УДК 349.2

К ВОПРОСУ О НАЗНАЧЕНИИ МЕТОДОЛОГИИ НАУКИ ТРУДОВОГО ПРАВА

С.В. Вишновецкая

Кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры гражданского права и процесса
Национальный авиационный университет
03680, Украина, г. Киев, просп. Космонавта Комарова, 1
Е-mail: vyshnsv@ukr.net

Аннотация: Рассматриваются уровни методологии для определения назначения методологии науки трудового права. В частности, анализируются конкретно-научный и специально-научный уровни методологии. Обосновывается, что специально-научный уровень применяется для изучения отдельных свойств объекта в пределах конкретной науки, который фактически и определяет границы исследования конкретной науки. Для трудового права базовыми, основными объектами специально-научного исследования являются, прежде всего, наемный труд и трудовой договор. Сделан вывод, что каждый уровень методологических исследований имеет свою вполне специфическую функцию, свое целевое назначение. Философский уровень методологии определяет только наиболее общую стратегию научного познания, является предельно общим мировоззренческим и гносеологическим обоснованием познавательной деятельности. Другие методологические уровни имеют свои самостоятельные методологические задачи, не подменяющие и не устраняющие философскую проблематику. При этом успешное развитие методологии отдельной науки, ее продуктивность в значительной мере зависят от тех философских оснований, на которые она опирается. Обращается внимание на то, что иногда конкретно-научный уровень методологии обозначают термином «частнонаучный». Обосновывается, что более приемлемым является применение термина «конкретно-научный уровень методологии» исходя из соотношения философских категорий «общее», «особенное» и «конкретное». Доказывается наличие особенностей методологии науки трудового права. В качестве таковых рассматривается своеобразное сочетание и взаимодействие таких ее структурных компонентов, как система методов исследования, методологические подходы, принципы, методика и техника познавательной деятельности, а также теоретико-мировоззренческий компонент. Обосновывается, что назначением методологии науки трудового права должно стать использование различных методологических подходов для всестороннего изучения трудоправовых явлений, определение и комбинирование надлежащих методов познания для исследования той или иной проблемы теории трудового права.


 Ключевые слова: методология науки трудового права; уровни методологии; конкретно-научный уровень методологии; структурные компоненты методологии науки трудового права; назначение методологии науки трудового права

 

В связи с дискуссиями по поводу содержательной характеристики методологии, ее функций, структуры и уровней и, соответственно, возможности выделения методологии отдельной науки, возникает необходимость определения особенностей методологии науки трудового права и ее назначения.

Для определения назначения методологии науки трудового права необходимо рассмотреть уровни методологии. Согласно рекомендациям международной научно-теоретической конференции «Проблемы методологии современного правоведения», любые правовые явления могут быть познаны на следующих методологических уровнях: философском (мировоззренческом), общенаучном, специально-научном юридической науки и специально-научном неюридических наук, используемых в правоведении (экономика, политология, социология, психология, математика, кибернетика и т.п. [9, с. 150–154].

Украинские ученые-теоретики С.Д. Гусарев и А.Д. Тихомиров считают, что структурно методология правоведения имеет несколько уровней: мировоззренческий, определяющий основные направления и общие принципы познания в целом; общенаучный (междисциплинарный), используемый при познании особой группы однотипных объектов; конкретно-научный, используемый в процессе познания специфики отдельного объекта группой наук; специально-научный – присущий изучению отдельных свойств объекта в пределах конкретной науки; уровень процедур и методик – присущий конкретному научному исследованию того или иного свойства объекта [5, с. 69].

Таким образом, конкретно-научный уровень методологии используется в процессе познания отдельного объекта группой наук. В то же время некоторыми авторами указывается, что конкретно-научная методология – это совокупность идей или специфических методов определенной науки, которые являются основой для решения конкретной исследовательской проблемы; это научные концепции, на которые опирается данный исследователь [15, с. 63].

По нашему мнению, такое определение является некорректным. Во-первых, в нем отождествляется совокупность идей со специфическими методами определенной науки. Во-вторых, они признаются основой для конкретной исследовательской проблемы, а, с нашей точки зрения, основой для решения любой исследовательской проблемы является философский компонент методологии, на котором основывается мировоззренческая позиция исследователя. В-третьих, конкретно-научная методология не может быть сведена и к научным концепциям, на которые опирается исследователь.

