УДК 340.114

КЛАССИФИКАЦИЯ ПРАВОВЫХ ЦЕЛЕЙ (В КОНТЕКСТЕ ЧАСТНО-ПРАВОВОГО ИССЛЕДОВАНИЯ)

С.Ю. Филиппова

Кандидат юридических наук, доцент кафедры коммерческого права

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова. 119991, г. Москва, Ленинские горы, 1, стр. 51, 1-й учеб. корп.

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

В статье приводятся классификации правовых целей, а также выстраивается система правовых целей. Рассматривается значение понимания типа правовых целей для квалификации отношений субъектами правореализационной и правоприменительной деятельности.

Ключевые слова: цель; правовая цель; правовое средство


Осмысленность, системность права предполагает наличие в нем некоего интегрирующего начала. Представляется, что таковым является правовая цель –мыслимый ожидаемый правовой результат деятельности.

Для уяснения использования категории правовая цель в науке частного права приведем основные классификации правовых целей, что позволит продемонстрировать практическую значимость выявления правовой цели в нормативном правовом акте или деятельности субъектов права.

Одна из классификаций правовых целей, имеющих важнейшее методологическое значение для уяснения сущности категории цели в праве, это деление правовых целей на выраженные в норме права и возникающие в процессе правореализационной деятельности субъектов. Высказывается суждение, что одна и та же правовая цель по содержанию может выступать и в качестве цели в праве, и в качестве цели субъекта в процессе правореализационной деятельности. Иногда даже говорят о том, что два эти вида правовых целей в действительности являются лишь хронологическими этапами на пути к правовому результату. Первоначальным шагом воплощения правового ориентира в жизнь называют закрепление цели в норме права, ее фиксирование, формальное закрепление, посредством которого он объективируется в качестве правовой цели в норме права. Следующим этапом диалектического развития правовой цели называют присвоение ее субъектами правореализационной деятельности, в результате которого цель из нормы права переходит в цель субъекта права, связываясь с его личными потребностями и интересами [1, с. 50–51] .

Высказывается мнение и о ином соотношении цели в норме права и частноправовой цели. «Цели, выраженные в нормах права, могут как осознаваться индивидами, так и не осознаваться. Будучи осознанными, они могут рассматриваться или как то, что препятствует цели, или, наоборот, содействует осуществлению их целей. Когда цели личности совпадают с целями в норме права, то реализация ею своих целей означает и осуществление целей, воплощенных в норме права» [2, с. 25].

Анализ содержания нормативных правовых актов на предмет выявления зафиксированных в нормах права целях и сопоставление этих целей с правовыми целями субъектов права не позволяют согласиться ни с одной из приведенных позиций.

В качестве примера возьмем п. 2 ст. 1 ФЗ «О защите конкуренции» от 26 июля 2006 г. №135-ФЗ, установивший цель закона – «обеспечение единства экономического пространства, свободного перемещения товаров, свободы экономической деятельности в Российской Федерации, защита конкуренции и создание условий для эффективного функционирования товарных рынков». Очевидно, что сформулированные таким образом цели, ни при каких обстоятельствах не могут стать целями какого-то конкретного субъекта права. Назначение установления этих целей совсем иное – интегрировать вокруг себя систему конкурентного законодательства, объясняя значение каждой конкретной нормы этого закона. Предприниматель, имеющий потребность в расширении территории продажи своего товара, но столкнувшийся с препятствием в виде установления запрета продажи его товара на территории какого-то субъекта Федерации, поставит перед собой правовую цель обеспечить доступ на рынок данного субъекта Федерации. Для этого предприниматель будет использовать правовые средства, предложенные законодателем в упомянутом федеральном законе, при этом ни о каком совпадении и даже соответствии его правовой цели и цели в норме права говорить не приходится.

Цель данного предпринимателя является правовой поскольку она достижима посредством правовых средств, а также в связи с ее содержательным соответствием духу права.

