УДК 341.951.4

Генезис принципа наибольшего благоприятствования как основы международных торговых отношений

Е.С. Третьякова

Кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры гражданского и предпринимательского права
Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»
614070, г. Пермь, ул. Студенческая, 38
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Е.Р. Брюхина

Кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского и предпринимательского права
Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»
614070, г. Пермь, ул. Студенческая, 38
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Исследована категория «принципы международного права», выделены специальные принципы международного частного права, определено, что принцип наибольшего благоприятствования является таковым. Доказано, что одним из базовых начал регулирования отношений в рамках ВТО является принцип наибольшего благоприятствования, который с одной стороны обеспечивает равенство правовых режимов, предоставляемых любым третьим странам, с другой – направлен на предотвращение дискриминации в пользу одного либо нескольких государств. Проведен историко-правовой анализ процесса формирования и внедрения принципа наибольшего благоприятствования в международно-правовые отношения. Рассмотрена практика текстуального закрепления принципа наибольшего благоприятствования. Исследованы тенденции развития и значение исследуемого принципа для внешнеторговых отношений. Выявлены различия и соотношение режима наибольшего благоприятствования и национального режима..


Ключевые слова: принципы международного права; принцип наибольшего благоприятствования; национальный режим

Принципы права – это исходные, определяющие идеи, положения, установки, которые составляют нравственную и организационную основу возникновения, развития и функционирования права. Принципы права есть то, на чем основаны формирование, динамика и действие права, что позволяет определить природу данного права как демократического или, напротив, тоталитарного» [13, с. 151].

Под принципами международного частного права (МЧП) «понимались либо наиболее общие нормы права, либо принципы – идеи» [6, с. 5].

Необходимо различать две группы принципов МЧП: основные и специальные. Основными (общими) принципами МЧП можно считать закрепленные в ст. 38 Статута Международного Суда ООН «общие принципы права, свойственные цивилизованным нациям». Основные принципы современного международного права тесно переплетены и взаимодействуют между собой. Основные принципы современного международного права являются императивными нормами и носят основополагающий характер. Они регулируют поведение всех субъектов международного права: государств и международных организаций, а также во всех сферах международных отношений [4, с. 14].

К специальным принципам МЧП относятся: автономия воли участников правоотношения; принцип предоставления определенных режимов (национального, специального или преференциального, наибольшего благоприятствования и др.).

Ввиду присоединения России к Всемирной торговой организации особую актуальность приобрели вопросы, связанные с правовым регулированием внешнеторговых отношений. Статья 1 ГАТТ [1] – 1947 гласит: «...любое преимущество, благоприятствование, привилегия или иммунитет, предоставляемые любой договаривающейся стороной в отношении любого товара, происходящего из любой другой страны или предназначенного в любую другую страну, должны немедленно и безусловно предоставляться подобному же товару, происходящему из территории всех других договаривающихся сторон или предназначаемому для территории всех других договаривающихся сторон». Таким образом, одним из базовых начал регулирования рассматриваемой категории отношений в рамках ВТО является принцип наибольшего благоприятствования, который, с одной стороны, обеспечивает равенство правовых режимов, предоставляемых любым третьим странам, с другой – направлен на предотвращение дискриминации в пользу одного либо нескольких государств.

Помимо того, в международной практике особенности режима наибольшего благоприятствования находят свое текстуальное закрепление в ст. II ГАТС [2]. В рамках данного документа рассматриваемый принцип сформулирован следующим образом: «Каждый член ВТО немедленно и безусловно предоставляет услугам и поставщикам услуг любого другого члена режим, не менее благоприятный, чем тот, который он предоставляет для аналогичных услуг или поставщиков услуг любой другой страны». При этом из указанного правила возможны исключения, т.е. член ВТО может ввести какую-либо меру, не отвечающую принципу наибольшего благоприятствования, только в том случае, если что такая мера внесена в перечень изъятий и отвечает условиям приложения к ГАТС по изъятиям из статьи II Генерального соглашения по торговле услугами. При этом особо отмечается, что приведенные выше положения не могут быть истолкованы как препятствующие любому члену ВТО давать или предоставлять преимущества в отношении сопредельных стран в целях облегчения в пределах приграничных территорий обмена услугами, которые и производятся и потребляются в рамках таких территорий.

