УДК 349.3

К ВОПРОСУ О РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПОВ ПРАВА СОЦИАЛЬНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ

Е.А. Истомина

Кандидат юридических наук, доцент кафедры социального права
Уральский института (филиал) Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ
620990, г. Екатеринбург, ул. 8 Марта, 66
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Аннотация: В статье рассматривается понятие и реализация основных принципов права социального обеспечения как основополагающих суждений законодателя о существенном в праве социального обеспечения (Л.Ю.Бугров, Ю.В.Васильева, В.Б.Савостьянова).

Общественные отношения, входящие в предмет права социального обеспечения, складываются между гражданами и органами государства, местного самоуправления, организациями по поводу предоставления гражданам из специальных финансовых источников и на основе законодательства социальных предоставлений при наступлении страховых и нестраховых случаев, влекущих за собой утрату или снижение дохода, повышенные расходы, малообеспеченность с целью предотвратить, смягчить или устранить неблагоприятные последствия наступления страховых и нестраховых случаев. Основанием социального обеспечения выступает социальный риск; который представляет собой возможность возникновения социально неблагоприятных ситуаций (материальной необеспеченности, социального неблагополучия), связанных с необходимостью поддержки со стороны государства и общества.

Компенсация социального риска в виде пенсий, пособий и иных социальных выплат осуществляется на основе принципов права. В науке права социального обеспечения выделяются такие принципы, как всеобщность социального обеспечения; связь обеспечения, как правило, с трудом; обеспечение не только граждан, но и их семей; установление уровня социального обеспечения, гарантирующего достойную жизнь человека; многообразие оснований и видов социального обеспечения; дифференциация (различие) условий и норм обеспечения в зависимости от ряда социально значимых обстоятельств; др.

Анализируются проблемы реализации таких базовых принципов права социального обеспечения, как его всеобщность, а также дифференциация в зависимости от обстоятельств, признаваемых социально значимыми. На основе проведенного анализа автор делает вывод о том, что, несмотря на теоретическую проработанность понятия отраслевых принципов права социального обеспечения, их перечня, вопрос их реализации остается достаточно острым. Закрепление условий и норм назначения пенсий, пособий, компенсационных и иных социальных выплат и предоставлений должно осуществляться с более четким соблюдением положений теории права социального обеспечения.


Ключевые слова: принцип права социального обеспечения; социальный риск

 

Возникновение любой отрасли права обусловлено особой значимостью общественных отношений, входящих в ее предмет. Впредмете заложена объективная необходимость обособленной нормативно-правовой регламентации дан­ных отношений[1, с. 170–171]. К середине ХХ века такая необходимость была признана и научно обоснована по поводу отношений, связанных с обеспечением нетрудоспособных, престарелых граждан, лиц, имеющих детей. В качестве одного из признаков права социального обеспечения как самостоятельной отрасли В.С. Андреевым была подчеркнута заинтересованность общества в развитии и совершенствовании системы норм права о социальном обеспечении и регулируемых ими общественных отношений [2, с. 11]. Данный тезис и в настоящее время не вызывает сомнений [6, с. 26].

Общественные отношения, входящие в предмет права социального обеспечения, складываются между гражданами и органами государства, местного самоуправления, организациями по поводу предоставления гражданам из специальных финансовых источников и на основе законодательства медицинской помощи, пенсий, пособий и других видов обеспечения при наступлении страховых и нестраховых случаев, влекущих за собой утрату или снижение дохода, повышенные расходы, малообеспеченность с целью предотвратить, смягчить или устранить неблагоприятные последствия наступления страховых и нестраховых случаев [11, с. 29–30].

Таким образом, основанием возникновения права гражданина на социальное обеспечение выступают вышеназванные случаи, или, как их чаще называют, социальные риски. Е.Е. Мачульская под социальным риском понимает вероятность наступления материальной необеспеченности из-за утраты заработка, дохода от трудовой деятельности или внутрисемейного содержания по экономическим (безработица), физиологическим (старость, инвалидность, материнство) или демографическим (многодетность, потеря кормильца) причинам [5, с. 27]. М.Ю. Федорова рассматривает эту категорию более объемно и указывает, что «социальные риски в широком смысле слова представляют собой возможность возникновения социально неблагоприятных ситуаций, связанных с необходимостью поддержки со стороны государства и общества. Это не только риски материальной необеспеченности, но и риски социального неблагополучия (сиротства, безнадзорности, одиночества, др.)» [12, с. 33].

