УДК 347.441:347.736
DOI: 10.17072/1995-4190-2015-4-68-77

Рассмотрение дел об оспаривании сделок с предпочтением:
 вопросы теории и практики

К.С. Кондратьева

Кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского и предпринимательского права

НИУ ВШЭ-Пермь

614000, г. Пермь, ул. Ленина, 10-26

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

А.И. Гройсберг

Кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского и предпринимательского права

НИУ ВШЭ-Пермь

614046, г. Пермь, ул. Барамзиной, 42-67

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Введение:статья посвящена рассмотрению вопросов, связанных с совершением должником в преддверии своего банкротства сделки и оспариваемой как причинившей вред в результате оказания предпочтения одному из кредиторов. Особое внимание уделено анализу судебно-арбитражной практики. Цель:проанализировать основания и общий порядок оспаривания сделок с предпочтением, критерии, позволяющие судам сделать вывод о добросовестности или недобросовестности третьего лица при совершении сделки с должником. Методы: использованы аналитический и системный методы, сравнительно-правовой, технико-юридический. Результаты: обращается внимание на необходимость более четкого определения понятия «предпочтительное удовлетворение». Указывается на то, что в Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)» данное понятие не уточнено, что приводит к самой широкой его трактовке. Для признания недействительной сделки с предпочтением необходимо наличие любого из условий, указанных в ст. 61.3 Закона. Поскольку данный перечень является открытым, предпочтение может иметь место и в иных случаях, кроме содержащихся в этом перечне. На основе анализа постановлений Пленума ВАС РФ сделан вывод о том, что примеры разъяснений, предписывающие судам вести себя в процессе активно, с отходом от начал диспозитивности судопроизводства в целях установления объективной истины, встречаются достаточно часто. Также отмечается, что совершение сделок в процессе обычной хозяйственной деятельности должника не исключает возможности признания их недействительными на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве (как сделку, совершенную должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов). Выводы:законодатель при выработке норм об оспаривании сделок должника в целях защиты прав и интересов различных участников отношений банкротства использовал достаточно сложную правовую конструкцию, пытаясь при этом наиболее оптимальным образом сочетать объективные и субъективные основания недействительности сделок.

 

 

Ключевые слова: банкротство; несостоятельность; оспаривание сделок должника, недействительные сделки,
сделки с предпочтением, осведомленность о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника, исковая давность

 

 

Введение  

В Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)» [9] (далее – Закон о банкротстве) в главе III.1 среди большого количества оснований оспаривания сделок должника содержится предусмотрена возможность оспаривания подозрительных сделок.

Такое основание получило легальное закрепление в ст. 103 Закона о банкротстве до вступления в силу Федерального закона РФ от 28 апреля 2009 г. «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» [5]. В юридической литературе в центре внимания цивилистов оказалось понятие «предпочтительное удовлетворение». Как известно, Закон о банкротстве не конкретизировал содержание данного понятия, что приводило к его широкому толкованию. К примеру, если должник не исполнил обязательства перед несколькими кредиторами, а срок исполнения таких обязательств уже наступил, то первоочередное исполнение в отношении любого из кредиторов может быть оценено как предпочтительное удовлетворение. В судебно-арбитраж­ной практике суды не раз оценивали преимущественное выполнение требований одного из кредиторов в ущерб другим как предпочтительное удовлетворение [21; 22].

Известно, что, в соответствии со ст. 61.3 Закона о банкротстве, сделка может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка заключена должником в отношении одного из его кредиторов или иных лиц и может привести к оказанию предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в процессе удовлетворения требований [4, c. 12].

Однако для признания указанной сделки недействительной требуется наличие одного из следующих условий:

-      сделка имеет своей целью обеспечение исполнения обязательства должника или иного лица перед отдельным кредитором, которое возникло до совершения оспариваемой сделки;

-      сделка уже привела или способна привести к изменению порядка очередности удовлетворения требований кредитора по обязательствам, которые хронологически возникли до совершения сделки;

-      сделка привела или способна привести к удовлетворению требований, срок исполнения которых еще не наступил, определенных кредиторов при наличии обязательств, не исполненных в надлежащих срок в отношении других кредиторов;

-      сделка привела к тому, что определенному кредитору оказано или может быть оказано предпочтение в отношении удовлетворения его требований, которые существовали до совершения оспариваемой сделки, чем это было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке той очередности, которая установлена законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве).

С учетом того, что представленный перечень является открытым, предпочтение может иметь место и в других случаях, не указанных в перечне.

