УДК 342.53

СООТНОШЕНИЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЬНОЙ ДЕМОКРАТИИ И НАРОДОВЛАСТИЯ В ПРОЦЕССЕ ФОРМИРОВАНИЯ ИНСТИТУТА ПАРЛАМЕНТАРИЗМА

Ю.В. Ломжец

Кандидат политических наук, доцент кафедры правоведения
Национальный университет кораблестроения имени адм. Макарова
54000, Украина, г. Николаев, просп. Героев Сталинграда , 9
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Парламентаризм, как политико-правовая категория, сложное, многомерное явление. При определении парламентаризма как предмета исследования возникает ряд проблем методологического характера. Одной из центральных проблем в изучении института парламентаризма является проблема соотношения представительной демократии и народовластия.

В статье предпринимается попытка рассмотреть проблемные аспекты определения народовластия в процессе формирования демократических подходов к парламентской деятельности и определения очертаний парламентского права.


Ключевые слова: народ; нация; народный суверенитет; парламентаризм; парламент; форма правления

На современном этапе развития украинского общества все еще остро стоит вопрос демократического преобразования государства. Именно поэтому последние годы не прекращается поиск оптимальной модели строения государственного механизма, которая бы обеспечивала большую эффективность сотрудничества всех ветвей власти и оптимизацию деятельности государственных органов и местного самоуправления.

Общеизвестно, что центром демократических преобразований в стране всегда выступает парламент. Не случайно слово «парламентаризм» стало синонимом слова «демократия». «Парламент» и «парламентаризм» – понятия, которые тесно связаны и взаимообусловлены, но не равнозначны. Парламент может функционировать без парламентаризма, и об этом свидетельствует анализ мировой и отечественной истории. Парламентаризма же, т.е. демократии, вне парламента быть не может. Следовательно, целесообразно рассматривать парламентаризм как сотворчество государства и общества с признанием ведущей роли парламента.

Развитие института парламентаризма в Украине имеет сравнительно недолгую историю, в связи с этим вопрос о соотношении представительной демократии и народовластия является весьма актуальным.

Рассматривая проблему соотношения представительной демократии и народовластия, можно выделить два основных подхода. Первый и наиболее распространенный подход был сформулирован Ш. Монтескье. Он заключается в том, что поскольку на обширной территории осуществление народовластия невозможно, то определенные полномочия делегируются представительному органу. Второй подход рассматривает в делегировании власти своеобразное отделение народа от власти. Эту проблему одним из первых сформулировал Ж.-Ж. Руссо, который, говоря о неотчуждаемости суверенитета, отмечал, что он содержится в общей воле, а «воля не может быть представлена, или это она, или это другая воля, среднего не бывает». А отсюда следует вывод, что «депутаты народа не являются и не могут быть его представителями» [6, c. 222].

Следует отметить, что из-за политических конфликтов, которые постоянно возникают в Украине, подход, сформулированный Ж.-Ж. Руссо, становится все популярнее. Трудно согласиться с постановкой вопроса о том, что при представительной, т.е. опосредованной выборами демократии, невозможна реализация народовластия. По мнению автора, только представительная демократия способна реализовать принцип народного суверенитета как основы легитимизации политического и правового порядка. Народ как носитель и первоисточник суверенитета, осуществляет свои властно-императивные функции в обеих формах, и это является основой конституционализма. Во всяком случае парламентаризм, как бы его не модифицировали, соответственно времени и здравого смысла всегда останется на вооружении правовой государственности в каждом из ее возможных вариантов, а вопросы о содержании демократии, государственности и права, политической системы в целом и отдельных ее институтов, а также политических и нравственных ценностей до сих пор актуальны.