В соответствии с положениями ГАТС, принцип наибольшего благоприятствования относится к ряду общих обязательств, распространяющихся на всех членов ВТО. Однако данное обязательство имеет особый характер, так как «составление и предоставление Перечня изъятий из режима наибольшего благоприятствования в ВТО делает данное обязательство специфическим, зависящим от воли конкретной страны применительно к конкретному сектору (подсектору) услуг и виду поставки услуг» [3].

Руководствуясь положениями теоретических исследований ГАТС и контекстом самого Соглашения, доступ к рынку и национальный режим рассматриваются как специфические обязательства, а другие обязательства (включая принцип наибольшего благоприятствования) – как общие обязательства и меры регулирования. Исходя из особого характера режима наибольшего благоприятствования, по ГАТС, предлагается рассматривать принцип наибольшего благоприятствования (изъятия из него) как специфическое обязательство, влияющее на фактическое понимание конкретными членами ВТО объема принятых обязательств, а также на правовые последствия их применения.

Таким образом, данный принцип вытекает из действующих двусторонних торговых договоров между государствами, а также из последующих решений принятых в рамках ВТО. В системе ВТО принцип наибольшего благоприятствования распространяется в безусловной форме на экспортные, импортные, транзитные операции, платежи по экспортным (импортным) операциям, таможенные пошлины, любые сборы, взимаемые в связи с внешнеторговыми операциями, на иные формальности с ними связанные.

Вместе с тем принцип наибольшего благоприятствования не является «изобретением» Всемирной торговой организации, а имеет длительную историю, в связи с чем целесообразно рассмотреть первоначальный этап формирования данного начала во внешнеторговых отношениях, прежде всего применительно к нашему государству.

Торговые отношения изначально лежали в основе формирования международного общения, поэтому именно с них началось взаимодействие государств в правовой сфере и их оформление в правовых формах.

В период правления Петра I , в связи с началом активной интеграции российского государства в мирополитическую систему, наблюдался рост численности иностранцев, за­нимавшихся торговлей. Так, в первые годы XVIII в. по сравнению с концом XVII в. численность иностранного купечества в России увеличи­лась практически в два раза. Большое значение для развития торговли также имел Манифест от 16 апреля 1702 г., который про­воз­глашал возможность свободного доступа в Российское государство иностран­цев, занимающихся определенными видами деятельности (в т.ч. и купече­ской). Прави­тельство заявляло о своей готовности «учи­нить…приказания, распоряжения и уч­реждения… к споспешествованию торговли с иноземцами» [7]. С открытием петербургских портов купцы-иностранцы стали занимать ли­дирующие позиции в российской торговле с иностранными государствами и к концу XVIII в. (1793 г.) торговый оборот Санкт-Петербурга составил 3/4 общего оборота всех находящихся под российским контролем балтийских портов [8, с. 97].

Вместе с тем отношения, связанные с внешнеторговой деятельностью, должны были регулироваться комплексно – не только и не столько на национальном уровне, сколько на уровне международных договоров, что позволило в том числе получать встречное предоставление для подданных своего государства. Изначально статьи, регулировавшие товарообмен, содержались в договорах политического характера, включая мирные договоры, ведь после каждой из войн возникала необходимость заключения мира и определения условий товарообмена.

Что касается непосредственно торговых договоров, заключенных Россией с другими государствами в рассматриваемый период, то их характеризует широкое использование Россией условий наибольшего благоприятствования, тем более, что торговля с ней была выгодна для многих стран. Так, в конце XVII – начале XVIII в. резко усиливаются экономические связи России и Англии (объем торговли с 1697 по 1704 г. увеличивается в 3,5 раза) [10, с. 27], и именно в этот период и находит свое полное выражение и закрепление в торговых договорах режим наибольшего благоприятствования.

В обозначенное время Великобритания уже являлась лидером международной торговли, однако с Россией отношения носили весьма натянутый характер со времен Алексея Михайловича (1649 г.) и необходимо было устранить существовавшие проблемы. 8 июля 1719 г. Петр I продекларировал положение, согласно которому анг­лийским и гол­ландским подданным разрешалась свободная торговля любыми то­варами, не вхо­дящими в список контрабандных. При этом список контрабандных това­ров со­стоял всего из нескольких названий: порох, свинец, селитра, сера, пенька и все, «что к флоту надлежит»; хлеб, а также соль.

