УДК 349.22

ТРУДОВЫЕ СПОРЫ И КОНФЛИКТЫ ИНТЕРЕСОВ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Н.И. Гонцов

Кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры трудового права и социального обеспечения
Пермский государственный национальный исследовательский университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Аннотация: Исследуется проблема соотношения трудовых споров и конфликтов интересов в законодательстве Российской Федерации. Отмечается, что трудовые споры как научное юридическое понятие и явление правовой действительности всегда находились и находятся в центре внимания специалистов трудового права и они достаточно хорошо изучены с точки зрения определений, классификаций, способов разрешения и т.п. Конфликты интересов – относительно новая правовая категория и первоначально была закреплена в законодательстве о государственной гражданской службе, а затем и в других актах, регулирующих различного рода службу, в связи с чем она недостаточно исследовалась учеными-трудовиками.

В 2010 г. В Трудовой кодекс была введена ст. 3491, посвященная установлению особенностей регулирования труда работников государственных корпораций, государственных компаний, в которой фигурируют конфликты интересов. Поэтому данное понятие непосредственно вошло в предмет трудового права и заслуживает изучения. В связи с этим анализируются общие черты, свойственные трудовым спорам и конфликтам интересов, их различие по субъектному составу, содержанию, способам разрешения и др. В заключении делается вывод о возможности объединения трудовых споров и конфликтов интересов в едином общем понятии – трудовые конфликты, с подразделением их на трудовые споры и конфликты интересов с соответствующими определениями и классификациями. Предлагается внести определенные изменения и дополнения в Трудовой кодекс Российской Федерации.


 Ключевые слова: трудовые споры; конфликты интересов; соотношение трудовых споров и конфликтов интересов: общие черты, особенности, взаимодействие

 

Обозначенная тема работы охватывает широкий круг проблем, так как связана с соответствующими понятиями, классификациями, способами разрешения трудовых споров и конфликтов интересов и т.п. Все это невозможно рассмотреть в рамках одной статьи, поэтому задачей данного исследования является попытка проанализировать соотношение трудовых споров и конфликтов интересов, что предполагает выявление их общих черт, особенностей и характера взаимодействия.

Трудовые споры – явление и понятие в трудовом праве давно известное и изучаемое многими авторами в различных аспектах [15]. Термин «конфликты интересов» как специальная юридическая категория, закрепленная в нормативных правовых актах, появился относительно недавно и, прежде всего, в законодательстве, регулирующем прохождение различного рода службы.

Закон о государственной гражданской службе в ст. 19 содержит легальное определение понятия конфликта интересов – это «ситуация, при которой личная заинтересованность гражданского служащего влияет или может повлиять на объективное исполнение им должностных обязанностей и при которой возникает или может возникнуть противоречие между личной заинтересованностью гражданского служащего и законными интересами граждан, организаций, общества, субъекта Российской федерации или Российской федерации, способное привести к причинению вреда этим законным интересам организаций, общества, субъекта Российской Федерации или Российской Федерации» [6].

В этой же статье закона закрепляется, что под личной заинтересованностью гражданского служащего в данном случае понимается возможность получение доходов (неосновательного обогащения) в денежной либо натуральной форме как им непосредственно, так и членами его семьи, а также гражданами или организациями, с которыми гражданский служащий связан финансовыми или иными обязательствами. Аналогичные по смыслу нормы были закреплены и в законе о муниципальной службе [7].

Несколько иное, уточненное понятие конфликта интересов сформулировано в ст. 10 закона о противодействии коррупции, в котором «под конфликтом интересов на государственной или муниципальной службе … понимается ситуация, при которой личная заинтересованность (прямая или косвенная) государственного или муниципального служащего влияет или может повлиять на надлежащее исполнение им должностных (служебных) обязанностей и при которой возникает или может возникнуть противоречие между личной заинтересованностью государственного или муниципального служащего и правами и законными интересами граждан, организаций, общества или государства, способное привести к причинению вреда правам и законным интересам граждан, организаций, общества или государства.

Под личной заинтересованностью государственного или муниципального служащего, которая влияет или может повлиять на надлежащее выполнение им должностных (служебных) обязанностей, понимается возможность получения государственным или муниципальным служащим при исполнении должностных (служебных) обязанностей доходов в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц [8].

