УДК 34.09

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ НАЛОГОВЫХ ОТНОШЕНИЙ НА БЕЛОРУССКИХ ЗЕМЛЯХ В XIV–XVIII ВВ.

Е.Н. Григорьева

Доцент кафедры правоведения
Белорусский государственный экономический университет
220070, г. Минск, просп. Партизанский, 26
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Аннотация: В статье анализируется законодательство Великого княжества Литовского, регулировавшее отношения фискального характера. Подчеркивается, что налогообложение в XIV–XVI вв. являлось важнейшим институтом этого суверенного государства. Рассматривается принцип сословности феодального налогового права.

Указывается, что практика реляционных (местных) соймиков стала основанием возникновения принципа партикулярности как феномена белорусского феодального права в области налогообложения: феодалы, имея право устанавливать любые налоги на своей территории, зачастую на таких собраниях выступали против распространения на свои частные землевладения взимания государственных налогов, принятого к исполнению Вальным соймом (главным законодательным органом государства). Принцип партикулярности в налоговом праве Великого княжества Литовского находился в противоречии с одной из экономических функций государства – функцией налогообложения.

Автор обращает внимание на несомненную абсолютную зависимость налоговой политики и законодательства от принципа политической целесообразности. Попыткой преодоления такого рода конфликтной ситуации явилось законодательное закрепление во второй половине XVIII в. принципов пропорционального равенства, приоритета представительных органов перед исполнительными в области фискальной деятельности государства, исключительной компетенции законодательного органа в установлении, изменении и отмене налогов, регулирования налоговых отношений законом. Что указывает на быстрое и адекватное реагирование государства посредством правотворчества на происходящие в нем процессы политического и экономического характера. В свою очередь, закрепление инновационных для того времени положений буржуазного характера в законодательстве феодального государства, направленных на регулирование налоговых отношений, стало показателем высокого уровня правосознания и правовой культуры представителей законодательной власти.


Ключевые слова: налог; налоговые правоотношения; феодальное конституционное право; феодальное налоговое право XIV–XVIII вв.; налоговая политика феодального белорусско-литовского государства; принципы феодального налогового права; общегосударственные привилеи; статуты Великого княжества Литовского; Конституции Речи Посполитой 3 мая 1791 г.; соймы

 

Обращение к национальным истокам правового регулирования общественных отношений в целом и налоговых отношений в частности способствует более глубокому пониманию тенденций их законодательного регулирования на современном этапе, поиску оптимальных путей развития самого государственного законодательства.

Юридические источники, регулировавшие общественные отношения в Великом княжестве Литовском в XIV–XVI вв. свидетельствуют о значимости налогообложения как важнейшего института этого суверенного государства и господстве в указанный период принципа сословности феодального налогового права. Сущность рассматриваемого основополагающего начала заключалась в освобождении от государственного налогообложения феодалов – непосредственных собственников земли и переложении бремени налогов на низшие слои общества, к которым относились феодально-зависимое крестьянство и мещанство. Так, согласно первым общегосударственным привилеям князя Ягайлы (1387 г.) части феодалов предоставлялись государственные привилегии в области налогообложения, что подтверждается также нормами Городельского привилея 1413 г.

Важным этапом в развитии законодательства, в частности государственного права, становится привилей Казимира 1447 г. Доктринальное толкование нормы ст. 10 рассматриваемого акта еще раз законодательно подтверждает исключение феодально-зависимого населения из-под государственной юрисдикции, что лишает их государственной защиты от произвола феодала-землевладельца. В силу данного привилея полномочия по взиманию налогов с населения окончательно перешли к отдельным феодалам.

