УДК 342.25

ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ОРГАНАМИ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ ОТДЕЛЬНЫХ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ПОЛНОМОЧИЙ (на примере Пермского края)

К.М. Худолей

Кандидат юридических наук, ассистент кафедры конституционного и финансового права

Пермский государственный университет, 614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Анализируются спорные положения теории и практики осуществления органами местного самоуправления отдельных государственных полномочий. Обсуждаются предложения по изменению законодательства и судебной практики.

Ключевые слова: осуществление государственных полномочий; органы местного самоуправления


Согласно статье 132 Конституции Российской Федерации, принятой всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. (ред. от 30.12.2008 г.) [21], местное самоуправление обеспечивает самостоятельное решение населением вопросов местного значения. Вопросы местного значения понимаются как особая категория дел, отделенная от государственных функций (принцип «выделенной компетенции» местного самоуправления) [4]. Органы государственной власти не вправе вмешиваться в решение вопросов местного значения, а органы местного самоуправления обязаны самостоятельно и непосредственно реализовывать (без права передачи государственным органам) закрепленные за ними полномочия по вопросам местного значения. Таким образом, отечественная конституционная модель местного самоуправления построена на основе отграничения сфер ведения государства и местного самоуправления как отдельных видов публичной власти, причем отграничения не инструментального, а сущностного (предметного). Вместе с тем согласно ст. 132 Конституции Российской Федерации органы местного самоуправления могут наделяться законом отдельными государственными полномочиями с передачей необходимых для их осуществления материальных и финансовых средств. Таким образом, данная норма устанавливает возможность наделения органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями только при соблюдении двух требований:

а) в случае принятия закона, т. е. предусматривается форма правовой регламентации;

б) при обязательной передаче необходимых средств для выполнения государственных полномочий, как конституционная гарантия обеспечения выполнения передаваемых полномочий.

Процедура наделения органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями предусмотрена в гл. 4 Федерального закона от 6 октября 2003 г. №131-ФЗ (ред. от 07.05.2009) «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» [31].

Все государственные полномочия по субъекту (по правообладателю) могут быть поделены на: полномочия Российской Федерации и полномочия субъектов РФ. В зависимости от сферы ведения (ст. 71–73 Конституции Российской Федерации) полномочия делятся на:

а) полномочия по предметам исключительного ведения (Российской Федерации или субъектов РФ);

б) полномочия по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ.

При этом следует иметь в виду, что федеральными законами, подзаконными нормативными правовыми актами, а также договорами (соглашениями) федеральные полномочия могут передаваться органам государственной власти субъектов РФ, а полномочия субъектов РФ – федеральным органам государственной власти. Такая возможность предусматривается Федеральным законом от 6 октября 1999 г. (ред. от 18.07.2009) №184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» [27].

Частью 2 статьи 19 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» предусмотрено, что наделение органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями Российской Федерации осуществляется федеральными законами и законами субъектов РФ, отдельными государственными полномочиями субъектов РФ – законами субъектов РФ. Данные положения не выдерживают никакой критики, поскольку они предполагают передачу полномочий Российской Федерации на основании закона субъекта РФ. Представляется, что такая передача возможна лишь в том случае, если соответствующие полномочия были сначала делегированы Российской Федерацией субъектам РФ. Однако данные положения закона допускают и такое толкование, как право субъекта РФ передавать органам местного самоуправления полномочия Российской Федерации, которыми он сам не обладает, поскольку вышеуказанный закон не говорит, в каких случаях субъект РФ вправе издать соответствующий закон.

На практике большие проблемы вызывает право субъектов РФ передавать органам местного самоуправления полномочия по вопросам совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ.

