УДК 347:001
DOI: 10.17072/1995-4190-2015-3-100-106

Значение учения о правовой методологии
при обосновании вопроса исключительности методологии науки гражданского права

Г.В. Колодуб

Кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского и международного частного права

Саратовская государственная юридическая академия

410056, г. Саратов, ул. Вольская, 1

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Введение:статья посвящена проблеме соотношения положений методологии теории государства и права и методологии цивилистики, остающейся не решенной до сегодняшнего времени. При этом формирование логического обоснования межотраслевого свойства, по затронутому вопросу, видится обязательным аспектом актуальной тематики цивилистического исследования – методология науки гражданского права. Цель: автор анализирует объективные и субъективные факторы, повлекшие укоренение суррогатного (негативного) представления о методологическом учении в сфере цивилистики, представляемого в качестве зависимого, технического придатка не только философской науки, но и общей теории государства и права. Методы: использованы эмпирические методы сравнения, измерения, описания, интерпретации; теоретические методы формальной и диалектической логики; историко-правовой и сравнительно-правовой методы. Результаты: автор полагает, что в области цивилистической науки должна быть налажена работа не только по выделению необходимых методологических компонентов, но и, что самое главное, организации процесса приспособления, модификации отдельных методов при изучении вопросов, составляющих самостоятельное, исключительное содержание предмета цивилистики. Выводы: исключительность цивилистической методологии не подвергается автором сомнению, однако связывается не с обоснованием самостоятельных методов научного исследования, а с научной деятельностью, способной позволить сформировать механизм применения методологии в науке гражданского права, который должен иметь статус элемента правовой методологии.

 

 

Ключевые слова: методология как учение; методология права; цивилистическая методология; методологические уровни; системность методологического учения; механизм применения методологии

 

 

Введение  

В условиях некоего устоявшегося понимания, касающегося сферы действия, определенной компетенции отдельных правовых наук методологический вопрос априори изымается из сферы частного права. Для многих становится бесспорным вывод о том, что философское начало науки о науке (методологии) не позволяет в необходимом объеме внедрить в практически направленные отраслевые образования – отраслевые науки, условно обозначаемого учения о методах. Как следствие, можно обнаружить достаточно резкие высказывания, подтверждающие достаточно устоявшийся подход: «науки, которые имеют повод заниматься учением о своих собственных методах, являются... больными науками» [4, с. 121]. С данным выводом следует отчасти согласиться, при этом отметив ряд аспектов, непосредственно связанных с нашим стойким убеждением о самостоятельном статусе методологии цивилистики.

Во-первых, по нашему мнению, неверно рассуждать о наличии отраслевых методов научного познания. Представляется, что необходимой степени «абстракцизации» для обоснования самостоятельного метода невозможно добиться на отраслевом уровне, который является производным по отношению к общеправовому уровню. Как минимум, в ближайшей перспективе подобный вывод не подвергается нами сомнению.

Во-вторых, методология, как правовое учение, не должна отождествляться с учением о методах и т.п. образованиях. Так, с точки эрения Е.Г. Комисаровой, «под методологией принято понимать многое – в этом типичность подходов к определению методологии и наполнению ее "тела"» [1, с. 247]. При этом, по нашему мнению, развести между собой понятия «методология», «метод», «прием» и т.п. можно за счет правильного использования для обозначенных концептов их парных понятий. В частности, понятие «учение» и «концепция» – как общее и частное, где статус привата заслуживает понятие «учение», обнимающее такое научное образование, как методология. Отдельные компоненты учения – методы, приемы, средства и более крупные (базовые компоненты) – принципы, функции и другие должны лишь в совокупности отождествляться с системой (методологией), но никак не по отдельности ее поглощать. Соответственно необходимо признать порочной практику синонимичного рассмотрения научного концепта «методология» через такой термин, как «метод». Методология, как правовое учение, совокупно образовывается концепциями о методах, приемах, средствах научно-исследовательской деятельности.

В-третьих, необходимо определиться со структурным построением методологии в праве. Представляется, что определенную перспективность в этом случае должен иметь подход, предопределяющий построение нескольких уровней методологических учений. Тем самым будет возможно выделить свойство системности для методологической области, которое, к сожалению, не представляется возможным выявить сейчас не только для методологии права, но и, что нас более всего беспокоит, для методологии цивилистики. Считаем, что именно за счет самоорганизации, в том числе и на отраслевом уровне, можно устранить или существенно продвинуться в решении целого комплекса проблем, относящихся к цивилистической методологии, а также способствовать решению проблем общеправового содержания.

