УДК 347.416(476)

Субъектный состав договора факторинга по законодательству России, Белоруссии, Латвии: сравнительно-правовое исследование

Н.Л. Бондаренко

Доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры частного права
Международный университет «МИТСО»
220099, Республика Беларусь, г. Минск, ул. Казинца, 21/3
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

О.Н. Шкут

Юрист, член правления SIA «Bals Latgale»
LV-5422, Латвия, г. Даугавпилс, ул. Резекнес, 17а-33
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Для современного этапа развития стран постсоветского пространства, включая Россию, Беларусь и Латвию, характерно бурное развитие различного рода правоотношений по кредитованию. Несмотря на значительные преимущества факторинга как одного из ключевых инструментов в развитии малого и среднего предпринимательства, факторинговые отношения еще не получили широкого распространения в гражданском обороте. На основе сравнительного анализа законодательства названных стран, положений правовой доктрины авторы статьи делают ряд выводов о необходимости совершенствования действующего законодательства в части субъектного состава факторинговых отношений.


Ключевые слова: факторинг; договор факторинга; финансирование; фактор; клиент

 

Проблема задержки платежей, недостаточный объем оборотных денежных средств предприятий и высокие процентные ставки по кредитам актуализируют интерес к факторингу у субъектов хозяйствования различных стран. В Республике Беларусь факторинговые операции активно стали осуществляться лишь в последние два десятилетия, в то время как в таких странах, как Великобритания и США, факторинг известен уже более двух столетий. Однако, несмотря на то, что по состоянию на 20 марта 2013 г. лицензию на осуществление факторинговых операций имеют 31 из 32 банков, зарегистрированных в Республике Беларусь, факторинговые операции в гражданском обороте Республики Беларусь не имеют широкого распространения. Первоначально при осуществлении факторинговых операций белорусские банки столкнулись с целым рядом проблем, а именно: невозможностью доступа к современным факторинговым технологиям, используемым в развитых странах; отсутствием практического опыта применения факторинга, научной и методической литературы; нехваткой квалифицированного персонала и высококлассного программного обеспечения для обслуживания факторинговых операций специализированными фирмами [6, c. 3]. Еще одним обстоятельством, тормозящим развитие факторинговых отношений, является требование, предъявляемое законом к субъектному составу договора факторинга. Именно на этой проблеме и будет сосредоточено основное внимание в статье.

В соответствии со ст. 14 Банковского кодекса Республики Беларусь (далее – БК Республики Беларусь), финансирование под уступку денежного требования является банковской операцией, право на совершение которой имеют банки и небанковские кредитно-финансовые организации, обладающие специальным разрешением (лицензией), выдаваемым Национальным банком Республики Беларусь [1]. Таким образом, на стороне фактора может выступать только банк или небанковская кредитно-финансовая организация, имеющая соответствующее специальное разрешение, выступление на стороне фактора иной коммерческой организацией будет являться незаконным.

В мировой практике факторинговые услуги обычно предоставляются специализированными факторинговыми фирмами, которые учреждаются, как правило, крупными финансовыми компаниями или банками. Поскольку, как справедливо полагает Л.А. Новоселова, «сами по себе возмездные сделки уступки дебиторской задолженности в коммерческой практике не порождают никаких специфических рисков, превышающих обычный предпринимательский риск» [10], относить факторинговые операции к лицензируемым видам деятельности нецелесообразно. На такой же позиции стоит и В.А. Белов, полагая, что «если деятельность финансового агента осуществляется за счет собственных (по бухгалтерской терминологии) средств, то ее нет смысла лицензировать, ибо такая деятельность не может навредить никому, кроме самих этих агентов. Речь о лицензировании идет только тогда, когда для занятия факторингом начинают использоваться источники, которые в бухгалтерии именуются привлеченными» [15, с. 578]. Однако белорусская судебная практика идет по пути признания недействительными сделок (несоответствующих законодательству) уступки прав требования (цессией) и переводом долга, в случае если уступка была совершена одним лицом другому лицу, не являющимся кредитной организацией, денежного требования по цене, ниже номинальной стоимости данного требования (с дисконтом) [13]. Хотя, с нашей точки зрения, признавать такие сделки недействительными оснований нет.