Согласно ч. 2 ст. 19 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» наделение органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ законами субъектов РФ допускается, если это «не противоречит федеральным законам». Однако ни в одном федеральном законе, предусматривающем передачу полномочий Российской Федерации субъектам РФ, не содержится прямого запрета на дальнейшую «субпередачу» данных полномочий органам местного самоуправления. В очень редких случаях такие федеральные законы содержат прямое указание на возможность подобной «субпередачи». По нашему мнению, федеральный закон должен прямо указывать на возможность наделения органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями. Но на практике субъекты РФ передавали органам местного самоуправления отдельные государственные полномочия в случае отсутствия прямого запрета на это, чем, на наш взгляд, нарушали действующее законодательство.

Например, в Пермской области до 1 января 2006 г. органы местного самоуправления наделялись полномочиями по социальной защите лиц, награжденных знаком «Почетный донор России», ветеранов и инвалидов Великой Отечественной войны и инвалидов и участников ликвидаций последствий на ЧАЭС [11]. Федеральное законодательство напрямую предусмотрело возможность передачи соответствующих полномочий органами государственной власти субъектов РФ органам местного самоуправления в части социальной защиты ветеранов Великой Отечественной войны и лиц, награжденных знаком «Почетный донор России» только 18 октября 2007 г., т.е. когда данные положения закона Пермской области утратили свою юридическую силу. Причем до настоящего времени не разрешается федеральным законом передавать полномочия в области социальной защиты лиц, пострадавших от воздействия радиации вследствие аварии в Чернобыльской АЭС [6; 8; 20].

Этим же законом Пермской области органы местного самоуправления наделялись полномочиями по выплатам инвалидам компенсаций страховых премий по договорам ОСАГО. В то время как федеральное законодательство не предусматривает возможность передачи соответствующих полномочий [5].

Также в законодательстве неоднозначно решается вопрос о принадлежности тех или иных полномочий по вопросам совместного ведения Российской Федерации или субъектам РФ, что может обусловить правовую коллизию в случае дальнейшей передачи соответствующих полномочий органам местного самоуправления.

Так, в Федеральном законе «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ» в п. 2 ст. 26.3 закрепляется исчерпывающий перечень полномочий субъектов РФ, финансируемых за счет средств бюджетов субъектов РФ, т.е. понимаемых как собственные полномочия субъектов РФ по предметам совместного ведения. Согласно п. 7 иные полномочия субъектов РФ по предметам совместного ведения, закрепляемые другими федеральными законами, определяются как передаваемые субъектам РФ полномочия РФ и финансируются за счет средств федерального бюджета. В пункте 6 устанавливается, какие из полномочий субъектов РФ не могут передаваться органам местного самоуправления.

Относительно перечня полномочий субъектов РФ по вопросам совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ, закрепленного в ст. 26.3 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ», необходимо сделать ряд замечаний.

Во-первых, с 2006 г. органам местного самоуправления могут передаваться 42 из 63, т.е. более 2/3, собственных полномочий субъектов РФ по предметам совместного ведения. Вряд ли такую ситуацию следует расценивать положительно, поскольку органы местного самоуправления фактически в своей деятельности занимаются исполнением переданных государственных полномочий, а не решением вопросов местного значения, чем, в принципе, и должны заниматься. Кроме того, вызывает недоумение обязанность органов местного самоуправления участвовать в осуществлении ряда функций, например, в сфере предупреждения и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций. В частности, согласно ст. 11 Федерального закона от 21 декабря 1994 г. №68-ФЗ (ред. от 07.05.2009) «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций техногенного и природного характера» [24] органы местного самоуправления самостоятельно принимают решения об эвакуационных мероприятиях в чрезвычайных ситуациях и организуют их проведение, а также организуют и проводят аварийно-спасательные и другие неотложные работы и поддерживают общественный порядок при их осуществлении; при недостаточности собственных сил и средств обращаются за помощью к органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации. Как показывает практика, с чрезвычайной ситуацией достаточно крупного масштаба органы местного самоуправления не могут сами справиться и обращаются за помощью к органам государственной власти региона или Федерации. Достаточно вспомнить события о провале вокруг калийного рудника в Березниках.