В 1734 году оба правительства пришли к необходимости окончательного восстановления дружественных отношений и подписали «трактат дружбы и коммерции», в котором на взаимных началах было сформулировано условие наибольшего благоприятствования (ст. 28), что и положило начало закреплению данного принципа в рамках регулирования внешнеторговых отношений. В последующие годы с рядом европейских государств были заключены соглашения, также содержавшие аналогичные положения.

Исходя из анализа международных соглашений можно увидеть, что изначально наибольшее благоприятствование применялось к праву купцов приезжать, перевозить товары, покупать и арендовать дома, нанимать приказчиков, матросов и ко многому другому, т.е. распространялось на отношения частно-правового характера, однако не распространялось в полной мере на тарифы и пошлины (что также соответствует современному звучанию рассматриваемого принципа).

Однако постепенно принцип наибольшего благоприятствования начал распространяться и на эту сферу, что встречало в ряде случаев весьма серьезное сопротивление со стороны государств. Изначально в договорах российского государства мы находим лишь право на общие тарифы, а не так называемые конвенционные скидки.

На основе анализа международных соглашений XVIII – начала XX в. (дореволюционный период) с точки зрения содержания принципа наибольшего благоприятствования можно выделить три вида данного условия:

  1. частичное наибольшее благоприятствование (XVIII – начало XIX в.), когда предмет определялся весьма узко, посредством перечисления конкретных прав, относительно которых оно предоставлялось, прежде всего речь шла о таможенных тарифах. Интересным также представляется тот факт, что закрепление осуществлялось в том числе на уровне союзных договоров[9, с. 87; 10, с. 284];

  2. возмездное наибольшее благоприятствование (середина XIX в.), когда государства стали устанавливать исследуемый режим на взаимной (конвенционной) основе, причем более широко с предметной точки зрения; в формулировках стала обусловливаться возможность участия и в скидках с таможенного тарифа, делаемых в пользу третьих держав. (Данное условие предусмотрено во всех торговых договорах, заключенных Россией в течение второй трети XIX в., например, с Северо-Американскими Соединенными Штатами от 6 (18) декабря1834г.) [15];

  3. абсолютное наибольшее благоприятствование (конец XIX – начало XX в.), когда режим наибольшего благоприятствования принял практически современное звучание.

Накануне Первой мировой войны некоторые европейские государства (Франция, Германия, Испания) стали вводить дискриминационные таможенные тарифы, прежде всего это касалось запретов на торговлю с враждебными государствами. С началом Второй мировой войны все мероприятия в мировой торговле, направленные на возвращение принципа наибольшего благоприятствования, были прекращены. В этот период было принято решение о необходимости разработки пакета соответствующих документов, в противном случае, при отсутствии решительных мер, ограничения мировой торговли могут приобрести долговременный характер. В результате него появилось Генеральное соглашение о тарифах и торговле, которое было подписано 23 государствами и вступило в силу в январе 1948 г. [13]. Таким образом, после Второй мировой войны сообщество государств встало перед необходимостью создания новой системы регулирования международных торговых отношений, способствующей либерализации торговли. В этом были заинтересованы большинство государств, что и послужило отправной точкой формирования Всемирной торговой организации.

Однако и после оформления ГАТТ существовали проблемы внедрения принципа наибольшего благоприятствования в практику мировой торговли. Так, на Западе имели место попытки обосновать отказ от применения принципа наибольшего благоприятствования в отношениях с социалистическими странами ссылками на то, что этот принцип неприменим в данном случае потому, что планирование и система государственной монополии внешней торговли в этих странах якобы приводят к ограничениям в торговле со странами Запада. В действительности система внешней торговли, и в частности планирование импорта и экспорта, строилась социалистическими странами, включая СССР, без дискриминации ко всем странам, на одинаковой правовой основе. Программы импорта и экспорта товаров отражали при этом результаты двусторонних переговоров и соглашений, и принцип наибольшего благоприятствования никоим образом не нарушался.

Значение принципа наибольшего благоприятствования следует показать на примере советско-американских торгово-экономических отношений.