Последнее определение является более общим и широким по сравнению с тем, что содержится в законе о государственной гражданской службе, так как личная заинтересованность понимается как прямая, так и косвенная, не делается разграничение между интересами Российской Федерации и ее субъектов, а говорится о государстве в целом. В комментариях к указанным законам подчеркивается, что в законе о противодействии коррупции «… не разделяются интересы Российской Федерации и ее субъектов, которым может быть нанесен вред в результате личной заинтересованности служащего» [5].

В специальной литературе отмечается, что «конфликт интересов» – это противоречие между частным и публичным, между личными интересами служащего и интересами государственной и муниципальной службы, предназначение которой – служить обществу и государству. Противоречие не только уже сложившееся, но и потенциальное, которое может привести к причинению вреда публичным интересам» [13, с. 177].

Еще одно важное понятие, связанное с конфликтом интересов, – это личная заинтересованность служащего в получении каких-либо ценностей или услуг материального характера. Поэтому «…ситуация может быть квалифицирована как «конфликт интересов» только при наличии у государственного или муниципального служащего материальной заинтересованности. Заинтересованность, не имеющая материального свойства, в основу квалификации ситуации в качестве конфликта интересов положена быть не может» [3, с. 295].

Специалисты справедливо пишут, что личная заинтересованность государственного или муниципального служащего «… имеет две характерные особенности:

– материальное свойство;

– направленность (как на государственного или муниципального служащего, так и на третьих лиц)» [3, с. 296].

Федеральным законом «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции», принятого Государственной Думой 2 ноября 2011 г., были внесены изменения и дополнения во многие акты, регулирующие порядок прохождения разного рода службы, в частности, в законы «О прокуратуре Российской Федерации», «О службе в таможенных органах Российской Федерации», «О государственной гражданской службе», «О воинской обязанности и военной службе», «О Следственном комитете Российской Федерации» и другие [9]. Смысл указанных изменений касается дисциплинарной ответственности за совершение так называемых коррупционных правонарушений, к которым, в частности, относится непринятие сотрудником указанных органов мер по предотвращению и (или) урегулированию конфликта интересов, стороной которого он является. В этом случае могут применяться меры дисциплинарных взысканий, предусмотренные указанными актами, но введено и новое основание увольнения, как меры дисциплинарного наказания – увольнение в связи с утратой доверия. Все это свидетельствует о расширении сферы действия конфликтов интересов и об усилении ответственности, связанной с ними.

Анализ приведенных законов позволяет сделать вывод о том, что конфликты интересов присущи сфере служебных отношений и могут возникнуть в связи с прохождением той или иной службы. И если исходить из того, что служебные отношения не являются предметом регулирования трудового законодательства (а такая позиция высказана в юридической литературе), то изучение конфликтов интересов не входит в круг задач науки трудового права. Но по вопросу о вхождении либо не вхождении служебных отношений в предмет трудового права высказана и иная точка зрения, согласно которой эти отношения регулируются трудовым законодательством, но с особенностями, установленными соответствующими актами. Это мнение опирается, прежде всего, на ст. 11 Трудового кодекса РФ и соответствующие нормы отдельных законов, например, закона о прокуратуре, о муниципальной службе и др. При таком подходе конфликты интересов должны быть в области внимания ученых-трудовиков, но в специальной юридической литературе о них практически ничего не говорится. В данной работе нет возможности анализировать дискуссию о включении или не включении служебных отношений в предмет трудового права, но две основные позиции по этому поводу обозначены и, на наш взгляд, наиболее обоснованной является вторая.

В подтверждение этого можно сослаться на мнение известного специалиста Л.Ю. Буг­рова. Он, анализируя данный вопрос в его конкретном преломлении соотношения трудовых договоров и иных договоров о труде (службе), приходит к выводу, что договоры (контракты) о труде (службе) с государственными гражданскими служащими, муниципальными служащими и другими являются особыми классами трудовых договоров [1, с. 143]. Из этого однозначно следует вывод о том, что прохождение государственной или муниципальной службы регламентируется трудовым законодательством с соответствующими особенностями, а значит, эта сфера является составной частью предмета трудового права.