Во-вторых, какого-либо единого принципа, на основе которого одни полномочия разрешаются к передаче, а другие запрещаются, не прослеживается. Более того, сам перечень сформулирован весьма неравномерно. В одних случаях определены узкие, действительно отдельные полномочия, в других – целые блоки полномочий (функции), едва ли не предметы ведения. К числу таких полномочий, которых можно передавать согласно ст. 26.3 вышеназванного Федерального закона, относятся полномочия по поддержке сельхозпроизводителей. Передаваться, как нам представляется, должны не целые функция по поддержке сельхозпроизводства в целом, а отдельные полномочия по реализации этой функции – осуществление конкретных мероприятий в этой сфере. Такая точка зрения воспринята на региональном уровне в Пермском крае. Так, закон Пермского края №48-КЗ от 19 декабря 2006 г. (ред. от 30.12.2008) «О передаче органам местного самоуправления Пермского края отдельных государственных полномочий по поддержке сельскохозяйственного производства» [23] предусматривает, что органы местного самоуправления выполняют полномочия только по предоставлению субсидий на поддержку сельскохозяйственного производства и выполнению функциональных обязанностей по сбору, обработке, анализу и представлению в уполномоченный орган сведений по всем направлениям государственной поддержки сельскохозяйственного производства.

В-третьих, установлены, например, запреты на передачу полномочия по организации специализированной (санитарно-авиационной) скорой медицинской помощи и в то же время разрешена передача полномочия по организации специализированной медицинской помощи в кожно-венерологических, туберкулезных, наркологических и подобных учреждениях. Во многих субъектах РФ, в том числе и в Пермском крае, соответствующие полномочия переданы органам местного самоуправления [9].

Стоит отметить, что в некоторых случаях представляется достаточно сложным отнести те или иные полномочия по вопросам совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ либо к числу полномочий Российской Федерации, либо к числу полномочий субъекта РФ.

К этой проблеме примыкает вопрос о допустимости передавать на муниципальный уровень полномочия по созданию и деятельности административных комиссий. Согласно п. «к» ч. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации административное и административно-процессуальное законодательство относится к совместному ведению РФ и субъектов РФ. В соответствии с п. 39 ч. 2 ст. 26.3 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» к собственным полномочиям субъектов РФ в этой сфере отнесено установление административной ответственности за нарушение законов и иных нормативных правовых актов субъекта РФ, нормативных правовых актов органов местного самоуправления. Согласно ст. 22.1 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. №195-ФЗ [28] (ред. от 24.07.2009) (далее – КоАП РФ) к компетенции субъектов РФ отнесено определение органов и должностных лиц, рассматривающих дела об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов РФ, а также создание административных комиссий и иных коллегиальных органов для рассмотрения таких дел. Согласно ч. 1 ст. 1.3 КоАП РФ установление административной ответственности понимается только как формулирование составов правонарушений и определение мер административных наказаний за них. Из этого следует, что в соответствии с п. 7 ст. 26.3 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» полномочие по созданию и деятельности административных комиссий является делегированным субъектам РФ федеральным полномочием. Поскольку в КоАП РФ не предусмотрено право субъектов РФ передавать осуществление данной функции органам местного самоуправления, то такая передача не допустима.

Впрочем, даже если толковать понятие установления административной ответственности широко и включать в него все законодательство об административных правонарушениях, включая создание и регулирование деятельности административных комиссий, то передача данного полномочия органам местного самоуправления также невозможна. В соответствии с п. 6 ст. 26.3 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» установление административной ответственности относится к числу полномочий субъектов РФ, которые не могут передаваться органам местного самоуправления.

Однако многие субъекты РФ передают органам местного самоуправления полномочия по созданию административных комиссий. Пермский край среди них не исключение [12]. Представляется, что подобные законы субъектов РФ должны быть отменены судами как незаконные. Однако еще ни в одном субъекте РФ законы о наделении органов местного самоуправления полномочиями по созданию административных комиссий не были отменены по мотивам, что возможность такого наделения полномочий федеральным законодательством не допускается.

