УДК 340.1 (470)

Понятие и признаки правовых традиций: теоретический аспект

Р.С. Сулипов

Аспирант кафедры теории и истории государства и права

Алтайский государственный университет 656049, г. Барнаул, просп. Ленина, 61

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Статья посвящена проблеме правовых традиций, определению понятия «правовая традиция», влиянию правовых традиций на развитие правовой системы современного российского государства и на формирование правосознания его граждан.

Ключевые слова: правовая традиция; обновление права; правовые ценности; правовая система


В основании права находятся такие абсолютные ценности, как сохранение жизни, семьи, собственности, обеспечение безопасности, получение знаний и др. Целевое назначение права выражено в сохранении существующих ценностей, что проявляется по таким направлениям: закрепление ценностей, информирование о ценностях, создание иерархии ценностей, перераспределение ценностей и защита ценностей.

Среди правовых ценностей – справедливость, естественное право, конституция, закон, суд. Всеобщее признание получили такие правовые ценности, как правовое государство, разделение властей, права человека. Из существования таких правовых ценностей, как правомерное и неправомерное, вытекает существование той правовой ценности, с помощью которой дается оценка правомерности действий участников общественных отношений – это законность (правозаконность). Правовые ценности существуют для общества и индивида в виде «готовых формул», которые ориентируют в социальной жизни, влияя на выбор варианта поведения в сфере действия права.

Правовые ценности лежат в основе формирования правовых традиций. Правовые традиции аккумулируют правовые ценности, привнося их в правовое пространство посредством воздействия на духовную сферу жизни общества. Через правосознание, правовую культуру, юридическую технику правовые традиции проникают в правовое пространство, совершенствуя и развивая правовую систему государства.

Традиции в современном мире имеют значение мощного регулятивного средства, исполненного большого гуманистического и практического смысла и подкрепленного мощной этнокультурной сферой. Традиция сохраняет правовую систему, обеспечивает ее качественное своеобразие, самовоспроизводимость, самотождественность в истории. Традиция, понятая как культурное наследование и наследие, предстает как жизненная сила культуры, как механизм сохранения и воспроизведения культурных констант [6, с. 19]. Культурно-правовые традиции выступают как обобщение длительной социальной практики и становятся общепринятым стереотипом поведения, на основе которого складывается поведенческий фон, в итоге и определяющий правовую культуру данного общества [4, с. 10].

Для того чтобы в полной мере оценить то влияние, которое оказывают правовые традиции на национальную правовую систему, на формирование правосознания общества, на правовую культуру государства, необходимо определиться с вопросом, что же является правовой традицией. В юридической литературе отсутствует единая точка зрения на сущность правовых традиций, а само определение правовой традиции дают лишь некоторые авторы, занимающиеся изучением правовых традиций.

В юридической литературе встречаются следующие определения правовой традиции:

1. Правовые традиции – воспроизводящиеся смыслообразующие принципы права, которые обеспечивают трансляцию и преемственность прежнего правового опыта, а также ориентацию правовой деятельности на укрепление и восполнение правового наследия.

2. Правовые традиции – единство исторически сформированного, критически осмысленного коллективного опыта правовой деятельности, основанного на господствующих в обществе представлениях о праве и справедливости, сохранение и воспроизведение которого обеспечивает устойчивость всей правовой системы и ее последовательное, «плавное» развитие.

3. Правовая традиция – совокупность правовых знаний, правового опыта, достигнутого предыдущими поколениями и воспринятого на нынешнем этапе развития права, который, воздействуя на духовную сферу жизни общества, участвует в формировании правовой системы государства, правосознания его граждан.

4. Правовая традиция – выраженный в социально-организованных коллективах опыт, аккумулирующий правовые ценности, который в определенных пространственно-временных рамках передается от одного поколения к другому и приобретает устойчивые формы своего внешнего выражения, опосредуясь при этом в государственно-правовом пространстве данного общества.

Как мы видим, каждое определение правовой традиции сочетает в себе следующие признаки правовой традиции:

– правовая традиция – это прежде всего опыт (знание), полученный в рамках правовой деятельности;

– в основе правовых традиций лежат правовые ценности;

– правовая традиция должна быть не просто передана следующему поколению, но и воспринята этим поколением;

– правовые традиции имеют устойчивые формы своего внешнего выражения (норма права);

– правовые традиции участвуют в формировании и развитии правовой системы.

Однако если традиция рассматривается как готовая правовая модель, а не как основа для творчества, то это приводит к стагнации. В современной юриспруденции должен утверждается критический традиционализм, уравновешивающий традицию и новацию. Правовая традиция, становясь общепринятым стереотипом поведения, должна ложиться в основу формирования поведенческого фона, определяющего правовую культуру данного общества.

Чтобы считать традицию правовой, необходимы следующие условия:

  1. традиция должна содержать в себе именно юридическое воззрение, так как никакое другое воззрение не может породить право;
  2. традиция не должна противоречить нравственности: общество не может признавать права, несовместимые с доброй нравственностью. Впрочем, это условие заключается уже в том, что традиция должна содержать в себе юридическое воззрение, которое и есть не что иное, как проявление нравственного закона в применении к общежитию;
  3. традиция должна показывать именно единообразную практику регулирования общественных отношений и должна найти отражение в правосознании граждан.

Правовая традиция – это особый вид традиции, в которой кроме характеристик информационной модели, содержится предписание, императивное требование. Специфическая черта правовой традиции – ее регулятивная направленность. «Регулятивный потенциал, заключенный в норме, обусловливает наличие в ней, наряду со стереотипностью, также и признака императивности» [5, с. 102]. Правовые традиции фиксируют требования социальной общности к поведению ее членов, которое должно соответствовать социально одобренным образцам и не противоречить правовой системе. Определяя границы приемлемых, ожидаемых и одобряемых, социально допустимых действий, правовые традиции упорядочивают, контролируют, регулируют общественные отношения. Реализуясь в деятельности людей, правовые традиции делают ее общезначимой, повторяющейся, выводят ее на горизонт общественно-правовой целесообразности.

