УДК 349.2:342

О ПОНЯТИИ СУБЪЕКТОВ СОЦИАЛЬНОЙ ВЛАСТИ В ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЯХ

А.С. Кудрин

аспирант кафедры трудового права и социального обеспечения
Пермский государственный национальный исследовательский университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
E
-mail: antoune@yandex.ru

Аннотация: Раскрываются понятия власти и субъектов общественных, в том числе трудовых, отношений. Определяются субъекты социальной власти в трудовых отношениях, в качестве которых выступают государство, работодатели и социальные партнеры (если они устанавливают условия труда работников). Утверждается, что государство, как публично-властное образование, выступает главным носителем социальной власти в общественных отношениях, возникающих в сфере наемного труда, реализация которой должна служить главной цели – защите работника от ухудшения его социального и правового положения.

Указывается разновидность данного социального феномена – хозяйская власть работодателя. Выделяются три аспекта выражения хозяйской власти работодателя: нормативная власть; распорядительная власть; дисциплинарная власть. Утверждается, что власть работодателей в трудовых отношениях носит производный характер, т.е. возможна в рамках, заранее установленных государством посредством норм права. Делается вывод о том, что установление субъектов социальной власти в трудовых отношениях, определение их признаков позволяют выявить возможные механизмы злоупотребления подобной властью с их стороны.


 Ключевые слова: социальная власть; субъект социальной власти; власть; трудовое право; труд; трудовые отношения; работодатели; государство; социальные партнеры

 

Функционирование общественных отношений основано на наличии вертикальных и горизонтальных связей между их участниками. Вертикальные отношения в социуме существуют благодаря феномену власти, которым обладают управляющие субъекты.

А.В. Малько под социальной властью понимает «присущее всякой общности людей отношение господства и подчинения между субъектами, опирающееся на принуждение» [7, c. 49].

Власть можно характеризовать как «способность и возможность оказывать воздействие на деятельность и поведение людей посредством воли, авторитета, права или насилия» [4, c. 132]. Власть – «это один из важнейших видов социального взаимодействия, специфическое отношение по крайней мере между двумя субъектами, один из которых подчиняется распоряжениям другого, в результате этого подчинения властвующий субъект реализует свою волю и интересы» [11, c. 102].

В современной литературе принято выделять следующие аспекты власти:

«1) директивный аспект, в соответствии с которым власть понимается как господство, обеспечивающее выполнение приказа, директивы;

2) функциональный аспект, подчеркивающий, что власть есть способность и умение практически реализовывать функцию общественного управления;

3) коммуникативный аспект, учитывающий, что власть так или иначе реализуется через общение, через определенный “язык”, который понятен всем сторонам общественного отношения власти» [11, c. 103].

Воплощением реализации власти выступает ее носитель – субъект. «Субъект (от лат. subjectus – лежащий внизу, находящийся в основе, от sub – под; и jacio – бросаю, кладу в основание), носитель предметно-практической деятельности и познания (индивид или социальная группа), источник активности, направленный на объект» [15, c. 633].

Субъект социального воздействия обладает рядом свойств: возможностью определять поведение подвластного субъекта посредством приказов (распоряжений); подчинять подвластного субъекта воле носителя социального воздействия; применять санкции (наказания) к управляемому в случае неисполнения им распоряжения (приказа); требовать соответствия поведения управляемого интересам субъекта – носителя социальной власти.

Отдельной разновидностью социальной власти выступает хозяйская власть работодателя, реализуемая в трудовых отношениях. Труд, как социальное явление, объективно порождает общественную организацию труда, представляющую собой систему связей по управлению процессами труда для создания материальных и духовных благ. Прежде всего речь идет об использовании собственниками средств производства наемного труда, подразумевающего применение труда отдельного человека в интересах таких собственников на основе договора. В силу этого властное воздействие одних субъектов на других существует и в обозначенной системе.