Например, в соответствии с абз. 4 п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве, оказание предпочтения имеет место и в случае, когда совершается сделка, которая уже привела или только может привести к удовлетворению требования, срок исполнения которого к моменту совершения сделки не наступил, однако имеются просроченные обязательства перед иными кредиторами.

При этом важно иметь в виду, что ненаступление срока исполнения обязательства перед одним кредитором, а равно и наступление срока исполнения обязательств перед иными кредиторами не могут рассматриваться в качестве обязательных условий, влекущих признание сделки недействительной, в соответствии со ст. 61.3 Закона о банкротстве.

В силу данного обстоятельства на основании вышеприведенной нормы сделка может быть признана недействительной в отношении требования, срок исполнения которого наступил тогда, когда имеются неудовлетворенные требования, срок исполнения по которым не наступил, но только при условии, что кредитор, в пользу которого осуществлено исполнение, заведомо знал или должен был знать, что такое исполнение способно сделать в последующем невозможным исполнение должником своих обязательств перед другими кредиторами (п. 10 постановления Пленума от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"» [7]).

При этом бремя доказывания того факта, что сделка способна привести к оказанию предпочтения, лежит на лице, которое оспаривает сделку.

Так, отказывая в удовлетворении заявления о признании сделок недействительными и применении последствий их недействительности, арбитражный суд первой инстанции исходил из того, что: погашение задолженности по кредитным договорам осуществлено менее чем за один месяц до назначения временной администрации; кредитор являлся кредитором банка по договору банковского счета в размере остатка по этому счету;заявителем не доказан факт оказания предпочтения кредитору перед другими кредиторами; доказательства, подтверждающие, что кредитор, получивший удовлетворение, знал либо должен был знать о том, что получаемое им исполнение может сделать в последующем невозможным исполнение должником обязательств перед другими кредиторами, срок исполнения обязательств перед которыми на дату совершения спорных сделок не наступил, не представлены [10].

Пленум Высшего Арбитражного суда РФ дополнительно разъяснил в п. 11 постановления от 23 декабря 2010 г. № 63 следующее: в том случае если сделка, имеющая признаки предпочтения, совершена после принятия судом заявления о признании должника банкротом либо в течение месяца до принятия судом заявления о признании должника банкротом, то достаточно обстоятельств, перечисленных в п. 1 ст. 61.3, для признания ее недействительной. При этом обстоятельств, указанных в п. 3 указанной статьи, не требуется (в том числе недобросовестность контрагента).

Таким образом, чем больше времени прошло с момента совершения сделки, тем больше обстоятельств оспаривающее лицо должно доказать.

Для сделок с предпочтением также установлен период, в течение которого данная сделка может быть признана недействительной.

Признание сделки недействительной по рассматриваемому основанию имеет определенные временные особенности. Так, она должна быть совершена после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия арбитражным судом такого заявления. В то же время Закон о банкротстве дополнительно поясняет, что указанный срок, предшествующий совершению сделки, может быть и увеличен до шести месяцев в случае, если:

а) сделка имеет своей целью обеспечение исполнения обязательства должника или иного лица перед конкретным кредитором, если такое обязательство возникло до совершения оспариваемой сделки, которая привела или может привести к смене очередности удовлетворения требований кредитора по обязательствам, которые возникли до совершения оспариваемой сделки;

б) имеются иные условия, которые соответствуют требованиям, установленным п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве, однако при этом требуется установить, что кредитору или другому лицу, в отношении которого была исполнена сделка, было или должно было быть известно о том, что должник неплатежеспособен или не имеет достаточного имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества.

К примеру, в одном из рассматриваемых дел установлено, что должник производил перечисления денежных средств по договору с кредитором и выплаты по обязательным платежам уполномоченному органу.

По материалам дела (в том числе решениями судов о взыскании с должника в пользу кредиторов задолженности, определениям суда о включении требований в реестр требований кредиторов должника), на момент спорных перечислений денежных средств у должника имелись обязательства перед кредиторами первой очереди, а также перед кредиторами третьей очереди. В результате суды пришли к выводу о том, что оспариваемые сделки привели к удовлетворению требований уполномоченного органа с нарушением очередности, установленной ст. 134 Закона о банкротстве.

Учитывая изложенное, очевидно, что сделки, совершенные должником, подлежат признанию недействительными на основании п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве.

