УДК 34.09

ДЕФИНИЦИЯ «БЕЗОПАСНОСТЬ» В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ И ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

В.В. Абрамов

Кандидат юридических наук, доцент кафедры предпринимательского права
Уральская государственная юридическая академия
620137, г. Екатеринбург, ул. Комсомольская, 21
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Аннотация: В статье поднимаются вопросы о сущности и правовой природе понятия «безопасность», выявляется ее место в системе правовых явлений. Аализируются роль и значение терминов «риск» и «безопасность» в понятийном аппарате гражданского права России. Рассматривая процесс становления современной отечественной концепции безопасности в гражданском праве, автор обнаруживает элементы преемственности и обновления, выявляет закономерности эволюции данной теории в праве, определяет пути решения дискуссионных вопросов. Отмечается, что безопасность в гражданском праве выступает как элемент стабильности развития всей системы гражданско-правовых отношений, выражающийся в постоянном и целенаправленном процессе прогнозирования, минимизации, устранения, предупреждения опасностей и угроз посредством функционирования механизмов управления рисками и охранно-защитных механизмов, в случае причинения вреда частноправовым и социально-значимым интересам, направленный на стабилизацию и обеспечение условий для нормального функционирования и развития всей экономической системы общества. В результате обосновывается принадлежность категории «безопасность» к базовым категориям гражданского права. Сделан вывод, что, с одной стороны безопасность есть основное условие обеспечения жизненно важных интересов личности, а также национальных интересов государства и общества в различных сферах (экономической, политической, социальной и др.), с другой стороны, безопасность противопоставляется в ряде случаев свободе, поскольку ее обеспечение достигается в том числе и с помощью ограничения субъективных прав.


Ключевые слова: дефиниция; риск; управление рисками; безопасность; гражданское право; охранно-защитный механизм; понятийный аппарат гражданского права

 

Дефиниция - это итог мыслительной деятельности, которая аккумулирует в себе основные характеристики содержания предмета или явления (в номинативных дефинициях – понятия или термина). Причем понятие должно определяться адекватно своему содержанию, максимально четко и ясно. В связи с этим основной целью помещения дефиниции в тексте гражданско-правового нормативного акта является полное, всестороннее, юридически оправданное и грамотное раскрытие сущности соответствующего понятия.

Терминологичным принято считать любое слово или словосочетание, выступающее в номинативной функции и обозначающее ключевое понятие элемента правовой нормы. В отличие от легального понятия научный термин [5, c. 452] - это слово или сочетание слов, призванное выразить в языке (универсальной среде, «в которой осуществляется само понимание») понятие, материальным носителем которого термин является. Выразить понятие в научном термине означает отграничить его от иных, сходных с ним лексических единиц. Такое отграничение достигается посредством сообщения термину определенного смысла.

Между понятиями и соответствующими им терминами существует неразрывная связь и неотделимость, поэтому «явление – понятие – термин» следует рассматривать в едином качестве. Важнейшее свойство последнего состоит в том, что основным и первичным в нем будет явление действительности. Е.А. Прянишников верно отмечает, что «понятие – это отражение такого явления в сознании людей, а термин служит словесным выражением понятия» [11, c. 114]. В.Ю. Туранин также настаивает на том, что в гражданском законодательном тексте должна существовать нерасторжимая связь юридических понятий и соответствующих им терминов, которая выражается в их взаимной зависимости, поэтому важнейшую роль при формулировании правовых норм следует отводить исследованию содержания каждого конкретного термина, установлению степени его связи с обозначаемым понятием [17, c. 7].

Таким образом, нормативному закреплению дефиниции «безопасность» должна предшествовать его доктринальная разработка, на основе взаимодействия которых будет возможным дать наиболее полное определение исследуемого феномена в гражданском праве. В настоящее время существует плюрализм определений безопасности, что, по нашему мнению, связано с фундаментальностью и многогранностью самого явления безопасности, множественностью содержательных связей и форм внешних проявлений и взаимодействий с иными явлениями объективной действительности. Такой сложный характер проблемы обеспечения безопасности проявляется в различных по содержанию понятийных категориях, разработка которых предполагает как дифференцированный, так и интеграционный подходы на основе использования комплексных данных философии, права, истории, социологии и иных отраслей научного знания как теоретико-методологической основы познания.