Если бы действие конфликтов интересов ограничивалось исключительно областью служебных отношений, которая как отмечалось, по-разному трактуется учеными с точки зрения отнесения ее к предмету трудового права, то было бы как-то объяснимо недостаточное внимание к данной проблеме среди специалистов трудового права. Но Федеральным законом, принятым Государственной Думой 21 декабря 2010 г. в Трудовой кодекс РФ была введена ст. 3491, посвященная установлению особенностей регулирования труда работников государственных корпораций, государственных компаний [10]. В их числе говорится и о конфликте интересов работника государственной корпорации или государственной компании, под которым понимается ситуация, когда личная заинтересованность этого работника влияет или может повлиять на надлежащее исполнение им трудовых обязанностей и при которой возникает или может возникнуть противоречие между личной заинтересованностью работника государственной корпорации или государственной компании и правами и законными интересами государственной корпорации или государственной компании, работником которой он является, способная привести к причинению вреда имуществу и (или) деловой репутации этой организации.

Под личной заинтересованностью работника государственной корпорации или государственной компании, которая влияет или может повлиять на надлежащее исполнение им трудовых обязанностей, понимается возможность получения работником государственной корпорации или государственной компании в связи с исполнением трудовых обязанностей доходов в виде денег, ценностей, иного имущества, в том числе имущественных прав, или услуг имущественного характера для себя или для третьих лиц.

Давая сравнительный анализ понятиям конфликта интересов и личной заинтересованности, закрепленных в Трудовом кодексе и законодательстве о государственной и муниципальной службе, можно сделать вывод о том, что они по сути своей тождественны и отличаются друг от друга двумя основными параметрами: кругом субъектов и отношениями, которым может быть причинен вред. Если по законодательству о службе конфликт интересов касается государственного или муниципального служащего и связан с причинением вреда гражданам, организациям, обществу или государству, то по Трудовому кодексу конфликт интересов возникает или может возникнуть у отдельных категорий работников – а именно, работников государственных корпораций или государственных компаний и вред этим конфликтом может быть причинен имуществу и (или) деловой репутации этой организации.

Федеральным законом от 3 декабря 2012 г. №231-ФЗ в Трудовой кодекс введена ст. 3492, определяющая особенности регулирования труда работников Пенсионного фонда Российской Федерации, Фонда социального страхования Российской Федерации и иных организаций. Указанная норма прямо не говорит о конфликтах интересов данных работников, она носит отсылочный характер и устанавливает для них те ограничения, запреты и обязанности, которые содержатся в Федеральном законе от 25 декабря 2008 года №273-ФЗ «О противодействие коррупции» и в других федеральных законах в целях противодействия коррупции [11]. Из этого можно сделать вывод о том, что на данные категории работников распространяются правила, связанные с конфликтами интересов.

Анализ приведенных изменений и дополнений, внесенных в Трудовой кодекс Российской Федерации, свидетельствует о том, что конфликты интересов как особое юридическое понятие и явление не ограничиваются в настоящее время сферой только служебных отношений, (даже если и считать, что они находятся вне предмета трудового права), а относятся и к отношениям трудовым, так как приведенные нормы о конфликтах интересов внесены в Трудовой кодекс, действуют они в отношении работников, связаны с исполнением ими трудовых обязанностей (подчеркнуто автором. Н.Г.), что бесспорно свидетельствует о введение отношений, связанных с конфликтами интересов, в предмет трудового права и в целом с расширением сферы действия данных конфликтов.

В связи с этим возникает множество вопросов, которые даже сформулировать, очевидно, с достаточной полнотой пока невозможно, не говоря о том, чтобы дать на них исчерпывающие ответы. Но тем не менее проблема поставлена и требует изучения. В данной работе обратимся только к исследованию соотношения трудовых споров и конфликтов интересов, что требует определения их общих признаков, особенностей, характера взаимодействия и, возможно, объединения в каком-то едином общем понятии.

Общие черты у трудовых споров и конфликтов интересов имеются, но, на наш взгляд, их немного и к ним относятся следующие:

  • и те, и другие представляют собой особые юридические категории и имеют легальные определения в соответствующих актах. Определение конфликта интересов приводилось выше, трудовые споры определены в Трудовом кодексе: индивидуальные – в ст. 381, коллективные – в ст. 398;

  • это – явления реальной действительности, существующие в сфере трудовых и служебных отношений, если последние выделять особо;

  • оба явления связаны с конфликтными ситуациями в самом широком смысле этого слова, тем более что трудовые споры когда-то и в законе именовались конфликтами, а в литературе и сейчас могут иметь такое наименование.

Очевидно, имеются и иные общие признаки у трудовых споров и конфликтов интересов, но, как видно, они носят самый общий характер.

