УДК 343.811

К вопросу о структуре и видах системы исполнения наказаний в виде лишения свободы периода 30–60-х годов XX века

В.С. Михайлов

Преподаватель кафедры режима и охраны в УИС
Самарский юридический институт ФСИН России
443022, г. Самара, ул. Рыльская, 24-В
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

В статье содержится анализ правовых основ формирования структуры и регулирования деятельности советской пенитенциарной системы в период функционирования ГУЛАГа (30–60-е гг. ХХ века). Рассматриваются характерные особенности системы мест заключения того периода, а именно существование двух параллельных подпенитенциарных систем – исправительно-трудовых лагерей и исправительно-трудовых колоний.


Ключевые слова: ГУЛАГ; пенитенциарная система; карательная политика;  нормативно-правовое регулирование

 

Рассматривая систему мест заключения в стране с конца 20-х – до 60-х годов XX века, необходимо учитывать, что на начальном этапе рассматриваемого периода в пенитенциарной политике явно прослеживался жесткий поворот к усилению репрессий в отношении «классово чуждых» элементов.

В указанное время происходит резкое ужесточение карательной политики государства, связанное с обострением внутриполитической обстановки и утверждением культа личности Сталина. Развертывание широкомасштабных репрессий с неизбежностью привело к расширению системы мест лишения свободы.

После ликвидации НКВД РСФСР и передачи мест заключения в ведение НКЮ, где для управления ими было создано ГУИТУ, в стране по-прежнему сохранялись две системы мест заключения. Первая, республиканская, к началу 1930-х годов включает тюрьмы для содержания прежде всего следственных заключенных и исправительно-трудовые колонии. Во вторую, принадлежавшую ОГПУ, входили исправительно-трудовые лагеря, количество которых постепенно возрастало, и несколько политизоляторов, т.е. тюрем для содержания политических противников власти. В лагерях находились осужденные на срок от 3 лет и больше – как за контрреволюционные, так и за уголовные преступления [6, с. 319].

Представителями власти длительное время обсуждался сам вопрос передачи функций в сфере пенитенциарного дела. Пункт 6 совершенно секретной Резолюции совещания народных комиссаров внутренних дел союзных республик о взаимоотношениях с ОГПУ (и предложения ОГПУ упразднить народные комиссариаты внутренних дел), принятой на заседании 16 июня 1924 г., указывал следующее. Содержащиеся в письме ОГПУ предложения о передаче функций по заведованию местами заключения в НКЮ совещанием сочтены несостоятельными. Вопрос о возвращении пенитенциарного дела из НКВД в НКЮ должен быть решительно отвергнут ввиду несомненного улучшения положения этого дела в течение полутора лет после изъятия его из НКЮ. Целесообразным сочтено объединение всех административных функций в одном комиссариате НКВД, что обосновывалось тем, что наибольший контроль за проведением «правильной» исправительно-трудовой политики должен был обеспечиваться органами НКЮ, за которыми законом такая функция сохранялась [9].

Тем не менее, как указывалось выше, передача пенитенциарного дела из НКВД в НКЮ состоялась 31 декабря 1930 г.

Таким образом, образовывались две параллельные подпенитенциарные системы – исправительно-трудовых лагерей, управляемых из центра ОГПУ, и исправительно-трудовых колоний, управляемых республиканскими НКЮ. Вместе с тем отмечается, что условия содержания в ИТЛ во многом были схожи с общими местами заключения (исправительно-трудовыми колониями), в частности предусматривались: прогрессивная система, культурно-просветительная работа, условно-досрочное освобождение и т.д. На облегченном режиме ИТЛ заключенные имели возможность свободного передвижения за пределами лагеря, если этого требовал характер выполняемых работ. Многие нормы, таким образом, если их рассматривать, по выражению М.Г. Деткова, «вне конкретной российской системы лагерей» [5], отражали прогрессивное начало в деле организации исправительной практики. Однако соединенные с классовой направленностью, с преувеличенными полномочиями ОГПУ – НКВД и субъективным произволом должностных лиц, эти нормы часто оборачивались бесправным положением заключенных [8, с. 394].

