УДК 343.985

Специфика доказывания при расследовании экономических преступлений, совершаемых руководством товариществ собственников жилья

Д.Н. Маринкин

Кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры правовых дисциплин и методики преподавания права
Пермский государственный гуманитарно-педагогический университет
614000, г. Пермь, ул. Сибирская, 24
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Количество преступных деяний в сфере управления общим имуществом многоквартирных домов в России неуклонно растет. Специфика правового регулирования и накопленная проблемность сферы не позволяют сотрудникам правоохранительных органов эффективно расследовать экономические преступления в сфере ЖКХ. Основными вопросами предварительных проверок и расследования уголовных дел являются проблемы формирования доказательственной базы. В статье рассмотрены специфика доказывания при расследовании экономических преступлений, совершаемых руководством товариществ собственников жилья, процесс выявления преступных деяний сферы жилищно-коммунального комплекса, их фиксация и проблемные моменты формирования доказательственной базы в процессе установления обстоятельств, подлежащих доказыванию при расследовании уголовных дел.


Ключевые слова: товарищества собственников жилья; обстоятельств,а подлежащие доказыванию;  выявление преступлений; расследование экономических преступлений

 

Итогом внутренней работы следователя в процессе расследования преступлений в сфере жилищно-коммунального комплекса является переход от частных версий к перечню обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному расследуемому уголовному делу.

В научной дискуссии необходимо разграничивать уровень мышления криминалиста ученого и практика. Выдвигая в статье предложения как ученые, мы подразумеваем возможности их применения на практике [9, с. 13].

В частности, когда выдвинута версия, что, например, бухгалтер товарищества собственников жилья присвоил денежные средства, – это лишь предположение, которое может получить свое развитие и уточнение в результате проверочных мероприятий. Но если известно точно и это подтверждается результатами оперативно-разыскных мероприятий и (или) неотложных следственных действий, что бухгалтер все-таки похитил денежную сумму, например оплатив свой кредит за счет средств ТСЖ, перечислив на собственный счет в сотовую компанию или организовав «корпоратив» руководству товарищества, то следователь должен четко представлять круг обстоятельств, которые ему необходимо доказать.

Таким образом, помимо общего предмета доказывания, указанного в ст. 73 УПК РФ: о возрасте лица, о его материальной ответственности, административно-хозяйственных и распорядительных полномочиях и т.п., – субъекту расследования мы рекомендуем устанавливать и доказывать и дополнительные обстоятельства криминальной активности, свойственные именно сфере жилищно-коммунального комплекса.

Например, тот факт, что бухгалтер сам по системе клиент-банк отдал распоряжения о переводе средств со счета ТСЖ в счет оплаты собственных услуг связи или кредита за купленную бытовую технику. Либо дал указания на это подчиненному бухгалтеру (о составлении платежного поручения, проведении проводки в счетах бухгалтерского учета и т.п.).

Несмотря на то, что, таким образом, нами предполагается, что следователь опускается до достаточно мелких деталей расследуемых событий, в реальности необходимо мыслить именно так. Выражаться эта мыслительная деятельность должна в уме субъекта расследования (в т.ч. версионное мышление) и на бумаге – в качестве плана проверочных мероприятий либо следственных действий по материалам уголовного дела.

Объяснимо это и тем, что сфере жилищно-коммунального комплекса свойственны всевозможные злоупотребления и преступления (в частности, уголовно наказуемые деяния в рамках ст. 158, 159, 160, 169, 171, 173, 174, 174.1, 175, 176, 184, 195, 196, 197, 199, 199.1, 199.2, 201, 204, 285, 285.1, 285.2, 286, 289, 290, 291 УК РФ).

В данной связи немаловажны и сложности механизмов преступной деятельности (именно деятельности, человека) в сфере жилищно-коммунального комплекса, и проблемы квалификации деяний по уголовному законодательству России.

Например, сложные схемы мошенничеств могут квалифицироваться по ст. 159, 160, 174 УК РФ [7]. Данные преступления могут совершаться и в совокупности с иными преступлениями: ст. 175, 199, 204, 290 УК РФ; либо в зависимости от того, кому наносится ущерб преступлением, квалифицироваться по ст. 285, 289, 201 УК РФ.

Конкретизация же предмета доказывания в значительной степени связана с тщательным анализом экономико-криминальных схем, а также детальной разработкой имеющихся частных версий [6, с. 242–246], так как на практике происходит доказывание конкретных экономико-криминальных схем[11, с. 59], применяющихся определенными категориями лиц, путем создания новых и использованием имеющихся условий, в которых реализуется преступный замысел.

В наших статьях ранее был дан перечень экономико-криминальных схем, характерных для сферы жилищно-коммунального комплекса.

