УДК 347.1(476)

ПРОБЛЕМА ФОРМИРОВАНИЯ ЭФФЕКТИВНО ДЕЙСТВУЮЩЕЙ СИСТЕМЫ ПРИНЦИПОВ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

Н.Л. Бондаренко

Доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры частного права
Международный университет «МИТСО»
220099, Республика Беларусь, г. Минск, ул. Казинца, 21/3
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

В качестве основных начал гражданского законодательства современной Беларуси названа система принципов гражданского права. Исходя из тезиса о том, что не всякую совокупность элементов можно рассматривать как систему, автором проанализированы признаки, которые позволяют квалифицировать то или иное соединение элементов как систему, доказана их применимость к системе принципов гражданского права, проанализировано соотношение элементов внутри системы принципов гражданского права, сделан вывод о необходимости корректировки положений статьи 2 Гражданского кодекса Республики Беларусь.


Ключевые слова: право; законодательство; принцип; система; элементы; совокупность

 

Если какое-то правило закреплено, это не означает обязательно, что оно является безупречным.

Дж. Бьюкенен

 

В качестве эпиграфа выбрано высказывание лауреата Нобелевской премии по экономике Дж. Бьюкенена, поскольку в рамках настоящей статьи будет предпринята попытка критически осмыслить «святая святых» Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК Республики Беларусь) – статью 2, закрепляющую основные начала гражданского законодательства, под которыми понимается система принципов гражданского права [5].

В систему гражданско-правовых принципов белорусский законодатель включил принципы: верховенства права, социальной направленности регулирования экономической деятельности, приоритета общественных интересов, равенства участников гражданских отношений; неприкосновенности собственности; свободы договора; добросовестности и разумности участников гражданских правоотношений; недопустимости произвольного вмешательства в частные дела; беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты. Эти и другие основополагающие начала, закрепленные в Конституции Республики Беларусь, других актах законодательства, а равно следующие из содержания и смысла гражданско-правовых норм по замыслу законодателя призваны стать юридическим фундаментом всей системы гражданского законодательства Республики Беларусь, выступать в качестве отправных, стабильных и общеобязательных положений в правотворческой и правоприменительной деятельности.

С принятием ГК Республики Беларусь правовые принципы впервые текстуально закреплены в нормах национального гражданского законодательства. Однако в среде белорусских цивилистов до сих пор не достигнуто единства мнений относительно того, какие принципы гражданского права следует отнести к числу отраслевых, а какие таковыми не являются. Отсутствует в правовой науке и единство в вопросах наименования, содержания и количественного состава принципов гражданского права. Даже в учебной литературе, которая традиционно имеет привязку к действующему законодательству, приводится различный состав принципов гражданского права, который не всегда соответствует закрепленному в законе. С одной стороны, это объясняется открытостью системы принципов гражданского права, которую нельзя ограничивать только перечисленными в кодексе принципами, но с другой – такое положение вещей может свидетельствовать и о несовершенстве предложенного законодателем перечня основных начал.

В рамках настоящей статьи нами не ставится цель определить оптимальный количественный состав принципов или их перечень, поскольку для функционирования системы количество ее элементов определяющей роли не играет. Основной вопрос, на который нам предстоит ответить: является ли закрепленный в ст. 2 ГК Республики Беларусь перечень основных начал системой принципов (как ее позиционирует законодатель) или же простой совокупностью, суммой принципов, текстуально закрепленной в рамках одной статьи кодекса? Ответив на поставленный вопрос, мы сможем оценить эффективность функционирования основных начал гражданского законодательства.

