УДК 343.97-058.68

СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЖЕРТВ ПРИНУЖДЕНИЯ К ВСТУПЛЕНИЮ В ПОЛОВУЮ СВЯЗЬ

Е.Н. Плутицкая

Преподаватель кафедры экономико-правовых дисциплин
Днепропетровский государственный университет внутренних дел
49005, Украина, г. Днепропетровск, просп. Гагарина, 26
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Рассматривается контингент лиц, ставших жертвами принуждения к вступлению в половую связь; приводится анализ статистических данных, полученных в ходе проведенного исследования, на основе которых составлен социально-демографический портрет жертв данного преступления: указывается их пол, возраст, уровень образования, место жительства, сфера деятельности (занятости), стиль, манера одеваться.


Ключевые слова: принуждение к вступлению в половую связь; жертва; лицо женского пола, виктимность

 

Сексуальные преступления, в том числе и принуждение к вступлению в половую связь, ответственность за которые в Украине предусмотрена ст. 154 Уголовного кодекса (далее – УК) Украины, представляют собой значительную общественную опасность и характеризуются циничностью и аморальностью действий виновных. Принуждение к вступлению в половую связь связано с посягательством на сексуальную свободу личности. Данное преступление может причинить жертве глубокую психологическую травму, нанести серьезный ущерб здоровью [1, с. 435]. Кроме того, принуждение к вступлению в половую связь остается высоколатентным преступлением практически во всех странах СНГ. Так, в Украине, согласно нашим исследованиям, его латентность составляет 97%. 96,88% выявленных нами жертв данного преступления не обращались в правоохранительные органы по разным причинам, среди которых превалируют: недоверие таким органам (71,62%), боязнь разглашения (24,32%), страх потерять роботу (2,7%), страх мести со стороны лица, принуждавшего к вступлению в половую связь (16,22%). Кроме того, нельзя отрицать предвзятое отношение сотрудников правоохранительных органов к жертвам такого рода преступлений. Согласно результатам проведенного нами исследования, жертвами данного преступления, стали около 14% населения Украины. Изучение жертв, выявление так называемых «групп риска» может помочь в разработке мер по виктимологическому предупреждению принуждения к вступлению в половую связь.

В криминологической литературе достаточно уделялось внимания виктимологической стороне сексуальных преступлений. О малолетних и несовершенолетних жертвах сексуальных преступлений писали Гоноченко О.А., Гурбанов А.Г., Гусева О.Н., Дерягин Г.Б., Додонов В.Н., Затона Р.Е., Капинус О.С., Капитунов А.С., Краснюк Г.П., Мартиросьян А.М., Мишота В.А., Набойщиков Н.П., Семикин М.А. Огромный вклад в исследование проблем сексуальной преступности внесли Антонян Ю.М., Кон И.С., Цэнгэл С.Д. Шостакович Б.В. и др. Однако именно вопросам принуждения к вступлению в половую связь не уделялось достотачно внимания, равно как и характеристике жертв данного преступления.

Представляется, что анализ статистических данных относительно жертв принуждений к вступлению в половую связь, совершенных на територии Украины, может иметь определенный интерес и для криминологической науки стран СНГ, в том числе и Российской Федерации. Согласно Б.Г. Тугельбаевой преступление, предусмотренное ст. 133 УК РФ («Понуждение к действиям сексуального характера»), также имеет незначительный удельный вес не только в структуре всей преступности в целом, но и в структуре преступлений против половой свободы и половой неприкосновенности [4, с. 88], что вполне обосновывается высокой латентностью этого преступления, и соответственно ощущается нехватка официальной статистической информации. Приведенные ниже данные могли бы послужить в том числе и для сравнительного анализа характеристики жертв обозначенного преступления, определения общих закономерностей.

Целью статьи является анализ данных относительно жертв принуждения к вступлению в половую связь, формирование на основании их обобщения социально-демографического портрета потенциальной жертвы указанного преступления для последующей выработки мер виктимо–логического предупреждения.