Итак, достаточно типичными способами преступлений в сфере жилищно-коммунального комплекса являются:

  1. заключение фиктивных договоров на выполнение работ или оказание услуг с последующим изъятием денежных средств, перечисленных в оплату за невыполненные работы, неоказанные услуги;

  2. неполное оприходование поступающих материальных ценностей;

  3. оформление бестоварных накладных, счетов-фактур, товарных чеков;

  4. получение наличных денег без оформления кассового чека или путем искажения данных контрольной кассовой ленты;

  5. оформление подложных документов, служащих основанием для получения или выдачи наличных денег;

  6. фальсификация результатов инвентаризации;

  7. присвоение денежных средств (заработной платы) путем фальсификации записей в платежных ведомостях;

  8. внесение подложных записей в иные первичные учетные документы и другие действия, направленные на создание резерва для хищения, изъятие ценностей и сокрытие недостачи;

  9. фальсификация количественных и качественных показателей при приемке товарно-материальных ценностей;

  10. необоснованное списание материальных ценностей на выполнение строительных, ремонтных или иных хозяйственных работ;

  11. внесение подложных записей в регистры бухгалтерского учета и счета бухгалтерского баланса.

В этой связи мы сформулируем перечень обстоятельств, подлежащих установлению и доказыванию, применительно к типичным способам преступных деяний сферы жилищно-коммунального комплекса. Тем более, что в научной литературе идет достаточно активная дискуссия по данной проблематике, итогом которой видится лишь увеличение информационных объемов проблематики. Кроме того, снижается и смысловое содержание, в результате чего субъект расследования, сталкиваясь с преступной активностью в сфере жилищно-коммунального комплекса, не понимает, что же необходимо установить и доказать в данном случае.

Исследователи, в частности, ведут речь об «обстоятельствах, подлежащих установлению» [2, с. 7–38, 63–69], говорят об «обстоятельствах, подлежащих доказыванию и выявлению» [11, с. 44–46, 236–237], встречаются и «обстоятельства, подлежащие доказыванию». Иногда присутствует в литературе и наименование «предмет и пределы доказывания при расследовании» [13, с. 107–125]. Правильнее же, на наш взгляд, говорить об обстоятельствах, подлежащие доказыванию, подразумевая, что их необходимо установить.

Итак, сформулируем конкретизированный предмет доказывания по исследуемому механизму преступной деятельности:

  1. факт участия конкретного лица в хищении, взяточничестве, уклонении от уплаты налогов (например, председателя или (и) бухгалтера ТСЖ в присвоении денежных средств со счета товарищества);

  2. роль и мотивы каждого из преступной группы (например, корыстную заинтересованность сотрудника организации-подрядчика по ремонту помещений многоквартирного дома в получении отката за заключенный договор капитального ремонта);

  3. степень и характер ответственности каждого из участников криминальной схемы, в том числе факты их активных действий (в частности, подделка подписей в акте приемки выполненных работ по осуществленному ремонту подъездов многоквартирного дома председателем управляющей организации; внесение заведомо ложных сведений в счета бухгалтерского учета бухгалтером по суммам полученных на счет ТСЖ денежных средств от администрации для проведения капитального ремонта дома);

  4. содержание конкретных действий участников криминальной ситуации в сфере жилищно-коммунального комплекса по подготовке, совершению и сокрытию хищений (например, уничтожение бухгалтерских документов управляющей организации главным бухгалтером (вывоз, вынос из офисных помещений, поджоги и т.д.) для сокрытия совершенных хищений и уклонения от уплаты, таким образом, налогов);

  5. временные периоды совершенных преступных деяний (дата внесения заведомо ложных данных по поставленным объемам газа, воды и т.п. в многоквартирный дом; период осуществления уборки и вывоз ТБО без соответствующего пакета документов организацией);

  6. место совершения преступных действий (конкретный многоквартирный дом; бухгалтерия управляющей организации – компьютерная программа «1С-бухгалтерия», налоговые декларации; бойлерная, котельная в многоквартирном доме, например при изменении объемов и давления воды с целью их экономии и создания, таким образом, резервов для последующих хищений);

  7. характер и размеры ущерба от преступной активности каждого из участников криминальной ситуации (в денежном выражении при хищении денежных средств со счетов бухгалтером, в материальном при присвоении строительных материалов при осуществлении текущего ремонта в многоквартирном доме сотрудниками подрядной организации, в моральном – при несвоевременном вывозе мусора и уборке придворовой территории);

  8. вид похищенного имущества и факт его принадлежности собственнику (электрическая энергия – при хищении таковой жильцами; катушки лифтов в высотных домах; незаконное подключение и использование электроэнергии и газа, воды и др.);

  9. обстоятельства, способствующие совершению преступных деяний (отсутствие должного контроля председателя ТСЖ за бухгалтером и кассиром; их сговор; осуществление одним лицом функций бухгалтера и кассира в управляющей организации; коррумпированность должностных лиц администрации при проведении конкурсов на уборку территорий и вывоз ТБО);

  10. обстоятельства, затрудняющие преступную активность в сфере жилищно-коммунального комплекса (в частности, контроль жильцами процедур и процесса ремонта помещений многоквартирного дома и расходования материалов согласно сметной документации; регулярные выездные или камеральные налоговые проверки управляющих организаций в сфере ЖКХ).