Особенности у рассматриваемых понятий более многочисленны и конкретны.

Различие по субъектному составу. Субъектами трудовых споров в самом общем виде выступают работники и работодатель. Здесь необходимо внести уточнение применительно к индивидуальным и коллективным спорам. Субъектом индивидуального спора может быть работник, а также потенциальный работник (по спорам о трудоустройстве) и лицо, которое уже не является работником (по спорам о восстановлении на работе) и работодатель – ст. 381 ТК РФ.

Важно подчеркнуть, что субъектами разногласий в данном случае могут быть любые категории работников. В коллективных спорах сторонами выступают работники и работодатель (работодатели). Так как конфликты интересов носят индивидуальный характер, то в дальнейшем их сравнение будет приводиться только с индивидуальными трудовыми спорами, исключив коллективные.

При конфликте интересов на одной стороне находится лицо, имеющее личную материальную заинтересованность, а на другой – лицо, которому может быть причинен вред. Если это общее положение конкретизировать, то в сфере служебных отношений лицо с личной заинтересованностью – это государственный или муниципальный служащий, а тот, кому он может причинить вред – граждане, организации, общество или государство. Таким образом, можно сказать, что на одной стороне конфликта интересов в служебных отношениях находится государственный или муниципальный служащий, а на другой – лица, которые могут выступать по отношению к нему в качестве работодателя, например, для государственного служащего государство является работодателем в лице определенного нанимателя, но это могут быть и иные лица, не являющиеся его работодателем – например, любые граждане, которым может быть причинен вред служащим.

При конфликте интересов с точки зрения Трудового кодекса на одной стороне находится работник государственной корпорации или государственной компании с материальной личной заинтересованностью, а на другой – эта организация, т.е. его работодатель, которой может быть причинен вред.

Резюмируя сказанное, получаем вывод: в трудовых спорах сторонами являются любые категории работников (и некоторые иные лица) и работодатель, а в конфликте интересов – отдельные категории работников (если к таковым относить и государственных или муниципальных служащих), либо государственные и муниципальные служащие и отдельные категории работников и работодатель или иные лица, которым может быть причинен вред.

По содержанию трудовые споры и конфликты интересов отличаются следующим. Трудовые споры с точки зрения содержания (или предмета) спора делятся на два вида: споры по применению трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, коллективного договора, соглашения, локального нормативного акта, трудового договора (в литературе их называют споры о праве) и споры об установлении или изменении индивидуальных условий труда (споры об интересе). Содержанием конфликта интересов выступает материальный интерес государственного, муниципального служащего, отдельных категорий работников, который может вступить в противоречие с интересами соответствующего субъекта и принести ему вред.

При сравнении указанных положений прежде всего напрашивается сопоставление трудовых споров об интересе и конфликтов интересов. На первый взгляд можно усмотреть сходство между ними хотя бы терминологическое, так как в обоих случаях фигурируют интересы. Но в действительности речь идет о совершенно разных явлениях и различном понимании интереса. При трудовом споре сталкиваются интересы работника и работодателя по поводу установления или изменения условий труда (оплаты труда, режима работы, социальных льгот и т.п.). Необходимо подчеркнуть, что в данном случае интересы обеих сторон не нарушают норм права, поэтому они правомерны по своей природе.

При конфликте интересов имеется в виду не различие интересов в связи с условиями труда (службы), а противопоставление интересов работника и работодателя (или иного лица), при котором работник хочет получить материальную выгоду, что приведет к определенному вреду у другого субъекта. Эта выгода связана с трудовыми (служебными) обязанностями работника (служащего), а значит они будут исполняться ненадлежащим образом, поэтому интерес работника в данному случае будет носить противоправный характер. Из сказанного следует, что трудовые споры об интересе и конфликты интересов по своему содержанию не совпадают.

Трудовые споры о праве касаются вопросов, которые имеют правовую регламентацию – урегулированы кодексом, подзаконным актом и т.п. И если эта регламентация не выполняется, нарушается, то это может привести к трудовому спору. Поэтому в специальной литературе справедливо пишется о том, трудовой спор такого рода, как правило, связан с нарушением со стороны работодателя каких-либо прав работников, установленных в указанных выше актах. В.Н. Толкунова отмечает, что «в таких спорах защищается и восстанавливается нарушенное право работника…» [14, c. 12].

