УДК 347.132.6

НЕЗАКЛЮЧЕННЫЙ ДОГОВОР (НЕСОСТОЯВШАЯСЯ СДЕЛКА) В СИСТЕМЕ ЮРИДИЧЕСКИХ ФАКТОВ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ РОССИИ

Д.А. Зернина

Аспирант кафедры гражданского права и процесса

Пермский государственный университет. 614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Статья посвящена исследованию незаключенного гражданско-правового договора как юридического факта и установлению места такого договора в системе юридических фактов в гражданском праве.

Ключевые слова: незаключенный договор; несостоявшаяся сделка; юридический факт


В современной науке гражданского права дискуссионным является вопрос о существовании незаключенного договора (несостоявшейся сделки) как гражданско-правовой категории, института. Настоящей статьей преследуется цель освещения и возможного решения поставленного вопроса посредством рассмотрения указанных категорий через систему юридических фактов в гражданском праве России.

В рамках настоящей статьи предлагаем обратиться к системе юридических фактов, разработанной О.А. Красавчиковым. Кратко классификацию юридических фактов, разработанную Красавчиковым, можно представить следующим образом. Все юридические факты в зависимости от наличия в них проявления воли субъектов автор делит на юридические действия и юридические события. На втором уровне юридические действия по юридическим последствиям подразделяются на правомерные и неправомерные действия. Правомерные действия, в свою очередь, в зависимости от формы проявления делятся – на юридические акты и юридические поступки. Юридические акты включают административные акты, гражданско-правовые, семейные и судебные акты и отличаются по завершенности явлений, составляющих существо того или иного факта.

Прежде всего попробуем ответить на вопрос о том, является ли незаключенный договор юридическим фактом. Как уже было указано, в литературе общепризнанным является определение юридических фактов как конкретных жизненных обстоятельств, которые в соответствии с нормами права влекут наступление определенных юридических последствий – возникновение, прекращение или изменение юридических правоотношений. Исходя из приведенной дефиниции возможно сделать вывод, что незаключенный договор (несостоявшаяся сделка) это:

  1. конкретное жизненное обстоятельство. Даже в том случае, если в таком договоре формально не согласованы существенные условия, в том числе предмет договора, для договаривающихся сторон он есть конкретный договор, т.е. именно данное соглашение между данными лицами по определенному ими поводу;
  2. договор, который может быть впоследствии признан незаключенным, в момент его заключения (изначально), как правило, направлен на определенные юридические последствия: возникновение, прекращение или изменение юридических правоотношений.

Попробуем определить место незаключенного договора (несостоявшейся сделки) в приведенной классификации юридических фактов.

Классификация изучаемого нами явления на первом уровне системы юридических фактов не вызывает вопросов. Так, договор, признанный незаключенным, – это юридическое действие, в котором проявляется воля совершивших его сторон. Дискуссионным же является вопрос о классификации на следующих уровнях. В частности, неоднозначно в литературе оценивается факт отнесения незаключенного договора к правомерным или неправомерным юридическим действиям. С позиции одних авторов, незаключенный договор, как и недействительный, относится к неправомерным юридическим действиям, так как договор, который признан судом незаключенным, в конечном итоге является нарушением предписания закона или злоупотреблением права и влечет в качестве общего последствия неосновательное обогащение [6]. С другой точки зрения, в случае если договор фактически заключен, исполнен, однако он не соответствует всем требованиям, предъявляемым законом к заключенному договору, такой договор не является неправомерным действием. Полагаем, указанный вывод возможен хотя бы на том основании, что неправомерные действия носят социально негативный характер. В литературе называют следующие примеры неправомерных юридических фактов: причинение вреда жизни или здоровью гражданина, неисполнение обязательства, совершение сделки, заведомо противной основам правопорядка или нравственности [5]. На практике же часто встречается ситуация, когда хозяйствующие субъекты, не уделяя должного внимания процессу заключения договора, надлежащим образом исполняют все обязательства по такому договору, договор прекращается исполнением. В таком случае социально негативное последствие такого договора отсутствует. Более того, полагаем, что негативным для гражданско-правового оборота будет дальнейшее признание такого договора незаключенным в случае возникновения судебного спора, например, о взыскании оставшихся платежей или каких-либо неустоек по указанному договору.

Таким образом, ни в литературе, ни на практике не решен вопрос об отнесении незаключенного договора как юридического факта к правомерному или неправомерному юридическому действию.

Если проводить последующую классификацию на третьем уровне системы юридических фактов, предложенной О.А. Красавчиковым, возникают еще большие теоретические сложности. Если мы допускаем, что незаключенный (формально) договор является правомерным юридическим действием, он, соответственно, является либо гражданско-правовым актом (сделкой), либо юридическим поступком.

