УДК 341.1:339
DOI: 10.17072/1995-4190-2015-4-117-122

Евразийский экономический союз
как правопреемник права наноиндустрии ЕврАзЭС

А.О. Иншакова

Доктор юридических наук, профессор, заведующая кафедрой гражданского и международного частного права
(базовой кафедрой ЮНЦ РАН)

Волгоградский государственный университет

400062, г. Волгоград, Университетский просп., 100

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

 

Введение:статья посвящена исследованиюпроблем формирования единого правового регулирования нанотехнологий и развития наноиндустрии в рамках международной региональной организации правопреемника Евразийского экономического сообщества (далее – ЕврАзЭС) – Евразийского экономического союза (ЕАЭС), уже достигшей значительных успехов в вопросах реализации свобод общего рынка и стремящейся к дальнейшему укреплению экономической интеграции, прежде всего в сфере инноваций. Цель: исследовать занимают вопросы формирования правовой политики и программного регулирования, направленных на координацию, согласование и создание единого правового пространства в стратегически значимых для стран-участниц ЕАЭС отраслях экономики, среди которых первое место отводится наноиндустрии как сектору экономики, приоритетному для промышленного сотрудничества.Методы: использовались как общенаучные методы, включая диалектический, системного анализа, так и частнонаучные методы: технико-юридический, сравнительно-правовой, формально-логический, метод обобщения законодательства и практики его применения и др. Результаты: отмечается, что, несмотря на более позднее создание международной экономической организации ЕврАзЭС в сравнении с СНГ, а также на тот факт, что в ее состав вошли государства-участники регионального объединения СНГ, процесс интенсификации развития наноиндустриальных цепочек в этом региональном объединении начал свое развитие значительно раньше и более плодотворно развивается. Выявлено также, что данные позитивные эффекты обусловлены тем обстоятельством, что страны-участницы вслед за ЕС проводят успешную последовательную работу по развитию правовой инфраструктуры наноиндустрии посредством принятия национальных программных документов в сфере нанотехнологий. Установлена разобщенность в формировании единого правового пространства нанотехнологий СНГ, затрудняющая приведение национальных законодательств к единообразному пониманию и применению вследствие наличия множественных двусторонних и многосторонних договоров отдельных союзов стран-участниц, зачастую противоречащих друг другу, а также разности инновационных приоритетов, влекущих за собой «разноформатный» и «разноскоростной» характер развития наноиндустрии в регионе и нарушение целостности концепции развития единого инновационного экономического пространства СНГ.Выводы: обосновано, что в ЕАЭС выявленные негативные эффекты развития правовой инфраструктуры наноиндустрии СНГ нивелируются посредством стандартизированного на межгосударственном уровне программного регулирования, которое наряду с негативными эффектами, такими как неспособность ввести субъектов данной сферы экономической деятельности в жесткие рамки существующего мирового правопорядка, характеризуется гибкостью, предполагающей свободу выбора методов и средств правовой интеграции на усмотрение национального законодателя, а также способностью оперативно подменять межгосударственное нормативно-правовое регулирование, требующее больших временных затрат для достижения согласования волеизъявления стран-участниц, и более высокой реактивностью по сравнению с позитивным правом относительно потребностей современных деловых кругов.

 

 

Ключевые слова: нанотехнологии; наноиндустрия; региональная интеграция; экономические интеграционные союзы; единая экономическая политика; Евразийский экономический союз (ЕАЭС); инновационное развитие ЕАЭС;
единое правовое пространство инноваций и наноиндустрии в ЕАЭС

 

 

Евразийское экономическое сообщество (далее – ЕврАзЭС)[1] в своем правовом развитии регламентации процессов создания нанотехнологий и становления наноиндустрии пошло по аналогичному пути с ЕС, который до недавнего времени рассматривался в отечественной правовой науке в качестве самой удачной модели интеграции государств. В свою очередь, право ЕС являло собой высококачественный образец нормативной системы по унификации национального законодательства в различных сферах правового регулирования. Такое высокое мнение отечественных исследователей подкреплялось возрастающим объемом торгового оборота между ЕС и Россией и расширением сотрудничества во многих сферах и по разным направлениям [1].