Эти положения в дальнейшем нашли свое закрепление в нормах привилея Александра 1492 г. Норма ст. 1 данного правового акта освобождала от государственного налогообложения католическую и православную церковь, а в ст. 9 содержалась норма, которая выводила феодалов и их подданных из-за государственной налоговой юрисдикции. К исключительной фискальной компетенции государства норма, закрепленная в ст. 23 привилея, относила изъятие в пользу последнего («на агульную земскую карысць») налогов с границ и пивных заведений («корчмаў») [1, с. 50]. Сословная направленность привилея особенно ярко прослеживается в ст. 25, согласно которой правительство Великого княжества Литовского обязано было не допустить равенства между привилегированными и низшими слоями феодального общества. Неслучайно привилей 1492 г. исследователи в области государства и права называют своеобразной феодальной конституцией, которая окончательно закрепила принцип сословности.

О существовании принципа сословности свидетельствуют нормы областных и волостных, городских грамот (привилеев), которые выдавались отдельным административно-территориальным единицам Великого княжества Литовского и его городам. Посредством этих источников средневекового права осуществлялось государственное регулирование на местах, законодательно закреплялся принцип ограничения власти местных государственных чиновников, что не позволяло последним злоупотреблять своими служебными полномочиями в области государственных финансов. В результате кодификационной деятельности Статуты Великого княжества Литовского 1529, 1566, 1588 гг. закрепили привилегированное положение богатых и знатных магнатов.

Освобождение феодалов от государственной юрисдикции в сфере налогообложения, согласно принципу сословности, приводит к возникновению практики установления и взимания ими любых налогов на своих землях.

Практика реляционных (местных) соймиков стала основанием для возникновения принципа партикулярности как феномена белорусского феодального права в области налогообложения. Сущность этого явления заключалась в том, что феодалы, имея право устанавливать любые налоги на своей территории, зачастую на таких собраниях выступали против распространения на свои частные землевладения взимания государственных налогов, принятого к исполнению Вальным соймом (главным законодательным органом государства). Такие соймы созывались депутатами на местах (своих административно-территориальных единицах) для ознакомления с отчетом избирателей и принятыми на государственном уровне решениями. Так, например, Вальный сойм 1551 г. принял постановление о взимании серебщины (военного налога). Из-за неурожая уплата была перенесена на 1552 г., а затем на 1553 г. Серебщина была обязательным налогом для шляхты, однако значительная ее часть уклонилась от уплаты этого налога [2, c. 28–35]. В 1671 г. шляхте Берестейского повета на реляционном соймике довели до сведения принятие государственного решения об установлении военного налога. Однако, ссылаясь на отсутствие кворума, шляхта не привела в исполнение решение Вального сойма и отложила соймиковые дебаты по данному вопросу [3, c. 128]. Таким образом, каждый соймик Великого княжества Литовского оставлял за собой право принятия своего решения на постановление главного сойма, что свидетельствует о нарушении государственных интересов и подрыве его (сойма) авторитета как публичной власти.

Понимание губительности сложившейся ситуации не оставляло равнодушными современников. На наш взгляд, предложение белорусского гуманиста и мыслителя М. Литвина (М. Тишкевича) о введении системы пропорционального налогообложения было довольно прогрессивно и отражало реформационно-гуманистическую направленность его трактата «О нравах татар, литовцев и москвитян» (1550 г.). Эта система должна была охватывать все сословия Великого княжества Литовского, в том числе шляхту, по принципу «тот, у кого земли больше, больше и вносил бы» [4, c. 89]. М. Литвин критиковал существовавшую практику взимания военных государственных налогов с населения: «до сих пор мы берем налоги на защиту государства от одних лишь подвластных нам бедных горожан и беднейших землевладельцев, обходя владельцев земель, тогда как они многое получают от своих латифундий (latifundiis), пашен, лугов... А гораздо лучше шли бы военные дела и собирались нужные для нас подати, которые взимались бы с каждого человека, если бы пришло к концу начатое измерение всех земель и пашен, (принадлежащих) как шляхте, так и простому люду (plebeiorum)» [4, c. 89]. Такой же позиции относительно критических взглядов М. Литвина на военное налогообложение и введения системы пропорционального налогообложения придерживается И.В. Вишневская [5, c. 45].