Анализ состояния дел на белорусском финансовом рынке свидетельствует о том, что доминирующим видом факторинга является факторинг с правом регресса, при котором в случае неуплаты долга должником фактор вправе требовать с должника возврата предоставленного по договору финансирования. Таким образом, риски, связанные с непоступлением платежа, ложатся исключительно на клиента. Причины, обусловившие распространение в Республике Беларусь указанного вида факторинга, мы видим в том, что кредитование субъектов хозяйствования является одной из наиболее доходных банковских операций. По сравнению с другими государствами в Беларуси достаточно высокие процентные ставки, что обусловлено макро- и микроэкономическими причинами. Таким образом, ощущаются экономические предпосылки для внесения изменений в законодательство в части разрешения специализированным факторинговым организациям выступать на стороне фактора в договорах факторинга наряду с банками и небанковскими кредитно-финансовыми организациями.

Что касается личности должника, Конвенция УНИДРУА о международном факторинге не рассматривает в качестве возможного предмета факторинга денежные требования, вытекающие из договоров купли-продажи товаров, приобретаемых преимущественно для личного, семейного и домашнего использования (п. 2 «а» и 3 ст. 1) [8]. Наряду с юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями долги физических лиц также можно признать допустимым предметом уступки по факторингу. В Беларуси имеется опыт реализации банковских факторинговых продуктов, ориентированных на уступку требований к физическим лицам. Так, ОАО «Белгазпромбанк» совместно с партнерами в 2005 году успешно реализовал проект «рассрочка DELAY» [9, с. 47]. В рамках этого проекта торговые предприятия, работающие в рамках проекта, продавали товары физическим лицам с отсрочкой оплаты от 1 до 18 месяцев и в течение нескольких дней по договору открытого факторинга уступали денежные требования к покупателям в пользу ОАО «Белгазпромбанк»[16].

Кредитором может быть юридическое и физическое лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность на постоянной основе, принявшее решение уступить свое требование к должнику на условиях финансирования. Согласно разъяснению Высшего хозяйственного суда Республики Беларусь (далее – ВХС) договор финансирования под уступку денежного требования может быть заключен также антикризисным управляющим после открытия ликвидационного производства по решению собрания (комитета) кредиторов при условии, что фактором выступает банк или иная кредитная организация, имеющая специальное разрешение (лицензию) на осуществление факторинговых операций [14, c. 70]. Однако факторинговому обслуживанию не подлежат субъекты хозяйствования, работающие убыточно и объявленные неплатежеспособными, а также бюджетные организации; субъекты хозяйствования, заключающие со своими клиентами долгосрочные договоры и выставляющие счета по завершении определенных этапов работ или до осуществления их (авансовые платежи).

Кроме того, как полагает Н.В. Пантелеева, поскольку договор факторинга используется в предпринимательской деятельности с целью финансирования бизнеса, то в нем не могут выступать кредитором физические лица, не занимающиеся предпринимательской деятельностью, а также некоммерческие юридические лица и организации, не являющиеся юридическими лицами [14, с. 70].

На наш взгляд, факторинговое обслуживание наиболее эффективно для мелких и средних предприятий, которые, как правило, испытывают трудности с оборотными средствами. Вследствие недоступности обычных кредитов у них возрастает потребность в средствах, привлекаемых для пополнения оборотного капитала. Использование факторинга позволяет такого рода фирмам получить денежные ресурсы за поставленные товары в кратчайшие сроки после поставки и направить их снова в работу, что, в свою очередь, благотворно влияет на развитие бизнеса. Традиционно среди компаний, пользующихся факторинговыми услугами, большинство – поставщики продуктов питания или товаров повседневного спроса, а также поставщики сырья и материалов для средних и крупных машиностроительных и химических предприятий.

Таким образом, не следует искусственно ограничивать субъектный состав на стороне кредитора и должника, что, однако, не колеблет справедливый тезис о том, что данный договор предназначен прежде всего для субъектов хозяйственной деятельности.