Стоит учесть, что Федеральным законом от 3 февраля 2015 года № 1-ФЗ ратифицирован Договор о прекращении деятельности Евразийского экономического сообщества [4]. Данный документ подписан в г. Минске 10 октября 2014 г. и предусматривает прекращение деятельности ЕврАзЭС, а также его органов с 1 января 2015 г.

Вместе с тем 1 января 2015 г. вступил в силу Договор о Евразийском экономическом союзе [4] (далее – Договор), подписанный в г. Астане 29 мая 2014 г. лидерами России, Белоруссии и Казахстана. Договором учреждена международная организация региональной экономической интеграции, обладающая международной правосубъектностью – Евразийский экономический союз (ЕАЭС), в рамках которого обеспечивается свобода движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы, проведение скоординированной, согласованной или единой политики в отраслях экономики, определенных Договором и международными договорами в рамках Союза.

В то же время частью 3 статьи 3 Договора о прекращении деятельности Евразийского экономического сообщества предусмотрено, что решения органов управления интеграцией, преемниками которых являются органы ЕврАзЭС, и решения органов ЕврАзЭС, перечисленные в Приложении 3 к настоящему Договору, а также решения Суда ЕврАзЭС продолжают действовать в соответствии с прежним статусом.

Межгосударственный совет ЕврАзЭС 4 февраля 2009 года принял решение о создании Центра высоких технологий ЕврАзЭС. Главы правительств стран Сообщества 9 июня 2009 года подписали учредительные документы. Основными задачами созданного центра были определены: разработка и реализация согласованной инновационной политики государств-участников Центра; координация работ по созданию Евразийской инновационной системы и развитию инфраструктуры научно-технической и инновационной деятельности в государствах, участвующих в создании и деятельности Центра; содействие созданию механизмов финансирования инновационных программ и проектов и создание условий для привлечения инвестиций в инновационную сферу.Основной целью Центра высоких технологий являются разработка и внедрение новых биотехнологий, биопрепаратов и диагностических тест-систем для сельского хозяйства, промышленности, медицины, защиты окружающей среды. В декабре 2009 года Центром была разработана «Концепция Евразийской инновационной системы» [6], которая была утверждена Межгоссоветом ЕврАзЭС. Реализация этой концепции была заложена в план мероприятий на 2010 год. Концепция 2010 года была ориентирована на разработку научно-технических программ и инновационных проектов, анализ состояния нормативной правовой базы, регулирующей отношения в сфере научно-технической и инновационной деятельности и развития национальных инновационных систем, научно-технического и образовательного потенциала государств – членов ЕврАзЭС и Республики Армения в сфере разработки и применения высоких технологий. Работа Центра осуществляется на базе венчурной компании, созданной в России, Белорусского инновационного фонда, а также национального инновационного фонда Казахстана.

Среди основных направлений работы Центра на сегодняшний день наиболее актуальными являются: разработка, регистрация и последующий вывод на рынок инновационного препарата для лечения эпилепсии; обеспечение безопасного питьевого водоснабжения автономных объектов; создание энергетических комплексов для получения тепловой энергии с использованием местных альтернативных биотоплив; технология и система распознавания и понимания речи на любом национальном языке; малые формы комплексной добычи твердых горючих ископаемых и безотходная их переработка; разработка высокоэффективных систем аэрации для биологической очистки сточных вод; биоактивные медицинские материалы нового поколения.

