для государственного строительства, А.В. Матусевич, отмечает, что разделение властей в Республике Беларусь стало не только правовой, но и исторической реальностью в организации государства. При осуществлении принципа разделения властей иерархия органов сменяется вертикальной иерархией права, как основы деятельности всех государственных органов [18, с. 192–193].

Принцип разделения властей имеет длительную историю развития, а также различную степень реализации в практике государственно-правового строительства, однако в современном правовом государственном механизме он обеспечивает предметно-функциональную и структурную обособленность высших органов государственной власти и, следовательно, их относительную самостоятельность и независимость друг от друга. Именно поэтому рассматриваемый принцип служит критерием демократизма политической системы общества, а его реализация возможна в рамках демократического правового государства. Между тем в научной литературе высказываются диаметрально противоположные суждения: от безоговорочного принятия теории разделения властей до весьма скептического отношения к ней не только как научной концепции, но и как к конституционному принципу организации и деятельности органов власти конкретного государства [13, с. 230]. Отметим, что многие белорусские ученые стали заниматься исследованием теории правового государства и, как следствие, принципом разделения властей только после его нормативного выражения. Представляется, этот факт вызван тем, что реконструировать теорию правового государства можно было только тогда, когда выявлена сущность государства и права, а главное, обоснованы источники обязательности права для государства. Закрепление принципа разделение властей на конституционном уровне явилось позитивно-правовым основанием исследования указанного отправного начала.

Современная юридическая наука характеризуется отсутствием единства методологических подходов к принципам организации государственного механизма, их классификации и системе, что, с одной стороны, обусловливает сложность исследования указанной научной проблемы, с другой – отсутствие этатистской идеологии и доминирующей методологии в научных исследованиях способствует всестороннему анализу и реализации принципа объективности научного познания.

Теория государства и права содержит большое разнообразие принципов организации механизма государства, преодоление чего является проблематичным, поскольку выявление принципов осуществляется зачастую субъективно и в основном они носят оценочный характер. Однако, на наш взгляд, следует придерживаться точки зрения, различающей общие и частные принципы. Общие принципы являются основополагающими. Вместе с тем формулировка этих принципов достаточно разнообразна. Это объясняется тем, что в одних случаях принципы организации механизма государства определяются историческим период развития государственности, в других случаях разнообразие принципов зависит от субъективного подхода того или иного ученого.

Позитивистский подход рассматривает принципы организации и функционирования механизма государства как закрепленные отправные начала. Мы же считает, что прямого законодательного закрепление той или иной идеи и специального определения ее как принципа не требуется. Дело в том, что далеко не все принципы механизма находят нормативное выражение. Так, отдельные из них могут закрепляться косвенным путем, другие и вовсе не имеют нормативного закрепления. Представляется, что для эффективного функционирования государственного механизма посредством реализации его принципов не требуется их исчерпывающего нормативно закрепленного перечня.

Обобщая взгляды ученых по данной проблеме, следует отметить, что к принципам организации и функционирования механизма правового государства следует отнести: демократизм, приоритет прав и свобод человека, законность, разделение властей, принцип оптимальности построения структуры государственного механизма, профессионализм государственных служащих. Постоянное и всестороннее исследование этих проблем составляет приоритетную задачу теории и истории государства и права, конституционного, административного права и других наук, что указывает на комплексный характер проблемы. Тем более, традиционная классификация и организация научных дисциплин уже давно не отвечает потребностям времени, поскольку уже давно наиболее плодотворные исследования и теоретические разработки идут на стыках науки или в междисциплинарных областях [20, с. 7]. Являясь отправной точкой, определяющей направления развития общей теории государства и права в условиях выработки общей концепции механизма государства, именно принципы организации и функционирования государственного механизма становятся ценностными ориентирами сбалансированной политики государства. Проблема принципов механизма государства затрагивает первостепенные теоретические вопросы правоведения, поскольку определение их содержания отражает специфику функционирования государственного механизма.

Всесторонний учет принципов организации и функционирования механизма государства, носящих объективно-субъективный характер, позволяет обеспечить максимальную эффективность государственного управления обществом.