Частные правовые цели можно разделить на реальные и нереальные. Данная классификация позволяет оценить достижимость ожидаемого субъектом правового результата исходя из соотношения имеющихся и необходимых средств для этого. Реальные правовые цели – цели, достижение которых возможно исходя из имеющихся у целеполагающего субъекта правовых средств, нереальные правовые цели на момент их постановки не обеспечены достаточными правовыми средствами, поэтому для достижения такой правовой цели сначала необходимо получить соответствующие правовые средства.

Примером реальной правовой цели является поставленная лицом цель приобрести в собственность некий товар, если при этом у лица достаточно денег для такой покупки и желаемый товар в ассортименте розничной торговли имеется. Достижение данной правовой цели осуществляется путем обращения лица в магазин для заключения договора розничной купли-продажи, правовым средством достижения его цели является, как нетрудно заметить из приведенного примера, заключение гражданско-правового договора. Очевидно, что не все реальные правовые цели достижимы с использованием всего лишь одного правового средства. Если бы в рассматриваемом примере у лица не достаточно было бы денег для покупки необходимого товара, ему потребовалось бы использовать два правовых средства, хотя и одной природы: заключение договора розничной купли-продажи и заключение договора потребительского кредита.

Нереальная правовая цель, несмотря на свое название, в принципе является достижимой постольку, поскольку целеполагающий субъект имеет возможность получить необходимые для ее достижения правовые средства. Примером нереальной правовой цели может являться намерение создать семью, которое имеет лицо, состоящее в зарегистрированном браке или не достигшее брачного возраста. На момент постановки такой цели не существует правовых средств для ее достижения, однако существуют правовые средства для устранения препятствий, стоящих на пути достижения нереальной правовой цели. В нашем примере такими правовыми средствами является расторжение брака или принятие уполномоченным органом акта (решения) о снижении брачного возраста. При использовании данных правовых средств препятствия на пути достижения правовой цели снимаются и правовая цель достигается как реальная (с помощью закрепленного правовой нормой правового средства – заключения брака).

Частноправовые цели можно разделить на истинные и ложные. Истинная правовая цель способствует удовлетворению потребности, положенной в ее основание, а ложная правовая цель не удовлетворяет потребность лица в силу ее неверной постановки или отсутствия самой. Ценность данной классификации заключается в ее пригодности для выделения пороков в целеполагании и определения их юридического значения.

Чаще всего правовые цели являются истинными, т.е. правильно сформировавшимися на основе реальной потребности, верно осознанной, с адекватным избрание правовых средств для ее достижения. В рассмотренном выше примере с приобретением товара если индивид нуждался в товаре для использования его по его назначению, понимал это назначение, то поставленная им правовая цель – приобретение товара в собственность -является истинной.

Ложные правовые цели могут быть поставлены, например, при ненадлежащей рекламе товара. Например, реклама товара содержит некорректное сравнение товара с товарами других производителей, являясь в соответствии с ч.2 ст. 5 ФЗ «О рекламе» от 13 марта 2006 г. №38-ФЗ недобросовестной. Ознакомившись с такой рекламой, лицо приняло решение о приобретении рекламируемого товара, т.е. поставило правовую цель: приобретение товара в собственность. Однако отсутствие у товара рекламируемых свойств, побудивших лицо к формированию правовой цели, делает потребность лица неудовлетворенной. Таким образом, поставленная правовая цель оказалась ложной. Характеристика правовой цели лица в качестве ложной должна служить для субъекта правоприменительной деятельности основанием для постановки вопроса о причинах ложности правовой цели. В зависимости от таковых, правовые последствия ложной правовой цели могут различаться. Это может быть признание недействительной сделки, совершенной для достижения ложной правовой цели (под влиянием обмана, заблуждения – ст. 178, 179 Гражданского кодекса РФ); привлечение к юридической ответственности лица, способствующего формированию ложной цели (в приведенном примере – рекламодателя – в форме возмещения убытков, причиненных физическому лицу, а также административную ответственность рекламодателя – ст. 38 ФЗ «О рекламе»); отсутствие последствий (если выявится отсутствие потребности у лица, о котором оно знало или должно было знать в момент целеполагания, например: постановка правовой цели приобретения в собственность молока, хотя молоко у лица уже имеется).