В период «холодной войны» в 1951 г. правительство США в. одностороннем порядке расторгло торговое соглашение между СССР и США 1937 года, содержащее этот принцип, ввело режим дискриминации и установило список товаров, запрещенных к вывозу в Советский Союз. Эти меры привели почти к полному прекращению торговли между обеими странами.

18 октября 1972 г. между СССР и США было подписано соглашение о торговле, которое предусматривало предоставление сторонами друг другу режима наибольшего благоприятствования в вопросах таможенного обложения, сборов и иных формальностей при импорте и экспорте товаров. Применение в торговле с СССР этого принципа могло бы способствовать значительному расширению торговых связей между СССР и США. Однако в результате противодействия не заинтересованных в торговле кругов соглашение не вступило в силу, что нанесло ущерб прежде всего интересам самих США [5, с. 108].

Однако, несмотря на существовавшие сложности, данный принцип укоренился в практике государств, в том числе и Советского Союза.

Таким образом, тенденция развития режима наибольшего благоприятствования свидетельствовала о расширении преференций, предоставляемым государствам в вопросах международной торговли, что привело к формированию современного звучания рассматриваемого положения, применяемого в том числе в рамках Всемирной торговой организации.

Так, данное положение в ВТО предусматривает не только юридическое, но и фактическое равенство и носит безусловный характер: члены ВТО не вправе обусловливать предоставление данного режима получением встречных уступок на основании принципа взаимности. При этом режим наибольшего благоприятствования распространяется на все уступки (пошлины, налоги, сборы, правила лицензирования и сертификации, требования различных норм и т.д.) и все товары. Однако возможны и исключения из рассматриваемого принципа, что обусловлено возможностью участия государств в региональных интеграционных образованиях, предусматривающих особые условия для своих участников.

От содержания принципа наибольшего благоприятствования и соответствующего режима следует отличать национальный режим. Принцип национального режима в отношении внешней торговли услугами закреплен в ст. XVII ГАТС, где указывается, что в определенных секторах, на оговоренных условиях и требованиях каждый член ВТО предоставляет услугам и поставщикам услуг любого другого члена ВТО в отношении всех мер, затрагивающих поставку услуг, режим, не менее благоприятный, чем тот, который он предоставляет аналогичным отечественным услугам или поставщикам услуг.

Следует согласиться с Н.М. Удаловой, которая полагает, что формально такой же или формально отличный режим считается менее благоприятным, если он меняет условия конкуренции в пользу услуг или поставщиков услуг этого члена ВТО, по сравнению с аналогичными услугами или поставщиками услуг любого другого члена ВТО[16].

На территории России принцип национального режима находит свое закрепление в ч. 3 ст. 62 Конституции РФ: иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации. К числу таких федеральных законов, например, относится Гражданский кодекс РФ, который в ст. 2 закрепляет норму, в соответствии с которой правила, установленные гражданским законодательством, применяются к отношениям с участием иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено федеральным законом. Помимо того, в федеральном законе от 8 декабря 2003 г. №164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» раскрывается смысл понятия «национальный режим»: он представляет собой режим не менее благоприятный, чем режим, предоставляемый аналогичным российским исполнителям услуг и оказываемым ими на территории Российской Федерации услугам. При этом режим считается менее благоприятным, если он изменяет условия конкуренции в пользу российских исполнителей услуг или оказываемых ими на территории Российской Федерации услуг по сравнению с аналогичными иностранными исполнителями услуг или оказываемыми способами, указанными в п. 2, 4, 6 и 8 ч. 1 ст. 33 Федерального закона от 8 дек. 2003 г. №164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности». Таким образом, справедливо отмечает Н.М. Удалова, действие данной статьи распространяется не на все способы внешней торговли в РФ. По ее мнению, под нее подпадают следующие способы внешней торговли услугами: с территории иностранного государства на территорию Российской Федерации; на территории иностранного государства российскому заказчику услуг; иностранным исполнителем услуг, не имеющим коммерческого присутствия на территории Российской Федерации, путем присутствия его или уполномоченных действовать от его имени иностранных лиц на территории Российской Федерации; иностранным исполнителем услуг путем коммерческого присутствия на территории Российской Федерации [16].