Соблюдая логику изложения, попытаемся последовательно ответить на следующие вопросы: что такое система и каковы характерные признаки, позволяющие квалифицировать то или иное соединение элементов как систему; насколько применимы названные признаки к системе принципов гражданского права; как соотносятся элементы (структурные части) внутри системы принципов гражданского права, т.е. наличествуют ли в структуре этой системы, объединяющие ее элементы связи, обеспечивающие ее эффективное функционирование. Однако начать необходимо с определения понятия системы, поскольку, как справедливо утверждал Цицерон, «отправной точкой всякого последовательного изучения любого вопроса должно быть определение, дабы можно было понять, о чем именно рассуждать».

Философский энциклопедический словарь дает нам следующее определение: «система (греч. systema – составленное из частей, соединенное) – категория, обозначающая объект, организованный в качестве целостности, где энергия связей между элементами системы превышает энергию их связей с элементами других систем, и задающая онтологическое ядро системного подхода» [13]. При характеристике системы как таковой в самом общем плане традиционно указывается на единство и целостность взаимосвязанных между собой элементов. Семантическое поле такого понятия системы включает термины «связь», «элемент», «целое», «единство», а также «структура» – схема связей между элементами [10]. Под системой подразумевается определенная совокупность звеньев, находящихся в органической связи друг с другом, образующих определенную целостность, единство [12, c. 1225].

Как отмечает один из основоположников системного подхода И.В. Блауберг, всякая система представляет такую совокупность, хотя не всякая совокупность есть система. В качестве отличительных признаков любой системы ученый называет «связь, целостность и обусловленная ими устойчивая структура» [1, с. 177]. Признаками системы называют также: расчлененность (система может быть расчленена на элементы); взаимную автономность элементов; изменяемость; однородность; завершенность; стационарность; стабильность; упорядоченность и др. [9, c. 38]. Перечисленные признаки в целом присущи и системе гражданско-правовых принципов, однако при этом необходимо учитывать ее специфику.

Следует исходить из того, что системность правовых принципов проистекает из системности права вообще и его отдельных отраслей в частности. Как справедливо указывает Н.А. Боброва, «системность права в действии есть взаимогарантированность его элементов, когда от отдельного звена зависит эффективность всей гарантирующей цепи, реализация одних норм обусловливает реализацию других, способствуя реализации третьих; нарушение одних норм – соответственно основание для применения других и т.д. Системность права проявляется в последовательной, параллельной, неразрывной либо взаимоисключающей реализации различных правовых норм, в каждой конкретной их взаимосвязи» [2, c. 30].

Соблюдая научную справедливость, следует отметить, что еще задолго до принятия ныне действующего законодательства в советской правовой доктрине было обращено внимание на необходимость рассмотрения принципов только с учетом их системности. Так, Л.С. Явич писал, что принципы права надо непременно исследовать в их единстве [15, с. 155]. Г.А. Свердлык предлагал рассматривать систему гражданско-правовых принципов как некий сложноорганизованный механизм, объясняя это тем, что «все принципы гражданского права не суммативный конгломерат, а целостная система…» [11, с. 104]. Именно поэтому использование при исследовании принципов гражданского права системного подхода является, по нашему мнению, единственно правильным.

Системный подход предполагает исследование объекта в качестве целостного (системного) образования, обладающего сложной многоуровневой структурой, учет того, что «специфика сложного объекта (системы) не исчерпывается особенностями составляющих его элементов, а коренится, прежде всего, в характере связей и отношений между определенными элементами» [9, с. 168]. При системном подходе к изучению явления, как отмечают Т.В. Кашанина и А.В. Кашанин, «акцент делается не столько на описание самих элементов системы, сколько на анализ их связей, поиск функций каждого элемента во всей системе, ведь именно самостоятельная функция элемента является основанием для его выделения в системе». При этом под системой названными учеными понимается «совокупность элементов, находящихся в отношениях и связях между собой и образующих определенную функциональную целостность, единство» [7, с. 68].