Трактовка общенаучной категории «безопасность» как элемента научной картины мира выполняет эвристическую функцию, выражающуюся в гносеологической интерпретации научного аппарата философии и конкретных отраслей научного знания, а их взаимосвязь проявляется через соотношение категорий общего и частного. На уровне общественного сознания понятие безопасность определяется как отсутствие опасности, сохранность, надежность и употребляется применительно к самым различным процессам как природным, так и социальным [4; 6; 12; 18]. Безопасность начинает рассматриваться в качестве важнейшего социального блага, отвечающего интересам, целям и устремлениям людей и выступающим необходимым условием для нормального функционирования всего социума.

В рамках естественно-правовой концепции безопасность впервые приобретает статус социальнозначимого явления. В этом аспекте В.И. Митрохин определяет безопасность как «меру защищенности среды жизнебытия, чести, достоинства, ценностей личности, социальных групп, государства, общества, цивилизации в целом» [8, c. 1].

Гносеологический подход к анализу общенаучной категории «безопасность», по мнению М.И. Агалабаева, позволяет расширить представления о соотношении и единстве наук об обществе, государстве и праве, взаимовлиянии науки и социально-правовых ценностей, к числу основных из которых и следует отнести философскую интерпретацию данного понятия. В рамках этого научного направления безопасность может быть определена как отсутствие опасности и наличие сохранности (надежности) протекания тех или иных процессов безотносительно к природным либо социальным их характеристикам [1].

Наиболее распространенным следует признать подход, согласно которому безопасность определяется как определенное состояние защищенности [15, c. 6], которое принято многими исследователями в качестве концептуального основания проводимых теоретических изысканий, хотя они и расходятся в определении объекта защиты, характера угроз и защищаемых интересов. Так, в качестве родового понятия «безопасности» среди специалистов существует сходная трактовка безопасности, определяемой как такое состояние субъекта, при котором в условиях негативного и деструктивного воздействия внутренних и внешних факторов, посредством предотвращения, минимизации, нейтрализации или ликвидации такого воздействия обеспечивается поддержание жизнедеятельности, стабильность, а также поступательное развитие этого субъекта.

Представляется, что одной из основных причин распространенности данного подхода является генезис самого явления и его лексическое понимания. В русском языке слово «безопасность» образовано по принципу антиномии (противоречия между двумя положениями, каждое из которых признается логически доказуемым), т.е. за счет добавления приставки «без» к слову «опасность». Поэтому до сих пор такая словесная форма затрудняет полное и правильное раскрытие смыслов, так как для этого требуется не простое противоположение чему-либо другому, а прямое указание на подразумеваемую сущность. Поэтому полагаем, что только лингвистического толкования понятия безопасности явно недостаточно, поскольку под отсутствием опасности как бы подразумевается возможность достижения подобной идеальной ситуации. Но в реальной жизни всегда существовали и существуют опасности самого различного характера. Поэтому категория «безопасность» не абсолютна, а только относительна и смысловое значение приобретает лишь в связи с конкретными объектами и сферой человеческой деятельности окружающего мира. Вот почему следует в первую очередь определить понятия, относящиеся к конкретным видам безопасности, и на этой основе выделить содержание каждого вида безопасности (юридической, политической, военной, экономической, экологической и т.д.).

В целом, общенаучное понимание безопасности образует теоретико-методологическую основу для выделения в ней группы отношений, которые выступают как конкретные разновидности общего понятия безопасности, в осмыслении которого в равной степени важны все образующие его компоненты [14, c. 8].

Юридически формализованным выражением безопасности личности выступает право личности на безопасность, под которым целесообразно понимать правовую возможность личности как субъекта права сохранить свое состояние безопасной жизнедеятельности в форме обеспеченных и охраняемых государством притязаний на самостоятельную реализацию личностью своих жизненно важных потребностей и интересов различного характера. Природу безопасности личности О.А. Колоткина объясняет тем, что «она суть одна из основных витальных потребностей человека, без удовлетворения которой индивид не может нормально существовать, действовать и развиваться в социуме» [7, c. 10–11]. Понимаемое таким образом право личности на безопасность является субстанциональной характеристикой юридической безопасности человека.