Содержанием конфликта интересов, как говорилось, является противоправный интерес работника (служащего). Этот интерес влияет или может повлиять на надлежащее исполнение им своих трудовых (служебных) обязанностей, т.е. может привести к нарушению трудового законодательства и иных актов. Но в данном случае нарушение не со стороны работодателя, а со стороны работника (служащего). Это, в свою очередь, может привести к привлечению работника (служащего) к дисциплинарной ответственности (в частности, к увольнению за утрату доверия). Данные действия могут быть обжалованы работником (служащим) в соответствующем порядке, что уже приведет к трудовому (служебному) спору о праве. Таким образом, трудовые споры о праве и конфликты интересов по своему содержанию принципиально различны, но конфликт интересов может вызвать трудовой спор о праве.

С точки зрения классификации трудовых споров и конфликтов интересов можно отметить следующее.

Вопрос о видах трудовых споров подробно исследован в юридической литературе, поэтому отметим лишь наиболее распространенные из них, не вдаваясь в их подробное объяснение.

Практически все авторы выделяют три главных основания классификации трудовых споров: 1) по субъектам; 2) по содержанию; 3) по виду спорного правоотношения [14, c. 11].

В связи с этим трудовые споры делятся:

  • по субъектам: на индивидуальные и коллективные;

  • по содержанию: споры о праве и споры об интересе;

  • по правоотношениям: на споры, возникающие из трудовых отношений, и на споры, возникающие из иных, непосредственно связанных с трудовыми, отношений.

В.В. Федин считает, что трудовые споры можно классифицировать по следующим основаниям:

  • характеру спора;

  • спорящему субъекту;

  • системе отрасли трудового права;

  • виду спорного правоотношения [16, c. 43].

В литературе определяют и иные основания для классификации трудовых споров. И.Я. Киселев по порядку разрешения трудовых споров выделял споры, рассматриваемые в юрисдикционном порядке (с помощью юрисдикционных органов – КТС, суд) – для разрешения индивидуальных юридических споров (исковых споров) и примирительный (или третейский) – для рассмотрения коллективных экономических споров. И.Я. Киселев считал, что вопрос о том, как должны разрешаться индивидуальные экономические споры и коллективные юридические конфликты в действующем законодательстве не урегулирован [4, с. 273].

Н.И. Гонцов считает, что с точки зрения способов разрешения трудовых споров можно выделить споры, разрешаемые в общем порядке и споры, рассматриваемые в особом порядке. Общий способ означает, что индивидуальный трудовой спор рассматривается комиссией по трудовым спорам и судом. Особый действует в отношении отдельных категорий работников и включает в себя суд и иной орган по разрешению спора – например, это касается работников прокуратуры, судей и др. [2, c. 133]

По характеру заявленных требований есть споры: 1) с материальным содержанием (все споры, касающиеся разного рода выплат); 2) без материальных требований (например, споры, связанные со снятием дисциплинарного взыскания); 3) смешанные, когда присутствует материальный и нематериальный интерес (например, споры о восстановлении на работе и оплате вынужденного прогула).

Конфликты интересов, на наш взгляд, можно классифицировать по следующим основаниям:

1) по источникам, регламентирующим конфликты интересов: конфликты, закрепленные в Трудовом кодексе РФ и конфликты, определенные в иных актах;

2) по кругу субъектов: конфликты интересов государственных служащих; конфликты интересов муниципальных служащих; конфликты интересов отдельных категорий работников;

3) по последствиям (кому причинен вред): вред, причиненный своему работодателю; вред, причиненный иным лицам;

4) по направленности личной заинтересованности: для себя лично или для третьих лиц (но, очевидно, если личная заинтересованность касается третьих лиц, она все равно распространяется и персонально на государственного или муниципального служащего или работника).

Отличие по родовидовым признакам, определяющим трудовые споры и конфликты интересов.

В качестве родового, более общего, понятия применительно к трудовым спорам законодатель использует термин «разногласия», а к конфликтам интересов – «противоречие».

Разногласие понимается как несходство, несогласованность во мнениях, оценках, интересах и т.п., а противоречие – как мысль, поступок, исключающий другое, несовместимое с ним. Но противоречие можно толковать и как несогласованность мнений, поступков и т.п., а разногласие – как определенное противоречие. Поэтому, на наш взгляд, принципиальных различий между терминами «разногласие» и «противоречие» нет.

