УДК 340.15:34.04

Развитие правосистемных образований как проявление динамики права

М.В. Воронин

Ассистент кафедры теории и истории государства и права
Казанский (Приволжский) федеральный университет
420008, г. Казань, ул. Кремлевская, 18
E-mail: maksim.v.voronin@mail.ru

Поднимается проблема правового развития на основе представлений о праве как системе. Выделяется категория «правосистемное образование», приводятся ее характеристики. В статье дается анализ развития правосистемных образований как проявления правовой динамики.


Ключевые слова: динамика; право; правосисистемные образования; проявление; развитие права; системность права

 Развитие общества сказывается на качественном преобразовании права. Здесь важно понять два аспекта? необходимых для познания такого преобразования: какие именно составляющие будут влиять на правовую динамику и какие показатели будут ее отражать. С нашей точки зрения, ответить на такие вопросы без обращения к знаниям о системности права достаточно сложно.

Актуальность поставленной проблемы объясняется бурным процессом модернизации, происходящим в нашей стране. Проведение комплексного преобразования системы общественных отношений практически неосуществимо без должного инструментария. Так, применительно к правовой плоскости, модернизацию государственности невозможно проводить без четко работающей системы правового регулирования, правореализации, правового воспитания и образования, без плодотворной работы ученых, обеспечивающих глубокое изучение и анализ этих процессов. Более того, право, ввиду своей природы, должно учитывать изменения в конкретных сферах общественной жизни, «успевать» за социальными реалиями. В момент преобразований особо остро встает вопрос о правовой динамике, при изучении которого выявляются статичные и динамичные составляющие правовой действительности.

Здесь необходимо учитывать, что на правовую динамику влияют тенденции развития разного уровня социальных систем. При таком подходе исследовать правовую динамику без учета изменений во всех сферах общественной жизни нельзя. Необходимо понимать, что правовая динамика неотделима от оснований системности права, которые связаны с факторами, показывающими конкретную специфику регулирующего содержания права. Среди таких оснований и факторов выделим: общественные отношения, находящиеся в системном взаимодействии; государственно-властную волю законодателя, проецируемую на проводимую в стране правовую политику; принципы права; особенности правовой семьи; правовые традиции; менталитет и личностный фактор субъектов правовой жизни.

С учетом вышесказанного необходимо обратиться к такому основополагающему составляющему общеправового развития России, как системность права. Рассмотрение правовой динамики через призму системности права позволяет исследователю увидеть глубинные связи, на уровне как системы права, так и правовой системы общества, проанализировать механизм формирования основополагающих векторов развития правовой политики, проследить, как и на уровне каких элементов правовой системы происходят изменения.

Решая поставленные в данной статье задачи, безусловно, необходимо определиться с пониманием компонентного наполнения правовой системы общества. Подходя к правовой системе с позиции системного анализа вполне логично сказать о «многосистемности» правовой системы. При этом следует подчеркнуть связь правовой системы с внешней средой, которая существенно влияет на ее развитие. Под «внешней средой» мы понимаем не только реалии отдельной социальной системы в рамках конкретно взятого общества (первый уровень), но и в целом социально-правовые реалии. Это вполне объяснимо в условиях усиления глобализационных взаимодействий и интеграционных межсферных связей.

В современной юридической науке в правовую систему включаются все правовые явления: действующее право, правовая идеология, правовая психология, правовые отношения, юридическая практика, правовые учреждения [12, с. 419]. Все они призваны «решать задачи адекватного системного реагирования правовой действительности на жизнь общества» [10, с. 70]. Ключевую роль, несомненно, играет право, представляющее собой систему правовых норм, являющееся основой системы права, правовой системы. Его динамика связана с качественным развитием системы правовых норм, переориентацией векторов целей права, изменением интегративных связей в системе права.

Изучая развитие внешних по отношению к праву правосистемных образований как фактора правовой динамики, необходимо сказать о следующем. Уловить качественные изменения относительно самостоятельных системных образований правовой жизни гораздо легче, чем дожидаться, пока изменения вторичной социальной системы (права) глубинно укоренятся в первичных социальных отношениях, приведут к необратимым изменениям, поправить которые будет достаточно сложно. Здесь вопрос стоит не просто об эффективности правотворчества и правореализации, а о роли определения, верификации качества обновления правового поля при осуществлении данных видов юридической практики. Знания о развитии отдельных правосистемных образований позволят вырабатывать адекватные меры при правотворческой и правореализационной деятельности.

