УДК 342.8

АНАЛИЗ СВЯЗАННЫХ И ПАРАЛЛЕЛЬНЫХ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ СИСТЕМ

Д.М. Худолей

Кандидат юридических наук, доцент кафедры конституционного и финансового права
Пермский государственный национальный исследовательский университет
614990, Пермь, ул. Букирева, 15
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Аннотация: В работе содержится краткий анализ смешанных избирательных систем. Изучены две их основные разновидности: параллельная (несвязанная) и связанная. В параллельных системах, в отличие от связанных, голоса, поданные за кандидата и партию, не связаны. Параллельные системы обычно не применяются в развитых демократических странах из-за их очевидной несправедливости. Автор исследовал две разновидности связанных систем. Связанные системы, основанные на принципе большинства, менее справедливы, чем те, что основаны на пропорциональном принципе (например, немецкая модель). Вследствие этого автор предлагает проводить выборы в России по связанным системам, основанным на пропорциональном принципе, проект которой им разработан.

Во-первых, в одномандатных округах должно избираться не более трети депутатов; во-вторых, необходимо запретить двойное участие партийных кандидатов на выборах в одномандатном округе и в составе партийного списка; в-третьих, следует установить запрет для партийных кандидатов выдвигаться в порядке самовыдвижения; в-четвертых, необходимо голоса проигравших партийных кандидатов суммировать с голосами, поданными за их партию; в-пятых, из числа голосов, поданных за партию, нужно вычитать полусумму голосов ее кандидатов-победителей в одномандатных округах.

Автор провел математическое моделирование этой системы, используя результаты выборов депутатов Законодательного Собрания Пермского края последнего созыва. Обосновано преимущество данной системы перед несвязанными и иными связанными избирательными система (в том числе и перед немецкой), в силу чего предлагается использовать данную систему на федеральных и региональных выборах.


Ключевые слова: избирательная система; смешанная избирательная система; параллельная избирательная система; связанная избирательная система; выборы; федеральные выборы; региональные выборы; муниципальные выборы; избирательное право; избирательные права граждан

 

В начале 2013 года. Президент РФ В.В. Путин внес в Государственную Думу законопроект о выборах депутатов нижней палаты парламента [10]. Законопроект, по сути, восстанавливает порядок избрания депутатов, существовавший до 2007 г. Планируется, что половина депутатов будет избираться по одномандатным округам по мажоритарной системе относительного большинства (т. е. в один тур), другая половина – по партийным спискам в федеральном округе с использованием квоты Т. Хэйра и 5-процентного «заградительного барьера».

По сути, это мажоритарно-пропорциональная система (ее еще называют параллельной), так как голоса, поданные за кандидата-одномандатника, не учитываются при распределении мест по партийным спискам. Фактически, это отдельные избирательные системы, применяемые при избрании разных частей нижней палаты парламента. Следовательно, мажоритарная составляющая никоим образом не компенсирует недостатки пропорциональной системы. Скорее наоборот, происходит удвоение недостатков различных систем. Стоит отметить, что в демократических зарубежных странах обычно параллельные системы не применяются, а используются смешанные системы в буквальном смысле этого слова, которые устанавливают взаимосвязь голосов, поданных за одномандатников, с голосами, поданными за партийный список (по таким системам выборы проводятся в ФРГ, Мексике, Новой Зеландии) [14]. Такие смешанные системы в отечественной науке обычно называют связанными, а за рубежом – mixed member proportional system (дословно – смешанные пропорциональные системы). Считается, что связанные системы более справедливы, чем параллельные.

Этот вывод достаточно легко подтверждается. Обычная мажоритарная система относительного большинства в одномандатных округах (система «первый получает пост») приводит к значительной потере голосов избирателей. Только победитель получает мандат, следовательно, голоса проигравших кандидатов теряются. Потерянным может быть значительное число голосов (даже более 50%!). Это может привести к ситуации, когда выборы в парламент выиграет партия-меньшинства (партия, не получившая большинства голосов в масштабах всей страны). Например, в Великобритании подобная ситуация дважды имела место в ХХ веке [5, с. 42]. Безусловно, мажоритарная система несправедлива при проведении парламентских выборов. В случае проведения выборов по параллельной системе несправедливость мажоритарной системы не компенсируется пропорциональной системой. В итоге, смешанная параллельная система также не исключает вероятности победы на выборах партии-меньшинства. Действительно, она может привести к значительному искажению пропорционального представительства партий. Так, на федеральных выборах в 2003 г., на которых в последний раз применялась эта система, партия «Единая Россия» при 37,56% голосов получила почти половину мест в парламенте [2]. Неудивительно, что именно после неудачных для «Единой России» парламентских выборов 2011 г., на которых было зафиксировано падение рейтинга партии, было принято решение о возврате к смешанной параллельной системе, так как она позволяет партии-победительнице получить большинство мест в парламенте даже при 30–40% голосов.

