УДК 347.122

СООТНОШЕНИЕ СПОСОБОВ И ЦЕЛЕЙ ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ

Д.Н. Латыпов

Кандидат юридических наук, доцент кафедры предпринимательского права, гражданского и арбитражного процесса
Пермский государственный национальный исследовательский университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
Е-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

В.В. Акинфиева

Ассистент кафедры предпринимательского права, гражданского и арбитражного процесса
Пермский государственный национальный исследовательский университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Аннотация: Рассмотрена проблема необходимости изменения правовых положений о способах защиты гражданских прав, содержащихся в статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации. Приведенный в ней перечень способов защиты, по мнению авторов, является не вполне корректным. Показано соотношение способа и цели защиты гражданских прав. Исследованы условия защиты гражданских прав, проанализированы положения действующих процессуальных законов в указанной сфере. Рассмотрен вопрос о целесообразности законодательного закрепления в статье 12 ГК РФ общего перечня способов защиты. Сформулировано предложение об исключении из указанной статьи положений о том, что применению подлежат только способы, предусмотренные законом. Обоснована необходимость корректировки существующей редакции положений статьи 12 Гражданского кодекса Российской Федерации.


Ключевые слова: способы защиты гражданских прав; цель защиты гражданских прав; перечень способов защиты гражданских прав; пресечение нарушения права; восстановление положения, существовавшего до нарушения права; признание недействительным решения собрания; самостоятельное признание ничтожной сделки недействительной; нарушенное право; условия применения способов защиты; исчерпывающий характер перечня способов защиты

 

Как известно, перечень способов защиты гражданских прав приведен в ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ). При этом в силу положений названной статьи Кодекса защита гражданских прав осуществляется способами, указанными в данной статье, а также иными способами, предусмотренными в законе.

Из названной правовой нормы следует, что иные способы защиты прав могут быть установлены только законом, соответственно, применение способов, прямо не предусмотренных законом, не допускается. Подобная позиция подтверждается значительным объемом судебной практики [5].

В то же время довольно часто встречаются случаи признания судами правомерности применения способов защиты гражданских прав, прямо законом не предусмотренных. К примеру, до сих пор надлежащим способом защиты является признание недействительной (ничтожной) сделки, несмотря на отсутствие в законе правовых норм о возможности применения такого способа защиты. Такая позиция изложена в п. 32 постановления Пленума Верховного суда РФ и Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 1 июля 1996 г. №6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

В этой связи, в правовой доктрине возникли рассуждения о целесообразности закрепления перечня способов защиты гражданских прав в статье 12 ГК РФ, поскольку данная статья предусматривает лишь примерный набор способов. Так, А.П. Сергеев отрицает научную обоснованность указанного перечня, поскольку некоторые из способов защиты взаимно перекрывают друг друга. Одновременно он констатирует: что перечень наиболее распространенных способов защиты является полезной мерой, так как потерпевшие ориентируются на возможный инструментарий средств защиты своих нарушенных прав, что облегчает их выбор [2, с. 43]. С этим нельзя не согласиться. Закрепление в ст. 12 ГК РФ наиболее общих и часто применяемых способов защиты прав, во-первых, помогает участникам гражданского оборота избрать наиболее оптимальный для них способ защиты прав, во-вторых, препятствует использованию таких защитных конструкций, которые не только ошибочны, но и противоречат гражданскому законодательству, его общим началам и смыслу.

Однако возникает закономерный вопрос: обеспечивают ли положения ст. 12 ГК РФ возможность защиты всяких гражданских прав при всем их многообразии?

В целях разрешения указанного вопроса, представляется, что начать необходимо с анализа положений Конституции Российской Федерации, согласно ч. 2 ст. 46 которой установлен запрет на применение способов защиты, запрещенных законом. Правовые нормы, запрещающие использование способов, не предусмотренных законом, в Конституции отсутствуют.

