УДК 347.78

«КАК ИСПРАВИТЬ АВТОРСКОЕ ПРАВО»: РЕЦЕНЗИЯ НА МОНОГРАФИЮ PATRY W. HOW TO FIX COPYRIGHT. NEW YORK: OXFORD UNIVERSITY PRESS, 2011

А.Г. Матвеев

Кандидат юридических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права
Пермский государственный национальный исследовательский университет
614990, Пермь, ул. Букирева, 15
E
-mail: la-musica@yandex.ru

Аннотация: Исследования в сфере авторского права очень популярны в современной англо-американской юридической науке. Автором рецензируемой книги является Уильям Патри (William Patry), один из самых известных и признанных специалистов по авторскому праву в Соединенных Штатах Америки. Целью книги cnfk ответ на вопрос, «как исправить авторское право».

Книга содержит обширный фактический материал, позволяющий У. Патри показать неэффективность и чрезмерную жесткость законов об авторском праве в цифровую эру.

В качестве совершенного авторского права он рассматривает модель copyright XVIII–XIX вв. У. Патри выдвигает ряд идей. В частности, предлагает существенно сократить сроки действия авторских прав и вернуть институт регистрации этих прав. Книга, несомненно, будет интересна всем интересующимся проблемами авторского права.


Ключевые слова: авторское право; исключительное авторское право; общественное достояние; общественный интерес; обоснование авторского права; Интернет; срок авторского права

 

Среди российских и зарубежных исследований по авторскому праву с каждым годом все большую долю занимают те, которые направлены на критику этого института. Однако в круге последних редко встречаются работы, авторы которых идут дальше и предлагают публике аргументированную точку зрения на то, каким должно быть современное авторское право. Рецензируемая монография представляет собой хороший пример того, как от критики можно перейти к созданию позитивного знания, как искать и найти ответ на вопрос, вынесенный в название этой книги. Таким образом, тема рецензируемой работы актуальна.

Автором исследования является Уильям Патри (William Patry) – один из самых известных и признанных специалистов по авторскому праву в США. В частности, он известен как автор семитомного издания по авторскому праву Соединенных Штатов, которое оценивается критиками как одно из самых глубоких в данной сфере.

В предисловии У. Патри пишет, что, хотя он является в настоящее время старшим советником по авторскому праву компании «Google», взгляды, изложенные в этой книге, никаким образом не должны связываться с этой компанией. Автор подчеркивает, что он написал книгу не как сотрудник «Google» и не для продвижения интересов «Google». Примечательно, что У. Патри послал рукопись своей работы примерно двадцати сотрудникам «Google», которые, по его мнению, являются умными и проницательными людьми, но ни один из них не высказал никаких замечаний. У. Патри резюмирует: «Google» не одобряет эту книгу, не разделяет мнения, высказанные в этой книге, и, возможно, даже категорически настроена против некоторых ее мест.

Введение к работе является весьма кратким. Здесь в качестве цели книги выступает заявление автора о том, что эта книга о том, как сделать наши законы об авторских правах лучше [p. 5]. У. Патри задается риторическим (для него) вопросом: «Может быть, правда, что законы, разработанные около трех столетий назад с целью создания экономических стимулов для инноваций, защиты прав авторов, сегодня препятствуют инновациям и экономическому росту?», на который следует короткий ответ – «Да» [p. 5].

В первой главе «Почему нам нужно исправить наши законы об авторском праве» представлен обширный фактический материал, с помощью которого автор показывает неэффективность законов об авторском праве в цифровую эру, которую он называет «миром изобилия» и противопоставляет аналоговой эпохе – «миру дефицита». У. Патри оспаривает тезис: что, чем сильнее охраняются авторские права, тем больше доходов получают авторы. Он прав, говоря, что это неверно и что это никогда не было правдой, по крайней мере, для большинства авторов, за исключением самых известных из них [p. 30]. Действительно, история классической музыки знает примеры, когда некоторые суперзвезды (Верди, Брамс) заработали очень большие деньги благодаря авторскому праву [p. 37]. Действительно, в американской и европейской звукозаписи можно выделить так называемый «золотой период» примерно с 1970 по 1997 год, когда музыкантам очень хорошо платили с продаж пластинок и дисков [p. 30].

У. Патри справедливо критикует чрезмерную жесткость законов об авторском праве, применимых в цифровой среде. Если покупатель книги вправе дать почитать ее своим друзьям, то покупатель файла, содержащего произведение, может быть ограничен правообладателем в том, чтобы скопировать файл на другое устройство или распечатать текст [p. 45].