Кроме того, исследовав и оценив в совокупности имеющиеся в деле доказательства, учитывая, что до совершения оспариваемых сделок уполномоченным органом неоднократно приостанавливались операции по счетам должника в связи с неисполнением должником обязанности по уплате налога после истечения срока исполнения требований об уплате, по которым налоговым органом вынесены решения о взыскании налога, суды пришли к обоснованному выводу об осведомленности уполномоченного органа о прекращении должником в рассматриваемом периоде исполнения обязанностей по уплате обязательных платежей вследствие недостаточности денежных средств, что свидетельствует о наличии у должника признаков неплатежеспособности, предусмотренных абз. 34 ст. 2 Закона о банкротстве [19].

Данные действия судов по установлению всех обстоятельств дела опять же направлены на обеспечение интересов кредиторов, в соответствии с позицией, указанной в постановлении Пленума от 23 декабря 2010 г. № 63.

Как отмечено в постановлении Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. № 63, факт того, что контрагентом должника по оспариваемой сделке выступает кредитная организация, не может рассматриваться в качестве свидетельства того, что такая кредитная организация должна была знать о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника (п. 2 ст. 61.2 или п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Лицо, которое заинтересовано в признании сделки недействительной, должно представить суду всевозможные доказательства, которые свидетельствовали бы об осведомленности кредитной организации о тяжелом экономическом положении должника при заключении и исполнении спорной сделки (п. 12.2 постановления Пленума от 23 декабря 2010 г. № 63.).

К примеру, заинтересованное лицо вправе найти и представить суду доказательства, в которых содержится информация о том, что кредитная организация при заключении спорной сделки с должником получила от него какие-либо документы о его материальном положении, из анализа которых ясно вытекает, что должник отвечает признакам неплатежеспособности или имеет недостаточно имущества [1].

Так, в одном из дел [15] кредитная организация была признана осведомленным о неплатежеспособности своего клиента, так как у нее имелась следующая информация:

-      о том, что решением налогового органа операции по счетам должника в банке были приостановлены;

-      о выставлении инкассовых поручений налоговым органом;

-      о том, что на денежные средства, находящиеся в банке на счете должника, обращено взыскание;

-      о том, что должник просрочил платежи по кредитному договору;

-      о том, что размер отступного, переданного с целью прекращения первоначального обязательства, по своей стоимости в несколько раз превышает размер обязательства заемщика, что является свидетельством того, что оспариваемой сделкой причинен вред имущественным правам кредиторов.

При этом важно акцентировать внимание на том, что рассмотренный судебный акт изменил судебные акты, которые были приняты нижестоящими судами, что явно свидетельствует о том, что судебная практика по исследуемому нами вопросу не устоялась, находится в стадии формирования.

Несмотря на то, что контрагентом должника выступал специальный субъект – банковская организация, суд сделал вывод о том, что банк не обладал необходимой информацией, несмотря на наличие открытого расчетного счета должника, что, в свою очередь, позволяет банку отслеживать перемещение денежных средств, их наличие [16]. Суд, оценив представленные по делу доказательства в соответствии со статьей 71 АПК РФ, в том числе представленные банком документы должника, отражающие его финансовое состояние, пришел к выводу о том, что на момент списания в безакцептном порядке с расчетного счета должника в погашение обязательств по кредитному договору денежных средств у банка отсутствовали сведения о неплатежеспособности должника или недостаточности у него имущества, а также об обстоятельствах, которые позволяли сделать вывод о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

При этом, в данном случае для безакцептного списания денежных средств с расчетного счета должника, требовалось неисполнение обязательства по возврату денежных средств банку, согласно представленным в материалы дела доказательствам должник надлежащим образом исполнял свои обязательства перед банком и у последнего отсутствовали безусловные основания для проверки должника на предмет наличия признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества, а имеющиеся у банка сведения не позволяли ему установить наличие признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества должника в соответствии со смыслом, придаваемом данным понятиям статьей 2 Закона о банкротстве [13].

Также необходимо учесть, что при рассмотрении данного требования о признании сделки недействительной и применении последствий ее недействительности суду необходимо установить кредиторов должника, которые могут быть включены в реестр требований кредиторов [12].

На основании сказанного можно сделать вывод о том, что законодатель регламентировал положения о признании недействительными сделок с предпочтением более детально, нежели сделок с неравноценным встречным исполнением, однако законодателем так же до конца не проработан механизм разграничения института добросовестности контрагента, следовательно, в результате применения данной нормы может быть причинен вред имущественным интересам.