Народовластие составляет главное содержание демократии в ее современном общепринятом понимании, институты народовластия находятся в неразрывной связи с другими институтами политической системы общества. Понятие «народовластие» является междисциплинарным. Будучи самостоятельным научным понятием, оно интегрирует в себе философские, политические и правовые идеи. Среди современных ученых существуют различные позиции по вопросу толкования понятия «народовластие». В большинстве случаев народовластие отождествляется с понятием «демократия». Так, А. Ковлер считает, что демократия может быть определена как «народовластие, форма государства, форма и принципы организации политических партий и общественных объединений; политический режим; политическое мировоззрение и политическая ценность; политический процесс; принцип международного права» [1, с. 24]. Таким образом, народовластие понимается как необходимый элемент в структуре демократии, без которого она невозможна.

Если рассматривать демократию как народовластие, можно сделать вывод об универсальности такого определения, применимого к любому историческому типу демократии. Но данное понимание подходит только к идеалу демократии, когда народовластие обеспечено социально-экономическими и конституционными гарантиями, а граждане реально осуществляют свои политические права.

Некоторые исследователи не согласны с этимологическим отождествлением демократии с народовластием, потому что нетождественными являются понятия «демос» и «народ». Так, А. де Токвиль отмечал, что то, что считалось «народом» в большинстве демократических республик античности, не напоминает народ в современном понимании. В Афинах все граждане принимали участие в общественных делах, однако из более трехсот пятидесяти тысяч жителей города право гражданства имели только двадцать тысяч человек: все остальные были рабами и выполняли обязанности, которые в наши дни возложенны на народ и даже на средние классы [8, с. 129].

Энциклопедический юридический словарь определяет народовластие как один из существенных элементов демократии в ее современном общепринятом понимании. Именно народовластие в основном тождественно более применяемому в науке понятию народного суверенитета [12].

Сегодня отсутствует также и законодательное определение народовластия – Конституция Украины не применяет термин «народовластие», однако в ст. 5 указывается, что «носителем суверенитета и единственным источником власти в Украине является народ. Народ осуществляет власть непосредственно и через органы государственной власти и органы местного самоуправления» [2]. В соответствии с Конституцией Украины народное волеизъявление осуществляется через выборы, референдум и иные формы непосредственной демократии (ст. 69). Исключительно народу принадлежит право определять и изменять конституционный строй в Украине, которое не может быть узурпировано государством, его органами или должностными лицами (ч. 3 ст. 5).

Положение «носителем суверенитета является народ» закрепляет принцип народного суверенитета, согласно которому власть Украинского народа является первичной, единственной и неотчуждаемой, т.е. органы государственной власти и органы местного самоуправления осуществляют власть в Украине, которая исходит от народа.

В решении Конституционного Суда Украины от 11 июля 1997 г. №3-зп дело о конституционности толкования Верховной Радой Украины ст. 98 Конституции Украины указано, что принятие Конституции Украины Верховной Радой Украины было непосредственным актом реализации суверенитета народа (абзац первый пункта 4 мотивировочной части) [5]. По мнению Конституционного Суда Украины, положение ч. 3 ст. 5 Конституции Украины следует понимать так: народ, как носитель суверенитета и единственный источник власти, может реализовать свое право определять конституционный строй в Украине путем принятия Конституции Украины на всеукраинском референдуме.

«Воля народа, – отмечается во Всеобщей декларации прав человека, – должна быть основой власти правительства; эта воля должна проявляться в периодических и нефальсифицированных выборах, которые должны проводиться при всеобщем и равном избирательном праве путем тайного голосования или же посредством других равнозначных форм, обеспечивающих свободу голосования» (ч. 3 ст. 21) [2].

Из данных положений можно сделать вывод о тесной взаимосвязи понятий «народовластие» и «суверенитет народа» или «народный суверенитет». Наиболее распространенным является определение, согласно которому народ – это население страны, которое выступает как источник и носитель власти в государстве.