Наиболее тесно безопасность в гражданском праве соприкасается с понятием экономической безопасности. Экономическая безопасность как конечная цель ограничений гражданских прав представляет собой сложное экономико-правовое явление. Эффективное применение ограничений гражданских прав с целью обеспечения экономической безопасности невозможно без четкого представления о самой категории «экономическая безопасность». В связи с этим представляет несомненный интерес как существующие в юридической литературе взгляды по этому вопросу, так и позиция законодателя.

Последняя трактуется как: «важнейшая качественная характеристика экономической системы, определяющая ее способность поддерживать нормальные условия жизнедеятельности населения, устойчивое обеспечение ресурсами развития народного хозяйства, а также последовательную реализацию национально-государственных интересов России» [3, c. 25]; «способность экономики обеспечивать эффективное удовлетворение общественных потребностей на национальном и межнациональном уровнях. Иными словами, экономическая безопасность представляет собой совокупность внутренних и внешних условий, благоприятствующих эффективному динамичному росту национальной экономики, ее способности удовлетворять потребности общества, государства, индивида, обеспечивать конкурентоспособность на внешних рынках, гарантировать от различного рода угроз и потерь» [2, c. 25].

В последнее десятилетие проблемам обеспечения безопасности жизни и здоровья граждан в РФ стало уделяться значительное внимание. Например, в ст. 1 ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» [9] промышленная безопасность опасных производственных объектов определяется как состояние защищенности жизненно важных интересов личности и общества от аварий на опасных производственных объектах и последствий указанных аварий. Из этого следует, что жизненно важные интересы личности прежде всего находятся под защитой государства. Указом Президента РФ утверждена Концепция национальной безопасности РФ [10], представляющая собой систему взглядов на обеспечение в РФ безопасности личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз во всех сферах жизнедеятельности. В ней сформулированы важнейшие направления государственной политики РФ в сфере обеспечения национальной безопасности, а также само понятие национальной безопасности. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что в тексте Концепции, при определении дефиниции «безопасность», речь идет не о совокупности условий, исключающих возможность насильственного изменения конституционного строя, а о состоянии защищенности жизненно важных интересов. Экономическая безопасность представляет собой «состояние экономики, обеспечивающее достаточный уровень социального, политического и оборонного существования и прогрессивного развития Российской Федерации, неуязвимость и независимость ее экономических интересов по отношению к возможным внешним и внутренним угрозам и воздействиям» [10].

На наш взгляд, такая трактовка безопасности в большей степени соответствует сущности данной категории. Именно состояние защищенности может объективно характеризовать степень или уровень безопасности. Условия существования личности, общества, государства зависят от многих факторов, в том числе и безопасности. Поэтому только с ними нельзя непосредственно увязывать категорию «безопасность». С учетом всего изложенного экономическую безопасность можно определить как составную часть национальной безопасности РФ, представляющую собой такое состояние и развитие урегулированных правом общественных отношений в сфере экономики, которое обеспечивает непрерывное и эффективное производство, обмен, распределение и потребление материальных и нематериальных благ сохраняя баланс частноправовых и социальнозначимых интересов в современном обществе.

В соответствии с системным подходом экономическая безопасность трактуется как безопасность той или иной системы, совокупность свойств состояния ее производственной подсистемы, обеспечивающая возможность достижения целей всей системы [16]. В данном случае экономическая безопасность видится специалистам как некая обеспечительная способность применительно к экономике.

Безопасность в гражданском праве также представляет собой комплексное понятие и по своему смыслу и содержанию несет в себе целую совокупность взаимосвязанных элементов: 1) представляет собой защищенность устойчивого состояния общественных отношений, входящих в предмет гражданского права, обеспечение стабильного развития имущественного оборота, обеспечение реализации субъективных гражданских прав, с целью достижения максимальной эффективности правового регулирования; 2) рассматривается как свойство (или атрибут) системы. В основе данного понимания лежит предположение о естественной защищенности любой системы от разрушительного воздействия каких-либо сил [13, c. 13]. В этом аспекте безопасность в гражданском праве выступает как элемент стабильности развития всей системы гражданско-правовых отношений, направленный на стабилизацию социально-политической и экономической обстановки, в том числе и посредством ограничения отдельных гражданских прав и свобод. Системный подход особенно необходим в изучении проблем теории и практики обеспечения безопасности применительно к моделированию негативных социальных процессов, последствий использования достижений науки и техники, возникновения чрезвычайных ситуаций природно-техногенного характера.