Видовые характеристики, обусловливающие специфику трудовых споров и конфликтов интересов связаны с их субъектами, содержанием, способами урегулирования, о чем уже шла речь и будет идти в последующем.

Органы, рассматривающие трудовые споры и конфликты интересов, существенно отличаются друг от друга.

Индивидуальные трудовые споры, по общему правилу, разрешаются комиссией по трудовым спорам и судом. Для отдельных категорий работников федеральным законом могут быть установлены особенности в урегулировании трудовых споров. Они состоят обычно в том, что суд всегда остается в числе органов по рассмотрению споров, но вместо КТС появляется иной орган. Например, по закону о прокуратуре прокурорский работник в случае возникновения спора вправе обратиться в вышестоящий орган и (или) в суд.

Конфликты интересов в соответствии с законом о государственной гражданской службе рассматриваются особой комиссией по соблюдению требований к служебному поведению гражданских служащих и урегулированию конфликтов интересов (комиссия по урегулированию конфликтов интересов). Исходные положения по этой комиссии закреплены в указанном законе. В ее состав включаются представитель нанимателя, сотрудники подразделений по вопросам государственной службы, кадров, юридического подразделения и подразделения, в котором трудится служащий, являющийся стороной конфликта, и др. Важной особенностью этой комиссии является то, что в нее входят так называемые независимые эксперты – представители научных, образовательных и других организаций, которые должны составлять не менее одной четвертой от общего числа членов комиссии. Более подробно вопросы организации и деятельности указанной комиссии применительно к федеральным государственным служащим регламентированы в соответствующем Положении, утвержденном Указом Президента РФ от 1 июля 2010 г. [12].

По процедуре рассмотрения трудовых споров и конфликтов интересов необходимо отметить, что порядок разрешения трудовых споров установлен Трудовым кодексом РФ и Гражданско-процессуальным кодексом РФ, а конфликтов интересов – законодательством о службе.

Таким образом, с позиций системы органов и порядка урегулирования трудовых споров и конфликтов интересов необходимо констатировать их существенное отличие друг от друга.

Подводя общий итог по вопросу определения особенностей трудовых споров и конфликтов интересов следует сказать, что они различаются между собой по всем основным характеристикам – субъектному составу, содержанию, способам разрешения и т.п. Поэтому они представляют собой разные правовые категории и явления правовой действительности. Этот вывод очевиден и вытекает из всего проведенного выше анализа.

В связи с поставленными в настоящей работе задачами необходимо сформулировать еще один вопрос и попытаться дать на него ответ: возможно ли объединить трудовые споры и конфликты интересов в едином понятии и какой это может иметь смысл?

Начнем с последнего – со смысла такого объединения. Обозначенная проблема связана с более широкой – соотношением единства и дифференциации в трудовом праве, выходящей, на философском уровне обощения, на взаимодействие всеобщего, особенного и единичного. Интересные соображения на этот счет сформулированы Л.Ю. Бугровым [1, c. 166–169]. Задача любой науки состоит, с одной стороны, в том, чтобы выделять какие-либо явления из массы других, определяя их специфические признаки, а с другой – объединять однородные явления в соответствующие виды (классы), выводя для этого более широкие категории, позволяющие сделать такое объединение. Все это позволяет классифицировать соответствующие явления, систематизировать их, что дает возможность вести их изучение не хаотично, а последовательно, по определенной логике. Это свидетельствует о формировании научного подхода к исследуемым явлениям, о становлении науки. Поэтому с научной, теоретической точки зрения, попытка объединить трудовые споры и конфликты интересов в одно понятие является вполне обоснованной.

Решение данного вопроса весьма проблематично и может иметь различные варианты. Предложим один из них, далеко не бесспорный.

В качестве единого обобщающего понятия по отношению к трудовым спорам и конфликтам интересов можно использовать термин «трудовые конфликты», понимая под ним любые разногласия и противоречия, которые возникают или могут возникнуть между работником (служащим) и работодателем или иным субъектом в связи с исполнением им трудовых (служебных) обязанностей, способные привести к причинению вреда любого рода. (В скобках заметмм, что термин «трудовые конфликты» использовался ранее в законодательстве, затем был заменен на «трудовые споры» и многие авторы считают это обоснованным, ссылаясь на то, что с философских позиций конфликт означает острое, иногда неразрешимое противоречие, что не характерно для трудовых споров. Думаем, что различные суждения по поводу понятий «спор» и «конфликт» носят во многом терминологический характер, так как едва ли с достаточной четкостью можно провести между ними строгое разграничение.