Изложенное позволяет предположить, что, как минимум, нормативный правовой акт, имеющий верховенство над всеми прочими источниками права в Российской Федерации, по сути определяющий направление и принципы, в том числе гражданско-правового регулирования, положений о запрете применения способов защиты гражданских прав, прямо законом не предусмотренных, не содержит.

Далее рассмотрим соотношение способов защиты, непосредственно содержащихся в ст. 12 ГК РФ.

Статья 12 ГК РФ на сегодняшний день содержит двенадцать абзацев с указанием способов защиты гражданских прав. С недавнего времени (с 01.03.2013 г.) указанный перечень расширен: Федеральный закон от 30.12.2012 №302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» дополняет статью 12 ГК РФ еще одним способом защиты – «признание недействительным решения собрания» [3].

Соответственно, развитие законодательства на сегодняшний день направлено на расширение перечня гражданско-правовых способов защиты, содержащегося в ст. 12 ГК РФ, являющейся по сути общеправовой нормой о способах защиты гражданских прав.

Вместе с тем из перечисленных в указанной правовой норме способов следует особо выделить «восстановление положения, существовавшего до нарушения права и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения».

Известно, что защите подлежит только нарушенное или оспоренное субъективное право [6]. Данная позиция обусловлена тем, что защите в силу ст. 4 Арбитражного процессуального кодекса РФ и ст. 3 Гражданского процессуального кодекса РФ подлежит только нарушенное право (законный интерес). Факт нарушения права подтверждается наличием спора, когда право оспаривается, отрицается или не признается третьим лицом [7]. Следовательно, конкретный способ защиты нарушенного права может быть применен только при наличии спора о праве [8]. В противном случае теряется весь смысл защиты права. Следует отметить, что, несмотря на очевидность указанной позиции, в ст. 12 ГК РФ, именуемой «Способы защиты гражданских прав», отсутствует соответствующее правовое положение о таком условии применения способов защиты, как наличие нарушенного права, в связи с чем до сих пор в цивилистике встречаются мнения о возможности реализации способов защиты в отсутствие необходимости констатации наличия нарушенного права [4, с. 11].

В свою очередь, очевидно, что целью разрешения спора является восстановление нарушенного права, что также системно подтверждается сложившейся судебной практикой [10]. Аналогичный подход к пониманию цели удовлетворения иска наблюдается и в некоторых зарубежных правопорядках [17–21].

Следовательно, любой из перечисленных в ст. 12 ГК РФ способов должен приводить к восстановлению нарушенного права.

В связи с этим указание в ст. 12 ГК РФ на такой самостоятельный способ защиты права, как восстановление положения, существовавшего до нарушения права, наряду с прочими способами является не вполне целесообразным и логичным.

Кроме того, если рассмотреть отдельные способы, указанные в ст. 12 ГК РФ, то часто можно установить дублирование, т.е. указание на конкретный способ защиты в названной статье кодекса и в специальном законе.

Так, на сегодняшний день в ст. 12 ГК РФ указан такой способ защиты, как признание недействительным решения собрания. В свою очередь, право на предъявление требования о признании недействительными решений общих собраний участников общества с ограниченной ответственностью закреплялось в ст. 43 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. №14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», аналогичное право акционеров регулировалось ст. 49 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. №208-ФЗ «Об акционерных обществах» и др.

При этом фактически оспаривание решений органов управления юридического лица квалифицировалось судами в качестве такого способа защиты как восстановление положения, существовавшего до нарушения права, пресечения действий, создающих угрозу нарушения права [10].

Таким образом, развивая указанную мысль, можно предположить, что фактически любой способ защиты гражданских прав представляет собой либо восстановление положения, существовавшего до нарушения права, либо пресечение нарушения права, либо компенсацию потерь, вызванных нарушением права. Следовательно, возникает вопрос о целесообразности перечисления всех прочих способов в ст. 12 ГК РФ, которая по своему определению и содержанию должна состоять из наиболее общих правовых положений о способах защиты, содержащих единое определение и единые (общие) условия применения.

В этой связи представляется, что указанную статью Кодекса можно изменить путем подобного сокращения перечня способов, но при этом дополнить положениями об общих условиях применения конкретного способа, случаях, при которых избранный способ будет являться ненадлежащим, правовых последствиях избрания ненадлежащего способа защиты.