Согласно результатам проведенных нами исследований (изучение материалов уголовных дел, постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, постановлений, решений, приговоров судов, а также анкетирование граждан и работников правоохранительных органов) установлено, что жертвами принуждения к вступлению в половую связь чаще становятся лица женского пола (90,14%). Доля жертв принуждения к вступлению в половую связь лиц мужского пола составляет 9,86%.

Следует отметить, что 13,44% жертв не достигли совершеннолетнего возраста (18 лет), а 1,68% являлись на момент совершения преступления малолетними (не достигли 14-летнего возраста).

Среди всех жертв принуждения к вступлению в половую связь 4,2% – лица мужского пола, не достигшие совершеннолетнего возраста, что, в свою очередь, составляют 45,45% всех лиц мужского пола, ставших жертвами данного преступления. При этом жертвами мужского пола, не достигшими 14 лет, стали 18,18%, в возрасте от 14 до 18 лет – 27,27%, в возрасте от 30 до 39 лет – 27,27%, в возрасте от 40 до 49 лет – 9,09% и в возрасте 50 лет и старше – 18,18%. В рамках проведенного исследования нам не удалось выявить жертв мужского пола в возрасте от 18 до 29 лет.

Считаем, что это обусловливается скорее латентным характером преступления и некоторыми внутренними факторами жертв, такими как стыд, боязнь быть заподозренным в нетрадиционной сексуальной ориентации или «мужской несостоятельности», что и влечет за собой нежелание лиц именно этой возрастной категории сообщать о совершении в отношении них принуждения к вступлению в половую связь, а не реальным отсутствием жертв такого возраста.

В то же время среди всех жертв преступления, предусмотренного ст. 154 УК Украины, 9,24% лиц женского пола не достигли совершеннолетнего возраста, что, в свою очередь, составляет 10,18% всех лиц женского пола – жертв принуждения к вступлению в половую связь. Таким образом, совершеннолетние женщины составляют 81,51% от всех жертв принуждения к вступлению в половую связь и 89,81% среди жертв женского пола. Совершеннолетние лица женского пола – жертвы принуждения к вступлению в половую связь по возрасту распределились таким образом: в возрасте от 18 до 29 – 67,01%; от 30 до 39 – 16,49%; от 40 до 49 – 12,37% и в возрасте от 50 лет и старше – 4,13%.

Исходя из данных, которыми мы располагаем, если принять общее число жертв за 100%, их процентное соотношение будет следующим (см. рис.1).

 

Что касается образовательного уровня, то 59,38% жертв принуждения к вступлению в половую связь имели высшее образование, 15,63% – среднееспециальное. На момент совершения преступления 37,5% являлись студентами высших учебных заведений. Следует отметить, что указанные цифры касаются лиц, достигших 17-летнего возраста.

31,58% опрошенных нами лиц из тех, которые считают себя жертвами принуждения к вступлению в половую связь, показали, что на момент совершения преступления находились в служебной зависимости от лица, принуждавшего к вступлению в половую связь; 2,63% находились в материальной зависимости; 27,63% – в материальной и служебной зависимости; 38,16% –в другой форме зависимости (например, зависимость пациента от врача, студента от преподавателя, родственника обвиняемого от следователя) [3, с. 111].

 

Результаты исследований также показали, что в 87,37% случаев принуждения к вступлению в половую связь ни жертва, ни лицо, принуждавшее к вступлению в половую связь, не находились в состоянии алкогольного опьянения. В 10,52% случаев только лицо, принуждавшее к вступлению в половую связь, находилось в состоянии алкогольного опьянения. В 2,11% случаев жертвы употребляли алкогольные напитки вместе с лицом, принуждавшим к вступлению в половую связь, и находились в нетрезвом состоянии [3, c. 111]. Указанные особенности, кроме прочего, существенно отличают криминологические картины принуждения к вступлению в половую связь и изнасилования.