Безопасность в гражданском праве выступает как элемент стабильности развития всей системы гражданско-правовых отношений, выражающийся в постоянном и целенаправленном процессе прогнозирования, минимизации, устранения, предупреждения опасностей и угроз посредством функционирования механизмов управления рисками и охранно-защитных механизмов, в случае причинения вреда частноправовым и социально-значимым интересам, направленный на стабилизацию и обеспечение условий для нормального функционирования и развития всей экономической системы общества. Данное определение, позволяет, на наш взгляд, отразить в максимально возможной мере ключевые грани этого сложного социального феномена, интегрирующего в себе жизненно важные интересы, как отдельной личности, так и социума в целом.

Таким образом, безопасность в современных условиях, приобретая нормативное оформление в действующем законодательстве, перестает быть некой абстрактно-абсолютной категорией. Одновременно безопасность начинает рассматриваться в качестве социально-правового явления, имеющего двойственную природу. С одной стороны, безопасность есть основное условие обеспечения жизненно важных интересов личности, а также национальных интересов государства и общества в различных сферах (экономической, политической, социальной и др.). С другой стороны, безопасность противопоставляется в ряде случаев свободе, поскольку ее обеспечение достигается в том числе и с помощью ограничения субъективных прав.

 

Библиографический список

  1. Агалабаев М.И. Гносеологическая интерпретация понятия безопасности как общенаучной категории // Рос. следователь. 2009. №4. С. 29–32.

  2. Архипов А. Экономическая безопасность: оценки, проблемы, способы обеспечения / А. Архипов, А. Городецкий, Б. Михайлов. Цит. по: Васильев А.И., Сальников В.П., Степашин С.В. Национальная безопасность России: конституционное обеспечение. СПб.: С-Петерб. ун-т МВД России, 1999. 192 с.

  3. Бухвальд Е. Макроаспекты экономической безопасности: факторы, критерии, показатели // Вопросы экономики. 1994. №12. С. 25–35.

  4. Васильев А.И. Система национальной безопасности Российской Федерации (конституционно-правовой анализ): автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. СПб., 1999. 34 с.

  5. Гадамер X.Г. Истина и метод: основы философской герменевтики. М.: Прогресс, 1988. 704 с.

  6. Иззадуст Э.С. Национальная безопасность России: институциональный контекст и человеческое измерение. М.: Academia, 2010. 256 c.

  7. Колоткина О.А. Право личности на безопасность: понятие и механизмы обеспечения в РФ: теоретико-правовое исследование: автореф. … канд. юрид. наук. Саратов, 2009. 26 с.

  8. Митрохин В.И. Национальная безопасность России // Интеллектуальный мир. 1995. №6. С. 10?13.

  9. О промышленной безопасности опасных производственных объектов: Федер. закон Рос. Федерации от 21 июля 1997 г. №116-ФЗ (в ред. 227-ФЗ от 27.07.2010) // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1997. №30, ст. 3588.

  10. Об утверждении Концепции национальной безопасности Российской Федерации: указ Президента Рос. Федерации от 17 дек. 1997 г. №1300 // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1997. №52, ст. 5909.

  11. Прянишников Е.А. Единство «явление-понятне-термин» и его значение для законодательства // Советское государство и право. 1971. №2. С. 114–117.

  12. Райгородский В.Л. Национальная безопасность России: политико-правовые средства обеспечения. Ростов н/Д.: Изд-во СКНЦ ВШ, 2004. 212 c.

  13. Рыбалкин Н.Н. Философия безопасности: учеб. пособие. М.: МПСИ, 2006. 296 с. С. 13.

  14. Синецкий В.П. О понятийном аппарате общей теории безопасности // Военная мысль. 1994. №8. С. 55–60.

  15. Степашин С.В. Безопасность человека и общества (политико-правовые вопросы). СПб.: Пресс, 1994. 346 с.

  16. Тамбовцев В.Л. Экономическая безопасность хозяйственных систем: структура, проблемы // Вестник Московского университета. Сер. 6: Экономика. 1995. №3. С. 3–9.

  17. Туранин В.Ю. Проблемы формирования и функционирования юридической терминологии в гражданском законодательстве РФ: автореф. … канд. юрид. наук. Белгород, 2002. 22 с.

  18. Шуберт Т.Э. Национальная безопасность России: конституционно-правовые аспекты: сравн.-правовое исследование. М.: Право и Закон, 2001. 176 c.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.