Для частноправовых целей применима и значима классификация на общие и специфические, при этом общая цель охватывает весь правовой результат деятельности субъекта, а специфическая – выражает промежуточный результат, являясь составной частью общей цели. Эта классификация основана на одной из старейших известных классификаций целей вообще, предложенной Сократом, поставившим вопрос об иерархии целей, разграничив частную цель какого-либо поступка и общую цель, с которой он внутренне соотносится и которая обосновывает его [4, с. 11–12]. Постановка специфической цели и ее достижение сами по себе становятся средством достижения общей цели. Специфические цели, направленные на достижение общей цели, образуют древо целей, или систему целей, для которых общая цель становится системообразующим связующим воедино фактором. Так, выделение коммерческих и некоммерческих организаций производится именно по общей цели, поставленной при учредждении организации субъектами. Вместе с тем достижение общей цели коммерческой организации – извлечение прибыли – возможно только лишь посредством постановки ряда специфических целей, таких как: приобретение в собственность нежилого помещения для размещения магазина, организация закупки товаров (распадается на ряд специфических целей третьего уровня – приобретение в собственность определенного товара, инвентаря и оборудования для торгового зала, наем продавцов, обеспечение системы сервисного постпродажного обслуживания покупателей и др.). Цели каждого уровня являются правовыми по выделенным ранее признакам, они могут дробиться в зависимости от своего характера на множество поуровней, при этом «конкретизация должна быть доведена до такого уровня, чтобы данная специфическая цель могла выступать в качестве непосредственной цели деятельности» [5, с. 9–10]. Реализация общей цели, сформулированной абстрактно без ее конкретизации, оказывается невозможной. На приведенном примере с коммерческими организациями это отчетливо видно. Невозможно получать прибыль саму по себе, без увязки с конкретными юридическими актами, с которыми связано получение прибыли – продажи товаров, выполнения работ, оказания услуг. Поэтому общая цель без специфических целей оказывается недостижимой. Для специфических же целей общая цель оказывается смыслообразующим фактором. Правовое значение общей правовой цели для специфических правовых целей можно продемонстрировать на том же примере с делением организаций на виды. Вопрос о действительности сделки, совершенной некоммерческой организацией, решается в зависимости от того, как специфическая правовая цель, положенная в основание конкретной сделки, соответствует общей правовой цели такой организации, и, если выявляется несоответствие, сделка может быть признана недействительной при определенных обстоятельствах (ст. 173 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Иллюстрируя значение этой классификации для правильного уяснения содержания деятельности субъекта, отметим также использование законодателем понятия «обычная хозяйственная деятельность», отнесение заключенного договора к которой исключает возможность применения норм об особом порядке совершения крупных сделок обществами с ограниченной ответственностью и акционерными обществами, и, соответственно, недействительными такие договоры не являются. Определение характера деятельности, к которой относится заключение договора, хозяйственным обществом в этом случае производится исходя из специфической правовой цели, выраженной в заключенном договоре, в увязке ее с общей правовой целью, закрепленной в учредительных документах хозяйственного общества, а также следующей из анализа общей деятельности хозяйственного общества за предшествующий период.