Заслуживающее внимания определение системы принципов права предложено А.Л. Захарововым: «Система принципов права представляет собой интеграцию однотипных по своей сущности принципов права в структурно упорядоченное единство, обладающее относительной самостоятельностью, стабильностью, автономностью функционирования и взаимодействием с внешней средой в целях урегулирования соответствующих общественных отношений» [6, с. 44]. Очевидно, что ученый счел возможным сформулировать правовое определение системы на основании теории систем. В целом с таким решением можно было бы согласиться, однако поскольку речь идет о построении достаточно специфической системы (в нашем случае – системы принципов гражданского права), то принципами ее построения будут общие принципы построения любой системы, преломленные к специфике гражданско-правовой системы. Это и вызывает определенные возражения по поводу предложенной А.Л. Захаровым формулировки. Так, вряд ли можно согласиться с выделением такого признака системы принципов гражданского права, как автономность функционирования. На наш взгляд, системе принципов гражданского права в большей степени присущ другой признак системы – детерминированность. «Структура системы соотносит элементы таким образом, что они с той или иной степенью могут предопределять существование друг друга» [9, с. 40].

Однако, в отличие от технических систем, в рассмотренном случае преобладают связи корреляционные, а не связи функционирования, на что обращал внимание В.Н. Хропанюк при исследовании общеправовых принципов. Ученый полагал, что все общие принципы права тесно взаимосвязаны между собой. Если действует принцип социальной справедливости, то устанавливаются и гуманные отношения между людьми. И наоборот, реализация принципа гуманизма означает в то же время установление справедливых отношений в общественной жизни. В обоснование своей позиции автор приводит также высказывание Аристотеля о том, что справедливость тесно связана с понятиями законности и равенства людей, так как справедливость выступает как законное и как равное, а несправедливость – как противозаконное и неравное отношение к людям [14, с. 216].

Взаимосвязь гражданско-правовых принципов, образующих систему не менее тесная. Она прослеживается на примере действия любого основного начала гражданского законодательства. Например, принцип недопустимости произвольного вмешательства в частные дела в нормах вещного права сливается воедино с принципом неприкосновенности собственности, в нормах обязательственного права – с принципом свободы договора. Принцип равенства участников гражданских правоотношений гарантирует неприкосновенность собственности и свободу договора и т.д. Являясь элементами системы правовых принципов гражданско-правовые принципы, в свою очередь, тесно взаимосвязаны и взаимодействуют с конституционными принципами. Очевидно, что реализация принципа свободы договора была бы невозможной без конституционного закрепления свободы предпринимательской деятельности.

Таким образом, логика рассуждений приводит нас к выводу о том, что система принципов гражданского права должна представлять собой не простую совокупность, арифметическую сумму принципов, а устойчивое и стабильное образование, составные части которого соединены между собой, как отмечает Г.А. Гаджиев, «сложными логико-правовыми связями и в силу этого составляют определенное единство» [4, c. 60].

Таким образом, под системой принципов гражданского права следует понимать целостное, структурно упорядоченное единство принципов, находящихся во взаимодействии между собой, а также с принципами других отраслей права и обеспечивающих эффективное правовое регулирование гражданско-правовых отношений. Используя выработанное понятие системы принципов гражданского права, попытаемся выделить те принципы, которые должны быть включены в ее состав, с тем, чтобы ее функционирование достигало целей гражданско-правового регулирования.

Формирование системы принципов гражданского права предполагает в первую очередь выделение системообразующего критерия. Системообразующим критерием гражданского права как правовой отрасли, общим условием существования каждого его структурного подразделения служит предмет правового регулирования, поскольку метод и принципы от него производны. Следовательно, в систему принципов гражданского права должны быть включены только те принципы, которые находятся в органичной связи с предметом гражданско-правового регулирования.

Руководствуясь данным суждением, в систему основных начал гражданского законодательства должны быть включены принципы: равенства участников гражданских отношений; неприкосновенности собственности; свободы договора; добросовестности и разумности участников гражданских правоотношений; недопустимости произвольного вмешательства в частные дела. Что касается остальных из названных в ст. 2 ГК Республики Беларусь основных начал, то целесообразность включения их в систему гражданско-правовых принципов нам представляется сомнительным.