В-четвертых, цивилистическая методология должна выступать не простым (техническим) продолжением правового методологического учения. Философская наука, ее выводы, результаты методологического содержания, в частности выделенные идеальные научные парадигмы – методы, должны в итоге быть способны не только к восприятию в сфере отраслевых наук, но и к прохождению промежуточного этапа, этапа юридической актуализации, который логично относить к методологическому уровню общей правовой науки. Отраслевые науки, наука гражданского права должны базироваться на подобных выводах и положениях. Но этим нельзя ограничиваться, так как задачей отраслевой, производной методологии может являться верификация научного знания о методах, приемах средствах и т.п., а также формирование отраслевых знаний, о специфике использования методологического инструментария. Данный процесс конкретизации правовой методологии на уровне цивилистической науки видится залогом успешности, качественности не только целого направления самой науки гражданского права, но и залогом развития общей теории государства и права (философии права).

Гражданское право, являясь базовой отраслью российского права, а также самостоятельной правовой наукой, существует и развивается в период активной работы, одним из направлений которой становится обновление условных границ ее системного построения. В данных реалиях поднимаемые в специальных отраслевых образованиях актуальные вопросы в своем решении должны опираться на объективно сформированные и претендующие на истинность знания, применительно к государству и праву, закономерностям их функционирования его разнохарактерного развития. Очевидным проявлением обозначенных процессов стала набирающая объемы научная дискуссия о методологических вопросах, для которой можно выделить ряд разнохарактерных факторов развития:

– целый массив качественного научного материала методологического содержания, сложившегося в общей теории права, который в обобщенный виде содержится в таком структурном разделе данной науки, как правовая философия;

– теоретический материал из области общей теории права «прижился» в частноправовой науке в извращенном виде, что породило сомнения в качестве методологического учения в праве в общем, а также вывод об отсутствии методологии в науке гражданского права;

– несмотря на то, что происходящие обновления правового материала наиболее «текстурно» проявляются в гражданско-правовом законодательстве (масштабные изменения общих положений Гражданского кодекса РФ об обязательствах являются наглядным этому подтверждением), высокая интенсивность проводимых модернизационных процессов подтверждает востребованность и значимость знаний методологического свойства, которые никогда не устранялись, но длительное время намеренно приуменьшались;

– профессиональное владение действующими цивилистами методологией научного познания, творческое и адекватное адаптирование общих приемов и способов научного поиска по отношению к специфике предмета той или иной правовой науки, а также, что для нас приобретает концептуальное значение, обоснование исключительности механизма применения правовой методологии в области цивилистики – одна из немногих комплексных целей современной науки гражданского права.

Однако данная цель становится недостижимой, если, во-первых, не будет проведена первичная ориентация за счет осознания философских корней методологической идеи, а во-вторых, не будет выявлен и подтвержден конкретный статус методологических положений из области общей теории права для механизма применения цивилистической методологии.

 

 

 

Основной контент

Представляется возможным заключить, что преобладающая в научной среде точка зрения о тождественности методологии общей теории права и методологии гражданского права или более резкое проявление данного мнения – отсутствие в целом методологии гражданского права имеет очевидные и логически понятные причины.

Как справедливо было отмечено В.М. Сырых, в 30–50-х годах двадцатого века успехом увенчалась работа по преодолению догматизма и схоластизма, свойственных советскому правоведению. По авторитетной точке зрения известного теоретика права, подобного «преодоления» удалось добиться за счет расширения эмпирической базы научных исследований, осуществления аналитики особенностей социального действия права, разработке методологии изучения эффективности правовых норм, расширения тематики компаративистских исследований зарубежного законодательства [5, с. 24].

Столь существенные результаты не могли не сказаться на распространенности общетеоретического учения в разрезе построения методологического инструментария, которое в итоге полностью поглотило отраслевые науки. Несмотря на то, что все из предложенных моделей, имевших методологическое содержание, проходили апробацию в рамках специальных отраслевых исследований, хаотичность подобных процессов не позволяла, а точнее, не заставляла ученых, в нашем случае цивилистов, обращать внимание на происходящую корректировку, а в некоторых случаях модернизацию методологических моделей, отобранных в области общей теории права.