Непомерное и нерегулируемое налоговое бремя вело к обеднению основной массы налогоплательщиков и, соответственно, снижению поступлений в государственную казну. Подобное положение требовало реакции со стороны законодателя.

Анализ норм Статута 1588 г. приводит к выводу о постепенном ограничении полномочий привилегированного сословия в области взимания налогов. Статья 29 раздела I Статута 1588 г. содержит нормы, запрещающие установление землевладельцами новых налогов и устанавливающие ответственность за их нарушение. Вместе с тем белорусско-литовское законодательство исходя из принципа «старины не рухать», закрепленного еще в первых нормативных правовых актах Великого княжества Литовского, оставляет за шляхтой абсолютные налоговые льготы. Нормы ст. 2 «О вольностях шляхетских» раздела II не оставляют сомнений в продолжении существования принципа сословности в налогообложении [6, c. 30–31, 42]. Налоговая политика феодального белорусско-литовского государства находилась в зависимости от политической конъюнктуры, вызванной как внешними факторами (унией с Польской короной, взаимоотношениями с Московским княжеством, конфликтом с тевтонским орденом), так и внутренними факторами (гражданскими войнами XIV–XV вв. за великокняжеский трон). В определенные периоды истории в Великом княжестве Литовском налоговый иммунитет предоставлялся только шляхте католического вероисповедания. Уже первые общегосударственные привилеи 1387 и 1413 гг. предоставляли налоговый иммунитет шляхте, принявшей католицизм, и католическому духовенству. Данное обстоятельство приводит к внутригосударственному противостоянию феодалов католического и православного вероисповедания, что послужило основанием для принятия общегосударственных привилеев 1432 и 1434 гг. Эти правовые акты Великого княжества Литовского законодательно закрепляли своеобразный принцип религиозного равенства феодалов христианского вероисповедания перед законом. Из-под государственной налоговой юрисдикции наряду с феодалами выходят также католическое и православное духовенство, церковь, костел, монастыри и феодально-зависимые от них люди [1, с. 40–42; 3, с. 79–80; 7, с. 140–141].

Таким образом, обращает на себя внимание абсолютная зависимость налоговой политики и законодательства от внутренней и внешней конъюнктуры, что свидетельствует о наличии в налоговом праве Великого Княжества Литовского принципа политической целесообразности.

Развитие внутриполитических процессов в Речи Посполитой, в состав которой в результате Люблинской унии 1569 г. вошли земли современной Беларуси, приводит к попытке проведения государственных реформ, в том числе налоговых. Так, на Канвакационном сойме 1764 г. принимается решение об ограничении применения при голосовании liberum veto. Решение экономических вопросов об установлении государственных налогов принимается большинством голосов, соймовым депутатам разрешается не придерживаться распоряжений соймиков, если те перечат решениям Вального сойма. На законодательном уровне идет возвращение к принципу пропорционального равенства. В пользу данного положения свидетельствуют факты введения в 1764, 1765 гг. обязательного для всех сословий, в том числе шляхты и духовенства, единого таможенного, генерального налога; одновременной отмены внутренних пошлин, также отменяются партикулярные налоги; установления всесословного (всеобщего) военного налога. Проведение налоговой политики становится исключительной компетенцией государства .

В Конституции Речи Посполитой от 3 мая 1791 г. нашли законодательное закрепление принцип исключительной компетенции законодательного органа в установлении «вековечных» налогов (раздел 6), принцип регулирования налоговых отношений законом, приоритет в области финансовой деятельности государства представительных органов перед исполнительными органами государственной власти [1, c. 168]. Существование последнего принципа в рассматриваемом правовом акте подтверждается нормами, регулировавшими порядок формирования и деятельности исполнительной власти (правительства). Так, в разделе 7 содержится прямой запрет исполнительной власти на установление и толкование законов, введение «под каким бы то ни было названием налогов и сборов» [1, c. 170]. Закрепление в законодательных актах рассматриваемых отправных положений было не чем иным, как показателем буржуазного правового мышления, попыткой реформирования государства и сохранения его суверенитета [8, с. 95].