В географических рамках рассматриваемого периода европейский Север России стал естественным полигоном для отработки различных методов и моделей функционирования репрессивной государственной машины. Соловецкий лагерь особого назначения, Управление северных лагерей особого назначения, лагерь-стройка Беломоро-Балтийского канала, Вайгачская и Ухтинская комплексные экспедиции ОГПУ, Ухто-Печорский трест, Архангельские, Северо-Двинские, Карело-Мурманские, Вологодские, Ухто-Печорские, Воркуто-Интинские, Северные железнодорожные и Усть-Вымские лесные легерные комплексы, сотни спецпоселков для многих десятков тысяч раскулаченных, высланных и ссыльных по политическим мотивам, сотни тысяч политзаключенных в лагерях, колониях, тюрьмах, закрытых научно-исследовательских центрах – вот что представляла собой система карательной политики государства. Ее размеры, размах произведенных работ, масштабы реализованных и нереализованных проектов потрясают воображение [7, с. 6].

В целом система мест заключения к началу 1930 г. состояла из трех основных звеньев: исправительно-трудовые лагеря, дома заключения и трудовые колонии открытого и закрытого типов, дома заключения для подследственных и пересыльных [2, с. 24–25]. В конце 1930-х годов ликвидируются НКВД союзных и автономных республик, в связи с этим подчиненные им места заключения и управления переданы НКЮ союзных республик.

Данные структурные изменения не имели существенного значения для пенитенциарной политики в целом, так как не коснулись ее основного звена – исправительно-трудовых лагерей, которые с момента своего образования подчинялись ОГПУ СНК СССР. В составе этого органа в апреле 1930 г. создается Управление исправительно-трудовых лагерей (УЛАГ). Статус тогда еще небольшого Управления с аппаратом из 87 человек был уже осенью того же года повышен до статуса Главного управления. Знакомая аббревиатура «ГУЛАГ» появилась в официальном делопроизводстве 9 ноября 1930 г., когда очередной приказ объявил о вводимом с 1 октября, т.е. задним числом, новом штатном расписании Главного управления лагерями ОГПУ. С тех пор это подразделение ОГПУ НКВД СССР, несмотря на свои неоднократные переименования, всегда сохраняло свою первоначальную аббревиатуру – ГУЛАГ.

В 1931 году в ведение ГУЛАГа ОГПУ были переданы все спецпоселенцы и в его структуре создан отдел трудовых поселений. Согласно действующему с ноября 1932 г. штатному расписанию главком руководил начальник, который имел заместителя и двух помощников. Структура главка включала в себя секретариат и десять секторов, численность сотрудников которых увеличилась до 253 человек против 87 человек, работавших в составе центрального аппарата летом 1930 г.

В соответствии с новым штатным расписанием, установленным 10 июля 1934 г., центральный аппарат ГУЛАГа состоял из начальника, двух его заместителей и трех помощников. В его структуру входили секретариат, радиостанция, коммутатор, 8 отделений (кадров, учетно-распределительное, охраны, культурно-воспитательное, снабжения, трудовых поселений, санитарное, контрольно-инспекторское), производственно-строительный отдел и образованный в октябре 1934 г. отдел мест заключения [5, с. 107].

Организационное построение ГУЛАГа в период Великой Отечественной войны и происшедшие изменения в составе его подразделений в целом охарактеризованы совершенно секретным докладом начальника ГУЛАГа В.Г. Наседкина наркому внутренних дел Л.П. Берия от 17 августа 1944 г. «О работе ГУЛАГа за годы войны (1941–1944)» [4].

Согласно данному правовому акту вся оперативная и производственно-хозяйственная деятельность ГУЛАГа НКВД СССР была направлена:

– на усиление изоляции заключенных и борьбу с антисоветскими проявлениями среди них;

– на сохранение физического состояния заключенных и их полное трудовое использование;

– на комплектование важнейших оборонных строительств и предприятий рабочей силой из заключенных;

– на всемерное усиление производства боеприпасов, спецукупорки и другой оборонной продукции;

– на расширение собственной продовольственной базы.