В итоге на сегодняшний день Е.Г. Комиссарова совершенно справедливо обращает внимание на одну из множества методологических проблем уже самой гражданско-правовой науки – недостаточную понятность, предопределяющую «недостаточную функциональность методологического инструментария, его общую оценку и весьма настороженное отношение к самой методологии как исследовательскому феномену» [2, с. 310].

Таким образом, мы считаем, что высокая результативность методологических достижений общей теории права (положительный аспект) вместе с изолированностью построения системы правопонимания, только в рамках данной науки (негативный аспект), устранили методологический вопрос из перечня предметных разработок цивилистов, предопределив образование научного вакуума и научного анархизма.

При этом одно из методологических достижений общей теории права, которым для нас является обоснование необходимости системного взгляда на методологическое учение юридической науки, в самой области теории государства и права (философии права) окончательно не укоренился. Однако именно системный подход должен позволить обосновать научное знание, противопоставляющее простому техническому описанию общенаучных, частнонаучных, междисциплинарных и специальных методов. Так, общая теория права за счет обоснования такого структурного свойства, как системность, и наполнения отдельных компонентов методологической системы правовым содержанием могла бы предложить более качественное размежевание между чисто философскими и правовыми методами, полновесно ответить на вопросы о первоосновности родственных явлений двух наук и наличии междисциплинарных связей.

Необходимо признать, что в науке гражданского права последняя тенденция также проецируется, но уже применительно к соотношению частной науки и общей теории государства и права. Сходность негативного качества проявляется и в том, что и для методологии общей теории государства, и права, и для методологии науки гражданского права отмечается производность образования. Так, теория права, несомненно, основывается на философском учении о логике и методологии научного познания. Использование философских компонентов имеет концептуальный характер, подтверждением чего является особая значимость для правовой теории такого изначально философского компонента, как восхождение от абстрактного к конкретному. Для развития науки гражданского права важно определиться с тем, какое воздействие оказывает философское «учение о методах» непосредственно на механизм применение правовой методологии (этап правовой конкретизации, происходящий на уровне цивилистической методологии), или же воздействие следует выделять только на этапе правовой актуализации, когда философия права формирует систему методологического инструментария.

В качестве определенного подтверждения того, что отсутствие подхода, объясняющего системную координацию внутри методологического знания (методологическое учение из области философской науки – философия права – методология цивилистики), негативным образом сказывается на ведении научно-исследовательской деятельности, следовательно и на количественных показателях объема научного знания, важно рассматривать один из выводов О.А. Кузнецовой. Данный ученый, как специалист по общим вопросам теории и практики гражданского права, совершенно справедливо отмечает, что «описывая методологию диссертационной работы, авторы, как правило, не указывают философскую основу исследования, свою мировоззренческую позицию и тип правопонимания, смешивают общенаучные, междисциплинарные и специальные методы, не разграничивают теоретические и эмпирические методы» [3, с. 263].

Однако, несмотря на сказанное и в целом данную нами негативную оценку, формирование и последующее использование обобщенного опыта разработки методологических проблем в правоведении на сегодняшний день все же позволяет говорить, о формировании самостоятельной системы методологического учения, базирующегося на постулатах общей теории государства и права (философии права). Данная система, несмотря на то, что часть из ее компонентов изначально не имеют правовых истоков, являясь философскими, все же исключительна в своей совокупности. Распространенность сформированной и содержательно наполненной именно в области общей теории права методологии, которая распространилась по отдельным правовым наукам, является очевидным тому подтверждением.

Как нам представляется, именно в правовой теории должны быть описаны все возможные междисциплинарные и специальные методы познавательной деятельности, способные к практическому использованию в отраслевых областях. В отдельных научных образованиях, в частности цивилистической науке, не формируются новые методы, не предлагаются оригинальные методологические системы. В области цивилистической науки должен происходить отбор из всех возможных методологических вариантов, а также, что самое главное, должна осуществляться организация проведения процессов приспособления, модификации отдельных методов применительно к вопросам, составляющим самостоятельное, исключительное содержание предмета цивилистики.