Существует несколько связанных смешанных систем. Можно условно их разделить на две группы, в зависимости от того, какой голос избирателя считается главным – поданный за одномандатника или за партию. Первая разновидность системы применяется на выборах в парламент Эстонии – Рийгикогу. Избиратель на выборах получает лишь один бюллетень, в который вписывает регистрационный номер кандидата-мажоритария. Голосуя за партийного кандидата, избиратель одновременно голосует и за его партию. Независимый кандидат, преодолевший барьер «естественный квоты», автоматически получает место в парламенте. Затем голоса партийных кандидатов суммируются в масштабе региона. Далее, между партиями, преодолевшими «заградительный барьер», распределяются оставшиеся места по пропорциональной системе [13, с. 106]. Нетрудно заметить, что данная система не сложна и весьма понятна для избирателя.

Конечно, такая система уступает пропорциональной системе с точки зрения учета голосов избирателей. В целом, она благоволит крупным партиям. Так, когда подобная система применялась на выборах в Сенат Италии, то в нем обычно формировались 2-3 крупные фракции [4, с. 128].

Вторая разновидность связанных систем – основанная на пропорциональном представительстве. Одна из них применяется в ФРГ, которая приводит к тому, что партия в масштабе всей страны получает места пропорционально числу голосов, поданных за ее партийный список. Избиратели, голосуя за кандидата-одномандатника (за него подается так называемый первый голос), только определяют персональный состав половины нижней палаты парламента и не могут изменить расклад мест между партиями, который определяется согласно голосам, поданным за партийный список (вторые голоса). Данные системы отличаются высокой степенью учета голосов избирателей [4, с. 109]. Однако они достаточно сложны, что создает трудности при подсчете голосов. Более того, сформированной по такой системе парламент часто отличается высокой степенью раздробленности. Поэтому в самой Германии на выборах применяется достаточно высокий по европейским меркам 5-процентный «заградительный барьер».

К числу других недостатков немецкой системы следует отнести еще два. Так, допускается двойное участие кандидата от партии (в одномандатном округе и в составе партийного списка). Это положение противоречит принципу равного избирательного права и ставит независимых кандидатов в невыгодное положение (у них есть лишь одна возможность быть избранным, а не две). Стоит отметить, что в России несвязанная система также допускает такую несправедливость. Например, на последних выборах в Законодательное Собрание Пермского края кандидат от партии «Единая Россия» Зырянова Е.В. проиграла выборы в своем одномандатном округе (за не проголосовали лишь 12,15% избирателей). Она заняла в округе лишь третье место, но прошла в парламент в составе партийного списка. В то же время кандидат от «Справедливой России» Черепанов С.С., который в этом же округе №30 занял второе место и получил в два раза больше голосов (25,62%), остался без мандата [6]. Справедливо ли это?

Другой существенный недостаток немецкой системы заключается в другом – она допускает увеличение численности парламента за счет «сверхмандатов». Так, на последних выборах в Германии были избраны не 598 депутатов, а 630 [7]. На региональных выборах в земле Шлезвиг-Гольштейн вообще была избрана треть «избыточных» депутатов (95 вместо 69) [11, с. 105]! Это абсолютно неприемлемо в России, так как численность представительных органов власти четко зафиксирована в учредительных актах (в Конституции РФ, региональных конституциях и уставах, уставах муниципальных образований).