Помимо указанного, хотелось бы отметить, что проблематичной при расследовании преступлений в сфере жилищно-коммунального комплекса является необходимость по каждому факту предмета доказывания (а их множество) осуществлять проверку и устанавливает целый ряд доказательственных аргументов. Решение видим лишь в соответствующей подготовке и проведении комплекса процессуальных действий.

Перечень и последовательность следственных действий, организационных и оперативно-розыскных мероприятий на первоначальном и последующем этапе расследования (вопросами периодизации, расследования выделения его этапов занимались различные ученые; большинство исследователей полагают, что расследование состоит из трех стадий, а также сходятся во мнении, что часть преступлений раскрываются на начальном этапе, но значительная часть на последующих этапах) [4; 8; 10] зависит от нескольких факторов, в числе которых [5]:

  1. сложность механизмов хищения, вероятность оказания активного противодействия расследованию;

  2. особенность ситуации возбуждения уголовного дела;

  3. характер механизма доказывания по конкретному уголовному делу.

В частности, при проверке информации о совершении преступлений экономической направленности на объектах жилищно-коммунального комплекса первоочередными оперативно-розыскными мероприятиями являются:

  1. исследование документов, оформляемых при проведении сделок, выписок из банковских счетов, справок о движении денежных средств, иной бухгалтерской документации производственных структур ЖКХ (например, договоров по ремонту жилых помещений и др.);

  2. опросы граждан и представителей юридических лиц, которым причинен материальный ущерб, руководителей проверяемой организации либо индивидуальных предпринимателей об осуществлении ими коммерческой деятельности.

  3. Последующая направленность и объем оперативно-розыскных мероприятий зависия от результатов работы и информации, которой располагают оперативные сотрудники (БЭП, УНП) на первоначальном этапе.

При этом составляемый ими план оперативно-розыскных мероприятий, как правило, должен предусматривать:

  1. определение конкретных приемов и методов противоправных действий и технологию их фиксации;

  2. выявление возможных мест хранения похищенного имущества или денежных средств, для последующего возмещения ущерба;

  3. проведение оперативных установок по месту жительства разрабатываемых лиц, в том числе для установления круга их сообщников.

Таким образом, основные этапы реализации запланированных ОРМ, тем более их конкретный перечень определяется исходя из анализа всей совокупности данных по делу оперативного учета.

Вместе с тем необходимо иметь в виду, что данных, которые получены в ходе проведения комплекса оперативно-розыскных мероприятий, может быть недостаточно для принятия решения о возбуждении уголовного дела. Зачастую это обусловлено тем, что одним из важных доказательств, играющих в дальнейшем определяющую роль в расследовании преступного деяния, является заключение специалиста системы ЖКХ, контролирующих и ревизионных органов, иных структур, подведомственных Министерству регионального развития [3].

Таким образом, реализуя указанные в статье мероприятия и предложения, субъект расследования может достичь положительных результатов в расследовании преступлений в сфере жилищно-коммунального комплекса.

 

Библиографический список

  1. Баев О.Я. Тактика следственных действий: учеб. пособие. Воронеж: Изд-во ВГУ, 1992. 176 с.

  2. Бертовский Л.В., Образцов В.А. Выявление и расследование экономических преступлений: учеб.-практ. изд. М.: Экзамен, 2003. 256 с.

  3. Выявление и пресечение преступлений экономической направленности на объектах жилищно-коммунального хозяйства: метод. рекомендации. М.: ВНИИ МВД России, 2007.

  4. Герасимов И.Ф. Этапы раскрытия преступления // Следственные ситуации и раскрытие преступлений. Свердловск, 1975. С. 9-14.

  5. Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступлений. Минск: Изд-во БГУ, 1979. 128 с.

  6. Журавлев С.Ю. Механизм анализа криминальных схем в сфере экономики // Экономическая безопасность России: политические ориентиры, законодательные приоритеты, практика обеспечения: Вестник Нижегород. акад. МВД России. 2006. №6. С. 242–246.

  7. Каминский М.К., Лубин А.Ф. Криминалистическое руководство для стажеров службы БХСС. Горький, 1987.

  8. Кузьменко Н.К. Периодизация этапов в методике расследования преступлений // Методика расследования преступлений (общие положения). М., 1976. 280 с.

  9. Лубин А.Ф. Некоторые методологические проблемы криминалистики // Криминалистика: проблемы методологии и практики расследования отдельных видов преступлений: сб. науч. ст. / под ред. д-ра юрид. наук, проф. А.Ф. Лубина. Н.Новгород: Нижегород. акад. МВД России, 2003. С. 13.

  10. Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования. М., 1973. 216 с.

  11. Расследование преступлений, совершаемых в сфере экономической деятельности: учеб. пособие / под ред. к.ю.н., проф. Е.П. Фирсова. М.: Юрлитинформ, 2005. 288 с.

  12. Сологуб Н.М., Евдокимов С.Г., Данилова Н.А. Хищения в сфере экономической деятельности: механизм преступления и его выявление: метод. пособие. М.: ПРИОР, 2002. 256 с.

  13. Щерба С.П., Власов П.Е. Расследование незаконных банкротств и неправомерных действий при банкротстве. М.: Юрлитинформ, 2005. 176 с.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.