Что касается понятия «суверенитет», то, как известно, само понятие исходит от французского слова «souverainete» – «верховная власть». Сегодня ученые выделяют три разновидности суверенитета: народный, государственный и национальный. Все три формы суверенитета взаимосвязаны и в то же время самостоятельные. Народный суверенитет можно считать предпосылкой суверенитета государственного и суверенитета национального. С самого начала категория «суверенитет народа» противопоставлялась претензиям монархов на неограниченную власть как на мандат, якобы полученный свыше, и использовалась для утверждения демократической концепции государства и народовластия. Понятие же «суверенитет нации» возникло уже в ХХ в. и отождествлялось с неким полновластием наций или правом нации на самоопределение вплоть до государственного. В советское время ученые определяли народный суверенитет как политико-правовое качество народа, что выражается в его главенстве и полновластии в обществе и государстве. На современном этапе среди основных элементов народного суверенитета выделяются: общая суверенная воля народа; народное представительство, политическая ответственность должностных лиц и депутатов перед народом. Иначе говоря, народный суверенитет понимается как верховное, неотчуждаемое право народа определять свою судьбу, быть единственным, ни от кого и ни от чего не зависящим носителем и выразителем верховной власти в государстве и в обществе. Здесь возникает важный и очень актуальный вопрос о признании народа субъектом власти.

В широком смысле власть – это способность, право и возможность различных субъектов власти распоряжаться кем-либо на основе закона и чем-либо на основе закона, воли, авторитета, принуждения. Кроме того, власть это политическое управление над людьми, различными социальными группами, это система социальных институтов и государственных органов, обладающих определенным воздействием на объекты власти. Власть как общественное явление вне исторической категории, имманентно присуща человеческому обществу.

В этом аспекте можно применять понятие «социальная власть» как выражение фактической и юридической принадлежности всей власти обществу. В государственной власти находит концентрированное выражение суверенитет народа, его полновластие. Народ осуществляет свою власть через государственную власть и через социальную власть. Государственная власть воплощается организационно в государстве, социальная проявляется в общественных формах организации. Это не две власти, это, по сути, одна власть – власть народа, которая имеет проявление в различных формах. При этом следует учитывать, что любая государственная власть – политическая, но не всякая политическая власть – государственная. Итак, власть народа является политической. Таким образом, народовластие можно рассматривать как форму осуществления принадлежащей народу государственной и политической власти.

Понятие народовластия является одним из главных ориентиров конституционного права в демократических странах и одним из главных устоев конституционного строя. К принципам народовластия относятся: народный суверенитет, реальное осуществление гражданами политических прав и свобод, свободный и равноправный доступ к управлению делами государства и общества, сочетание непосредственной и представительной форм осуществления власти. Указанные принципы являются специальными принципами народовластия, хотя, безусловно, народовластие осуществляется и на основе общих принципов осуществления политики.

Таким образом, народовластие является одним из главным принципов демократического государства, народного суверенитета, выражается в признании, наличии эффективного механизма реализации гражданами своих политических прав путем свободного и равноправного участия в управлении делами общества и государства как непосредственно, так и через представителей.

Представительная демократия в широком смысле охватывает все выборные государственные институты, как законодательные, так и исполнительные: все должностные лица избраны народом и, следовательно, представляют его. Представительная демократия в узком смысле – это выборные органы парламентского типа как на общенациональном уровне, так и на региональном. Именно эти органы называются представительными, и их наличие, значимость и активная роль являются важным показателем демократического режима в стране. В этом плане развитая представительная демократия – синоним парламентаризма.

В политической истории встречались ситуации использования институтов непосредственной демократии в ущерб представительной и наоборот. Сегодня также, в определенном плане, они могут рассматриваться в контексте системы сдержек и противовесов (например, отмена на референдуме принятого парламентом закона). Однако в современном демократическом государстве эти две формы призваны прежде дополнять друг друга для обеспечения демократических форм правления и политического режима. Они тесно переплетены друг с другом уже потому, что сами выборы представительных органов является формой прямого осуществления власти народом [7, c. 78].