К данной проблеме можно отнести также возможность передачи на муниципальный уровень полномочий по лицензированию, например по лицензированию розничной продажи алкогольной продукции. В Федеральном законе от 22 ноября 1995 г. №171-ФЗ (ред. от 30.12.2008) «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» [25] данное полномочие не обозначено как полномочие Российской Федерации, передаваемое субъектам РФ. Но данная функция не подпадает и под перечень собственных полномочий субъектов РФ, установленный ч. 2 ст. 26.3 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ». Ряд субъектов РФ передал соответствующие полномочия органам местного самоуправления (среди них и Пермская область). Однако к настоящему времени соответствующий закон Пермской области утратил силу [18; 19].

Также достаточно сложную природу наряду с лицензированием имеет и государственная регистрация и лицензирование. Представляется, что регистрация и лицензирование лежит в сфере административного права (совместное ведение Российской Федерации и субъектов РФ). Но, закрепляя данные функции за субъектами РФ, законодательство не дает ответа на вопрос, являются они делегированными полномочиями по предметам исключительного ведения Российской Федерации или по предметам совместного ведения РФ и субъектов РФ. В любом случае, в Пермском крае органам местного самоуправления переданы полномочия по регистрации актов гражданского состояния [14].

Следует отметить, также, что к настоящему моменту накопилась значительная судебная практика отмены нормативных актов, предусматривающих наделение органов местного самоуправления государственными полномочиями, например, в связи с нарушением правила об обязательном финансировании органов местного самоуправления, которые наделяются соответствующими полномочиями. Здесь также возникло ряд проблем. Согласно ч. 2 ст. 20 Федерального закона «Об общих принципах организации и деятельности органов местного самоуправления» признанное в судебном порядке несоответствие федеральных законов, законов субъектов РФ, иных нормативных актов, предусматривающих наделение органов местного самоуправления отельными государственными полномочиями, требованиям законодательства является основанием для отказа от исполнения указанных полномочий. Но остается неясным: кто должен исполнять отдельные государственные полномочия, переданные органам местного самоуправления с нарушением требований закона, в период между вступлением в действие соответствующего закона и решением суда о его неправомерности? Фактически ясно, что это будут делать те же органы местного самоуправления, за счет средств местного бюджета, т.е. в ущерб решению вопросов местного значения. Однако закон ничего не говорит о компенсации денежных средств, потраченных органами местного самоуправления на реализацию отдельных государственных полномочий, если впоследствии эта передача будет признана незаконной. При этом органы государственной власти вправе осуществлять контроль за действиями органов местного самоуправления в части реализации отдельных государственных полномочий, которые им переданы незаконно, а органы местного самоуправления несут ответственность за осуществление данных полномочий.

Также необходимо отметить, что законодательство Пермского края предусматривает в качестве санкции изъятие из компетенции органов местного самоуправления отдельных государственных полномочий [11, ст. 9]. Действенность этой санкции представлялась сомнительной, учитывая, что отдельные государственные полномочия передаются органам местного самоуправления без их согласия.

В статье 132 Конституции Российской Федерации предусматривается только одна форма осуществления органами местного самоуправления государственных полномочий – наделение. Однако в науке муниципального права долгое время разрабатывалась идея о существовании двух форм наделения органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями: наделения полномочиями и делегирования полномочий. Под наделением понимался способ регулирования полномочий органа местного самоуправления, при котором какое-либо полномочие органа государственной власти на неопределенный срок исключается из его компетенции и включается в компетенцию органов местного самоуправления. Под делегированием предлагалось понимать предоставление органом государственной власти принадлежащего ему права решения какого-либо вопроса органам местного самоуправления на один раз, на определенный срок или бессрочно [2, ст. 10, 47–48].