Характерным примером является спор между ОАО «Финансовая лизинговая компания» (истец) и Ти энд Ай-Би Экуитиз Лимитед и В.В. Драчевым (ответчики) о признании недействительным договора поручительства, подписанного Драчевым от имени ООО «Финансовая лизинговая компания». Требования мотивировались истцом ссылкой на то, что доверенность, выданная Драчеву, дана на осуществление коммерческой деятельности (с целью извлечения прибыли), а выдача поручительства таковой не является и не может быть отнесена к обычной хозяйственной деятельности истца. Разрешая спор, арбитражный суд провел сопоставление цели выдачи доверенности, цели заключения договора поручительства с целью и предметом уставной деятельности истца, не обнаружил противоречия и отказал в иске [3]. Такое сопоставление оказалось возможным именно в связи с существованием и признанием судебной практикой разноуровневой системы правовых целей, в которых общая правовая цель не воплощается в непосредственных юридических актах сторон, но опосредованно реализуется через постановку специфических – более конкретных правовых целей, которые однако же всегда должны сверяться общей правовой целью, в отрыве от которой они лишаются смысла.

Одной из наиболее ценных для юридической науки представляется классификация частноправовых целей в зависимости от способа их согласования. По данному критерию правовые цели можно разделить на индивидуальные, противоположные и общие правовые цели. Именно данная классификация положена в основу настоящей работы для рассмотрения частно-правовых средств достижения правовой цели.

Индивидуальная правовая цель, реализация которой не требует согласования с другими лицами. Реализуется такая индивидуальная правовая цель в абсолютных правоотношениях, где обязанные субъекты правовой цели не имеют, участвуют в таких правоотношениях пассивно – не совершая никаких действий, не препятствуя управомоченному лицу в достижении его правовой цели, индивидуальная правовая цель может воплощаться и с помощью совершения односторонних сделок, создания произведений и др.

Противоположные правовые цели, реализуемые в договорных обязательственных правоотношениях. Для заключения договора и возникновения обязательства в процессе преддоговорного урегулирования (обмена офертой и акцептом) стороны должны прийти к полной противоположности своих правовых целей, которая только и приводит к возможности их взаимного удовлетворения. Любое иное противоречие (не противоположность) делает заключение договора и возникновение обязательства невозможным.

Общие цели возникают у различных групп лиц. Можно привести следующие группы лиц, имеющие общие цели: семья; лица, совместно проживающие в жилом помещении; лица, совместно занимающиеся предпринимательской деятельностью; лица, обладающие сообща одним имуществом; лица, принявшие на себя общее обязательство, в том числе совместно причинившие вред, например преступлением, и др.

Рассмотрев классификации правовых целей, можно уяснить систему правовых целей, что позволит определить место конкретной правовой цели в системе правовых целей. Кроме того, выявление системы правовых целей позволит понять механизм регулирующего действия правовой цели, продемонстрировать ее конструктивные возможности.

Система правовых целей включает в себя три компонента: конечную правовую цель, правовую цель в норме права и правовую цель субъектов правореализационной деятельности (частную правовую цель). Эти три элемента не находятся и не могут находиться в иерархии, поскольку правовая цель в норме права является моделью и реализуется посредством конструирования системы норм права, частная правовая цель является продуктом творчества субъектов права и реализуется в правовых средствах, избираемых субъектом. Как видится, связь между правовой целью в норме права и частной правовой целью происходит через правовые средства, которые должны избираться для достижения частной правовой цели из числа предложенных в норме права, где они обусловлены правовой целью в норме права.

 

Библиографический список

  1. Малько А.В., Шундиков К.В. Цели и средства в праве и правовой политике. Саратов: Изд-во Сарат. гос. акад. права, 2003. 296 с.
  2. Орлов О.Н., Экимов А.И. Цель в норме советского права//Правоведение. 1968. №5. С. 22–28.
  3. Постановление ФАС МО от 14 декабря 2009 г. №КГ-А40/12432-09 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  4. Щербинин С.С. Проблема цели в теории государства: дис. … канд. юрид. наук. М., 2002. 184 с.
  5. Экимов А.И. Категория «цель» в советском праве: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Л., 1970. 16 с.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.