Несмотря на то, что правосистемные образования не входят в содержание самого права, они занимают видное место в правовой системе общества, являясь наполнением, внешней средой для права.

Появление понятия «правосистемное образование» неслучайно: оно порождено из анализа научной литературы разных десятилетий издания. Исследуя системность права, остановимся на определении, которое дает Д.А. Керимов в своей монографии «Методология права»: «Системность права – это объективное объединение по содержательным признакам определенных правовых частей в структурно упорядоченное целостное единство, обладающее относительной самостоятельностью, устойчивостью, автономностью функционирования» [7, с. 251]. Из данного определения следует: системность права есть некий результат объединения, т.е. не свойство права, которое приводит к появлению системных связей. Под данное определение можно подвести любое правосистемное образование, любой целостный элемент правовой системы общества, что представляется не совсем верным. В другой монографии Д.А. Керимова дается аналогичное определение, только свойственное для «системы в праве» [8, с. 278]. Таким образом, мы видим, что происходит определенное отождествление системы в праве и системности права.

Поэтому, на наш взгляд, необходимо исходить из позиции В.Г. Афанасьева о понимании системности: «Способность процессов и явлений мира образовывать системы, наличие систем, системного строения материальной действительности и форм ее познания получила название системности. Иначе говоря, понятие системности отражает одну из важных черт действительности: способность вступать в такого рода взаимодействия, в результате которых образуются новые качества, не присущие исходным объектам взаимодействия» [3, с. 30]. Тогда становится ясным, что наиболее верным является определение и совокупность признаков, выделенные Д.А. Керимовым в монографии [8], где речь идет о системе в праве.

Анализируя признаки системы в праве, приведенные в вышеупомянутой монографии, думается, что относить их следует к правосистемным образованиям вообще:

  1. части системного правового образования объективно объединены;
  2. связи частей правосистемного образования обусловлены содержательными признаками;
  3. системное правовое образование обладает единством, структурной упорядоченностью частей, определяющей функциональные зависимости и взаимодействие;
  4. системное правовое образование относительно самостоятельно, устойчиво, автономно функционирует.

 Кроме того, можно выделить и другие свойства, присущие, на наш взгляд, правосистемному образованию: организованность; целостность; интегрированность [9, с. 305];иерархичность; эмерджентность («система не есть элемент») [13, с. 16–17]; цикличность; функциональная завершенность; избирательность контакта со средой [13, с. 16; 1, с. 43]; фрактальность (запечатленность в элементарных единицах системы свойств и характеристик, присущих данной системе как целостному, составляющих ее качественную специфику) [6, с. 149]; сложность; лабильность (изменчивость системы); функциональная анизотропность (неоднородность и неравнозначность функциональных возможностей для преобразования и действия системы в различных направлениях, неравномерность элементов и связей в правосистемности) [6, с. 158]; инерционность (способность системы сохранять свое состояние, в особенности, направленность функционирования и развития, и оказывать сопротивление силам, вызывающим его изменение) [6, с. 161]; цель и целесообразный характер; функционирование и развитие [4, с. 61–64].

Необходимость выделять правосистемные образования объясняется следующим:

  1. разными интегративными качествами системности права и правосистемности;
  2. разнопорядковым компонентным составом рассматриваемых систем;
  3. связи и взаимодействия между элементами, составляющими систему права и правовую систему, обладают неодинаковыми характеристиками.

Динамика права неотделима от развития образований внутри правовой системы конкретного общества и влияния внешних по отношению к правовой системе правовых образований.

Обращаясь к социальной динамике, необходимо заметить, что она сама по себе есть «сложное системное образование, обладающее определенной структурой, которую можно определять через призму правового развития, комплекс элементов правовой системы или систему внешних функций правовой системы общества» [5, с. 141]. Поэтому вполне возможно говорить об относительной самостоятельности, а точнее, о специфике процесса развития отдельного правового образования. Так, например, правосознание или правоотношения развиваются под влиянием единых законов общеправового развития, однако, имеют специфические черты в своей динамике. Правосознание представляет собой не право, а отношение людей к праву. Оно выступает своего рода показателем правового развития, но трудно поддающимся эмпирической верификации. Тем не менее развитие правового сознания не просто отражает правовую динамику, но и стимулирует ее при определенных условиях. История знает немало примеров, когда правосознание выступало в качестве саморегулирующего составляющего поведения субъектов правовой жизни. Особенно выражено это «при становлении правовых систем (речь идет о конститутивных элементах – правовой идеологии, практике)» [2, с. 68], когда самостоятельные элементы правовой действительности – правосистемные образования, в частности правосознание, способны как бы заменить право. «Как свидетельствует история советского права, в первые годы социалистической революции правосознание трудящихся, основанное на марксистско-ленинской идеологии, еще до издания новых, советских законов как бы заменяло само право, выступало в качестве нормативной основы юридического регулирования. И после того как правовая система сформирована, правовая идеология, взаимодействуя с действующими нормами права и юридической практикой, взаимообогащаясь и развиваясь в этом процессе взаимодействия, сопутствует праву, примыкает к нему, выражая его особенности, его глубинные черты» [2, с. 68–69].