Трудовые конфликты делятся на два вида – трудовые споры и конфликты интересов. Как отмечалось, имеются легальные определения этих понятий, они, конечно, нуждаются в корректировке, но в данный момент на этой проблеме не останавливаемся.

Далее, трудовые споры подразделяются на индивидуальные и коллективные, индивидуальные – на споры о праве и споры об интересе, а коллективные – возникающие на локальном уровне и на иных уровнях социального партнерства (отметим, что, по Российскому законодательству, коллективные трудовые споры также могут быть спорами о праве и спорами об интересе, но это, опять же, отдельный вопрос).

Конфликты интересов можно разделить на три разновидности – конфликты государственных служащих, муниципальных служащих и конфликты отдельных категорий работников.

Если перевести эти теоретические суждения на практический уровень, то можно предложить следующие изменения в законодательстве. В разделе XIII Трудового кодекса РФ выделить главу, посвященную трудовым конфликтам, в которой сформулировать их понятие и дать классификацию (в варианте, предложенном выше или ином). Далее будут следовать существующие главы, касающиеся индивидуальных и коллективных трудовых споров, а затем необходимо ввести еще одну главу, посвященную конфликтам интересов. Полагаем, она должна быть относительно небольшой и содержать основные характеристики конфликта интересов – его понятие, определение личной заинтересованности, круг субъектов, порядок урегулирования (хотя бы в отсылочной форме). Указанные изменения в кодексе по объему будут носить минимальный характер, подробно эти вопросы будут решаться в отдельных актах.

Все приведенные положения, безусловно, носят дискуссионный характер и нуждаются в дальнейшем обсуждении и уточнении.

 

Библиографический список

  1. Бугров Л. Трудовой договор в России и за рубежом. Пермь: Перм. гос. нац. исслед. ун-т., 2013. 642 с.

  2. Гонцов Н.И. Способы разрешения трудовых споров в Российской Федерации. Вестник Пермского ун-та. Сер.: Юрид. науки. 2010. Вып. 1(7).

  3. Государственная и муниципальная служба / под ред. В.И. Петрова. М.: Юрайт, 2013. 365 с.

  4. Киселев И.Я. Трудовое право России и зарубежных стран. М.: Эксмо, 2005. 608 с.

  5. Нечаева Т.В., Кирилин А.В. Комментарий к Федеральному закону от 27 июля 2004 г. №79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации». Доступ из справ.-правовой системы «Консультант­Плюс».

  6. О государственной гражданской службе Российской Федерации. Федеральный закон Российской Федерации от 27 июля 2004 г. №79-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2004. №31. Ст. 3215.

  7. О муниципальной службе в Российской Федерации. Федеральный закон Российской Федерации от 2 марта 2007 г. №25-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2007. №10. Ст. 1152.

  8. О противодействии коррупции. Федеральный закон Российской Федерации от 25 декабря 2008 г., №273–ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2008. №52 (ч. 1). Ст. 6228.

  9. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции. Федеральный закон Российской Федерации от 21 ноября 2011 г. №329-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2011. №48. Ст. 6730.

  10. О внесении изменений в Федеральный закон «О некоммерческих организациях» и отдельные законодательные акты Российской Федерации. Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. №437-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2011. №1. Ст. 49.

  11. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности и иных лиц их доходам». Федеральный закон Российской Федерации от 3 декабря 2012 г. №231-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2012. (Ч. 4). Ст. 6954.

  12. Положение о комиссиях по соблюдению требований к служебному поведению федеральных государственных служащих и урегулированию конфликтов интересов. Утв. Указом Президента РФ от 1 июля 2010 г. №821 // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2010. №27. Ст. 3446.

  13. Право государственной и муниципальной службы /под ред. А.В .Гусева, А.Н. Митина, В.Ш. Шайхатдинова. Екатеринбург: Издательство Уральской юридической академии, 2011.

  14. Толкунова В.Н. Справочник судьи и адвоката по трудовым делам. М.: Проспект, 2004. 288 с.

  15. Трудовые споры / под ред. В.А. Са­фонова, Е.Б .Хохлова. М.: Проспект, 2013.

  16. Федин В.В. Трудовые споры: теория и практика. М.: Юрайт, 2013. 528 с.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.