Практическая работа ГУЛАГа НКВД СССР: осуществляет руководство исправительно-трудовыми лагерями, подчиненными непосредственно Центру, республиканскими, краевыми и областными управлениями и отделами исправительно-трудовых лагерей и колоний, входящими в состав НКВД – УНКВД по территориальности.

По состоянию на 1 июля 1944 года имелось:

– исправительно-трудовых лагерей – 56,

– республиканских, краевых и областных управлений отделов исправительно-трудовых лагерей и колоний (УИТЛК – ОИТК) – 69.

В состав исправительно-трудовых лагерей, УИТЛК – ОИТК НКВД – УНКВД республик, краев и областей входило:

– отдельных лагерных подразделений – 910,

– исправительно-трудовых колоний – 424,

– городских – районных инспекций исправительно-трудовых работ – 1549.

Штатная численность указанных выше подразделений составляет 85 000 единиц (без военизированной охраны).

За время войны вновь организовано:

– исправительно-трудовых лагерей – 40,

– УИТЛК – 11,

– ОИТК НКВД – УНКВД – 15

Вместе с тем за тот же период подверглись расформированию:

– исправительно-трудовых лагерей – 69,

– УИТЛК – 1,

– ОИТК НКВД – УНКВД – 15.

Центральный аппарат ГУЛАГа НКВД СССР в своем составе имел 3 управления и 13 самостоятельных отделов со штатной положенностью 525 единиц.

Совершенно секретным приказом МВД СССР от 8 марта 1947 года №00266 [1] в целях обеспечения надежной изоляции и охраны в исправительно-трудовых лагерях и колониях МВД, усиления борьбы с преступностью и побегами, укрепления режима содержания, а также улучшения жилищно-бытовых условий и организации труда заключенных структура ГУЛАГа МВД СССР утверждена в составе следующих управлений и отделов:

а) 1-е Управление (по оперативной работе и охране) за счет объединения Управления охраны и Оперативного отдела ГУЛАГа;

б) 2-е Управление (Специальное) в составе отделов: организационно-правового, специального, санитарного, коммунально-эксплуатационного, культурно-воспитательного и архивного отделения;

в) 3-е Управление (Общего снабжения);

г) 4-е Управление (Производственное);

д) отделы: политический, кадров, контрольно-инспекторский, отделения: железнодорожных и водных перевозок и расчетно-финансовое;

е) Секретариат.

Ветеринарный отдел ГУЛАГа МВД СССР расформирован. Руководство ветеринарной службой в ИТЛ возложено на соответствующие производственные главные управления и управления МВД СССР.

В исправительно-трудовых лагерях, УИТЛК и ОИТК МВД – УМВД соответственно организованы отделы (отделения): по оперативной работе и охране за счет объединения оперативно-чекистских отделов (отделений) и штабов военизированной охраны.

Начальники оперативно-чекистских отделов (отделений) назначены начальниками отделов (отделений) и заместителями начальников ИТЛ, УТЛК ОИТК по оперативной работе и охране, с непосредственным подчинением начальникам ИТЛ, УИТЛК и ОИТК.

В отделах (отделениях) по оперативной работе и охране ИТЛ, УИТЛК и ОИТК МВД – УМВД установлены, в пределах существующих штатов, по 2 должности заместителей начальника отдела (отделения) по оперативной работе и по охране и режиму – он же начальник военизированной охраны.

В целях повышения роли ответственности начальников лагерных подразделений (районов, отделений и пунктов) и колоний за состояние режима, охраны и быта заключенных установлено, что на должности начальников лагерных подразделений – колоний могут быть назначаемы только лица, имеющие офицерские звания (преимущественно с чекистской и военной подготовкой), члены и кандидаты ВКП(б).