Под юридическим актом О.А. Красавчиковым понимается действие лица, направленное на движение конкретного правоотношения [8, с. 114]. Гражданско-право­вой юридический акт, в свою очередь, представляет собой правомерное юридическое действие, совершенное дееспособным лицом и направленное на установление, изменение или прекращение гражданско-правовых отношений.

Согласно общим выводам позиции Н.В. Рабинович, В.В. Витрянского, Ю.П. Егорова, признаваемой большинством авторов-цивилистов по данному вопросу, в незаключенном договоре (в качестве должного содержания договора) отсутствует правоотношение. Незаключенный договор, таким образом, представляется правовым «ничто», в отличие, например, от договора недействительного. В противовес указанной позиции можно привести утверждение Г.Ф. Шершеневича, согласно которому содержанием договора является не правоотношение, а то юридическое последствие, на которое направлена согласная воля двух или более лиц. При этом содержание договора, по мнению автора, должно обладать следующими элементами: физической возможностью, юридической дозволенностью и нравственной допустимостью [16, с. 74–78]. Полагаем, что в договоре, который по формальным основаниям в силу ст. 432 ГК РФ является незаключенным, присутствуют все три из указанных элементов.

Таким образом, изложив две указанные позиции, мы видим, что первая группа авторов исходят из понимания договора как правоотношения и потому приходят к выводу об отсутствии какого-либо договора в незаключенном договоре. С позиции же договора-сделки, изложенной Г.Ф. Шершеневичем, мы можем допустить, что незаключенность договора, установленная судом, не влечет невозможности отнесения такого договора к группе гражданско-правовых актов (сделок).

Вместе с тем необходимо отметить, что поскольку сам термин «договор» включает три аспекта (сделка, правоотношение и документ), постольку мы не можем в полной мере отнести незаключенный договор к такой группе, как юридический акт.

К юридическим поступкам О.А. Красавчиков относит действия, «влекущие юридические последствия независимо от того, были ли направлены эти действия на последствия или нет» [3, c. 114; 8, с. 114]. К юридическим поступкам О.А. Красавчиков относит действия, посредством которых: 1) осуществляется передача имущества, выполнение работ, оказание услуг; 2) осуществляется уведомление об определенных фактах; 3) осуществляется создание (уничтожение, потребление) новых объектов; 4) осуществляется самозащита прав и охраняемых законом интересов лиц [8, с. 156].

Применительно к вопросу об отнесении незаключенного договора к юридическим поступкам, необходимо отметить следующее. Во-первых, формально-юридичес­ки, если не доказано иное, договор изначально направлен на установление, изменение или прекращение гражданско-правовых отношений. Во-вторых, исходя из сложившейся правоприменительной практики общим юридическим последствием признания договора незаключенным является установление факта неосновательного обогащения. Однако, ввиду отсутствия законодательного регулирования, в судебной практике, кроме решений, устанавливающих незаключенность договора и факт неосновательного обогащения, встречаются также акты, в которых отношения сторон по договору, признанному незаключенным, оцениваются судом как отношения из договора другого вида. Таким образом, исходя из данного определения и на основании анализа современного состояния гражданского законодательства и судебной практики мы не можем отнести незаключенный договор и к юридическим поступкам.

Полагаем, что при обсуждении указанного вопроса необходимо отметить, что в литературе существует третье, альтернативное, мнение об определении места незаключенного договора в системе юридических фактов. Так, Л.А. Чеговадзе в работе «Система и состояние гражданского правоотношения» указывает на то, что незаключенный договор (а точнее, факт его незаключенности) как юридический факт – это состояние явления действительности. Л.А. Чеговадзе отмечает: «Несогласование существенного условия договора приводит к его незаключенности. Состояние незаключенности договора является причиной, по которой договор не действует, не порождает обязанностей сторон, обсуждаемых при заключении договора» [15, с. 119]. Указывая на незаключенность как на юридический факт – состояние, Чеговадзе Л.А. также отмечает, что суд, учитывая определенные условия (как то фактическое исполнение сторонами договора), может признать договор состоявшимся. Тогда такой договор, по мнению автора, становится юридическим фактом, порождающим гражданские правоотношения.

Таким образом, вопрос об отнесении гражданско-правового договора, являющегося незаключенным, к какому-либо из видов юридических фактов до сих пор остается открытым.

Исходя из всего указанного выше предлагаем обратить внимание на существование таких юридических фактов, которые имеют место в реально существующих правоотношениях участников гражданского оборота, однако отсутствуют в существующей теории юридических фактов. Многими авторами отмечается, что среди разнообразных оснований гражданско-правовых отношений имеются такие, которые отличаются от типичных, урегулированных нормами действующего законодательства. Так, в юридической литературе разных периодов развития отечественной цивилистики отмечается, что в гражданском праве есть институты, выходящие за рамки типичных, закрепленных в гражданском законодательстве. О существовании таких институтов, в том числе в сфере обязательственного права вообще и юридических фактов как составляющих основание возникновения обязательств, писали О.А. Красавчиков, В.А. Ойгензихт, О.Н. Садиков и др.