На практике четкого разделения указанных терминов не существует, а «наделение», «передача» и «делегирование» использовались в законодательстве бессистемно и обычно как синонимы [17; 13]. Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» вообще ничего не говорит о делегировании, хотя ряд других федеральных законов предусматривают такую возможность [7]. Возможность делегирования органам местного самоуправления отдельных государственных полномочий предусмотрена и Европейской хартией местного самоуправления, принятой в Страсбурге 15 октября 1985 г. [1]. Однако статья 4 данной Хартии под делегированием понимает то, что согласно Конституции Российской Федерации и Федеральному закону «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» считается наделением государственных полномочий. Кроме того, Федеральный закон от 15 ноября 1997 г. №143-ФЗ (ред. от 23.07.2008) «Об актах гражданского состояния» [27] в ст. 4 устанавливает, что полномочия по регистрации актов гражданского состояния могут делегироваться органами государственной власти субъектов РФ органам местного самоуправления. Любопытно, но в Пермской крае «делегирование» таких полномочий органам местного самоуправления произведено в форме «наделения» [14].

В науке муниципального права также отмечается, что поскольку в законодательстве «делегирование» государственных полномочий с процессуальной точки зрения не регламентировано, постольку в порядке «делегирования» органы местного самоуправления могут наделяться отдельными государственными полномочиями в нарушение требований, установленных Конституцией: не законом, а иным нормативным актом и без финансирования со стороны государства [4, с. 129]. Такая точка зрения действительно имеет право на существование, к тому же на практике на органы местного самоуправления возлагается обязанность по осуществлению отдельных государственных полномочий без соответствующего финансирования не только законами, но и подзаконными актами.

В качестве примера можно привести пакет постановлений Правительства РФ по реализации Федеральной целевой программы «Жилище», где за субъектами РФ закрепляются полномочия по составлению списков получателей субсидий, оформлению и выдаче сертификатов. Среди указанных актов в первую очередь следует назвать постановление Правительства РФ от 10 декабря 2002 г. №879 «Об утверждении положения о регистрации и учете граждан, имеющих право на получение финансовых выплат для приобретения жилья в связи с переселением из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей» [22]. Пункт 3 данного постановления предусматривает, что органы исполнительной власти субъектов РФ могут передавать органам местного самоуправления в соответствии с законодательством РФ осуществление полномочий по регистрации и учету граждан, имеющих право на получение жилищных субсидий. Согласно ст. 26.3 Федерального закона «Об общих принципах организации и деятельности законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» данные полномочия относятся к числу полномочий Российской Федерации, т. е. их передача органам местного самоуправления возможна только в случае непротиворечия федеральному закону. Между тем в Федеральном законе от 25 октября 2002 г. №125-ФЗ «О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей» [30] не закрепляется возможность передачи данного полномочия органам местного самоуправления. Таким образом, анализируемое положение постановления Правительства РФ противоречит действующему законодательству. Несмотря на то, что указанное постановление Правительства РФ по вышеназванным основаниям является незаконным, органы власти Пермского края добросовестно его исполняют и передали соответствующие полномочия органам местного самоуправления [10].

Также вызывает вопросы постановление Правительства РФ от 21 марта 2006 г. №153 (ред. от 08.05.2009) «О некоторых вопросах реализации подпрограммы “Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством, федеральной целевой программой “Жилище” на 2002–2010 годы”» [29]. Согласно этому постановлению органы государственной власти субъектов РФ в отношении большинства граждан (кроме военнослужащих и приравненных к ним лиц) рассчитывают и предоставляют субсидии на приобретение жилья, заполняют и выдают сертификаты, а органы местного самоуправления ведут учет граждан – участников подпрограммы, ежегодно составляют списки граждан, изъявивших желание получить сертификат в планируемом году, вручают сертификаты. Однако подобные полномочия не относятся к числу собственных полномочий субъектов РФ согласно п. 2 ст. 26.3 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации». Поскольку федеральными законами не предусмотрена возможность их передачи органам местного самоуправления, то они не подлежат такой передаче. Однако органы государственной власти Пермского края передали органам местного самоуправления полномочия по оформлению и выдача соответствующих удостоверений, выдаче жилищных сертификатов [11].