В связи с этим следует отметить, что в определенном смысле парламентаризм является синонимом представительной демократии и правового государства. В этом случае определяющим пяризнаком парламентаризма вляется требование обеспечения организации и функционирования системы внутриобщественных (общественно-политических) переговоров, которая должна быть представительной и эффективной. Результатом должен стать акт общей воли, т.е. принятие консенсусного решения (законодательного акта) на основе консолидированной общественной мысли. При этом на всех стадиях этого процесса предусматривается режим обязательной солидарности всех участников, в первую очередь органов государственной власти. Другие же признаки являются хотя и естественными, но они являются дополнительным условием этого требования. Парламент занимает в этой системе важнейшее место, что и позволяет называть его настоящим институтом представительной демократии.

Можно отметить, что главными принципами парламентаризма является выражение и защита интересов всех социальных групп населения; приоритет законодательных органов власти перед другими; подчиненность и подконтрольность парламента народу; взаимодействие парламента с другими органами власти. В целом, при толковании парламентаризма употребляются разные характеристики: система управления обществом, форма представительной демократии; демократический механизм реализации интересов определенных групп населения и др. Целесообразно рассматривать парламентаризм как целостную систему организации и функционирования государственной власти, которая имеет определенные функции, место и роль в политической системе общества.

С точки зрения политической теории, парламентаризм является одной из форм представительной демократии. В этом смысле он фактически отождествляется с демократическими ценностями, которые сложились в течение длительного времени: с гражданским обществом с высокой степенью правовой культуры; с утверждением идеи верховенства закона; с приоритетом прав личности в отношениях с государством, с созданием соответствующей шкалы ценностей, которая бы исключала противоречие общественных и личных интересов при осуществлении государственной власти [9, c. 167]. Безусловно, все указанные ценности должны реализовываться посредством деятельности органа народного представительства – парламента.

Некоторые исследователи считают, что реальное народовластие является недостижимой целью, хотя бы потому, что неравенство является естественным качеством человеческого общества. Как считает Ю. Хабермас, демократический законодатель издает свои законы, имея в виду только большинство. Однако решение большинства может приниматься только таким образом, когда его содержание считается мотивированным итогом дискуссии, как бы условно завершается, поскольку необходимо, наконец, принять решение. Если управляет народ, то можно говорить об истинной демократии с точки зрения классической античной и просветительской традиции. Если поставить вопрос иначе: как править? – то можно увидеть множество подходов при ответе на данный вопрос [10, c. 57]. Например, Й. Шумпетер считает, что демократия является властью политиков в интересах народа [11, c. 296].

Здесь интересна точка зрения относительно системы народного представительства Н. Коркунова, который сводил все ее формы к трем основным типам: 1) представительство по личному праву, 2) представительство по назначению правительства, 3) выборное представительство [3, c. 34]. Представительство по личному праву было распространено в Средневековье. В современных условиях данная форма представительства практически перестала существовать. Следующий тип – представительство по назначению правительства есть не что иное, как назначение того или иного лица правительством для выполнения им каких-либо государственных функций. Наиболее распространенной системой является система выборного представительства. Данное представительство дает реальную возможность отражаться на составе государственных учреждений всем изменениям общественных интересов и настроений общества. Лишь выборное народное представительство может гарантировать, чтобы право, создаваемое государством, всегда отвечало народному правосознанию.