При этом Садиков указывал, что несмотря на большое число нетипичных правовых институтов в гражданском праве, их юридическая квалификация вызывает немалые трудности и сложности правового решения возможных вопросов на практике [12, с. 39]. Приведем некоторые примеры нетипичных институтов в гражданском праве.

В.А. Ойгензихтом была разработана теория нетипичных договоров как оснований гражданских правоотношений. В.А. Ойгензихт отмечал, что признание нетипичных договорных институтов в гражданском праве, их правильное понимание позволяют расширить сферу гражданско-правового регулирования и тем самым улучшить защиту имущественных и неимущественных интересов участников гражданского оборота [9, с. 3].

О.А. Красавчиков отмечал, что исходя из того, что юридический факт – это факт реальной действительности, с которым нормы права связывают юридические последствия, а соотношение названных фактов и норм строится по принципу частной свободы и общей предпосылки движения гражданских правоотношений, нельзя представлять себе, будто бы юридическая значимость того или иного явления должна быть придана только тому факту, который прямо, как таковой, указан в конкретной норме права [8, с. 28].

Таким образом, исходя из сказанного выше, а также основываясь на таких принципах гражданского права вообще и договорного права в частности, как принцип свободы и автономии воли участников гражданских правоотношений, мы, во-первых, не можем говорить об отсутствии юридического факта, в случае отсутствия соответствующей нормы права, и, во-вторых, должны признать, что законодатель не обязан регулировать каждый факт реальной действительности, теоретически способный воздействовать на движение гражданского правоотношения. Вместе с тем указанное не означает, что нет потребности в законодательном регулировании наиболее часто встречающихся юридических фактов с целью эффективного осуществления гражданского оборота.

Принимая во внимание сказанное, можно сделать следующие выводы:

  1. Незаключенный договор, исполненный, по крайней мере, одной из сторон, является юридическим фактом, вызывающим правовые последствия.
  2. Современное состояние теории юридических фактов не позволяет отнести незаключенный договор как юридический факт к какой-либо группе юридических актов. Таким образом, выявляется пробел как в науке, так и в законодательном регулировании указанного института.
  3. Выявленный пробел препятствует нормальному движению гражданского оборота и потому требует научной проработки в рамках теории юридических фактов и соответствующего нормативного регулирования.
  4. Думается, что возможным решением поставленной проблемы будет рассмотрение незаключенных договоров как нетипичных юридических фактов с последующим встраиванием их в общепринятую систему юридических фактов, предложенную О.А. Красавчиковым.

 

Библиографический список

  1. Агарков М.М. Понятие сделки по советскому гражданскому праву // Сов. государство и право. 1946. №3, 4. С. 41–55.
  2. Батлер Е.А. Непоименованные договоры. М.: Экзамен, 2008. 224 с.
  3. Братусь С.Н. О путях систематизации хозяйственного законодательства // Сов. государство и право. 1974. №9.
  4. Гершенев В.М. Нетипичные нормативные предписания в праве // Сов. государство и право. 1978. №3. 115 с.
  5. Гражданское право: учебник / отв. ред. В.П. Мозолин, А.И. Масляев. М.: Юристъ, 2007. Ч. 1. 252 с.
  6. Гражданское право: учебник / отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Изд-во «БЕК», 2002. Т. 1. 324 с.
  7. Кияшко В.А. Теоретические проблемы и последствия несостоявшихся сделок: дис. ... канд. юрид. наук. Краснодар, 2005. 177 с.
  8. Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М.: Госюриздат, 1958. 182 с.
  9. Ойгензихт В.А. Нетипичные договорные отношения в гражданском праве. Душанбе: Изд-во Таджик. ун-та, 1984. 128 с.
  10. Писчиков В.А. Смешанные и нетипичные договоры в гражданском праве России: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 6.
  11. Рожкова М.А. Юридические факты в гражданском праве // Хозяйство и право. 2006. №7 (прил.).
  12. Садиков О.Н. Нетипичные институты в советском гражданском праве // Сов. государство и право. 1979. №2. С. 32–39.
  13. Словарь русского языка: в 4 т. / АН СССР, Ин-т рус.яз.; под ред. А.П. Евгеньевой. М.: Русский язык, 1985-1988. Т. 2. 486 с.
  14. Степанова И.Е. Недействительность и незаключенность гражданско-правового договора: проблемы теории и практики: дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2007. 232 с.
  15. Чеговадзе Л.А. Система и состояние гражданского правоотношения: дис. … д-ра. юрид. наук. М., 2005. 585 с.
  16. Шершеневич Г.Ф. Курс русского гражданского права. М., 1969. Т. 2. С. 74–78.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.