В российском праве договор финансирования под уступку денежного требования заключается между сторонами, именуемыми финансовым агентом и клиентом. Согласно ст. 825 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), «в качестве финансового агента договоры финансирования под уступку денежного требования могут заключать коммерческие организации» [3]. Так как факторинг является одной из наиболее известных активных кредитных операций, требующих больших денежных резервов, финансовыми агентами на российском рынке факторинговых услуг чаще всего становятся крупные банки, хотя в последние годы появились и успешно функционируют специализированные некредитные организации – факторинговые компании.

В соответствии с Федеральным законом от 2 декабря 1990 г. №395-I (в ред. от 14.03.2013 с изм., вступившими в силу с 26.03.2013 г.) «О банках и банковской деятельности», банковская лицензия выдается на совершение банковских операций, предусмотренных ч. 1 ст. 5 Закона, в числе которых факторинг не назван [18]. Таким образом, можно сделать вывод, что для осуществления факторинговых сделок лицензия не требуется. В рамках договора факторинга, по общему правилу, кредитование не осуществляется – финансирование предоставляется в счет уступки требования на безвозвратной основе. В качестве исключения по договору, предусмотренному ст. 824–833 ГК РФ, финансирование с условием возврата платежа также может осуществляться (при этом уступка требования является способом обеспечения исполнения обязательства). Однако в этом случае, по аналогии с договором займа, от финансового агента, так же как для заимодавца, не должно требоваться получение лицензии. Логичной представляется позиция Е.Е. Шевченко, согласно которой, отличие от распространенного мнения о кредитной сущности отношений финансирования под уступку денежного требования, предоставление денежных средств на основе данного договора может быть и безвозвратным: в счет денежной суммы финансовый агент получает от клиента имущественное право (право требования). Сходство такого договора с договором купли-продажи также свидетельствует в пользу нелицензионного порядка осуществления деятельности финансового агента [17].

Среди российских ученых также нет единства мнений в вопросе о возможности участия в факторинговых отношениях в качестве кредитора физического лица, не имеющего статус индивидуального предпринимателя. Против такого допущения высказались Е.А. Суханов, Л.Г. Ефимова, В.В. Витрянский.

Так, по мнению Е.А. Суханова и Л.Г. Ефимовой, деятельность фактора носит предпринимательский характер, а поэтому и сам договор факторинга является предпринимательским и его участниками могут быть только предприниматели [4; 5]. В.В. Витрянский стоит на схожих позициях, выдвигая в качестве аргумента обязанность фактора вести бухгалтерский учет уступленной ему дебиторской задолженности или оказывать иные сопутствующие услуги, без которых договор факторинга должен квалифицироваться как договор купли-продажи требования [Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: в 5 кн. М.: Статут, 2006. Кн. 5, т. 1: Договоры о займе, банковском кредите и факторинге. Договоры, направленные на создание коллективных образований. , с. 565].

Данная позиция основывается и на положениях действующего российского законодательства. Из содержания п. 1 ст. 824 ГК РФ следует, что клиент передает фактору денежное требование, вытекающее из предоставления клиентом товаров, выполнении им работ или оказания услуг третьему лицу. Таким образом, согласно п. 1 ст. 824 ГК РФ, клиентом может быть только лицо, которое занимается предпринимательской деятельностью. Из чего следует вывод том, что клиентами не могут быть лица, которым запрещено заниматься предпринимательской деятельностью.

Л.А. Новоселова и Е.Е. Шевченко, напротив, полагают, что содержание факторинговой операции не лишает возможности выступать в качестве кредитора физическое лицо, не зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя и уступающее требование непредпринимательского характера [10; 17].

Именно к такому решению вопроса склоняется и российский законодатель. Согласно содержанию ст. 824 ГК РФ в редакции проекта Федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации», клиентом финансового агента может быть любое лицо независимо от его отношения к предпринимательской деятельности [19]. Такой вывод основан на отсутствии в законопроекте ограничений относительно уступаемого права требования, так как указанное право не обязательно должно вытекать из предпринимательской деятельности клиента, т.е. из предоставления товаров, выполнения работ, оказания услуг. Однако клиентами не могут быть лица, которым запрещено заниматься предпринимательской деятельностью [5, с. 26].