Исключительно специфичным аспектом деятельности пенитенциарных учреждений страны являлись так называемые спецлагеря МВД СССР, действовавшие на территории Германии и подчинявшиеся ГУЛАГу МВД СССР. В послевоенное время специальный закон о них так и не был издан и они продолжали действовать лишь на основании ведомственных инструкций МГБ. Это означает, что правовой статус осужденных и интернированных в таких лагерях не был определен, как и вид режима. Все это плохо соотносилось с действующим советским законодательством, тем более, что часть контингента данных спецлагерей в дальнейшем была этапирована в СССР, где и продолжала отбывать наказание.

В послевоенные годы места лишения свободы вновь значительно пополнились осужденными за особо тяжкие преступления, хотя начало 50-х годов – это период некоторой либерализации в развитии пенитенциарной системы страны.

В целях совершенствования управления деятельностью военизированной охраны приказом МВД СССР от 30 ноября 1950 г. за №00698 [10, с. 2.] объявляется Положение об Управлении охраны Главного управления исправительно-трудовых лагерей и колоний МВД СССР, в структуре которого организуются:

а) политическая часть в составе отделения политической работы и отделения комсомольско-молодежной работы;

б) отдел кадров;

в) оперативный отдел;

г) отдел боевой подготовки;

д) организационно-строевой отдел;

е) отдел службы тыла;

ж) секретариат.

Приказом МВД СССР от 5 мая 1951 г. №00235 [11, с. 2.] в целях повышения ответственности МВД-УМВД за положение дел по вопросам охраны, режима отбывания наказания и размещения заключенных, агентурно-оперативной работы, трудового использования и санитарно-бытовых условий в исправительно-трудовых лагерях, дислоцированных на территории республики, края, области, в составе МВД-УМВД были организованы отделы (отделения) исправительно-трудовых лагерей, начальниками которых по должности являлись соответственно заместители министров внутренних дел республик заместители начальников управлений МВД по краям и областям.

В функции отделам (отделениям) ИТЛ МВД-УМВД вменялось:

а) контроль за выполнением приказов, инструкций и распоряжений в части организации охраны, обеспечения режима отбывания наказания и изоляции заключенных;

б) организация и осуществление совместно с начальниками ИТЛ работы по выявлению уголовно-бандитских элементов;

в) руководство и контроль за состоянием агентурно-оперативной работы по пресечению в лагерях контрреволюционной деятельности, предупреждению побегов, бандитизма, хищений, диверсионно-вредительских актов;

г) контроль за правильным размещением заключенных в соответствии с характером совершенных ими преступлений, формированием, отправкой и приемом этапов;

д) оказание помощи в подборе, расстановке и воспитании руководящих оперативных кадров лагерей, а также кадров лагерной администрации, надзор службы и охраны;

е) разработка и проведение совместно с политическими отделами мероприятий по повышению уровня политико-воспитательной работы среди личного состава, мобилизации его на обеспечение режима содержания, охраны и изоляции заключенных.

После XX съезда КПСС, прошедшего в 1956 г.:

а) восстанавливается двойное подчинение органов внутренних дел Министерству внутренних дел и Советам депутатов трудящихся;

б) проводится в жизнь принцип отбывания наказания по месту совершения преступления или проживания осужденного до ареста;

в) на исполкомы местных Советов возлагается ответственность за трудоустройство освобожденных из мест заключения;

г) делаются попытки восстановить участие общественных организаций в процессе перевоспитания осужденных.

Для практического решения вопросов, связанных с реорганизацией уголовно-исполнительной системы, принимается постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 25октября 1956 г. «О мерах по улучшению работы Министерства внутренних дел СССР» [3], в соответствии с которым произошла ликвидация исправительно-трудовых лагерей как не обеспечивающих решения задачи исправления и перевоспитания заключенных. Вместо системы ГУЛАГ формируется система, основной единицей которой становится исправительно-трудовая колония.