Нами был разработан свой проект связанной смешанной системы, который лишен вышеуказанных недостатков. Во-первых, по одномандатным округам должно избираться не более трети депутатов, поскольку именно за счет одномандатников серьезно искажается пропорциональное представительство партий. В настоящий момент в большинстве субъектов РФ, как и в Пермском крае, установлено равное соотношение одномандатников и депутатов, избранных по партийным спискам [8]. Во-вторых, необходимо запретить двойное участие партийных кандидатов в выборах. В-третьих, следунт запретить партийным кандидатам выдвигаться в порядке самовыдвижения, чтобы исключить двойного или даже тройного участия кандидатов от одной и той же партии в избирательном округе. В-четвертых, голоса проигравших партийных кандидатов нужно прибавлять к голосам, поданным за их партию по единому округу, чтобы исключить их потерю. В-пятых, в тех случаях, когда в одномандатном округе побеждает партийный кандидат, из голосов, поданных за его партию, должны вычитаться его голоса, полученные им в одномандатном округе, предварительно уменьшенные в два раза. Для удобства можно вычитать из количества голосов, полученных партией, полусумму голосов ее кандидатов-победителей в одномандатных округах, дробные значения можно округлять в большую сторону.

Приведем пример, используя официальные итоги голосования на выборах депутатов Законодательного Собрания Пермского края второго созыва. На этих выборах в избирательных ящиках было обнаружено 25 827 недействительных избирательных бюллетеней и 991 200 действительных. В силу этого при оценке справедливости несвязанной смешанной системы сначала следует определить процентное отношение количества голосов, полученных каждой партией, к количеству действительных бюллетеней. Далее, следует определить модуль разницы между количеством мест в региональном парламенте (в процентном выражении) и числом голосов (также в процентном выражении). Сумма модулей отклонений в представительстве всех партий, участвовавших в выборах, разделенная на два, – это индекс диспропорциональности Лузмора-Хэнби (D = ), который используется многими исследователями избирательных систем для определения их справедливости [1, с. 18].

Так, партия «Единая Россия» получила 38,88% голосов (385 398), ее кандидаты выиграли выборы в 25 одномандатных округах, еще 14 мест она получила по единому округу (всего 65% мест, разница составляет 26,12%). Партия КПРФ получила 20,67% голосов (204 879), лишь один ее кандидат выиграл выборы в одномандатном округе, еще 6 мест она получила по пропорциональной системе (11,67% мест, разница оставляет 9%). Партия ЛДПР набрала 18,09% голосов (179 304), ей досталось 5 мест (8,33% мест, разница составляет 9,76%). Партия «Справедливая Россия» набрала 15,64% голосов (154 976), но получила те же 5 мест по пропорциональной системе (8,33% мест, разница составляет 7,31%). Партии «Яблоко», «Правое дело» и «Патриоты России» не добились успеха в одномандатных округах, а в едином округе не преодолели 5-процентный барьер (они получили 4,59%, 1,08% и 1,06% голосов соответственно). Еще 4 места получили независимые кандидаты, победившие в одномандатных округах, но эти результаты мы не можем использовать при определении индекса Лузмора-Хэнби. После несложных математических подсчетов мы приходим к выводу, что индекс Лузмора-Хэнби для несвязанной смешанной системы равен 29,46%.

По нашему глубокому убеждению, избирательные системы, индекс Лузмора-Хэнби которых превышает 25%, не должны признаваться демократичными, поскольку в этом случае происходит значительное искажение пропорционального представительства партий. Так, партия «Единая Россия» получила более 38% голосов, но за счет депутатов-одномандатников получила большинство почти в две трети мест в региональном парламенте [5]. В данном случае партия-победитель получила почти в два раза больше мандатов, чем ей полагалось с точки зрения законов математики. И наоборот, иные партии, преодолевшие «заградительный барьер», получили почти в два раза меньше мест. Конечно, стоит задуматься об ее справедливости и демократичности.

Применим вышеуказанные итоги голосования к положениям нашей избирательной системы. Во-первых, голоса партии «Единой России» должны быть уменьшены на количество голосов ее кандидатов, победивших в одномандатных округах, которое предварительно было поделено на 2 (дробные значения следует округлять до целого в большую сторону). Так, всего кандидаты-победители от партии «Единая Россия» получили 429 430 голосов. Следовательно, из 385 398 голосов, полученных партией «Единая Россия» в едином округе, необходимо вычесть 214 715 голосов. Далее, следует прибавить те голоса кандидатов от партии «Единая Россия», которые проиграли выборы в пяти одномандатных округах (26 907). Таким образом, после всех расчетов «Единая Россия» осталась бы лишь с 197 596 голосами. Для удобства эти голоса можно называть компенсационными, так как их количество отличается от того, которое было установлено в протоколе Избирательной комиссии Пермского края.