В постановлении Пленума ВАС РФ (в ред. от 23.12.2010 г.) появились новые разъяснения (п. 9.1) о двух специальных основаниях для признания сделки недействительной по законодательству о банкротстве:

-      совершение сделки, направленной на причинение вреда кредиторам (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве);

-      совершение сделки с предпочтением (ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Специфической особенностью сделки, направленной на причинение вреда кредитором, является обширный предмет доказывания, который включает в себя и некоторые субъективные моменты – желание причинить вред, недобросовестность контрагента и т.д. По этой причине на практике арбитражный управляющий или иное заинтересованное лицо сталкиваются с трудноразрешимыми проблемами доказательства того, что сделка имела своей целью причинение вреда кредиторам.

Также по указанному основанию могут быть признаны недействительными сделки, которые совершены в течение так называемого «срока подозрительности». Он составляет три года (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве). При этом сделки с предпочтением подлежат оспариванию только в том случае, если они были совершены в течение шести месяцев до принятия заявления о признании банкротом или после принятия такого заявления (п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Как видим, Пленум ВАС РФ рассматривает сделки с предпочтением в качестве специальной разновидности сделок, имеющих своей целью причинение вреда кредиторам (п. 9.1 постановления Пленума № 63 в действующей редакции). Когда сделка с предпочтением признается недействительной, предмет доказывания ограничен конкретными обстоятельствами в сравнении с признании недействительной сделки, совершенной во вред кредиторам (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве).

Следовательно, в случае признания недействительной сделки, которая имеет своей целью уменьшение конкурсной массы должника, а также при поиске квалифицирующих признаков, могущих лечь в основу признания ее недействительной, необходимо в первую очередь обращать внимание на момент совершения такой сделки:

Так, если сделка по своим временным характеристикам совершена в пределах шести месяцев до принятия заявления о признании должника банкротом или позже, то указанную сделку целесообразно оспаривать как совершенную с предпочтением (ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Однако если сделка совершена в пределах от трех лет до шести месяцев до принятия заявления о признании банкротом, то такую сделку надлежит оспаривать как совершенную во вред кредиторам (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве).

Стоит обратить особое внимание на разъяснение Пленума ВАС РФ, содержащееся в постановлении от 30 июля 2013 г. № 59 [6] о возможности арбитражного суда самостоятельно переквалифицировать неверно выбранное основание для признания сделки недействительной. Так, Пленум ВАС РФ разъяснил следующее: суд вправе самостоятельно определить сущность возникшего между сторонами спорного правоотношения, а также конкретные правовые нормы, которые надлежит применять в конкретном случае (дать правовую квалификацию), и признать сделку недействительной в соответствии с надлежащей нормой права (ч. 1 ст. 133 и ст. 168 АПК РФ).

Обратим особое внимание на то, что указанный пример подобного разъяснения, которое прямо предписывает судейским органам вести себя активно с правом отхода от диспозитивности судопроизводства в сторону принципа установления объективной истины, далеко не первый.

Кроме названного, в постановлении Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 № 59 содержится перечень конкретных обстоятельств, которые позволяют установить, что та или иная сделка была совершена с предпочтением в нарушение требований ст. 61.3 Закона о банкротстве и об этом было известно кредитору по данной сделке. Такие указания предусмотрены в п. 12 постановления Пленума от 23 декабря 2010 г. № 63. Так, к числу названных указаний можно упомянуть, в частности, неоднократное обращение должника к кредитору с просьбой отсрочить дату платежа ввиду невозможности его уплаты.

Заметим, что размещение на сайте ВАС РФ в картотеке арбитражных дел информации о возбуждении дела о банкротстве должника не может рассматриваться как свидетельство того, что все кредиторы становятся об этом осведомлены [1]. Кроме того, если отсутствуют иные доказательства, подтверждающие, что кредитор знал о неплатежеспособности должника, осуществившего платеж с предпочтением, то в качестве доказательств не могут быть рассмотрены следующие обстоятельства:

– платеж со значительной просрочкой;

– платеж в ходе исполнительного производства;

– платеж, осуществленный за должника третьим лицом, и т.п.

К аналогичным выводам не раз приходили и правоприменители [17].

В соответствии с п. 2 ст. 61.4, сделки по передаче имущества и принятию обязательств или обязанностей, которые совершаются в рамках обычной хозяйственной деятельности, осуществляемой должником, не могут быть оспорены на основании п. 1 ст. 61.2 или ст. 61.3 Закона о банкротстве при условии, что стоимость имущества, которое передается по одной или нескольким сделкам или размер принятых обязательств или обязанностей не превышает 1% стоимости активов должника, которая, в свою очередь, определяется в соответствии с бухгалтерской отчетностью должника за последний отчетный период [11].