По прошествии времени степень «индивидуальности» отдельных компонентов методологического учения в цивилистике, специфичность процессов использования методологического инструментария становятся значимым проявлением исключительности отраслевого методологического уровня. Поэтому не случайно, что возникла необходимость обоснования ряда научных вопросов, на которые уже делался акцент: о наличии четких субординационных связях по методологическим вопросам между общей теорией права и цивилистикой; об исключительности этапа применения правовой методологии в науке гражданского права, в рамках которого должен быть сформирован механизм применения отдельного цивилистического учения.

В нашем понимании, помимо сугубо теоретических и логических причин, методологическое учение не образовалось в отраслевой (специальной) области знаний в первую очередь из-за политических (кафедральных) причин. В момент перехода от описательной методологии (раскрытие отдельных методов, правил, принципов их использования) к аналитической методологии не произошло органичного и необходимого перевода методологического вопроса в область рассмотрения отдельных наук, в частности науки гражданского права, что оценивается нами как негативное проявление правоведения в целом.

 

Заключение

Принципиальное нежелание считаться со сложившейся негативной ситуацией позволяет, подводя итог краткому рассмотрению затронутого вопроса, сделать ряд концептуальных выводов.

Системное, целостное представление о методологии науки гражданского права видится не просто как знание, подтверждающее или опровергающее теоретические выкладки – раскрытие и объяснение системных связей и зависимостей между отдельными методами познания права, выявление возможностей последних, определение их местоположения в общей структуре наряду с другими средствами, а как комплексный процесс, позволяющий достигать ценный научный результат, где одним из главных критериев оценки будет являться практическая применимость и общая результативность специального механизма конкретизации правовых методов.

Цивилистическая методология производна по отношению к достижениям общей теории права, применительно к основам методологического учения. Данную производность не следует нивелировать и критиковать, так как именно она позволяет установить логичное соотношение между двумя правовыми образованиями. Однако от идеи полной зависимости цивилистической методологии от философского методологического учения следует поэтапно отходить, во благо укоренения в правовой области самостоятельного методологического инструментария.

Специфика частной науки, традиции которые дня нее свойственны, и та высокая результативность, которая отмечается применительно к ней, заставляют нас говорить об ее исключительности, в том числе и в методологическом вопросе, но только в контексте механизма применения методологических компонентов. Подобный подход, выделение этапа применения, позволяет ответить на один из краеугольных вопросов, возникающих при восприятии гражданского права в научной области, – на вопрос о надобности методологии в области гражданско-правовой науки. Данная проблема устраняется, так как представить методологическое учение, образованное в области теории государства и права, невозможно без проверочного, модификационного этапа, который должен проявляться (формироваться) на уровне специальной науки.

По нашему мнению, вывод о производности методологии науки гражданского права необходим для встраивания отраслевого учения в общую правовую конструкцию. Подобное становится возможным, если окончательно отойти от представления правовой методологии как совокупного, суммативного образования, предполагающего лишь описательный аспект приемов и средств. В этом случае исключительность общей правовой методологии устраняется, так как совокупность разрозненных идей о видах и содержании отдельных приемов проецируются и на области отдельных наук, в частности цивилистическую. Продолжая конкретизировать содержательные моменты отдельных методов, полностью или в части видоизменяя их, не удается подтвердить ни исключительность правовой методологии, ни самостоятельность цивилистической методологии. Сложным становится и однозначно подтвердить концептуальный статус для наук правового сегмента, в нашем случае гражданского прав, методологии общей теории права. В итоге чего более или менее удается добиться, так это определенного «преклонения» перед методологическими знаниями философского содержания.

На данный момент нужно сконцентрировать внимание на подходе, согласно которому следует основываться на системном строении, проявляющем соподчиненность связей внутренних методологических компонентов. При использовании подобного видения отраслевая тематика по методологическому вопросу станет подтверждением наличия системности в самой правовой методологии. Механизм применения методологии в науке гражданского права видится нам в качестве элемента правовой методологии.

 

Библиографический список

  1. Комиссарова Е.Г. Об основах методологической культуры в цивилистике // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2014. Вып. 4(26). С. 246–253.
  2. Комиссарова Е.Г. Методологический потенциал гражданско-правовой науки // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2013. Вып. 4(22). С. 310–316.
  3. Кузнецова О.А. Методы научного исследования в цивилистических диссертациях // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2014. Вып. 4(26). С. 254–270.
  4. Радбрух Г. Введение в науку. М.: Труд, 1915. 160 с.
  5. Сырых В.М.Метод общей теории права: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1995. 74 с.

 

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.