Иногда конкретно-научный уровень методологии отождествляют с ее специально-научным уровнем. В частности, указывают, что конкретно-научная методология – это совокупность научных подходов, методов и процедур интерпретации и применения общих (философских) законов и категорий, а также общенаучных методов в определенной отрасли знаний [1, с. 157], то есть конкретно-научная методология – это комплекс методов, применяемых в конкретной отрасли знаний для познания присущего только ей объекта исследования. В то же время принято считать, что специально-научный уровень применяется для изучения отдельных свойств объекта в пределах конкретной науки, который, фактически и определяет границы исследования конкретной науки. Для трудового права базовыми, основными объектами специально-научного исследования являются, прежде всего, наемный труд и трудовой договор.

Становится очевидным, что каждый уровень методологических исследований имеет свою вполне специфическую функцию, свое целевое назначение. Полагаем, что философия не может решить всех методологических проблем. Философский уровень методологии определяет только наиболее общую стратегию научного познания, является предельно общим мировоззренческим и гносеологическим обоснованием познавательной деятельности. Другие методологические уровни имеют свои самостоятельные методологические задачи, не подменяющие и не устраняющие философскую проблематику. При этом успешное развитие методологии как отдельной науки, ее продуктивность в значительной мере зависят от тех философских оснований, на которые она опирается.

Иногда конкретно-научный уровень методологии обозначают термином «частнонаучный». Полагаем, что более приемлемым является применение термина «конкретно-научный уровень методологии» исходя из соотношения философских категорий «общее», «особенное» и «конкретное». К тому же, «конкретный» означает «предметно выраженный» [12, с. 349]. Соответственно, особенности методологии конкретной науки определяются предметом ее исследования. Использование же термина «частнонаучный» (хотя он и применяется в значении уровня методологии отдельных наук) несколько искажает его сущность.

Уже сама постановка проблемы свидетельствует о том, что мы не рассматриваем методологию науки трудового права как нечто автономное и изолированное. Несомненно, она основывается на общенаучной методологии, использует общенаучный методологический инструментарий. Но поскольку мы методологию науки не сводим лишь к системе методов научного познания, а значительную роль отводим ее теоретико-мировоззренческому компоненту, то логично предположить, что методология науки трудового права имеет свои особенности. Прежде всего, эти особенности обусловлены спецификой предмета науки трудового права. Наемный труд как объект правового регулирования наделен своеобразием, что сказывается и на всей сфере трудоправовых явлений. Трудовые правоотношения возникают по поводу применения способности к труду как совокупности интеллектуальных и волевых качеств на основе трудового договора. Кроме того, его исследование только с помощью средств трудового права как юридической науки будет неполным. Необходимо применение также средств социологии труда, экономики труда, психологии труда и других наук, что, собственно, позволяет конкретно-научный уровень. При этом наличие отношений, связанных с применением труда, которые не входят в предмет трудового права, обостряет проблему определения сферы его действия, на что профессор Л.Ю. Бугров обращал внимание еще в 1992 г. [4, с. 21]. Ведь среди юридических наук наука трудового права выделяется особым предметом исследования, обусловливающим применение и особого метода правового регулирования. В частности, публично-правовые элементы, присущие трудовому праву, не предусматривают устранения государства от процессов правового регулирования трудовых отношений, а, наоборот, предусматривают централизованную регламентацию отношений с целью четкого установления прав «более слабой» стороны и гарантий их соблюдения. Одновременно для трудового права характерна регламентация отношений с учетом конкретных условий производства путем разработки актов локального регулирования. Спецификой правового регулирования трудовых отношений является наличие среди его источников такого нормативного правового акта как коллективный договор, одновременно имеющий и договорную природу. Более того, источником трудового права признается трудовой договор, имеющий ряд особенностей [3, с. 53–57]. Для трудового права также характерно участие в трудовых правоотношениях специфических объединений (организаций) – профсоюзов. Правовая инициатива в трудовом праве, проявляющаяся, в частности, в возможности прекращения правоотношений по инициативе одной из сторон, также имеет свою специфику. В частности, если работник имеет право в любое время по своей инициативе прекратить трудовые отношения, то другая сторона может это сделать только при наличии оснований, установленных законом. Для трудового права характерна личная ответственность работников в виде выговора и других подобных мер, применяющихся к тому же по усмотрению стороны, наделенной дисциплинарной властью.