Кроме сказанного выше, Пленум ВАС РФ в своем постановлении от 23 декабря 2010 г. № 63 обращает внимание на то, что для сделок по передаче (отчуждению) должником имущества (платеж или передача другого имущества в собственность во исполнение договорного обязательства, договоры купли-продажи (для продавца), мены, дарения, кредита (для кредитора) и т.п.) с балансовой стоимостью активов должника сопоставляется стоимость этого имущества, которая высчитывается в соответствии с данными бухгалтерского учета, а в случае если будет доказано, что рыночная стоимость этого имущества значительно превышала такую стоимость, – рыночная стоимость.

Для того чтобы достоверно установить факт, что сделка была совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, необходимо доказать, что такая сделка не отличается по своим существенным условиям от обычно заключаемых этим лицом сделок.

Если сделка совершена в той сфере, которая относится к основным видам деятельности должника согласно его учредительным документам, то данное обстоятельство не может расцениваться как доказательство того, что сделка совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности такого должника.

Совершение сделок в процессе обычной хозяйственной деятельности должника не исключает возможности признания их недействительными на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве (как сделку совершенную должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов).

Пленум ВАС РФ дополнительно разъяснил, что бремя доказывания того, что сделка была совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности, ложится на плечи другой стороны сделки – контрагента должника (п. 14 постановления Пленума № 63 в действующей редакции).

Такая позиция сформировалась на основе данных судебной практики по данной проблеме: бремя доказывания того, что сделка была совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности, ставится в компетенцию контрагента должника по той причине, что последний является наиболее заинтересованным лицом в данной сделке [14].

В то же время в деле, рассмотренном в этом судебном акте, бремя доказывания того обстоятельства, что цена сделки превысила 1 процент стоимости активов должника также возлагалась на контрагента должника. Однако по этому вопросу в постановлении от 30 июля 2013 г. № 59 Пленум ВАС РФ занял иную позицию. Он указал, что такая обязанность должна лежать на оспаривающем сделку лице (п. 14 постановления Пленума от 23 декабря 2010 г. № 63 в действующей редакции). Данный вывод и ранее встречался в судебной практике [20].

В постановлении Пленума от 30 июля 2013 г. № 59 даны ориентиры того, какие сделки могут быть отнесены к совершенным в процессе обычной хозяйственной деятельности в целях оспаривания сделок при банкротстве. К ним по умолчанию (если иное не следует из обстоятельств дела) могут быть отнесены различные платежи по длящимся обязательствам, к примеру:

– возврат очередной части кредита в соответствии с графиком;

– уплата ежемесячной арендной платы;

– выплата заработной платы;

– оплата коммунальных услуг;

– платежи за услуги сотовой связи и Интернет;

– уплата налогов и т.п.

Кроме того, были даны разъяснения об обстоятельствах, которые могут свидетельствовать об обратном: о том, что сделка точно не относится к совершенным в процессе обычной хозяйственной деятельности (п. 14 постановления Пленума от 23 декабря 2010 г. № 63 в действующей редакции). Так, не являются сделками, совершенными в процессе обычной хозяйственной деятельности (если из обстоятельств дела не следует иного):

– платеж со значительной просрочкой;

– предоставление отступного;

– не обоснованный разумными экономическими причинами досрочный возврат кредита.

При оспаривании сделок должника по основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве, важно определиться возможно ли применение арбитражным судом нормы исковой давности в процессе рассмотрения таких дел.

По общему правилу исковая давность распространяется на все гражданские правоотношения, в том числе и на связанные с банкротством юридических лиц. Поэтому общие нормы, регулирующие применение исковой давности в спорах, связанных с недействительностью сделок должника, содержатся в ст. 195–208 ГК РФ.

Согласно ст. 196 Гражданского кодекса Российской Федерации [3] (далее – ГК РФ), общий срок исковой давности составляет три года. В соответствии со ст. 197 ГК РФ, для отдельных видов требований законом могут назначаться специальные сроки исковой давности, сокращенные или более длительные по сравнению с общим сроком.

При обращении внешнего или конкурсного управляющего в арбитражный суд с заявлениями, связанными с недействительностью сделок должника, необходимо иметь в виду, что защитить нарушенные гражданские права может только суд в течение срока исковой давности, установленного законом для защиты конкретного нарушенного права.