Вопрос о способе компенсации того или иного социального риска (предоставлении гражданину пенсии, пособия, компенсационной выплаты и т.п. при соблюдении условий, закрепленных законом) напрямую зависит от тех основных идей, которые определяют смысл, назначение и содержание права социального обеспечения. Поэтому одной из его базовых категорий являются его принципы. Л.Ю. Бугров, Ю.В. Ва­сильева, В.Б. Савостьянова на основании таких признаков, как отражение законов природы и общественного развития, указание на сущность права социального обеспечения, выражение правовой материи в нормах, дали следующее определение понятия отраслевого принципа права социального обеспечения: это обоснованное социальными и природными законами, прямо закрепленное в нормах права всех или большинства институтов данной отрасли или проводимое через их содержание основополагающее суждение законодателя о существенном в праве социального обеспечения [3, с. 7].

В отраслевой науке нет единого мнения о принципах права социального обеспечения, хотя в литературе этот вопрос поднимается достаточно часто. К примеру, В.Ш.Шайхатдинов относит котраслевым принципам права социального обеспечения следующие:связь обеспечения, как правило, с трудом; обеспечение не только граждан, но и их семей; свободу приобретения гражданами своих прав и распоряжения ими; приоритет в обеспечении некоторых категорий граждан; зависимость уровня обеспечения от прожиточного минимума [11, с. 51].

Другие ученые выделяют такие принципы, как всеобщность социального обеспечения; предоставление социального обеспечения как работнику, бывшему работнику, их семьям и каждому как члену общества без какой-либо связи с трудовой деятельностью; установление уровня социального обеспечения, гарантирующего достойную жизнь человека; многообразие оснований и видов социального обеспечения; дифференциация (различие) условий и норм обеспечения в зависимости от ряда социально значимых обстоятельств (трудовой деятельности, местности, где выполнялась работа (служба) или живет человек, субъективных особенностей человека и его семьи, материального положения); участие общественных объединений, представляющих интересы граждан, в разработке, принятии и осуществлении решений по вопросам социального обеспечения и защиты их прав [4, с. 102–106; 6, с. 111–118].

Базовыми, основополагающими принципами следует признать принцип всеобщности социального обеспечения наряду с принципом дифференциации, ведь всеобщность не предполагает обычного уравнивания. При этом очень важен вопрос о том, насколько эти принципы реализуются через действующее законодательство. В нормативных правовых актах о социальном обеспечении встречаются положения, которые заставляют усомниться в возможности их реализации.

К примеру, соответствии со ст. 8 Федерального закона «Об обязательном пенсионном страховании в РФ» страховым риском (для целей указанного закона) признается утрата застрахованным лицом заработка (выплат, вознаграждений в пользу застрахованного лица) или другого дохода в связи с наступлением страхового случая – старости, инвалидности, потери кормильца [9]. Обязательным страховым обеспечением выступают трудовые пенсии, в том числе трудовая пенсия по инвалидности и по случаю потери кормильца. Обратим внимание на слово «обязательным». Между тем, согласно ст.8 Федерального закона «О трудовых пенсиях в РФ», в случае наступления инвалидности вследствие совершения застрахованным лицом умышленного уголовно наказуемого деяния или умышленного нанесения ущерба своему здоровью, которые установлены в судебном порядке, ему может быть назначена только социальная пенсия по инвалидности, которая будет меньшего размера, в первую очередь, из-за отсутствия переменного размера страховой части (рассчитываемого, кстати, на основе пенсионного капитала, заработанного гражданином) [8]. Названное положение весьма часто подвергается критике, и абсолютно обоснованно. В такой ситуации не приходится говорить ни о всеобщности, ни о дифференциации социального обеспечения, а термин «обязательное страховое возмещение» утрачивает свой смысл.

Сходным образом решен вопрос предоставления пособия по временной нетрудоспособности при ее наступлении вследствие указанных причин – в соответствии со ст.9 Федерального закона «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством» в назначении пособия вообще будет отказано [10].

В рассмотренных выше случаях обязательные социальные выплаты перестали быть таковыми из-за вины гражданина в наступлении социального риска. Отметим, что в науке права социального обеспечения высказывались суждения в поддержку подобных норм. Существует мнение, что если социально-рисковая ситуация – результат противоправного поведения человека, то государство должно оказывать ему лишь минимальную поддержку [5, с. 30].