Так, в числе основных начал гражданского законодательства Республики Беларусь называются принципы верховенства права и социальной направленности регулирования экономической деятельности. Применительно к сфере гражданско-правовых отношений принцип верховенства права сформулирован следующим образом: «все участники гражданских отношений, в том числе государство, его органы и должностные лица, действуют в пределах Конституции Республики Беларусь и принятых в соответствии с ней актов законодательства». По замыслу законодателя в сфере гражданских правоотношений указанный принцип призван обеспечить стабильность и непротиворечивость гражданского законодательства. Одновременно он является гарантией того, что публичная власть будет действовать только в конституционном поле. Вместе с тем следует признать, что принцип верховенства права не имеет ярко выраженной отраслевой принадлежности, в связи с чем С.Н. Братусь справедливо отметил, что «ничего специфического в осуществлении этого принципа в гражданском праве нет» [3, с. 52]. Принцип верховенства права относится к числу общеправовых, конституционных принципов, наряду с гражданским правом, он не менее важен для уголовного, административного и других отраслей права.

Принцип социальной направленности регулирования экономической деятельности законодатель наполнил следующим содержанием: «направление и координация государственной и частной экономической деятельности обеспечиваются государством в социальных целях». Стоящие перед правом задачи, связанные с регулированием социальных и экономических отношений, неизбежно находят отражение в нормах всех отраслей права, в том числе и гражданского. Однако названный принцип адресован публичной власти, в сфере частноправовых отношений он находит только косвенное, опосредованное проявление. Его влияние проявляется на стадии нормотворчества, но представляется достаточно сложным оценить его роль в правоприменительной деятельности. На наш взгляд, решение социальных задач, которые стоят перед государством, не может быть сконцентрировано в сфере гражданского права, поскольку гражданское право регулирует сферу частных интересов.

Исходя из вышесказанного представляется целесообразным отказаться от практики выборочного закрепления отдельных конституционных (общеправовых) принципов в нормах гражданского законодательства, исключив из ст. 2 ГК принципы верховенства права и социальной направленности регулирования экономической деятельности. Такая необходимость диктуется самим характером данного вида правовых принципов, которые непосредственно не отражают специфику гражданско-правового регулирования, находятся в структурной связи не с какой-либо одной, а со всей системой правовых норм, являются элементами другой системы – системы общеправовых принципов. Выделяя в качестве принципа построения системы принципов гражданского права взаимосвязь с гражданско-правовой средой, О.А. Кузнецова делает справедливый вывод о том, что «в систему принципов гражданского права могут входить только те принципы, которые связаны с регулированием общественных отношений, входящих в предмет гражданского права» [8, с. 80].

В числе основных начал гражданского законодательства закреплен также принцип приоритета общественных интересов. Белорусский законодатель раскрывает содержание данного принципа следующим образом: «осуществление гражданских прав не должно противоречить общественной пользе и безопасности, наносить вред окружающей среде, историко-культурным ценностям, ущемлять права и защищаемые законом интересы других лиц». Исходя из анализа содержания исследуемого принципа можно утверждать, что речь должна идти не о приоритете общественных интересов, а о балансе частных и общественных интересов в отношениях, регулируемых гражданским законодательством. Именно при такой трактовке он не будет вступать в противоречие с другими принципами гражданского права: свободы договора, равенства участников гражданских отношений и недопустимости произвольного вмешательства в частные дела.

Нельзя не учитывать, что не только содержание системы раскрывается посредством включения в нее определенных элементов, но и, наоборот, содержание каждого элемента предопределяет система, в которую он включен. В нашем случае речь идет о системе принципов гражданского права. Следовательно, признание приоритета общественных интересов над интересами отдельной личности создает атмосферу непредсказуемости в сфере гражданского оборота таит в себе угрозу того, что свобода участников гражданских правоотношений может быть ограничена под воздействием общественного интереса. Это свидетельствует о необходимости корректировки названия исследуемого принципа, либо его исключения из ст. 2 ГК Республики Беларусь.