Помимо наделения и делегирования органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями действующее законодательство предусматривает участие этих органов в осуществлении отдельных государственных полномочий. Такая форма осуществления органами местного самоуправления отдельных государственных полномочий предусмотрена в ст. 20 Федерального закона «Об общих принципах организации и деятельности органов местного самоуправления в Российской Федерации». Установлены вопросы, по которым органы местного самоуправления поселений, муниципальных районов и городских округов могут участвовать в осуществлении государственных полномочий (ст. 14.1, 15.1, 16.1). Органы местного самоуправления вправе участвовать в осуществлении данных и иных государственных полномочий, не переданных им в соответствии с законодательством, если это участие предусмотрено федеральными законами только за счет собственных доходов местных бюджетов. Причем органы местного самоуправления участвуют в осуществлении государственных полномочий, не переданных им, только в случае принятия представительным органом муниципального образования решения о реализации права на участие в осуществлении указанных полномочий.

В законодательстве обнаружен ряд проблемных вопросов в связи с участием органов местного самоуправления в осуществлении отдельных государственных полномочий. В частности, это касается полномочий органов местного самоуправления в осуществлении деятельности, связанной с опекой и попечительством. Так, 1 сентября 2008 г. вступил в силу Федеральный закон от 24 апреля 2008 г. № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве» [32]. Согласно данному закону органами опеки и попечительства являются органы государственной власти субъектов РФ. Причем органы местного самоуправления, которые до этого были органами опеки и попечительства, участвуют в осуществлении некоторых действий, связанных с опекой и попечительством. Однако во многих субъектах РФ действуют законы, согласно которым органы местного самоуправления наделяются отдельными государственными полномочиями по опеке и попечительству. К числу этих субъектов относится и Пермский край [16]. Представляется, что соответствующие законы субъектов РФ должны быть отменены, так как действующее законодательство предусматривает только участие органов местного самоуправления в деятельности по опеке и попечительству, но не возможность наделения этих органов соответствующими государственными полномочиями.

В качестве вывода следует сказать, что формы осуществления органами местного самоуправления государственных полномочий требуют не только теоретического осмысления, но законодательного закрепления. До тех пор пока они не установлены легально, они не являются формально обязательными. Однако реализация данных правил осложнена сегодня не только нежеланием органов государственной власти следовать им, но и, прежде всего, существенной внутренней несогласованностью и неполнотой правового регулирования вопросов передачи государственных полномочий органам местного самоуправления. Обе эти задачи должны решаться параллельно, путем совершенствования и развития законодательства.