По мнению В.В. Орлова и Т.С. Васильевой, «труд является конечной основой и причиной развития общества. Как процесс преобразования природы и самого человека, труд определяет социально-экономическую структуру общества. В материалистическом понимании общества можно выделить два важнейших элемента: 1) идею зависимости общественного сознания от общественного бытия и 2) идею зависимости (производности) общественных структур от производительных сил, прежде всего от материального труда» [8, c. 97]. По мысли Ф. Энгельса, «материалистическое понимание истории исходит из того положения, что производство, а вслед за производством обмен его продуктов, составляет основу всякого общественного строя; что в каждом выступающем в истории обществе распределение продуктов, а вместе с ним и разделение общества на классы или сословия, определяется тем, что и как производится, и как эти продукты производства обмениваются. Таким образом, конечных причин всех общественных изменений и политических переворотов надо искать не в головах людей, не в возрастающем понимании ими вечной истины и справедливости, а в изменениях способа производства и обмена» [16, c. 278]. «…Политико-экономической категорией, – указывал В.И. Ленин, – является не труд, а лишь общественная форма труда, общественное устройство труда, или иначе: отношения между людьми по их участию в общественном труде» [6, c. 45]. С позиции экономической теории «труд как основа жизни человеческого общества в любой общественно-экономической формации всегда есть труд общественный. Он выступает как совокупность взаимосвязанных, но качественно различных конкретных видов полезного труда» [10, c. 24].

Н.И. Гонцов по этому поводу полагает, что «труд опосредуется либо внешними факторами (непосредственным принуждением, необходимостью заработать на жизнь и т.п.), либо внутренними (потребностью в определенной деятельности, осознанием важности и необходимости работы и т.д.). Внешнее опосредование трудовых отношений осуществляется главным образом в правовых формах, внутреннее – в нравственных» [3, c. 27]. Согласно позиции Н.Г. Александрова, «процесс труда всегда выражает не только отношение человека к природе, но и отношение к другим людям. Другими словами, всякий труд совершается при посредстве тех или иных общественных отношений» [1, c. 7]. Ученый выделял две группы такого рода общественных отношений. К первой группе он относил «такие общественные отношения, которые составляют необходимые предпосылки труда, но не выражают непосредственной связи между людьми в самом трудовом процессе. Сюда войдут: отношения по распределению средств производства (т.е. отношения собственности); отношения по производству и воспроизводству самой рабочей силы; отношения, выражающие общественное разделение труда, и т.д. Вторую группу составят такие общественные отношения, которые возникают между людьми непосредственно по поводу применения рабочей силы, т. е. по поводу приведения в действие способности к труду. Такие отношения мы и предполагаем называть общественно-трудовыми, употребляя этот термин в узком его смысле, а не в широком, при котором он охватил бы обе указанные выше группы общественных отношений» [1, c. 7]. Отталкиваясь от формационного подхода, Н.Г.Александров и А.Д. Зайкин указывали, что «для общественно-трудовых отношений любой общественно-экономической формации характерны специфические для данного исторического типа: а) формы привлечения к труду и распределения труда (трудовых функций) между людьми в совместном труде на предприятиях (в хозяйствах); б) методы обеспечения трудовой дисциплины и управления процессами совместного труда; в) характер регулирования продолжительности труда и других условий жизни трудящихся во время труда; г) характер и форма участия трудящихся в распределении продуктов труда. Из этих основных элементов состоит общественная (или социальная) организация труда» [2, c. 6–7]. Представляется важным отметить, что под негативным влиянием политической конъюнктуры тоталитаризма Н.Г. Александров в работе «Трудовое правоотношение» разделял капиталистические и социалистические трудовые отношения по признаку товарного характера труда. «Капиталистическое трудовое правоотношение есть возникающее из сделки найма рабочей силы юридическое отношение, в котором одна сторона (лишенный средств производства рабочий) находится относительно применения своей рабочей силы под властью другой стороны (собственника средств производства), использующей эту власть в целях извлечения и присвоения прибавочной стоимости» [1, c. 34]. Социалистическое трудовое правоотношение представлялось как «выражающее товарищеское сотрудничество свободных от эксплуатации людей юридическое отношение, в котором одна сторона (трудящийся) обязана применять свою рабочую силу, включившись в личный состав предприятия (учреждения, хозяйства) и подчиняясь внутреннему трудовому распорядку последнего, а другая сторона обязана к плате вознаграждения за труд и к обеспечению условий выполнения работы, безопасных для здоровья трудящегося и благоприятных для производительности труда» [1, c. 163].

Правовое регулирование общественной организации труда обусловливает и возникновение трудовых правоотношений.

По этому поводу В.Н. Скобелкин писал: «Среди многочисленных высказываний, касающихся понятия правоотношения, наиболее распространены две точки зрения. Согласно первой из них правоотношение есть связь между субъектами права, выражающаяся в юридических правах и обязанностях, согласно второй – урегулированное (или регулируемое) нормами права общественное отношение» [12, c. 34–35].