Аналогичным образом поступаем с остальными партиями. Так, из числа вторых голосов КПРФ (204 879) следует вычесть голоса ее единственного победителя в одномандатном округе, заранее уменьшенного в два раза (ее кандидат в округе №8 получил 12 043 голоса, следовательно, вычитается 6 022). Также мы должны прибавить голоса ее проигравших кандидатов-одномандатников (178 753). Таким образом, КПРФ получила 377 610 компенсационных голосов. Партия ЛДПР к своим вторым 179 304 голосам получает 118 168 первых голосов, поданных за ее проигравших кандидатов-мажоритариев (в сумме 297 472 компенсационных голоса). Партия «Справедливая Россия» к своим 154 976 вторым голосам получает 54 074 первых голоса, полученных ее проигравшими кандидатами-одномандатниками (в итоге 209 050 компенсационных голосов). Партии «Яблоко», «Патриоты России» и «Правое дело» даже после передачи им дополнительных голосов не преодолеют 5-процетный барьер и лишаются права на мандаты.

Затем мы распределяем мандаты между партийными списками (их также можно называть компенсационными). В нашем примере таких мандатов должно быть 60, так как лишь одна треть общей численности парламента должна избираться по одномандатным округам). Возьмем за основу правила естественной квоты Т. Хэйра и метода наибольших остатков, которые, на наш взгляд, должны применяться на любых выборах в России, поскольку они не допускают искажения пропорционального представительства партий. Всего партии, преодолевшие «заградительный барьер», получили 1 081 728 компенсационных голосов, следовательно, избирательный метр равен 18 028,8 голосам. Каждая партия получит столько компенсационных мандатов, сколько избирательный метр укладывается в полученных ею на выборах компенсационных голосах. Таким образом, «Единая Россия» получает 10 мандатов (0,96 в остатке), КПРФ – 20 мандатов (0,94 в остатке), ЛДПР – 16 мандатов (0,5 в остатке), «Справедливая Россия» – 11 (0,6 в остатке). Всего мы распределили 57 мандатов, оставшиеся три отойдут к партиям, имеющим наибольший дробный остаток («Единая Россия», КПРФ и «Справедливая Россия»).

После несложных математических расчетов мы пришли к выводу, что партия «Единая Россия» по единому округу получает 11 мест, партия КПРФ – 21, партия ЛДПР – 16, партия «Справедливая Россия» – 12. С учетом мест, полученных партиями по одномандатным округам, мы имеем следующий результат: партия «Единая Россия» – 36 мест (25 по одномандатным округам и 11 по партийному списку); партия КПРФ – 22 мандата (1 по одномандатному округу и 21 по партийному списку); партия ЛДПР – 16 мест; партия «Справедливая Россия» – 12 мандатов; еще 4 места получили в одномандатных округах независимые кандидаты. Таким образом, партия «Единая Россия» получила 38,88% голосов избирателей и ей досталось 40% мест в парламенте (разница – 1,12%), партия КПРФ – 20,67% голосов и 24,44% мест в парламенте (разница – 3,77%), партия ЛДПР –18,09% голосов и 17,78% мест в парламенте (разница – 0,31%), партия «Справедливая Россия» –15,64% голосов и 13,33% мест в парламенте (разница – 2,31%). Индекс Лузмора-Хэнби для разработанной нами системы равен всего лишь 7,12%! По этому показателю разработанная нами система ничуть не уступает немецкой.

Так, на прошедших выборах в бундестаг 5-процентный «заградительный барьер» преодолели лишь 4 партии (ХДС/ХСС, СДПГ, Левая партия и «Зеленые»), за «бортом» осталась половина всех партий, которые получили около 13% голосов избирателей. В силу этого партия-победитель ХДС/ХСС получила больше мест, чем бы ей полагалось (за нее проголосовали 42% избирателей, но она получила почти половину мест в парламенте – 311 из 630) [9]. Индекс Лузмора-Хэнби на этих выборах превысил 14%.

В то же время наша система устраняет многие существенные недостатки немецкой системы (в первую очередь, не допускается «раздувания» парламента). Разработанная нами система практически не допускает искажения пропорционального представительства партий, в то же время она разрешает свободное участие в выборах независимых кандидатов по одномандатным округам.