Библиографический список

  1. Бюллетень международных договоров. 1998. № 11.
  2. Лукашов Л.А. Словарь основных понятий и терминов по местному самоуправлению. Саратов: Ориент, 1999. 86 с.
  3. Мадьярова А.В. Принципы и критерии определения государственных полномочий, которые могут передаваться органам местного самоуправления [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант-плюс».
  4. Муниципальное право: учебник для вузов / под ред. Н. А. Игнатюка. М.: Проспект, Велби, 2006. 656 с.
  5. Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств: Федеральный закон от 25 апреля 2002 г. (ред. от 30.12.2008 г.) №40-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2002. №18, ст. 1720.
  6. О ветеранах: Федеральный закон от 12 января 1995 г. (ред. от 18.07.2009 г.) №5-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1995. №3, ст. 168.
  7. О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ними: Федер. закон от 21 июля 1997 г. (ред. 17.07.2009 г.) // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1997. №30, ст. 3594.
  8. О донорстве крови и ее компонентов: закон Рос. Федерации от 9 июня 1993 г. №5142-1 (ред. от 23.07.2008 г.) // Ведомости Совета народ. депутатов и Верхов. Совета РСФСР. 1993. №28, ст. 1064.
  9. О наделении органов местного самоуправления муниципальных районов (городских округов) государственными полномочиями по организации оказания специализированной медицинской помощи населению: закон Пермского края от 19 декабря 2006 г. №47-КЗ // Рос. газета. 2006. 27 дек.
  10. О наделении органов местного самоуправления муниципальных районов и городских округов Пермского края государственными полномочиями по постановке на учет граждан, имеющих право на получение жилищных субсидий в связи с переселением из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей: закон Пермского края от 18 декабря 2007 г. №159-ПК // Звезда. 2007. 20 окт.
  11. О наделении органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями Пермской области по социальной поддержке, социальной помощи и социальному обслуживанию отдельных категорий граждан: закон Пермской области от 14 ноября 2005 г. (ред. от 10.09.2008 г.) №2621-580 // Звезда. 2005. 29 нояб.
  12. О наделении органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями по созданию и организации деятельности административных комиссий: закон Пермской области от 14 ноября 2005 г. (ред. от 01.04.2009 г.) №2625-582 // Звезда. 2005. 6 дек.
  13. О наделении органов местного самоуправления Пермского края отдельными государственными полномочиями в сфере образования: закон Пермского края от 23 декабря 2006 г. №46-КЗ // Пермские новости. 2006. 29 дек.
  14. О наделении органов местного самоуправления Пермского края полномочиями на государственную регистрацию актов гражданского состояния: закон Пермского края от 12 марта 2007 г. (ред. от 02.07.2007 г.) №18-ПК // Рос. газета. 2007. 20 марта.
  15. О передаче органам местного самоуправления государственных полномочий по организации оказания специализированной медицинской помощи населению и содержанию домов ребенка в Пермской области: закон Пермской области от 1 декабря 2004 г. (ред. от 17.10.2005 г.) №1839-392 // Рос. газета. 2004. 15 дек.
  16. О передаче органам местного самоуправления государственных полномочий по осуществлению опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних лиц: закон Пермского края от 26 декабря 2007 г. №171-ПК // Звезда. 2008. 4 янв.
  17. О передаче органам местного самоуправления Пермского края государственных полномочий по обеспечению деятельности территориальных избирательных комиссий: закон Пермского края от 4 сентября 2007 г. №96-ПК // Звезда. 2007. 11 окт.
  18. О признании утратившим силу Закона Пермского края «О наделении органов местного самоуправления муниципальных районов и городского округа Коми-Пермяцкого автономного округа отдельными государственными полномочиями по лицензированию розничной продажи алкогольной продукции»: закон Пермского края от 24 декабря 2007 г. №173-ПК // Звезда. 2007. 27 дек.
  19. О признании утратившим силу Закона Пермской области от 7 декабря 1999 г. № 711-109 «О передаче органам местного самоуправления государственных полномочий по лицензированию розничной продажи алкогольной продукции»: закон Пермской области от 5 мая 2005 г. №2177-478 // Пермские новости. 2005. 20 мая.
  20. О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС: закон Рос. Федерации от 15 мая 1991 г. (ред. от 28.04.2009 г.) №1244-1 // Ведомости Совета народ. депутатов и Верхов. Совета РСФСР. 1991. №21, ст. 699.
  21. Российская газета. 1993. 25 декабря.
  22. Российская газета. 2002. 25 декабря.
  23. Российская газета. 2007. 11 января.
  24. Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. №35, ст. 3648.
  25. Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. №48, ст. 4553.
  26. Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. №47, ст. 5340.
  27. Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. №42, ст. 5005.
  28. Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. №1, ст. 1.
  29. Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. №13, ст. 1405.
  30. Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. №43, ст. 4188.
  31. Собрание законодательства Российской Федерации. 2003. №40, ст. 3822.
  32. Собрание законодательства Российской Федерации. 2008. №17, ст. 1755

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.