Предложенный ученым взгляд на теоретическую конструкцию правоотношения применим и к трудовым правоотношениям.

Понятие трудового правоотношения сформулировала и В.Н. Толкунова. По ее мнению, трудовое правоотношение – «добровольная юридическая связь работника с работодателем, по которой работник обязан лично выполнять регулярно оговоренную трудовую функцию в общем трудовом процессе производства (работать по определенной специальности, квалификации, должности), подчиняясь правилам внутреннего трудового распорядка данного производства, а работодатель обязан своевременно и систематически оплачивать его труд по реальному вкладу и создавать условия труда не ниже предусмотренных законодательством, трудовым и коллективными договорами, соглашениями» [14, с. 61]. По мнению И.К. Дмитриевой, «трудовое правоотношение – это возникающее на основании трудового договора и урегулированное нормами трудового права общественно-трудовое отношение, по которому один субъект – работник обязуется выполнять трудовую функцию с подчинением правилам внутреннего трудового распорядка, а другой субъект – работодатель обязан предоставить работу, обеспечивать здоровые и безопасные условия труда и оплачивать труд работника в соответствии с его квалификацией, сложностью работы, количеством и качеством труда» [5, c. 82].

А.С. Пашков справедливо полагал, что «трудовые отношения – волевые общественные отношения, складывающиеся в результате приложения рабочей силы к средствам производства» [9, c. 12].

Объединяет приведенные точки зрения применительно к теме исследования положение о властном характере трудового отношения, обусловленный экономическим неравенством сторон трудового договора, что порождает необходимость государственного присутствия (вмешательства) в данное правоотношение.

Государство, как публично-властное образование, выступает главным носителем социальной власти в общественных отношениях, возникающих в сфере наемного труда, реализация которой должна служить главной цели – защите работника от ухудшения его социального и материального положения.

Правовое регулирование трудовых отношений со стороны государства прошло длительную эволюцию. Так, Кодекс законов о труде РСФСР 1918 г., созданный в условиях Гражданской войны и политики «военного коммунизма», устанавливал трудовую повинность для всех граждан, за исключением отдельных категорий. С переходом к новой экономической политике меняется отношение государства к регулированию трудовых отношений, что было обусловлено возрождением в определенной мере частного сектора экономики. Статья 27 Кодекса законов о труде РСФСР 1922 г. закрепляла, что «трудовой договор есть соглашение двух или более лиц, по которому одна сторона (нанимающийся) предоставляет свою рабочую силу другой стороне (нанимателю) за вознаграждение». В данном определении подчеркивался плюрализм работодателей и товарная природа труда. Следует отметить, что с конца 20-х годов ХХ века наблюдается усиление командно-административных методов управления, что привело к упразднению зачатков форм рыночных отношений и монополизму государства в экономике. Возникновение новой политической конъюнктуры породило ужесточение правового регулирования трудовых отношений.

Важно отметить, что после ХХ съезда КПСС, осудившего культ личности И.В. Сталина, наблюдается либерализация регулирования трудовых отношений, что связано, прежде всего, с отменой одиозных актов 1940 г. и актов, принятых в условиях военного времени. Данные изменения, в целом, не коснулись существовавшей экономической и политической конъюнктуры. Государство вплоть до конца 80-х годов ХХ века оставалось единственным работодателем.

В современных реалиях, помимо государства, возможностью правового регулирования трудовых отношений обладают работодатели и коллективные субъекты права в лице работников и их представителей, работодателей и их представителей.

Статья 8 Трудового кодекса Российской Федерации (далее – ТК РФ) закрепляет: «Работодатели, за исключением работодателей – физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями, принимают локальные нормативные акты, содержащие нормы трудового права, в пределах своей компетенции в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективными договорами, соглашениями».

Представляется, что при анализе норм трудового законодательства следует выделить три аспекта реализации хозяйской власти работодателя:

  1. работодатель имеет нормативную власть, выражающуюся в том, что работник обязан подчиняться правилам внутреннего трудового распорядка и иным локальным нормативным актам;

  2. работодатель обладает распорядительной властью, состоящей в том, что работник обязан подчиняться распоряжениям и указаниям работодателя, если при этом не нарушаются права работника;

  3. работодатель обладает дисциплинарной властью, что находит отражение в обязанности работника претерпеть за дисциплинарное правонарушение и (или) материальное правонарушение, выражающееся в причинении вреда имуществу работодателя или иных лиц, меры ответственности, установленные законом, с соблюдением предусмотренных законом процедур.