Условно данную избирательную систему можно называть системой связанных голосов. Конечно, у нее есть и недостатки. Так, по нашему мнению, на выборах по партийным спискам должен применяться «заградительный барьер» не более 3%. В противном случае теряется весьма значительное количество голосов. Так, в 1995 г. на федеральных выборах в России были потеряны более 49% голосов избирателей при 5-процентном «заградительном барьере», а индекс Лузмора-Хэнби составил 47,16% [2; 1, с. 22]. Как показывает практика проведения выборов по пропорциональной системе в России и в зарубежных странах, 3-процентый барьер допускает потерю незначительного числа голосов избирателей [6, с. 70]. Как правило, партии, преодолевшие 3-процентный барьер, получают более 75% голосов избирателей, и индекс Лузмора-Хэнби в этом случае не превышает предел в 25%.

Если бы на выборах в Пермском крае в 2011 г. был установлен именно 3-процентный барьер и применялась разработанная нами система связанных голосов, то партия «Яблоко» смогла сформировать фракцию в количестве 3 депутатов, а индекс Лузмора-Хэнби понизился до 4,9%!

Нетрудно заметить, что минимально возможное число депутатов, избираемых по партийным спискам, должно быть 30 (партия, преодолевшая «заградительный барьер», получит хотя бы одно место в случае использования системы Т. Хэйра и метода наибольших остатков). Таким образом, данная система может применяться лишь при избрании не менее 45 депутатов. Большинство региональных парламентов в России имеют меньшую численность депутатов. На местных выборах эта система применяться не может, так как местные представительные органы, как правило, имеют меньшую численность. Так, даже в административном центре Пермского края в г. Перми местная городская дума состоит из 36 депутатов [12]. На таких выборах более обоснованно использовать полупропорциональные системы. Но это уже тема для отдельного исследования.

 

Библиографический список

  1. Алескеров Ф.Т., Платонов В.В. Системы пропорционального представительства и индексы представительности парламента: препринт. М.: ГУ ВШЭ, 2003. 44 с.

  2. Выборы в Государственную Думу (1995). URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/Выборы_в_Государствнную_думу_(1995) (дата обращения: 26.09.2013).

  3. Выборы в Государственную Думу (2003). URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/Выборы_в_Государствнную_думу_(2003) (дата обращения: 26.09.2013).

  4. Зарубежное избирательное право: учеб. пособие / отв. ред. В.В. Маклаков. М.: Норма, 2003. 288 с.

  5. Зорина Ж.О. Избирательная система и ее значение в формировании институтов представительной демократии // Сб. конкурс. работ в области избират. права и избират. процесса. М., 2002. 232 с.

  6. Итоги голосования на выборах депутатов Законодательного Собрания Пермского края второго созыва. URL: http://www.permkrai.izbirkom.ru/way/981330.html (дата обращения: 26.09.2013).

  7. Любарев А.Е. Пропорциональная и смешанная избирательная системы на региональных и муниципальных выборах в Российской Федерации: проблемы «сфабрикованного большинства» // NB: Вопросы права и политики. 2013. №8. С. 65–118.

  8. О выборах депутатов Законодательного Собрания Пермского края: закон Перм. края от 11 мая 2001 г. №766-ПК (в ред. от 8 февр. 2013 г.) // Собр. законодательства Пермского края. 2011. №5.

  9. Парламентские выборы в Германии (2013). URL: http//ru.wikipedia.org/wiki/Парламентские_выборы_в_Германии_(2013) (дата обращения: 26.09.2013).

  10. О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации: проект внесен Президентом Рос. Федерации В.В. Путиным. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  11. Румянцев А. «Избыточные» мандаты – 2: региональная победа принципа пропорциональности // Сравнит. конституц. обозрение». 2010. №6. С. 101–106.

  12. Устав города Перми: утв. решением Перм. гор. Думы от 13 марта 1996 г. (в ред. от 21 июня 2011 г.) // Вечерняя Пермь. 2000. 19 янв.

  13. Худолей К.М. Конституционное право зарубежных стран СНГ и Балтии: учеб. пособие / Перм. гос. ун-т. Пермь. 2009. 240 с.

  14. Mixed Member Proportional (MMP). URL: http://aceproject.prg/ace-en/es/esd/esd03/esd03a/mobile_browsing (датаобращения: 26.09.2013).

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.