Принцип наибольшего благоприятствования, относящийся к нетарифному регулированию внешнеторговой деятельности, используется и с целью обеспечения экономической безопасности и в большей степени соответствует интересам внутреннего рынка, относительно национального режима, так как позволяет в том числе добиваться адекватного реагирования на изменения международного рынка товаров и услуг.


Библиографический список

  1. Англ. GATT, сокр. (General Agreement of Tariffs and Trade) ? многостороннее межправительственное соглашение о снижении ограничений в международной торговле, заключенное ведущими торговыми странами мира. После переговоров между 23 государствами в 1947 в Женеве соглашение вступило в силу 1 января 1948. К 1994 году 111 государств были полными членами ГАТТ и 22 страны ? ассоциированными членами [Электронный ресурс]. URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf (дата обращения: 02.07.2012).

  2. Англ. GATS, сокр. (General Agreement on Trade in Services) ? Генеральное соглашение по торговле услугами регулирует международную торговлю услугами. ГАТС состоит из 29 статей и 8 приложений, касающихся конкретных секторов услуг. Как собственно текст ГАТС, так и его 8 приложений имеют обязательную юридическую силу для стран-участниц ВТО. Основу ГАТС составляют принятые в ходе Уругвайского раунда переговоров и впоследствии действующие обязательства общего характера (горизонтальные обязательства), которые распространяются на всех членов ВТО; специфические обязательства (секторальные), которые применяются только к определенным режимам предоставления услуг; дополнительные обязательства, охватывающие ряд конкретных секторов с указанием оговоренных ограничений [Электронный ресурс]. URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf (дата обращения: 02.07.2012).

  3. Архипова М.Ф.Генеральное соглашение по торговле услугами (ГАТС) [Электронный ресурс]: общий подход к содержанию специфических обязательств // Евразийский юрид. журнал. 2012. №4(47). URL: http://www.eurasialegal.info (дата обращения: 3.07.2012).

  4. Барашникова М.Ю. Cоотношение Европейского принципа лояльного сотрудничества с принципом международного сотрудничества государств // Междунар. публичное и частное право. 2007. №1(34). С. 14?18.

  5. Богуславский М.М. Международное частное право. М., 2011. 462 с.

  6. Курс международного права: в 7 т. Т. 2: Основные принципы международного права / Г.В. Игнатенко, В.А. Карташкин, Б.М. Клименко и др.; отв. ред. И.И. Лукашук М.: Наука, 1989. 239 c.

  7. Манифест «О вызове иностранцев в Россию с обещанием им свободы вероисповедания» от 16 апреля 1702 г. // ПСЗ-1. Т. IV, №1910.

  8. Микаэль Е. Датско-Российская торговля в 1500-1800 гг. // Дания и Россия – 500 лет: сб. / под ред. Л. П. Поульсен-Хансен; пер. М. Тюрина. М.: Международные отношения, 1996. 368 с.

  9. Мартенс Ф.Ф.Собрание Трактатов и Конвенций, заключенных Россией с иностранными державами:Мирный трактат между Россией и Англией от 6(18) июля 1812 г. СПб.,1895.514 с.

  10. Мартенс Ф.Ф.Собрание Трактатов и Конвенций, заключенных Россией с иностранными державами:Союзный договор с Пруссией от 9(20) сентября 1729 г. СПб., 1895., 514 с.

  11. Никифоров Л.А. Русско-английские отношения при Петре Первом. М., Госполитиздат, 1950. 279 с.

  12. Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности: Федер. закон Рос. Федерации от 8 дек. 2003 г. №164-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. №50, ст. 4850.

  13. Панкратова В.И. Принцип наибольшего благоприятствования в международной торговле // Публично-правовое регулирование экономических отношений [Электронный ресурс]: альманах. Вып. 2. / под ред. А.Н. Козырина. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант-Плюс».

  14. Теория государства и права: курс лекций / под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юрист, 2000. 512 с.

  15. Трактат, заключенный с правительством Северных Американских Штатов о торговле и мореплавании от 23 января 1834 г. // ПСЗ-2. Т. IX, №6737.

  16. Удалова Н.М. Национальный режим и режим наибольшего благоприятствования в отношении внешней торговли услугами. [Электронный ресурс].URL: http://www.legalnn.ru (дата обращения 4.07.2012).

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.