Вплоть до января 1960 года центральным органом управления местами заключения являлось Министерство внутренних дел СССР, которое впоследствии было упразднено, и эту функцию стало выполнять МВД РСФСР. В составе Министерства в качестве отраслевых органов управления находились Главное управление местами заключения и Отдел детских трудовых и воспитательных колоний. Отделам главка вменялись следующие функции:

– организационно-инспекторскому отделу – обеспечение взаимодействия и координация деятельности аппарата управления в решении задач по реализации исправительно-трудовой политики, организация инспектирования деятельности мест заключения, обобщение и распространение опыта работы исправительно-трудовых учреждений;

– тюремному отделу – осуществление организационно-практических мероприятий по нормальному функционированию тюрем, разработка проектов нормативных актов и методических рекомендаций, касающихся совершенствования деятельности тюрем;

– специальному отделу – учет лиц, содержащихся в местах заключения, а также лиц, осужденных к исправительным работам, обеспечение мер по соблюдению сроков судебных приговоров, своевременному исполнению судебных определений об освобождении и сокращении сроков наказания, постановлений Президиума Верховного Совета СССР и президиумов верховных советов республик о помиловании и указов об амнистии. В обязанность отдела входила разработка проектов нормативных актов по вопросам подготовки материалов на помилование, условно-досрочное и другие виды досрочного освобождения, обеспечение контроля за правильностью оформления указанных материалов;

– оперативному отделу – руководство оперативной работой в местах лишения свободы, направленной на обеспечение режима, профилактику преступлений, раскрытие ранее совершенных преступлений, разработка методических рекомендаций по вопросам оперативного обеспечения деятельности ИТУ, контроль за деятельностью оперативных аппаратов, а также за объективностью материалов о переводе заключенных из колоний по различным основаниям;

– отделу профессионально-технической и общеобразовательной подготовки заключенных – организация профессионально-технического и общеобразовательного обучения заключенных в местах лишения свободы, обеспечение восьмилетнего и обязательного профессионального обучения лиц, не имеющих профессии;

– отделу трудового использования заключенных – организация труда заключенных на контрагентских началах, разработка условий типовых договоров на использование труда заключенных на предприятиях других министерств и ведомств;

– плановому отделу – разработка производственных планов промышленного и сельскохозяйственного производства исправительно-трудовых учреждений, согласование их в установленном порядке с планирующими органами, контроль за выполнением указанных планов;

– отделу труда и заработной платы – организация работы по нормированию труда и заработной платы на предприятиях исправительно-трудовых учреждений всех без исключения категорий работающих;

– финансовому отделу и бухгалтерии – организация осуществления финансирования мест лишения свободы, контроль за исполнением финансовых смет, анализ и контроль за состоянием производственно-финансовой деятельности исправительно-трудовых учреждений;

– отделу лесной промышленности – руководство производственной деятельностью исправительно-трудовых учреждений, которыеиспользуют труд заключенных на лесозаготовительных предприятиях;

– производственно-техническому управлению – обеспечение трудовой занятостью заключенных на предприятиях исправительно-трудовых учреждений, расширение и укрепление собственной производственной базы МТУ, руководство производственно-хозяйственной деятельностью ИТУ с собственным производством, совершенствование технологии производства, модернизация и замена оборудования, механизация и автоматизация производственных процессов, внедрение новой техники, передовых методов труда, развитие рационализации и изобретательства, организация совместно с политотделом мест заключения трудового соревнования заключенных и т.д.

Управленческая деятельность ГУМЗ МВД РСФСР не охватывала всех сфер функционирования мест лишения свободы. В той или иной мере свое влияние на деятельность органов, исполняющих наказание в виде лишения свободы, и ее эффективность оказывали другие функциональные службы МВД РСФСР: Управление внутренних войск, внутренней и конвойной охраны; первый специальный отдел, Оперативно-техническое управление, медицинский отдел Хозяйственного управления, Управление военного снабжения, отдел капитального строительства, Управление кадров и учебных заведений, Планово-финансовое управление. Множественность субъектов управления в условиях жесткой централизации руководства деятельностью органов, исполняющих наказание, как показала практика, сковывала инициативу и самостоятельность последних в принятии и реализации решений, нередко приводила к серьезным противоречиям в исполнении директивных указаний, исходящих от различных субъектов управления.