С учетом этого, полностью разделяем точку зрения А.В. Сурилова о том, что система методов конкретного познания зависит от предметного состава явлений, требующих познания [11, с. 6–8]. Таким образом, методология науки трудового права, несомненно, имеет определенную специфику, выделяющую ее среди методологии любой другой юридической науки. Эта специфика обусловлена особенностями содержания и функционирования трудоправовых явлений, предусматривающих необходимость использования особых юридических конструкций, принципов, средств, методик их исследования.

Принято считать, что отдельно взятая юридическая наука не имеет каких-то специфических, собственных методов познания. С точки зрения В.М. Сырых, метод представляет собой органически целостную, сложную систему приемов, способов, используемых для познания предмета этой науки, раскрытия закономерностей функционирования и развития права во всей их полноте и всесторонности [13, с. 365].

Ключевыми словами, характеризующими метод, выступают термины «прием», «способ» и «средство», содержание которых очень близко по значению. Мы не можем согласиться с позицией С.П. Маврина, согласно которой, поскольку у всех этих терминов принципиально единственное содержание, то их вполне можно рассматривать в качестве синонимов, а метод определять как совокупность правовых средств, используемых для правового регулирования общественных отношений [14, с. 45]. Заметим, что автор ведет речь о методе правового регулирования, а не о методе научного познания.

Разделяем точку зрения Ю.М. Бражникова о том, что один и тот же прием можно использовать с помощью разных средств и, наоборот, одно и то же средство может использоваться в разных приемах. Все это доказывает, что приемы и средства являются самостоятельными и одновременно тесно взаимосвязанными элементами в системе исследовательской деятельности. В своем диалектическом единстве они всегда образуют в любом конкретном акте исследования определенную структурно-функцио­нальную целостность, называемую обычно «способом» [2, с. 60–61].

Основными элементами метода в когнитивном аспекте, с точки зрения М.С. Кельмана, являются знания, принципы, правила, приемы, способы и средства [6, с. 286]. Основные элементы метода, по мнению С.Д. Гусарева и А.Д. Тихомирова, такие: принципы, правила, приемы, способы и средства [5, с. 80]. В целом, поддерживая позицию указанных авторов, полагаем, что принципы не являются структурным элементом метода. Принцип в механизме познания является установкой, выбором позиции, ее осознанием.

В логическом понимании «принцип» является центральным звеном, основой любой системы, представляющей собой обобщение и распространение какого-либо положения на все явления той сферы, от которой этот принцип абстрагирован.

Методы исследования и построения научной теории разрабатываются на основе уже существующих знаний объективных закономерностей – законов и принципов. Но поиск и разработка этих методов происходят под влиянием уже существующих философских и мировоззренческих представлений, наложение которых в процессе познания на общенаучные и конкретно-научные законы, принципы и закономерности придает им характер методологических требований, превращает их в принципы познания [10, с. 46].

Именно в зависимости от совокупности принципов, используемых той или иной методологией, а также внутренней логики их организации и взаимосвязи, формируются разные методологические направления, разные научные школы. Несмотря на отдельное или полное совпадение методов исследований, используемых в тех или иных методологических направлениях и научных школах, взгляды на один и тот же вопрос и научные проблемы могут значительно отличаться, иногда даже кардинально, именно в связи с их разными методологическими принципами.

По нашему мнению, методологические принципы играют роль регулятора в развитии знания о трудоправовых явлениях. В зависимости от того, какие методологические принципы будут избраны субъектом познания в качестве базовых, будут использоваться и соответствующие методы, методики и приемы, а, значит, и средства и способы исследования, формы их конкретизации. От избранных методологических принципов зависит обоснование методологического подхода в исследовании трудоправовых явлений.

Таким образом, для всех точек зрения бесспорным в понимании метода является то, что его в любом случае понимают как особенный компонент исследовательской деятельности. По нашему мнению, методы разных наук отличаются кругом приемов познания, удельным весом и размещением их в процессе исследования.

По мнению П.Е. Недбайло, частнонаучные методы – это «приемы и способы научного познания, состоящие в применении познавательных средств, пригодных только для изучения конкретных связей и закономерностей отдельных отраслей объективного мира» [8, с. 19].