Как справедливо отмечает Н.Н. Злобин, подобный экскурс в историю развития института налогообложения позволяет сделать вывод о том, что налоги, возникая в качестве временных, чрезвычайных источников формирования государственной казны, постепенно, по мере усложнения и развития системы государственных институтов, становятся регулярными, основными источниками формирования доходов государства. Фактический постоянный поиск новых доходных источников приводит к осознанию необходимости поиска равного, справедливого налогообложения, стремления найти баланс между налогоплательщиками и государством [9, с. 12].

Итак, исследование зарождения и развития правового регулирования фискальных отношений является основой для понимания истоков национальных налоговых правоотношений. На налоговые правоотношения феодальной Беларуси (XIV–XVIII вв.) оказывали влияние общеправовые принципы сословности, религиозного равенства перед законом. Принцип партикулярности в налоговом праве Великого княжества Литовского находился в противоречии с одной из экономических функций государства – функцией налогообложения. Вместе с тем несомненна абсолютная зависимость налоговой политики и законодательства от принципа политической целесообразности. Попыткой преодоления такого рода конфликтной ситуации явилось законодательное закрепление во второй половине XVIII в. принципов пропорционального равенства, приоритета представительных органов перед исполнительными в области фискальной деятельности государства, исключительной компетенции законодательного органа в установлении, изменении и отмене налогов, регулирования налоговых отношений законом. Это указывает на быстрое и адекватное реагирование государства посредством правотворчества на происходящие процессы в нем политического и экономического характера. В свою очередь закрепление инновационных для того времени положений буржуазного характера в законодательстве феодального государства, направленных на регулирование налоговых отношений, стало показателем высокого уровня правосознания и правовой культуры представителей законодательной власти.

 

Библиографический список

  1. Вішнеўскі А.Ф. Гісторыя дзяржавы і права Беларусі ў дакументах і матэрыялах: са старажытных часоў да нашых дзен: вучэб. дапам. / пад агул. рэд. А.Ф. Вішнеўскага. Мінск : Акад. МУС Рэсп. Беларусь, 1998. 310 с.

  2. Пичета В.И. Аграрная реформа Сигизмунда-Августа в Литовско-Русском государстве / под ред. В.Д. Королюка, А.П. Пичета, Н.И. Улащика. М.: Акад. наук СССР, 1958. 547 с.

  3. Вішнеўскі А.Ф. Гісторыя дзяржавы і права Беларусі : вучэб. дапам. Мінск : Акад. МУС Рэсп. Беларусь, 2003. 319 с.

  4. Литвин М. О нравах татар, литовцев и москвитян / пер. В.И. Матузовой; отв. ред. А.Л. Хорошкевич. М.: Изд-во Моск. гос. ун-та, 1994. 149 с.

  5. Вішнеўская І.У. Палітычная і прававая думка Беларусі на мяжы еўрапейскіх цывілізацый (XI–пачатак XXI стст.). Мінск: Тэсей, 2007. 296 с.

  6. Статут Вялікага княства Літоўскага 1588 / пер. на беларус. А.С. Шагун. Мінск: Беларусь, 2005. 206 с.

  7. Юхо Я.А. Кароткі нарыс гісторыі дзяржавы і права Беларусі: вучэб. дапам. Мінск: Універсітэцкае, 1992. 270 с.

  8. Григорьева Е.Н. Генезис принципов налогового права в юридической науке // Юрид. журн. 2007. №4. С. 92–96.

  9. Злобин Н.Н. Налог как правовая категория. М.: Рос. правовая акад. М-ва юстиции Рос. Федерации, 2003. 170 с.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.