Вторая глава целиком посвящена рассуждениям автора о том, что необходимо обосновывать авторское право не верой, а конкретными доказательствами. У. Патри замечает очевидное: «Наши законы об авторском праве основаны на риторике идей, а не на фактических данных» [p. 50]. Вообще по всей главе проходит красной нитью его мысль о том, что идеи развития культуры, творчества, образования и науки – это только ширма, за которой скрываются коммерческие интересы крупных компаний. Конечно, эта идея не является новой, но многие факты, подтверждающие ее, нельзя найти в других работах по авторскому праву.

Можно поддержать автора в том, что законы об авторском праве могут хорошо регулировать одну сферу и плохо другую [p. 49]. Глава завершается несколько наивным утверждением: «Если бы мы могли начать с нуля, каковы должны быть наши правильные законы об авторском праве? Я сомневаюсь, что хотя бы кто-нибудь в мире ответил бы: "Такие же, как прямо сейчас"» [p. 74].

В третьей главе «Что должны делать законы об авторском праве?» развиваются идеи первой и второй глав книги, т.е. критика современного авторского права и позитивистский тезис автора о том, что авторское право необходимо обосновывать конкретными доказательствами. В целом, глава представляет собой критическое эссе, в котором нет прямого ответа на вопрос, поставленный в названии главы. По мнению У. Патри, есть фундаментальная проблема, заключающаяся в том, что никто не доказал положительное влияние авторского права на творчество [p. 77]. Видимо, автор не отдает себе отчет в том, что прямого доказательства такого влияния нет и быть не может, поскольку не возможен эксперимент по параллельному существованию государства с авторским правом и без такового в одних и тех же условиях. Что касается критики заявлений политиков и транснациональных компаний, а также расчетов экономистов, то здесь слова У. Патри весьма убедительны. Автор замечает, что статистика, показывающая, что вклад оборота авторских прав в экономику наиболее развитых стран достигает семи процентов, является ложной. Данные о зависимости тех или иных творческих индустрий от законов об авторском праве условны. Вывод о том, что авторское право жизненно важно для развития экономики постиндустриальных стран, является натянутым [p. 123–124]. Вообще завышенные цифры о вкладе авторского права в экономику играют на руку только крупным компаниям, как-то: «Sony BMI Music», «Warner Music Group», «EMI Music Group», «Universal Music», которые контролируют восемьдесят пять процентов американского и семьдесят процентов мирового рынка музыки, «Walt Disney», «Paramount», «Sony», «Twentieth Century Fox», «Universal Pictures», «Warner Brothers», которые контролируют восемьдесят процентов американского и семьдесят пять процентов мирового рынка видео [p. 111–112].

Четвертая глава книги посвящена общественному интересу как одной из целей авторского права. У. Патри пишет, что в авторском праве имеется несколько общественных интересов и что в этой главе он рассматривает только два из них. Первый связан с переходом произведения в общественное достояние, второй – с наличием определенного материала, не охраняемого авторским правом [p. 133]. Одна из двух важных идей этой главы состоит в том, что при существующих очень длинных сроках авторского права общественное достояние не достигает своей цели. По статистике подавляющая часть произведений интересна публике в период действия авторских прав. Когда произведение попадает в общественное достояние, оно интересно, пожалуй, только ученым [p. 133].

Пожалуй, важнейшая идея рассматриваемой главы состоит в том, что общественный интерес давно уже является метафорой, за которой не стоит реального содержания [p. 136]. В этом У. Патри, несомненно, прав. Он верно подметил, что сторона, отстаивающая существующее положение в авторском праве, ссылается на общественный интерес так же, как и сторона, критикующая это положение, апеллирует к нему.

Пятая глава работы называется «Закон не является решением бизнес-проблем». Эта глава является, пожалуй, самой публицистичной во всей книге. Здесь У. Патри критикует правообладателей, которые не смогли приспособиться к новым рыночным и технологическим условиям и пытаются решить свои проблемы за счет закона. Рецепт автора прост: нужно искать новые бизнес-модели работы в Интернете, нужно бороться с пиратами не запретами, а привлекательными для публики предложениями. Собственно, правовых идей, кроме очевидности, указанной в названии главы, в рассматриваемом фрагменте книги нет, поэтому я воздержусь от оценки этого текста.

Шестая глава, напротив, весьма академична как в постановке проблемы, так и в рассуждениях автора. Здесь рассматривается проблема легитимности и эффективности законов об авторском праве. Понятно, что У. Патри говорит о том, что эти законы не легитимны. Но интересен в данном случае не этот очевидный вывод, а сам ход мысли автора. Он ссылается на М. Вебера и пишет, что люди подчиняются закону, когда считают его справедливым либо когда признают процедуру принятия закона справедливой, если, конечно, сам закон не выходит за рамки разумного [p. 166–167]. У. Патри настаивает на том, что людям не нравится то, что их мнение вообще не учитывается при разработке законов об авторском праве. Такой тезис, полагаем, достоин всяческой поддержки.