Большинство принципов механизма государства нашло свое закрепление в Конституции Республики Беларусь и текущем законодательстве. Их содержание, безусловно, отражает определенные особенности современного белорусского государства.

Теоретические знания о принципах позволяют сформулировать научнообоснованный взгляд обо всей системе принципов механизма государства. Важным является изучение их содержательной стороны не только на уровне отдельного (каждого принципа в отдельности), но также в их единстве и во взаимосвязи. Именно такой подход обеспечивает наибольшую полноту сведений о системной сущности принципов, каждый из которых имеет свою индивидуальность и функциональное назначение.

Уяснение основных принципов организации и функционирования государственного механизма позволяет дать их научное определение в следующем изложении: принципы организации и функционирования механизма современного правового государства – это основополагающие относительно стабильные доктринально закрепленные начала (отдельные из них имеют нормативное выражение), лежащие в основе формирования, организации и функционирования механизма современного правового государства и определяющие его сущность, социальное назначение, функциональную направленность, носящие общеобязательный характер.

Таким образом, принципы организации и деятельности механизма государства обеспечивают его целенаправленность, единство и целостность, необходимые для его успешного функционирования. Представляя совокупность отправных начал и идей, они, характеризуя сущность, социальное назначение, цели, задачи и функции государственного механизма, пронизывают и формируют всю его структуру, а также распространяют свое действие на правоприменительную практику государственных органов в целом и органов внутренних дел в частности.

 

Библиографический список

  1. Айбазов Р.У. Конституция и государственное управление (социальная и правовая природа, понятийный аппарат и принципы) // Юристъ-Правоведъ. 2002. №2. С. 26–31.

  2. Байтин М.И. Механизм современного российского государства // Правоведение. 1996. №3. С. 6–9.

  3. Божанов В.А. Разделенная власть: классическая теория и современность // Место и роль Национального собрания Республики Беларусь в конституционной системе разделения властей: материалы науч.-теорет. конф., Минск, 16 дек. 2008 г. / Ин-т парламентаризма и предпринимательства ; редкол.: В.А. Божанов, А.В. Горелик. Минск, 2008. С. 4–11.

  4. Бондаренко Н.Л. Применение принципов гражданского права в процессе осуществления судопроизводства (по состоянию на 29.12.2010 г.) [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс». [Беларусь. Технология 3000 / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информации Республики Беларусь. Минск, 2012].

  5. Василевич Г.А. Конституция Беларуси – акт высшей юридической силы // Вестн. Конституц. суда Республики Беларусь. 1997. №1. С. 21–25.

  6. Василевич Г.А. Конституция суверенной Беларуси // Демократическое социальное правовое государство – основной вектор развития Республики Беларусь: материалы респ. науч-практ. конф., Минск, 11 марта 2009 г. / М-во юстиции Республики Беларусь. Минск, 2009. С. 43–48.

  7. Василевич Г.А. Научно-практический комментарий к Конституции Республики Беларусь (по состоянию на 05.01.2006 г.) [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс». [Беларусь. Технология 3000 / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информации Республики Беларусь. Минск, 2012.

  8. Василевич Г.А. Правовые принципы – основа разумного правового регулирования // Право Беларуси. 2003. №7. С. 65–67.

  9. Василевич С.Г. Правовые принципы административной ответственности // Весн. Канстытуц. суда Рэсп. Беларусь. 2007. №3. С. 96–103.

  10. Вишневский А.Ф. Основные признаки правового государства в современной юридической науке // Демократическое социальное правовое государство – основной вектор развития Республики Беларусь: материалы респ. науч-практ. конф., Минск, 11 марта 2009 г. / М-во юстиции Республики Беларусь. Минск, 2009. С. 110–115.

  11. Дробязко С.Г. Общая теория права: учеб. пособие для вузов. Минск: Амалфея, 2007. 480 с.

  12. Конституция Республики Беларусь 1994 года (с изм. и доп., принятыми на респ. референдумах 24 ноября 1996 г. и 17 октября 2004 г.). Минск: Амалфея, 2007. 48 с.