Рассматривая дисциплинарное правонарушение, Л.А. Сыроватская указывала, что дисциплинарная ответственность представляет собой «обязанность рабочего и служащего ответить перед администрацией предприятия (учреждения) за совершенный ими дисциплинарный проступок и понести, претерпеть те меры взыскания, которые указаны в дисциплинарных санкциях трудового права» [13, c. 68].

Важно отметить, что власть работодателей в трудовых отношениях носит производный характер, т.е. возможна в рамках, заранее установленных государством посредством норм права. В силу этого ст. 8 ТК РФ указывает, что «нормы локальных нормативных актов, ухудшающие положение работников по сравнению с установленным трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, а также локальные нормативные акты, принятые без соблюдения установленного статьей 372 ТК РФ порядка учета мнения представительного органа работников, не подлежат применению».

По мнению Б. Хеппла, «необходимость частноправового регулирования работодателями трудовых отношений возникает вследствие отсутствия возможности создания универсального публичного регулирования таких отношений государствами из-за их сложности и многообразия» [17, с. 72].

Субъектами социальной власти в трудовых отношениях выступают и социальные партнеры (работники и работодатели, и их представители). Речь идет прежде всего о регулировании трудовых отношений актами социального партнерства посредством коллективных договоров и соглашений на основании ст. 40 ТК РФ и в силу ст. 45 ТК РФ. Власть этих субъектов носит правовой характер и выражается в установлении обязательств работников и работодателей в сфере оплаты труда, выплаты пособий и компенсаций, рабочего времени и времени отдыха и иных вопросов. Главная цель реализации социальной власти данных субъектов – соблюдение баланса интересов лиц наемного труда и собственников средств производства для формирования гибкости в регулировании трудовых отношений, достижения социального компромисса.

Таким образом, выделение субъектов социальной власти в трудовых отношениях, определение их признаков позволяет выявить возможные механизмы злоупотребления подобной властью с их стороны, что в конечном итоге приводит к ухудшению правового положения работников и позволяет предусмотреть инструменты защиты трудовых прав работников от их произвола.

 

Библиографический список

  1. Александров Н.Г. Трудовое правоотношение. М.: Проспект, 2009. 344 с.

  2. Александров Н.Г., Зайкин А.Д. Труд и право. М.: Знание, 1973. 192 с.

  3. Бугров Л.Ю. Худякова С.С., Варламова Ю.В., Гонцов Н.И. Творчество и трудовое право / под ред. Л.Ю. Бугрова / Перм. ун-т. Пермь, 1995. 132 с.

  4. Воробьев К.А. Политология. М.: Акад. проект, 2003. 432 с.

  5. Дмитриева И.К. Российское трудовое право: учебник для вузов. М.: ИНФРА М-НОРМА, 1997. 415 с.

  6. Ленин В.И. Вульгарный материализм и народничество // Полн. собр. соч.: в 55 т. М.: Изд-во полит. лит., 1972. Т. 7. 622 с.

  7. Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права. М.: Юристъ, 2005. 541 с.

  8. Орлов В.В., Васильева Т.С. Человек, ускорение, научно-технический прогресс. Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1989. 192 с.

  9. Пашков А.С. Трудовое право России. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 1994. 288 с.

  10. Политическая экономия: учеб. пособие для неэкон. вузов. М.: Политиздат, 1988. 496 с.

  11. Политология / под ред. М.А. Власика. М.: Гардарики, 2006. 588 с.

  12. Скобелкин В.Н. Обеспечение трудовых прав рабочих и служащих (нормы и правоотношения). М.: Юрид. лит., 1982. 168 с.

  13. Сыроватская Л.А. Ответственность по советскому трудовому праву. М.: Юрид. лит., 1974. 184 с.

  14. Толкунова В.Н. Трудовое право: курс лекций. М.: ТК Велби, 2002. 320 с.

  15. Философский энциклопедический словарь / редкол.: С.С. Аверинцев, Э.А. Араб-оглы, Л.Ф. Ильичев и др. М.: Сов. энцикл., 1989. 815 с.

  16. Энгельс Ф. Антидюринг. Очерк теории. М.: Гос. изд-во полит. лит., 1961. 828 с.

  17. Hepple В. Labour Laws and Global Trade. Oxford and Portland, Oregon, Hart Publishing, 2005. 302 с.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.