Однако более корректной представляется точка зрения М.Л. Захарова и Э.Г. Тучковой, которые подобные правила называют абсурдными и безосновательными [4, с. 272–273]. Действительно, за совершение умышленного уголовно наказуемого деяния гражданин понесет ответственность в соответствии с уголовным законодательством, и нет никакого смысла наказывать его лишением заработанных социальных выплат.

Поэтому полагаю, что в рамках права социального обеспечения установления взаимосвязи социального риска как основания назначения пенсии, пособия, иной выплаты, и вины гражданина в наступлении социально-рисковой ситуации не должно быть, поскольку это препятствует реализации принципа всеобщности социального обеспечения. Право каждого на социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом, гарантируется ст. 39 Конституции РФ. Отметим – «право каждого», то есть вне зависимости от причин возникновения такой ситуации. В то же время появление этих норм заставляет задуматься о необходимости введения такого признака социального риска, как его независимость он наличия вины лица, оказавшегося в социально-рисковой ситуации.

Что касается реализации принципа дифференциации социального обеспечения, отметим следующее. Иногда в законодательстве недостаточно четко установлены те самые объективные критерии, от которых зависит социальное обеспечение. Так, относительно новым социальным риском признается малообеспеченность. Данный риск не является традиционным, поскольку в период существования СССР каждый был обязан заниматься той или иной общественно полезной деятельностью, обеспечивать свое материальное благополучие, а «трудоспособное лицо, которое уклоняется от общественно полезного труда, …, не может требовать обеспечения от общества, поскольку не участвовало в создании и приумножении национального богатства» [2, с. 7–8]. В настоящее время государство, признавшее себя социальным, принимает на себя социальные обязательства в связи с малообеспеченностью. Согласно Федеральному закону «О государственной социальной помощи» [7] ееполучателями могут быть малоимущие семьи, малоимущие одиноко проживающие граждане и иные категории граждан, которые по независящим от них причинам имеют среднедушевой доход ниже величины прожиточного минимума, установленного в соответствующем субъекте Российской Федерации. Что понимается под независящими причинами, из содержания названного закона неясно. Между тем в социальной сфере, как нигде, важно соблюдение того, чтобы обстоятельства, выступающие основаниями дифференциации, соответствовали и общеправовому принципу равенства. Именно поэтому полагаю, что перечень причин, которые, по мысли законодателя, являются «независимыми от человека», должны быть закреплены в нормативном правовом акте федерального уровня.

Сказанное свидетельствует о том, что, несмотря на теоретическую проработанность понятия отраслевых принципов права социального обеспечения, их перечня, вопрос их реализации остается достаточно острым. Закрепление условий и норм назначения пенсий, пособий, компенсационных и иных социальных выплат и предоставлений должно осуществляться с более четким соблюдением положений теории права социального обеспечения.

 

Библиографический список

  1. Алексеев С.С. Структура советского права. М.: Юридическая литература, 1975. 264 с.

  2. Андреев В.С. Социальное обеспечение в СССР. М.: Юридическая литература, 1971. 256 с.

  3. Бугров Л.Ю., Васильева Ю.В., Савостьянова В.Б. Юридические науки о классах принципов, действующих в области социального обеспечения // Юридическое образование и наука. 2004. №1.

  4. Захаров М.Л., Тучкова Э.Г. Право социального обеспечения России: учебник. М., 2004. 608 с.

  5. Мачульская Е.Е. Право социального обеспечения в условиях рыночной экономики: теория и практика правового регулирования: дис. … д-ра юрид. наук. М., 2000. 349 с.

  6. Мачульская Е.Е. Право социального обеспечения: учебник. М.: издательство Юрайт; ИД Юрайт, 2010. 582 с.

  7. О государственной социальной помощи:Федеральный закон от 17 июля 1999 г. №178-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1999. №29. Ст. 3699.

  8. О трудовых пенсиях в РФ: Федеральный закон от 17 декабря 2001г. №173-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2001. №52. Ст. 1920.

  9. Об обязательном пенсионном страховании в РФ: Федеральный закон от 15 декабря 2001г. №167-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2001. №51. Ст. 4832.

  10. Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством: Федеральный закон от 29 декабря 2006 г. №255-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2007. №1 (1 ч.). Ст. 18.

  11. Право социального обеспечения: учебник для бакалавров / под ред. В.Ш. Шайхатдинова. М.: издательство Юрайт, 2013. 654 с.

  12. Федорова М.Ю. Теоретические проблемы правового регулирования социального страхования: монография. Омск, 2003. 382 с.

 

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.