В главе седьмой «Отказ от эксклюзивности взамен на получение платы» высказывается, наверное, главная идея рецензируемой книги. У. Патри предлагает отказаться от идеологии исключительного права, являющейся центральным элементом авторского права. Суть этой идеологии он видит в возможности правообладателя сказать «нет» лицу, желающему использовать произведение, независимо от причин такого отказа и в возможности пытаться установить любую цену и навязать любые условия за такое использование [p. 177].

Несоответствие идеологии исключительного права современным условиям автор усматривает в большом числе несанкционированных использований произведений в цифровой среде и отсутствии эффективного механизма борьбы с такими нарушениями. В качестве примера У. Патри приводит провал RIAA (Американской ассоциации звукозаписывающих компаний) в ведении ей дел против тридцати тысяч ответчиков [p. 179].

Следует заметить, что, если в начале главы автор предлагает отказаться от идеологии исключительного авторского права вообще, то затем ход его мысли в основном касается сферы Интернет. Итак, У. Патри предлагает заменить схему «авторское право = контроль = деньги» схемой «авторское право = компенсация» [p. 179]. Он поддерживает идею обществ по коллективному управлению авторскими правами. Понятно, без такого института очень сложно будет решить проблему сбора компенсации за использование произведений в Интернете. Но в то же время У. Патри не питает никаких иллюзий в отношении авторских обществ. Его критика этих организаций представляется обоснованной и объективной. В частности, общества по управлению авторскими правами являются непрозрачными, неэффективными, коррумпированными, несправедливыми [p. 182–184].

Думается, что идея замены исключительного авторского права в Интернете системой сбора компенсации за использование произведений является привлекательной. Конечно, она требует дальнейших обсуждений и разработок. Сам У. Патри прекрасно понимает, что вряд ли в ближайшем будущем эта идея будет законодательно реализована. В качестве официальных возражений ей будет противопоставлен принцип свободы договора [p. 187–188].

В восьмой главе автор вновь обращается к критике срока действия авторских прав. По его мнению, вынесенному в название главы, существующие длинные сроки действия авторского права повреждают культурное наследие. Во-первых, чем длиннее срок, тем труднее определить правообладателя, что крайне затрудняет легальное использование произведения. Например, BBC в своих архивах имеет один миллион часов эфирного времени, которые являются непригодными для использования, потому что правообладатели не известны и нет никакого способа установить их [p. 190]. Во-вторых, большой объем научной информации, которая могла бы быть полезной обществу, из-за авторских прав остается неизвестным [p. 192]. У. Патри не формулирует конкретного предложения о сроке действия авторского права, но он считает, что такой срок можно определить эмпирически и что, по крайней мере, такой срок следует сократить очень резко [p. 201]. Разделяя эту точку зрения, хотелось бы заметить, что официальное обоснование недавнего увеличения сроков авторского права в ЕС, США, России с пятидесяти до семидесяти лет после смерти автора, по меньшей мере, недостойно. Утверждается, что причиной таких изменений является то, что в последнее время показатель средней продолжительности жизни человека возрос.

В девятой главе отстаивается точка зрения, согласно которой в авторское право необходимо вернуть институт формальностей. Эта идея обсуждается в последние годы достаточно активно, и здесь У. Патри не сказал ничего нового и оригинального. Поэтому нет смысла пересказывать его идеи. Конечно, формальности значительно упростят положение пользователей и сделают институт авторского права более прозрачным и предсказуемым.

Десятая глава посвящена институту добросовестного использования, который является англо-американским аналогом системы исключений и ограничений авторского права, укоренившейся в континентальном праве. Здесь необходимо пояснить, что добросовестное использование – это набор принципов, а не конкретных правил, ограничивающих исключительные авторские права. Согласно законодательству США, при определении того, являлось ли использование произведения в каком-либо конкретном случае добросовестным использованием, необходимо учитывать следующие факторы: цель и характер такого использования, в том числе, имеет ли такое использование коммерческий характер или же преследует некоммерческие образовательные цели; характер охраняемого авторским правом произведения; объем и значимость использованной части относительно всего охраняемого авторским правом произведения в целом; влияние использования на потенциальный рынок сбыта и ценность охраняемого авторским правом произведения.

Институт добросовестного использования является более гибким, нежели европейская система исключений и ограничений, поэтому его легче адаптировать к цифровой среде. Сравнивая американский и европейский подходы, У. Патри обоснованно критикует последний, который нашел отражение, например, в Директиве ЕС от 22 мая 2001 г., посвященной гармонизации некоторых аспектов авторского права и смежных прав в информационном обществе [p. 214–215].

В одиннадцатой главе рассуждения У. Патри уходят из правового в общепублицистическое русло. Автор снова говорит о метафорах, которые вредны для авторского права, о том, что граждане не могут влиять на законы об авторском праве. Вообще в этой главе трудно найти главную идею, которая развивала и дополняла бы концепцию У. Патри.