Решением Межгосударственного Совета ЕврАзЭС 9 декабря 2010 года был определен план мероприятий на 2011–2013 и последующие годы по реализации приоритетных направлений развития ЕврАзЭС [7]. Среди таких направлений: формирование инвестиционной и инновационной политики (создание благоприятных условий для взаимных инвестиций; выполнение Соглашения о поощрении и взаимной защите инвестиций; выработка согласованной инновационной политики в рамках ЕврАзЭС; реализация Концепции создания Евразийской инновационной системы и разработка межгоспрограммы «Евразийская инновационная система»); создание общего научно-технического пространства (развитие приоритетных направлений науки и технологий государств-членов ЕврАзЭС; разработка и реализация межгосударственных инновационных целевых программ и проектов по приоритетным направлениям науки и технологий; обмен технологичными разработками в сфере высоких технологий, созданными в государствах Сообщества в рамках национальных проектов и программ; обеспечение обменом информацией о результатах научных исследований и технологических разработок в сфере высоких технологий в рамках национальных программ и проектов на уровне Центра высоких технологий ЕврАзЭС совместно с национальными ведомствами государств-членов Сообщества) и др.

Решением Высшего Евразийского экономического совета на уровне глав правительств от 31 мая 2013 года № 40 «Об основных направлениях координации промышленных политик Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации» наноиндустрия отнесена к секторам экономики, приоритетным для промышленного сотрудничества.

Ежегодные инвестиции в сектор наноиндустрии в государствах-членах Единого экономического пространства составляют около 1 млрд дол. США.

В 2014 г. Департамент промышленной политики Евразийской экономической комиссии (далее – ЕЭК)провел анализ текущего состояния и развития наноиндустрии, проблем и барьеров отрасли в государствах Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

По результатам анализа выявлено, что Сторонами проводится последовательная работа по развитию наноиндустрии, в том числе через принятие национальных программных документов в сфере нанотехнологий. Так, в Республике Беларусь в 2013 году утверждена Концепция формирования и развития наноиндустрии и план мероприятий по ее реализации [3], которыми предусмотрено в ближайшие годы производить нанотехнологичной продукции (в т.ч. приборов) в объеме до 30 млн дол. США в год.

В Республике Казахстан реализована Программа развития нанонауки и нанотехнологий на 2010–2012 годы, основной задачей которой было получение новой продукции.

Это направление рассматривается Сторонами как сектор экономики, способный обеспечить повышение конкурентоспособности других отраслей, прежде всего обрабатывающей промышленности.

По оценкам Департамента промышленной политики ЕЭК объем импорта товаров, содержащих наноразработки, в ЕАЭС оценивается на уровне 15 млрд дол. США в год, что соответствует 5% всего объема импорта товаров на территорию Союза. При этом, как подчеркнул директор Департамента Владимир Мальцев, в рамках евразийской интеграции имеется успешный опыт межгосударственного инновационного сотрудничества в данной сфере: «Например, создан Российско-Казахстанский фонд нанотехнологий, реализуется целая серия научно-технических программ Союзного государства, создано Некоммерческое партнерство “Международный инновационный центр нанотехнологий СНГ” и др. Есть также примеры успешного промышленного сотрудничества при реализации совместных кооперационных проектов – серия проектов с участием компаний, входящих в группу “Роснано”».

По итогам проведенного анализа подготовлены предложения по развитию сотрудничества государств ЕАЭС в наноиндустрии, предусматривающие меры по углублению научно-технической кооперации, созданию совместных предприятий по производству инновационной и высокотехнологичной продукции, произведенной с использованием нанотехнологий [8].

В заключение надо заметить, что, несмотря на то, что международная экономическая организация ЕврАзЭС была создана значительно позднее Содружества Независимых Государств и в ее состав вошли государства-участники регионального объединения СНГ, процесс интенсификации развития наноиндустриальных цепочек в этом региональном объединении начал свое развитие значительно раньше и более плодотворно развивается, чем в существующем уже почти 25 лет региональном объединении СНГ.