В ходе исследования мы выяснили, что большинство жертв являються городскими жителями (94,83%) и только 5,17% – жителями сельской местности.

Также представляет интерес то, что принуждение к вступлению в половую связь (именно принуждение, а не сексуальный контакт, который может состояться спустя некоторое время или не состояться вообще) чаще происходит:

– в рабочем помещении в течение рабочего дня (в случае когда жертва и лицо, принуждающее к вступлению в половую связь, работают на одном предприятии, в организации, учреждении, или лицо, принуждающее к вступлению в половую связь, работает, а жертва учится в одном и том же заведении) – 61,16%;

– на улице, в парке – 9,91%;

– в жилом помещении, принадлежащем лицу, принуждающему к вступлению в половую связь, – 8,26%;

– во время проведения корпоративных праздников – 5,79%;

– в заведениях общественного питания – 5,79%;

– в жилом помещении, принадлежащем жертве, – 4,96%;

– на рабочем месте лица, принуждающего к вступлению в половую связь (в случае когда лицо, принуждавщее к вступлению в половую связь, и жертва не работают на одном предприятии, в организации, учреждении) – 4,13%.

Согласно результатам проведенного нами исследования в большинстве случаев принуждение к вступлению в половую связь осуществляется посредством прямых угроз (увольнения, существенного ухудшения условий работы, невозможностью сдачи зачета или экзамена, исключения из учебного заведения и т.д.) – 77,63%. В других случаях угрозы имеют завуалированный характер, например намеки на нестабильную экономическую ситуацию в государстве, сопровождаемые сексуальными домогательствами.

Результаты анкетирования жертв показали, что принуждение к вступлению в половую связь в большинстве случаев носит одноразовый характер (50%), т.е. лицо либо принуждало жертву к одному акту удовлетворения половой страсти, либо после такой одной неудачной попытки оставляло свои намерения. В 25% случаев лицо, принуждающее к вступлению в половую связь, совершало свои действия несколько раз, не ограничиваясь одной попыткой. Еще в 25% случаев жертва принуждалась к сожительству (здесь имеем в виду – к относительно регулярному, системному удовлетворению половой страсти, не ограниченному временными рамками). Согласно же материалам уголовных дел принуждение к вступлению в половую связь в 46,67% случаев носит одноразовый характер; в 53,33% принуждение совершается несколько раз и в 13,33% случаев жертва принуждается к длительной сексуальной связи.

На момент совершения преступления 50% жертв работали, находились или учились в государственных учреждениях, 46,88% жертв на момент совершения преступления работали на частных предприятиях, 3,12% пострадали от принуждения, совершенного членом семьи (мужем, отцом).

На момент совершения преступления 47,37% жертв являлись работниками сферы образования или студентами, 15,79% жертв работали на заводах, комбинатах, 11,84% были задействованы в экономико-финансовой сфере, 9,21% – работники сферы обслуживания, 6,58% –государственные служащие, 6,58% – работники сферы охраны здоровья и 2,52% – безработные.

Для общей характеристики контингента жертв принуждения к вступлению в половую связь немаловажное значение имеют некоторые факторы их, возможно, виктимного поведения, особенно принимая во внимание преступление, в ракурсе которого оно рассматривается.

Так, одним из основных условий совершения принуждения к вступлению в половую связь принято считать провоцирующий внешний вид жертвы (вызывающая одежда, яркий, броский макияж). Мы провели опрос лиц, которые стали жертвами принуждения к вступлению в половую связь с целью установить их манеру одеваться. Следует отметить, что респондентами стали лица, достигшие 16-летнего возраста. Так, 21,87% жертв ответили, что своей одеждой не подчеркивают свою фигуру, ее достоинства (грудь, бедра и т.д.); 31,25% ответили, что своей одеждой пытаются подчеркнуть достоинства фигуры и скрыть недостатки; 43,75% ответили, что стараются подчеркнуть фигуру, не акцентируя внимания на ее достоинствах (сексуальных частях телах); 3,13% ответили, что стараются акцентировать внимание на соблазнительных частях своего тела (все выбравшие данный вариант ответа были мужчинами).