По мнению автора статьи, выборное представительство необходимо понимать в широком и узком смыслах. В первом случае в систему представительства будут входить все государственные органы, должностные лица, в избрании которых, так или иначе, участвует население государства. В основу подобного деления полагается признак выборности органов государственной власти гражданами. Во втором случае под представительством будет пониматься создание коллегиальных органов, состоящих из избранных народом представителей, т.е. органов, которые относят к законодательной ветви власти. Именно выборное представительство, которое лежит в основе современной парламентской (партийной) системы, исходит из того, что народные представители, являясь более авторитетными и более правильными, чем кто-либо другой, выразителями народных нужд и желаний, могут с наибольшим основанием решать государственные дела, а также претендовать на выбор лиц, которым поручается непосредственное управление. Можно выделить следующие важные элементы этого фундаментального принципа парламентаризма: 1) делегирование полномочий; 2) «типичность», т.е. владение типовыми, средними характеристиками какой-то группы лиц, 3) символ. Народное представительство как реальный символ демократии должно включать не только право на свободные выборы доверенных лиц и делегирование полномочий, но и реальную возможность контроля деятельности своих уполномоченных. Другими словами, если верховная власть принадлежит народу, то парламентская власть выступает как власть, уполномоченная народом – сувереном власти. Поэтому парламент имеет право персонифицировать народный суверенитет. Он призван выражать народную волю и субординировать интересы. А что касается «типичности», то здесь речь идет о том, что парламентское представительство в совокупности должно являть собой социум в миниатюре.

Итак, только при таком характере представительства парламент имеет возможность адекватно отражать интересы народа, учесть все многообразие настроений и взглядов людей, весь спектр культур и традиций, особенно, если электорат является многонациональным.

Таким образом, можно сказать, что понятие «парламентаризм» является достаточно объемным. Только в органическом единстве таких характеристик и условий, как: наличие института представительной (законодательной) власти, сформированного на основе свободных выборов с участием политических партий и общества; конституционно закрепленный принцип разделения властей; господства принципа верховенства права, наличие гражданского общества, которое характеризуется демократизмом и высокой политико-правовой культурой граждан, – можно говорить о наличии парламентаризма как о состоянии солидарности между парламентом – представителем общества, народом и исполнительной властью с целью утверждения и развития отношений социальной справедливости и правопорядка.

 

Библиографический список

  1. Ковлер А.И. Основы политического маркетинга(технология организации избирательных кампаний) / Ин-т государства и права РАН, Гуманит. и политол. центр «Стратегия». М.: ИГПАН, 1993. 46 с.

  2. Конституція України від 28.06.1996 №254к/96-ВР // Відомості Верховної Ради України. 1996. 27 липня.

  3. Коркунов Н.М. Пропорциональные выборы. СПб.: Тип. М.М. Стасюлевича, 1896. 95 с.

  4. Парсонс Т. О понятии «политическая власть» // Политология: хрестоматия / сост. М.А. Василик, М.С. Вершинин. М.: Гардарики, 1999. С. 239-247.

  5. Рішення Конституційного Суду України від 05.10.2005 №6-рп/2005 у справі за конституційним поданням 60 народних депутатів України про офіційне тлумачення положень частини першої статті 103 Конституції України в контексті положень її статей 5, 156 та за конституційним зверненням громадян Галайчука Вадима Сергійовича, Подгорної Вікторії Валентинівни, Кислої Тетяни Володимирівни про офіційне тлумачення положень частин другої, третьої, четвертої статті 5 Конституції України (справа про здійснення влади народом) // Офіційний вісник України. 2005. 26 жовтня. С. 31.

  6. Руссо Ж.-Ж. Трактаты. М., 1969. 709 c.

  7. Скребец О.В. Проблема внутреннего устройства парламента Украины: одно- или двухпалатность // Проблемы духовности в современном мире: материалы междунар. науч. конф. Севастополь: Изд-во СевГТУ, 2001. С. 7480.

  8. Токвиль А. Демократия в Америке / пер. с франц. 2-е изд. М.: Весь мир, 2000. 560 с.

  9. Федосов П.А. Двухпалатные парламенты: европейский и отечественный опыт // Полис. 2001. №1,2. С. 168–179

  10. Хабермас Ю. Демократия. Разум. Нравственность. М.: Наука, 1992. 176 с.

  11. Шумпетер Й. Капитализм, социализм и демократия / предисл. и общ. ред. В.С. Автономова; пер. с англ. М.: Экономика, 1995. 540 с.

  12. Энциклопедический юридический словарь [Электронный ресурс]. URL: http:// law-enc.net/ (дата обращения: 03.08.2012).

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.