По сравнению с концепцией развития наноиндустриальных цепочек в ЕС и ЕАЭС процесс развития нанотехнологий в региональном объединении СНГ осложнен значительным устареванием научной материально-технической базы, которая в полной мере не способна обеспечить растущие потребности экономики. В большинстве стран СНГ сложилась ситуация низкого, с общемировой точки зрения, уровня инфраструктуры наноиндустрии, который не позволяет научно-техническим и образовательным центрам, созданным в рамках единого пространства СНГ, эффективно развивать международное сотрудничество в научно-технической и образовательной сферах. Кроме того, выявленные в ходе исследования множественные двусторонние и многосторонние договоры отдельных союзов стран-участниц СНГ, разность инновационных приоритетов, а также существующие пересечения и противоречия нормативного содержания этих международных документов позволяют говорить о разобщенности в формировании единого правового пространства нанотехнологий и затрудняют приведение национальных законодательств к единообразному пониманию и применению. В результате «разноформатный» и «разноскоростной» характер развития региональной интеграционной наноиндустрии, несмотря на свой объективный характер, нарушает целостность концепции развития единого инновационного экономического пространства СНГ. Тогда как в ЕАЭС данные негативные эффекты нивелируются посредством стандартизированного на межгосударственном уровне программного регулирования, которое наряду с негативными эффектами, такими как неспособность ввести субъектов данной сферы экономической деятельности в жесткие рамки существующего мирового правопорядка, характеризуется гибкостью, предполагающей свободу выбора методов и средств правовой интеграции на усмотрение национального законодателя, а также способностью оперативно подменять межгосударственное нормативно-правовое регулирование, требующее больших временных затрат для достижения согласования волеизъявления стран-участниц и более высокой реактивностью по сравнению с позитивным правом относительно потребностей современных деловых кругов.

 

Библиографический список

  1. Абашидзе А.Х., Иншакова А.О. Основы европейского интеграционного права: учебник / авт. коллектив; под ред. д-ра юрид. наук, проф. А.Х. Абашидзе, д-ра юрид. наук, проф. А.О. Иншаковой. М.: Юрист, 2012. 607 с.
  2. Евразийскоеэкономическое сообщество: офиц. сайт. URL: http://evrazes.com/
    customunion/eepr (дата обращения: 11.05.2015).
  3. ЗаконодательствоРеспублики Беларусь: офиц. сайт.URL: http://pravo. newsby.org/belarus/postanovsm0/sovm687. htm (дата обращения: 23.04.2015).
  4. Комитет Государственной Думы по делам Содружества Независимых Государств, евразийской интеграции и связям с соотечественниками: офиц. сайт. URL: http://komitet.info/legal-documents/ 4618/(дата обращения: 18.03.2015).
  5. Комитет Государственной Думы по делам Содружества Независимых Государств, евразийской интеграции и связям с соотечественниками: офиц. сайт. URL: http://komitet.
    info/legal-documents/ 3778/(дата обращения: 02.05.2015).
  6. О Концепции создания Евразийской инновационной системы: решение Межгосударственного Совета Евразийского экономического сообщества (г. Санкт-Петербург) от 11 дек. 2009 г. № 475.
  7. Решение Межгосударственного Совета ЕврАзЭС (на уровне глав государств) о мероприятиях на 2011–2013 и последующие годы по реализации Приоритетных направлений развития ЕврАзЭСот 9 дек. 2010 г. № 533// Евразийское эконом.сообщество: офиц. сайт. URL: http://evrazes.com/mezhgossovet/
    measure/45 (дата обращения: 13.05.2015).
  8. Страны ЕАЭС обладают большими возможностями для сотрудничества в сфере наноиндустрии 29.04.2015 // Евразийская экон. комиссия: офиц. сайт. URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/nae/news/Pages/29-04-2015-5.aspx (дата обращения: 23.05.2015).

Работа выполнена в рамках государственного задания Министерства образования и науки РФ (тема НИР № 2018 «Изучение фундаментальных проблем социально-экономической и гуманитарной модернизации и развития наноиндустрии в современной России и разработка элементов стратегии и тактики наноиндустриализации»).

[1]Международная экономическая организация ряда бывших республик СССР, созданная для эффективного продвижения ее участниками процесса формирования Таможенного союза и Единого экономического пространства, а также реализации других целей и задач, связанных с углублением интеграции в экономической и гуманитарной областях (2001–2014 гг.).

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.