Следовательно, с учетом такой корректировки ст. 12 ГК РФ, думается, необходимо пересмотреть целесообразность наличия и последнего абзаца данной статьи, фактически запрещающего на сегодняшний день применение способов, прямо законом не предусмотренных. Об актуальности подобной корректировки косвенно свидетельствует и позиция Высшего арбитражного суда Российской Федерации, отраженная в постановлении Президиума от 20 октября 2010 г. №4372/10 ВАС РФ, согласно которому не является существенной ошибкой избрание способа защиты, по форме не соответствующего тем, что предусмотрены законом, но идентичным с ними по содержанию, характеру, целевой направленности и условиям предъявления, поскольку несовпадение формулировки заявленного иска с применимым способом защиты нарушенного права не может влиять на существо самого требования. Встречаются отдельные мнения и в правовой науке о «неисчерпывающем» характере перечня способов защиты гражданских прав [1].

Подводя итоги, представляется, можно констатировать назревшую необходимость изменения ст. 12 ГК РФ и, как следствие, фиксирования общих положений о способах защиты гражданских прав в целях оптимизации эффективности правового регулирования защиты гражданских прав.

 

Библиографический список

  1. Бычков А.И. Ненадлежащий способ защиты права // Арбитр. и гражд. процесс. 2011. №9. С. 14–17.

  2. Гражданское право: учебник; в 2 ч. / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Теис, 2005. Ч. 1. 765 с.

  3. Остапюк Н.В. Понятие и формы защиты гражданских прав. Особенности нотариальной защиты гражданских прав // Юрист. 2006. №4. С. 9–14.

  4. Постановление Президиума ВАС РФ от 5 окт. 2010 г. №5740/09 по делу №А40-27990/08-82-255 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  5. Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 16 мая 2012 г. по делу №А12-22517/2011 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  6. Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 3 июня 2011 г. №15АП-4453/2011 по делу №А32-33970/2010 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  7. Постановление ФАС УО от 12 апр. 2006 г. по делу №Ф09-2538/06-С3 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  8. Постановление ФАС СЗО по делу №А56-35988/03 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  9. Постановления ФАС ВСО от 19 дек. 2008 г. по делу №А19-6411/08-Ф02-6338/08, по делу №А19-6411/08, ФАС ПО от 11 нояб. 2008 г. по делу №А65-5393/08 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  10. Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 6 сент. 2012 г. по делу №А58-1602/2012 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  11. Постановление ФАС Уральского округа от 22 янв. 2013 г. №Ф09-12299/12 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  12. Постановление ФАС Московского округа от 19 нояб. 2012 г. по делу №А40-106640/11-142-961 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  13. Постановление ФАС Поволжского округа от 21 июня 2012 г. по делу №А55-22986/2011 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  14. Постановление ФАС Уральского округа от 14 янв. 2010 г. №Ф09-10676/09-С4 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  15. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 3 нояб. 2010 г. по делу №А31-701/2010 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  16. О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации: Федер. закон от 30 дек. 2012 г. №302-ФЗ // Рос. газета. 2013. 11 янв.

  17. A problem of comparative legal method: Comparison of buyers' remedies for breach of delivery of the sale of goods in Canadian common law and Ukrainian civil law. Maniichuk, Jurii, LL.M., York University (Canada), 1991. 163 p.

  18. Paulus Ch. Gnmdfalie zum Gestaltungsprozeil, Zivilprozeflrecht, 1996. S. 42.

  19. Scmidt K. Gnmdfalie zum Gestaltungsprozeil, JuS 1986, Heft 1. S. 35.

  20. Tort law liability of directors and officers towards third-party creditors: A comparative study of common and civil law with special focus on Canada and Germany. Schlag, Jenny Melanie, LL.M., McGill University (Canada), 2004. 124 p.

  21. Windsheid B. Lehrbuch des Pandektenrechts. 1900. 124 р.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.