«Традиции в праве как синоним абсолютного, вечного, существующего в разные времена тождественны универсалиям. Они проявляют себя в таких источниках права, как конституции, кодексы, прецеденты, договоры и т.п., в правовых принципах, аксиомах и презумпциях, в правовой терминологии и, конечно же, правовой процедуре» [3, с. 62]. К примеру, в правовой сфере с числом две трети связывают понятие квалифицированного большинства. Разумность этой традиции была определена еще в древности, когда три человека составляли коллегию. Так вот, в Дигестах говорится о законе, установившем, что решения принимают двумя голосами из трех. Правило двух третей с ХII столетия получило еще большее распространение, поскольку стало использоваться при выборах папы римского [1, с. 337]. Сегодня эта правовая традиция получила свое официальное признание и закрепление в нормах конституций и других нормативных актах многих современных государств, а также в международных правовых документах.

Само становление традиции развернуто во времени. К примеру, становление традиции эквивалентности обязательств сторон как необходимого условия действительности договора происходило на протяжении многих столетий. Еще в римском праве лицо, продавшее земельный участок по цене, составлявшей менее половины его действительной стоимости, имело право расторгнуть договор. В условиях средневековья Ф.Аквинский наставлял, что стороны по договору должны брать на себя равные обязательства. В современном Германском Гражданском уложении согласно &138 абз. 2 договор считается ничтожным, если налицо явная диспропорция взаимных обязательств и одна из сторон заключила его, используя стесненное положение, неопытность, недальновидность и слабоволие другой стороны [7, с. 13–14]. В российской традиции наличествует набор самозамкнутых законодательных систем, которые не опосредуются общими для всех правовыми критериями или учреждениями, управомоченными давать им оценку (к примеру, монарх, несменяемый конституционный суд, высшая церковная инстанция и т.п.) [3, с. 83].

В российском обществе отсутствует традиция уважения правовых норм. Современные законодательные акты устанавливают порядки, которые не закреплены в сознании и не имеют глубоких оснований в российских традициях. В соответствии с Конституцией РФ:

– носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ;

– народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления;

– высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы.

Данные положения Основного закона государства, который представляет гражданам широкие права и свободы, вступают в несоответствие с многовековой практикой взаимодействия властной и подвластной подсистем, традиционным пониманием и отношением народа к государственной власти, которая выступает единственным организатором населения страны в административном и военном планах, оказывает существенное влияние на экономическую, духовную и социальные сферы жизни.

Для обновления права с учетом традиций, во-первых, нужно выявить область общественных отношений, где функционируют традиции, которые могут быть восприняты правом, что позволит достичь наибольшей эффективности правовых норм. В этом случае нормы права будут иметь в своей основе народные правовые традиции. Такими областями могут быть признаны сферы деятельности высших органов власти, органов местного самоуправления, область судебной деятельности, гражданско-право­вые, семейно-правовые и трудовые отношения, область правотворчества и т.п. Конечно, значение традиций в правовом регулировании в различных областях жизни неодинаково, но в ряде сфер общественной жизни юридическая эффективность норм традиций, определяемая как «соответствие поведения адресатов правовой нормы с требуемым поведением, указанным в норме» [2, с. 49], остается достаточно высокой. Таким образом, есть основания утверждать, что правовые традиции нередко характеризуются более высоким уровнем признания (реализации) конкретными социальными субъектами, чем соответствующие нормы действующей параллельно (в тех же областях правового регулирования) системы национального законодательства.

Правовая система любого общества посредством укоренившейся правовой идеологии и правовой доктрины придает особое значение праву, его авторитету. В рамках сложившейся правовой традиции юридическая и моральная сила всех правовых систем так или иначе покоится на их неразрывной связи с прошлым, и все они сохраняют эту связь на уровне юридического языка и юридической практики. Любая правовая доктрина, как правило, исходит из того, что правовая традиция общества является непрерывной и органически целостной, хотя признание этого факта является условным обстоятельством. В то же время правовая доктрина, признавая тот факт, что право не может быть произвольным, констатирует, что оно и не может быть чем-то вечным, а должно меняться, опираясь на то, что было раньше.

Создавая новое, правовое общество, мы должны широко использовать достижения в области правовой мысли и государственного строительства, накопленные нашими предками в прошлом. У российского общества есть свои незыблемые правовые ценности, легшие в основу правовых традиций, – это идеи гуманизма, веротерпимость, соборность.


Библиографический список

  1. Карбонье Ж. Юридическая социология. М.: Прогресс, 1986. 350 с.
  2. Кудрявцев В.Н., Никитинский В.И., Самощенко И.С., Глазырин В.В. Эффективность правовых норм. М., 1980. С. 49.
  3. Оборотов Ю.Н. Традиции и новации в правовом развитии. Одесса: Юрид. лит., 2001. С. 62.
  4. Овчиев Р.М. Правовая культура и российский правовой менталитет: автореф. дис. … канд. наук. Краснодар, 2006. 24 с.
  5. Сарингулян К.С. Культура и регуляция деятельности. Ереван, 1986. 327 с.
  6. Сорокин В.В. Русская правовая доктрина // Правовая доктрина России: теоретические и исторические аспекты: межвуз. сб. ст. / под ред. В.Я. Музюкина. Барнаул, 2008. С. 19.
  7. Цвайгерт К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права: в 2 т. М., 1998. Т. 2. 480 с.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.