Для сравнения приведем ответы респондентов из числа тех, кто не был жертвой принуждения к вступлению в половую связь: 52,61% лиц ответили, что своей одеждой не подчеркивают свою фигуру, ее достоинства (грудь, бедра и т.д.); 24,25% – своей одеждой пытаются подчеркнуть достоинства фигуры и скрыть недостатки; 21,27% – стараются подчеркнуть фигуру, не акцентируя внимания на ее дотоинствах (сексуальных частях телах); 1,87% – стараются акцентировать внимание на соблазнительных частях своего тела (см. рис. 2).

 

Мы можем видеть, что лица, которые становились жертвами принуждения к вступлению в половую связь, в своем выборе одежды чаще придерживались более откровенного, сексуального (иногда вызывающего) стиля, чем лица, которые не становились жертвами подобного преступления.

Отметим, что в случаях, когда и жертва и лицо, принуждавшее к вступлению в половую связь, работали (кто-то из них обучался) на одном предприятии, в учреждении, организации, дресс-код был введен в 34,48% случаев (эту цифру составили заводы, РОВД, больницы, некоторые вузы).

Мы также провели опрос работников правоохранительных органов (следователей прокуратуры, помощников прокуроров, прокуроров, следователей милиции, участковых инспекторов, оперуполномоченных), одной из целью которого было выявление их личного мнения об основных детерминантах принуждения к вступлению в половую связь (рис. 3) [2, с. 415].

 

Как видим, 37,04% сотрудников правоохранительных органов считают, что стиль одежды жертвы действительно является одним из условий принуждения к вступлению в половую связь, что в связи с приведенными выше данными можно считать вполне отвечающим реальности.

Возможно, данную ситуацию для заинтересованных предприятий, организаций, учреждений могло бы исправить не столько введение дресс-кода, сколько контроль за его соблюдением.

Безусловно, приведенная характеристика жертв принуждения к вступлению в половую связь далеко не полная, однако позволяет определить круг лиц, на которых целесообразно сфокусировать виктимологическое предупреждения. Это лица женского пола в возрасте от 18 до 29 лет, проживающие в городах, с высшим образованием, работающие в сфере образования и/или являющиеся студентами вузов, производственной сфере, предпочитающие более откровенный, сексуальный (иногда вызывающий) стиль одежды. С учетом того, что большинство принуждений к вступлению в половую связь совершаются в рабочем помещении (например, офисе) в течение рабочего дня (в случае когда жертва и лицо, принуждающее к вступлению в половую связь, работают на одном предприятии, в организации, учреждении, или лицо, принуждающее к вступлению в половую связь, работает, а жертва учится в одном и том же заведении), возможно, было бы не лишним рекомендовать предприятиям, организациям, учреждениям вне зависимости от формы собственности, предъявлять определенные требованию к внешнему виду своих работников и закреплять соответствующие требования, например, в условиях трудовых договоров.

 

Библиографический список

  1. Кримінальний кодекс України: Науково-практичний коментар / за заг. ред. В.В. Сташиса, В.Я. Тація. Киев: Концерн «Видавничий Дім “Ін Юре”», 2003. 1196 с.

  2. Плутицька К.М. Питання детермінації примушування до вступу в статевий зв'язок // Вісник Львівського університету. Сер. юридична. 2012. №56. С. 409–416.

  3. Плутицька К.М. Примушування до вступу в статевий зв'язок : окремі аспекти структури злочину // Пошук концептуальних засад розбудови правової системи України: тез. допов всеукр. конф. Львів, 2011. С. 110–111.

  4. Тугельбаева Б.Г. Проблемы преступного насилия в отношении женщин: предупреждение и борьба с последствиями (на материалах Кыргызской Республики): дис. … д-ра юрид. наук. Бишкек, 2005. 381 с.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.