Вместе с тем не следует впадать и в иную крайность – абсолютизировать частные интересы. Никакое государство не готово обеспечить своим гражданам беспрепятственное осуществление их прав, которое, по сути, аналогично произволу или анархии, следовательно, включение в перечень основных начал гражданского законодательства принципа беспрепятственного осуществления гражданских прав также нецелесообразно. Препятствия в осуществлении гражданских прав могут обусловливаться необходимостью защиты как общественных, так и частных интересов. Законом может быть закреплено исключительное право государства на осуществление отдельных видов деятельности, для ведения некоторых видов предпринимательской деятельности необходимо специальное разрешение (лицензия) компетентного государственного органа. Ограничения в осуществлении гражданских прав могут быть продиктованы и стремлением законодателя обеспечить защиту интересов отдельных участников гражданского оборота, например несовершеннолетних, граждан-потребителей, обязательных наследников и др. В связи с этим представляется более корректным вести речь не о беспрепятственном осуществлении гражданских прав, а об автономии воли участников гражданских правоотношений.

Таким образом, мы вынуждены констатировать, что закрепленный в белорусском законодательстве перечень гражданско-правовых принципов не может рассматриваться как их система. С целью формирования целостной и эффективно действующей системы принципов гражданского права белорусскому законодателю необходимо внести соответствующие изменения в статью 2 ГК Республики Беларусь. Значимость и неотложность данного мероприятия опасно недооценивать, поскольку принципы – это «визитная карточка» гражданского законодательства.

 

Библиографический список

  1. Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. М.: Наука, 1973. 270 с.

  2. Боброва Н.А. Системность государственно-правовых норм как гарантия их функционирования // Изв. вузов. Сер.: Правоведение. 1980. №6. С. 28–34.

  3. Братусь С.Н. Принципы советского гражданского права // Изв. вузов. Сер.: Правоведение. 1960. №1. С. 47–52.

  4. Гаджиев Г.А. Конституционные принципы рыночной экономики: развитие основ гражданского права в решениях Конституционного Суда Российской Федерации. М.: Юрист, 2002. 284 с.

  5. Гражданский кодекс Республики Беларусь от 7 декабря 1998 г. №218-З: принят Палатой представителей 28 окт. 1998  г.: одобр. Советом Республики Беларусь 19 нояб. 1998 г. // Ведомости Нац. собр. Респ. Беларусь. 1999. №7–9. Ст. 101.

  6. Захаров А.Л. Межотраслевые принципы права: дис. ... канд. юрид. наук. Самара, 2003. 357 с.

  7. Кашанина Т.В., Кашанин А.В. Основы российского права: учебник для вузов. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2003. 769 с.

  8. Кузнецова О.А. Нормы-принципы российского гражданского права. М.: Статут, 2006. 269 с.

  9. Логика и методология системных исследований / А.И. Уемов [и др.]. Киев; Одесса: Вища шк., 1977. 255 с.

  10. : http://slovari.net/ (дата обращения: 18.09.2012).

  11. Свердлык Г.А. Принципы гражданского права: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1985. 33 с.

  12. Советский энциклопедический словарь / науч.-ред. совет: А.М. Прохоров (пред.) [и др.]. М., 1980. 1600 с.

  13. Философский энциклопедический словарь / ред.-сост. Е.Ф. Губский [и др.]. М., 1999. 574 с.

  14. Хропанюк В.Н. Теория государства и права: учеб. пособие под ред. В.Г. Стрекозова. М.: Инфра-М, 1995. 378 с.

  15. Явич Л.С. Право развитого социалистического общества: сущность и принципы. М.: Юрид. лит., 1978. 224 с.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.