Истечение исковой давности погашает возможность принудительного осуществления требований внешнего или конкурсного управляющего через арбитражный суд и служит самостоятельным основанием для отказа в иске о признании сделок должника недействительными [2].

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 26 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 ноября 2001 № 15, Пленума ВАС РФ от 15 ноября 2001 г. № 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» [8], если в ходе судебного разбирательства будет выяснено, что сторона по делу пропустила срок исковой давности, то при наличии заявления надлежащего лица об истечении срока исковой давности суд вправе отказать в удовлетворении требования именно по этим мотивам, поскольку, в соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 199 ГК РФ, истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске.

Анализ арбитражной практики по делам о банкротстве юридических лиц показывает, что в спорах о признании недействительными сделок должника и применении последствий их недействительности достаточно часто делаются заявления о применении нормы исковой давности [18].

Из разъяснений, содержащихся в п. 32 постановления Пленума от 23 декабря 2010 г. № 63, вытекает, что заявление об оспаривании сделки на основании ст. 61.2, 61.3 Закона о банкротстве может быть подано в течение годичного срока исковой давности (п. 2 ст. 181 ГК РФ). Следовательно, при оспаривании в арбитражном суде сделок должника по основаниям, приведенным в Законе о банкротстве, применяются специальные правила о сроках исковой давности, установленные законодательством о несостоятельности.

 

Библиографический список

  1. Аналитический обзор от 10 сент. 2013 г.: постановление Пленума Высшего Арбитр.суда РФ от 30 июля 2013 г. № 59 «О внесении изменений и дополнений в Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"». [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  2. Воробьева И.О., Быков В.П., Финогенов А.В. Рассмотрение дел об оспаривании сделок несостоятельного должника: практические вопросы // Закон. 2013. № 10.
  3. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая: Федер. закон от 30 нояб. 1994 г. № 51-ФЗ (ред. от 22.10.2014) // Рос.газ. 1994. № 238–239.
  4. Колиниченко Е.А. Защита интересов неплатежеспособного должника при банкротстве. [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  5. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации: Федер. закон от 28 апр. 2009 г. № 73-ФЗ // Рос.газ. 2009. № 78.
  6. О внесении изменений и дополнений в постановление Пленума Высшего Арбитр. Суда Российской Федерации от 23 дек. 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"»: постановление Пленума Высшего Арбитр.суда РФ от 30 июля 2013 г. № 59 // Солидарность. 2013. № 31.
  7. О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»: Постановление Пленума ВАС РФ от 23 дек. 2010 г. № 63 (ред. от 30.07.2013) // Вестник ВАС РФ. 2011. № 3.
  8. О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности: постановление Пленума Верхов. Суда РФ от 12 нояб. 2001 г. № 15, Пленума Высшего Арбитр.суда РФ от 15 нояб. 2001 г. № 18 // Рос. газ. 2001. № 242.
  9. О несостоятельности (банкротстве): Федер. закон от 26 окт. 2002 г. № 127-ФЗ (ред. от 29.12.2014) // Рос.газ. 2002. № 209–210.
  10. Определение Арбитражного суда Пермского края от 15 мая 2012 г. № А50-550/2011 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  11. Петров Д. Оспаривание подозрительных сделок // ЭЖ-Юрист. 2012. № 17.
  12. Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15 марта 2012 г. № 17АП-6100/2011-ГК [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  13. Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20 сент. 2012 г. № А71-77/2010 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  14. Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24 мая 2011 г. № 17АП-125/2011-ГК по делу № А71-7912/2010 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  15. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 31 авг. 2012 г. по делу № А39-5033/2010 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  16. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 30 нояб. 2011 г. № А03-13826/2010 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  17. Постановление ФАС Московского округа от 6 сент. 2012 г. по делу № А40-10559/12-73-56 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  18. Постановление ФАС Московского округа от 15 июня 2012 г. по делу № А40-6201/12-156-52 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  19. Постановление ФАС Уральского округа от 19 апр. 2012 г. № Ф09-2065/12 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  20. Постановления ФАС Московского округа от 1 июля 2013 г. по делу № А41-16922/11, от 26 июня 2013 г. по делу № А41-16922/11 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  21. Решение Арбитражного суда Пермского края от 12 марта 2007 г. по делу № А50-84/2007-Г25 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  22. Решение Арбитражного суда Пермского края от 9 нояб. 2009 г. по делу № А50-26881/2009 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.