Вопрос о развитии правоотношений – непростая проблема. Как отдельные правосистемные образования, правоотношения могут рассматриваться через «ситуационные праворегулирующие комплексы» [11, с. 103]. При таком рассмотрении четко прослеживается направленность их развития и целевая ориентация. Сами по себе правоотношения − наиболее динамичный компонент правовой жизни. Динамика права проявляется в функционировании конструкции правоотношения как системного образования. Правоотношения воплощают реальную правовую жизнь, «сопровождая» объективное право. В его содержание включаются субъективные права и обязанности. Правоотношения, являясь результатом реализации права, опосредуются при изучении и обобщении правореализационной юридической практики. Это необходимая составляющая, которая учитывается при правотворчестве. Динамика правоотношений диалектически связана с правовым развитием через субъективные и объективные основания.

Вполне логично говорить об особенностях взаимовлияния различных правосистемных образований в структуре правовой динамики. Поднимать вопросы развития отдельных правосистемных образований необходимо, учитывая особенности каждого выраженного, относительно автономно существующего, имеющего свою функциональную заданность компонента правовой системы общества.

Обозначенные нами аспекты развития правосистемных образований в правовой динамике оставляют простор для размышлений в данной области познания правовых явлений. В рамках данной статьи нами предпринята попытка показать роль развития важных с точки зрения познания системы права компонентов, выступающих по отношению к ней в качестве внешней среды. Безусловно, что правосистемные образования влияют на наполнение содержания права. Это связано с их обратно-регулирующим объективным воздействием в результате инерционного влияния на деятельность субъекта правотворчества и правореализации.

Знать особенности развития правосистемных образований необходимо ввиду того факта, что по мере усложнения социальных отношений, правовой действительности повышается степень системности права. Все с более интенсивно начинают интегрироваться правовые системные образования. В условиях динамично развивающегося общества необходимо умело решать задачи адекватного системного реагирования усложнившихся и все более подвергающихся институциализации общественных отношений. В правовой плоскости это возможно сделать, воспринимая полисистемное строение права, осознавая его роль как социальной системы, регулирующей первичные общественные отношения, состоящей из сложных, по-своему развивающихся компонентов.

 

Библиографический список

  1. Аверьянов А.Н. Системное познание мира: методологические проблемы. М.: Политиздат, 1985. 263 с.

  2. Алексеев С.С. Общая теория права: учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ТК «Велби», Изд-во «Проспект», 2008. 576 с.

  3. Афанасьев В.Г. Системность и общество. М.: Политиздат, 1980. 368 с.

  4. Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. М.: Наука, 1973. 270 с.

  5. Взаимодействие политики и права / науч. ред. и сост. Ю.С. Решетов / Казан. гос. ун-т. Казань, 2009. 204 с.

  6. Винограй Э.Г. Основы общей теории систем / Кемер. техн. ин-т пищ. пром. Кемерово, 1993. 339 с.

  7. Керимов Д.А. Методология права (предмет, функции, проблемы философии права). М.: Аванта +, 2001. 560 с.

  8. Керимов Д.А. Философские проблемы права. М.: Мысль, 1972. 472 с.

  9. Крон Г. Исследование сложных систем по частям – диакоптика. М.: Наука, 1972. 544 с.

  10. Основные характеристики российской правовой действительности / под науч. ред. Ю.С. Решетова / Казан. ун-т. Казань, 2010. 172 с.

  11. Правовое регулирование и правореализация / Л.Т. Бакулина, И.Г. Горбачев, Д.Н. Горшунов и др.; науч. ред. Ю.С. Решетов. Казань: Изд-во Казан. гос. ун-та, 2008. 164 с.

  12. Радько Т.Н. Теория государства и права: учебник для вузов. М.: Академический Проект, 2005. 816 с.

  13. Сетров М.И. Основы функциональной теории организации: филос. очерк. Л.: Наука, 1972. 164 с.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.