Таким образом, сложившиеся в начале 30-х годов две системы исправительно-трудовых учреждений – исправительно-трудовые лагеря ОГПУ и исправительно-трудовые колонии НКЮ, каждая из которых регулировалась собственными законодательными актами, – факт в истории государства беспрецедентный. Классовая принадлежность оставалась определяющим фактором неравенства субъектов. Социальный раскол общества на «социально близких» и «социально чуждых» продолжался, и пенитенциарная система РСФСР, как в зеркале, отразила этот процесс.

Структура ГУЛАГа с 1930 по 1960 г. изменялась неоднократно, функции же в своей основе остались те же. Они лишь уточнялись, расширялись либо сокращались в зависимости от динамики правонарушений и конкретных исторических условий. В частности, на масштабы деятельности и изменения функций ГУЛАГа непосредственное влияние оказали:

а) завершение в СССР ликвидации кулачества как класса (начало 1930-х гг.);

б) обострение борьбы с остатками мелкобуржуазных политических партий в период подготовки Германии к войне против СССР (вторая половина 30-х гг.);

в) пресечение шпионско-диверсионной и прочей подрывной деятельности враждебных советскому государству элементов в период Великой Отечественной войны;

г) массовый пересмотр приговоров судебных органов, решений «троек» УНКВД, постановлений Особого совещания ОГПУ – НКВД – МГБ и реабилитация отдельных категорий осужденных (1956 и последующие годы).

Подводя итог, а также исходя из целей определения системы нормативно-правовых актов в рамках регулирования деятельности пенитенциарной системы исследуемого периода, определения особенностей реализации положений нормативно-правовых актов в деятельности органов и учреждений, исполнявших наказание в виде лишения свободы, следует сказать, что в советский период пенитенциарная система преобразовывается в исправительно-трудовую, что имело как позитивные, так и негативные последствия. Именно в этот период был разработан научный подход к таким проблемам, как исправительное трудовое воздействие на осужденных, воспитательная работа с осужденными, режим и охрана осужденных, что вне всяких сомнений нашло свое отражение и в современном законодательстве. В то же время исправительно-трудовая система, будучи неотъемлемой частью карательного аппарата, выполняла репрессивно-карательные функции. Становление и упрочение советской социалистической системы с первых дней ее существования было связано с комплексом насильственных, репрессивных мер в отношении различных слоев населения. В дальнейшем, по мнению автора, это оказало существенное влияние на социально-демографическую ситуацию в стране, а также нарушило морально-этические традиции народа, подорвало основу хозяйства и предпринимательства.

 

Библиографический список

  1. Архив НИПЦ «Мемориал». Коллекция документов.

  2. Астемиров З.А. История советского исправительно-трудового права. Рязань, 1975. С. 24–25.

  3. ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 12. Д. 315. Л. 140–146

  4. ГАРФ. Ф. 9414. Оп. 1. Д. 66. Л. 1–61.

  5. Детков М.Г. Содержание карательной политики советского государства и ее реализация при исполнении наказания в виде лишения свободы в тридцатые-пятидесятые годы. Домодедово, 1992.

  6. Министерство внутренних дел. 1902–2002. Исторический очерк. М.: Объед. ред. МВД России, 2004. С. 319

  7. Морозов H.А. ГУЛАГ в Коми крае. 1929–1956 гг.: автореф. дис. ... д-ра. ист. наук. Екатеринбург, 2000. С. 6.

  8. Упоров И.В. Пенитенциарная политика России в XVIII–XX вв.: Историко-правовой анализ тенденций развития. СПб.: Юрид. центр Пресс, 2004. С. 394.

  9. ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 2. Д. 265. Л. 20.

  10. ЦГАСА. Сб. 310. С. 2.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.