  13. Корнев В.Н. Проблемы теории государства в либеральной правовой мысли России конца ХIХ – начала ХХ века. М.: Юрлитинформ, 2005. 337 с.

  14. Красуцкий А.В. Контрольные функции Национального собрания Республики Беларусь – важный фактор сдержек и противовесов в системе разделения властей // Место и роль Национального собрания Республики Беларусь в конституционной системе разделения властей : материалы науч.-теорет. конф., Минск, 16 дек. 2008 г. / Ин-т парламентаризма и предпринимательства; редкол.: В.А. Божанов, А.В. Горелик. Минск, 2008. С. 11–17.

  15. Курдюкова З.Н. Теоретические проблемы механизма государства // Актуальные проблемы механизма государства. 2009. №2. С. 8–10.

  16. Лазарев В.В. Теория государства и права: учебник для вузов. 2-е изд., испр. и доп. М.: Спарк, 2002. 576 с.

  17. Марченко М.Н. Теория государства и права: учеб. пособие. М., 2001. 624 с.

  18. Матусевич А.В. Государственное строительство в Республике Беларусь: состояние законодательства и разделение властей // Правотворческая деятельность в Республике Беларусь / Белорус. ин-т гос. строительства и законодательства. Минск: ООО «Скарына», 1997. С. 192–211.

  19. О государственной службе в Республике Беларусь: Закон Республики Беларусь от 14 июня 2003 г. №204-З (в ред. Закона Республики Беларусь от 19 дек. 2011 г.) // Нац. реестр правовых актов Республики Беларусь. 2003. №70. 2/953; 2011. №140. 2/1877.

  20. Павлов В.И. От классического к неклассическому юридическому дискурсу. Очерки общей теории и философии права. Минск: Акад. МВД, 2011. 319 с.

  21. Парасюк Е.А. Теоретико-правовое исследование понятия «механизм государства» // Рос. юстиция. 2009. №11. С. 7–11.

  22. Подргуша В.В. Институт государственной службы: основные составляющие [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс». [Беларусь. Технология 3000 / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информации Республики Беларусь. Минск, 2012].

  23. Сильченко Н.В. О верховенстве закона в условиях разделения властей // Правотворческая деятельность в Республике Беларусь / Белорус. ин-т гос. строительства и законодательства. Минск: ООО «Скарына», 1997. С. 212–219.

  24. Сільчанка М.У. Паходжанне дзяржавы і права: вучэб. дапам. Гродна: ГрДУ, 2005. 147 с.

  25. Статут Вялікага княства Літоўскага 1588 / пер. на беларус. А.С. Шагун. Мінск: Беларусь, 2005. 206 с.

  26. Теория государства и права: учеб. пособие / под ред. А.И. Косарева. М.: ЮНИТИ, 2000. 207 с.

  27. Теория государства и права: учебник / под ред. А.С. Пиголкина. М.: Юрайт, 2005. 613 с.

  28. Тиковенко А.Г. Конституция Беларуси – основа жизни и модель поведения общества и государства // Вестн. Молодеж. науч. о-ва. 2004. №2. С. 40–41.

  29. Тиковенко А.Г. Постатейный комментарий к Закону Республики Беларусь «О государственной службе в Республике Беларусь» / К.И.Кеник, В.В. Подгруша, А.Г. Тиковенко (по состоянию на 15.12.2009 г.) [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс». [Беларусь. Технология 3000 / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информации Республики Беларусь. Минск, 2012].

  30. Тиковенко А.Г. Принцип разделения властей: теория и практика // Вестн. Конституц. суда Республики Беларусь. 1997. №1. С. 32–37.

  31. Фастович Г.Г. К вопросу о реализации принципа эффективности в деятельности механизма государства Российской Федерации: общетеоретические аспекты // Право и государство: теория и практика. 2010. №12(72). С. 23–25.

  32. Чупирс О.И. Совершенствование правового института организации государственной службы Республики Беларусь // Демократическое социальное правовое государство – основной вектор развития Республики Беларусь: материалы респ. науч-практ. конф., Минск, 11 марта 2009 г. / М-во юстиции Республики Беларусь. Минск, 2009. С. 225–231.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.