В последней, двенадцатой, главе «Эффективное глобальное авторское право» У. Патри высказывает надежду на то, что в будущем международное авторское право будет более справедливым. Автор пишет, и в этом с ним нельзя не согласиться, что развитые страны навязывают развивающимся очень высокие стандарты охраны авторских прав, которые выгодны прежде всего транснациональным компаниям [p. 249]. Идея эффективного глобального авторского права, по мнению У. Патри, такова: эффективное право должно работать для всех стран, на любых этапах их развития [p. 252]. Инструментом реализации такой идеи должна стать серьезная дифференциация стоимости использования произведений в зависимости от платежеспособности аудитории.

Итак, книга У. Патри не содержит самостоятельного раздела, в котором он обобщает свои рассуждения и предложения и кратко отвечает на вопрос: как исправить авторское право? Автор пишет, что он сознательно отказался от написания главы, состоящей только из рекомендации, так как не хотел бы отрывать свои предложения от контекста, в котором они были высказаны [p. 5]. Если же из глав книги извлечь конкретные предложения по реформированию авторского права, то получится следующий набор тезисов.

Во-первых, необходимо очень резко сократить сроки действия авторских прав. Во-вторых, необходимо вернуться к регистрации авторских прав. В-третьих, следует сделать еще более гибким институт добросовестного использования произведений. В странах континентального авторского права следовало бы вообще отказаться от костной системы исключений и ограничений авторских прав, заменив ее англо-американским аналогом. В-четвертых, право на переработку произведения должно быть отменено. В-пятых, лицензии на использование произведений в Интернете должны быть глобальными. В-шестых, необходимо реформировать общества по коллективному управлению авторскими правами так, чтобы они стали более прозрачными и справедливыми по отношению к пользователям. Наконец, самое главное, в-седьмых, нужно отказаться от идеологии исключительных прав, заменив ее концепцией компенсации за использование произведений. Однако из контекста следует, что У. Патри предлагает отказаться от исключительных прав только в Интернете, что значительно снижает радикальность данного тезиса.

Как видно, рекомендации У. Патри по исправлению авторского права не представляют собой ничего нового. Они подтверждают общеизвестную истину о том, что новое – это хорошо забытое старое. Очевидно, что для автора идеалом совершенного авторского права выступает старая добрая модель copyright образца XVIII–XIX вв. Однако отсутствие в работе неведомых доселе нововведений не снижает ее эвристической ценности, которая, как представляется, заключается в том самом контексте, о котором автор говорит во введении.

В книге У. Патри выступает как блестящий полемист, как опытный адвокат и политик, который знает, что далеко не все в законотворчестве определяется правильными теориями, справедливостью и интересами граждан. Работа снабжена солидным научным аппаратом из сносок и примечаний, занимающих почти шестьдесят страниц текста. Здесь, конечно, свою роль сыграло академическое прошлое автора.

В работе У. Патри трудно обнаружить серьезные недостатки или ошибки. Вообще представителю континентальной, да еще и постсоветской юриспруденции не очень красиво со своей колокольни упрекать признанного американского ученого в том, что, возможно, и не является недостатком исследования в традиции англо-американской юридической науки. И все же в рецензируемой книге встречаются моменты, которые вызывают вопросы и замечания.

С точки зрения философско-правовых позиций У. Патри выступает как позитивист и утилитарист. Рассматривая теории, обосновывающие авторское право, он убежден, что только эмпирические данные могут показать, эффективен и актуален ли этот институт. Автор пишет, что моральное (имеется в виду юснатуралистическое) обоснование авторского права – это миф [p. 88–90]. Соответственно, в работе нет какого-либо разбора, критики и современной оценки теорий, под влиянием которых сформировалось авторское право Франции и Германии. Так просто отбрасывать влиятельные учения нельзя, потому что они основаны на определенных ценностях и принципах, ставших фундаментом Нового времени. Если следовать логике У. Патри в правовых исследованиях вообще, то можно признать мифом всю концепцию прав человека и отбросить ее как ненаучную.

Несколько странно, но в книге нет также никакого анализа института моральных прав автора, который является глобальным благодаря Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений и которому цифровая эпоха также бросает определенные вызовы.

Некоторые мысли У. Патри являются явно популистскими и публицистичными, что несвойственно серьезным правовым исследованиям. Например, одной из идей пятой главы выступает тезис, что правообладатели должны конкурировать с пиратами. Но с точки зрения издержек пират всегда выиграет конкуренцию у правообладателя. «Нам не нужны сильные законы об авторском праве, – пишет автор, – если они обогащают немногих» [p. 113]. Не сам по себе закон обогащает немногих, а экономика капитализма и эпоха массовой культуры делают это.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.