М.В. Костицкий вообще считает, что юриспруденция не имеет собственных методов, а использует, прежде всего, методы формальной логики, которые составляют цепь: индукция, дедукция, анализ, синтез, классификация, конкретизация, сравнение и др. И попытки придать им юридический характер посредством терминологического определения беспочвенны. Также является ошибочной трактовка одного любого универсального «метода юридической науки». Такого просто не существует! А попытки доказать его наличие – не что иное, как интеллектуальные спекуляции. Автор совершенно справедливо обращает внимание на то, что в юридической (и не только) науке методологию отождествляют с методикой, толкуя ее как совокупность теоретических принципов, логических приемов и конкретных способов исследования предмета науки. Конечно, методология научного исследования неразрывно связана с методикой. Но они не могут быть взаимозаменяемыми. Методология не может существовать без методики, и она определенным образом включает в себя последнюю. Но только как конкретизацию концепций, теорий и технологию их применения в научном исследовании – с одной стороны, и как объединение определенных методов познания и исследования – с другой. Поэтому методика невозможна без конкретных методов научного познания, которые, в свою очередь, в системе «общее – особенное – единичное» занимают место единичного [7, с. 13–27].

Поскольку, по нашему мнению, методология науки трудового права не сводится лишь к системе методов исследования, а охватывает и методологические подходы, принципы, методику и технику познавательной деятельности, а также теоретико-мировоззренческий компонент, то ее особенности необходимо искать не в наличии собственных методов познания, а в своеобразном сочетании и взаимодействии этих структурных компонентов.

Назначением методологии науки трудового права должно стать использование различных методологических подходов для всестороннего изучения трудоправовых явлений, определение и комбинирование надлежащих методов познания для исследования той или иной проблемы теории трудового права. Для современной методологии науки трудового права встает задача, с одной стороны, критически рассмотреть предыдущую методологическую базу, а с другой – продвинуться в сторону новых подходов к правопониманию с учетом важных изменений в методологической основе правоведения, опираясь на традиции и новации как составляющие методологии трудоправовых исследований. Приоритетным должно стать расширение диапазона юридических исследований, то есть рассмотрение трудоправовых явлений с философских, социологических и психологических, а не только специально-юридических позиций.

 

Библиографический список

  1. Бойко А. Методологія пізнання економічної злочинності // Вісник Львівського нац. ун-ту імені І. Франка. Серія юридична. 2008. Вип. 47. С. 153–163.

  2. Бражников Ю.М. Сущность и структура метода // Роль методологии в развитии науки. Новосибирск: Наука, 1985. С. 58–65.

  3. Бугров Л.Ю. К дискуссии о трудовом договоре как источнике права // Трудовое право в России и за рубежом. 2011. №2. С. 53–57.

  4. Бугров Л.Ю. Проблемы свободы труда в трудовом праве России. Пермь: Изд-во Перм. ун-та; Информационно-правовое агентство ИНПЭА, 1992. 236 с.

  5. Гусарєв С.Д., Тихомиров О.Д. Юридична деонтологія (Основи юридичної діяльності): Навч. посіб. К.: Знання, 2005. 655 с.

  6. Кельман М.С. Юридична наука як об’єкт методологічного дослідження. Монографія. Тернопіль: ТзОВ «Терно-граф», 2011. 348 с.

  7. Костицький В.М. Філософсько-правові питання методології юридичної науки // Філософські та методологічні проблеми права. 2011. №2. С. 13–27.

  8. Недбайло П.Е. Место и значение частнонаучных методов в исследовании государства и права // Тезисы докладов и сообщений на межвузовской конференции по теоретическим и методологическим проблемам правовой науки. Кишинев, 1965. С. 17–22.

  9. Рекомендації міжнародної науково-теоретичної конференції «Проблеми методології сучасного правознавства» // Вісник Академії правових наук. №1(8). Х., 1997. С. 150–154.

  10. Симанов А.Л. Проблемы реализации методологической функции философии в формировании научной теории // Методологические проблемы науч. исследования. Новосибирск: Наука, 1984. С. 46–53.

  11. Сурилов А.В., Домополова Л.Д., Ежова О.Е. Методология социалистического правоведения. К.: УМК ВО, 1988. 364 с.

  12. Сучасний тлумачний словник української мови: 60000 слів / За заг. ред. д-ра філол. наук, проф. В.В. Дубічинського. Х.: ВД «Школа», 2007. 832 с.

  13. Сырых В.М. Логические основания общей теории права. В 2 т. Т.1: Элементный состав. М.: Юридический Дом «Юстицинформ», 2000. 528 с.

  14. Трудовое право России: учебник / под ред. С.П. Маврина, Е.Б. Хохлова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2007. 656 с.

  15. Шейко В.М, Кушнаренко Н.М. Організація та методика науково-дослідницької діяльності: Підручник. 2-ге вид., перероб. і доп. К.: Знання-Прес, 2002. 295 с.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.