Факторинг, как кредитование под залог будущих платежей, давно известен коммерческой практике Латвийской Республики (далее – Латвия). Однако правовые нормы, регулирующие факторинговые правоотношения, разработаны и включены в Коммерческий закон Латвийской Республики (далее – КЗ Латвии) только в 2010 г. В условиях отсутствия специального правового регулирования для оформления сделок факторинга использовались нормы Гражданского закона Латвийской Республики (далее – ГЗ Латвии) о договоре цессии, а также международные нормы, в частности нормы международной конвенции о факторинге УНИДРУА.

КЗ Латвии в части «Д» содержит нормы, посвященные факторинговым сделкам, которые на деле функцию регулирования факторинговых отношений не выполняют [7]. В соответствии со ст. 468 КЗ Латвии, договором факторинга является такой договор, согласно которому одна договаривающаяся стороны (клиент) берет на себя обязанность передать за оговоренное вознаграждение другой договаривающейся стороне коммерсанту (фактору) известные денежные требования клиента к третьему лицу (должнику), а также выполнить другие установленные договором обязательства. В данном определении не содержится указания на важное отличие факторинга от цессии – обязательная, практически немедленная оплата деньгами передаваемого права требования. Также не определен субъектный состав факторинговых отношений, а именно тот факт, что сторонами договора факторинга могут быть, исходя из правоприменительной практики Латвии, только коммерсанты.

Согласно п. 1 ст. 1 КЗ Латвии коммерсантом является внесенное в коммерческий регистр физическое лицо (индивидуальный коммерсант) или коммерческое общество (персональное общество и общество капитала) [Коммерческий закон Латвийской Республики. URL: http://www.likumi.lv/doc. php?id=5490 (дата обращения: 23.03.2013).]. Однако возникает вопрос, требуется ли получение специальной лицензии на осуществление факторинговых операций в Латвии. Ясность в указанную ситуацию позволяют внести нормы Закона Латвийской Республики «О регистре кредитов». В ст. 1 указанного Закона дается определение термина «финансовая услуга с кредитным риском», под которой следует понимать представленные в свою пользу или пользу другого лица лизинг, факторинг, ссуда (кредит) или иная передача денег или обещание передачи денег с обязанностью их вернуть [12].

В качестве участников регистра кредитов в п. 2 ст. 1 Закона о регистре кредитов рассматриваются коммерсанты, которые в Латвии оказывают финансовые услуги с кредитным риском или которые в Латвии перенимают право требования, вытекающее из финансовых услуг с кредитным риском, и которые являются одним из следующих видов коммерсантов:

а) зарегистрированным в Латвии кредитным учреждением и равноценным ему зарегистрированным в другом государстве коммерсантом, который открыл в Латвии филиал;

б) зарегистрированным в Латвии коммерческим обществом, которое, в понимании Закона о кредитных учреждениях, имеет тесные отношения с зарегистрированным в Латвии кредитным учреждением или равноценным ему зарегистрированным в другом государстве коммерсантом;

в) зарегистрированным в другом государстве равноценному упомянутому в подпункте «б» п. 2 коммерческому обществу коммерсантом, который открыл в Латвии филиал;

г) зарегистрированным в Латвии ссудо-сберегательным обществом;

д) зарегистрированным в Латвии коммерсантом, который имеет право на осуществление страхования, и равноценным ему зарегистрированным в другом государстве коммерсантом, который открыл в Латвии филиал.

Следует отметить, что, в соответствии со ст. 11 Закона Латвии «О кредитных учреждениях», для осуществления кредитной (банковской) деятельности необходимо получение лицензии (разрешения) Комиссии рынка финансов и капитала и регистрации для осуществления коммерческой деятельности в установленном законом порядке.

Таким образом, в качестве фактора по договорам факторинга могут выступать коммерсанты – коммерческие общества, являющиеся кредитными учреждениями, находящиеся с ними в «тесных отношениях», под которыми понимается взаимное обязательство двух или более лиц в виде участия, контроля или если они связаны с одним и тем же лицом в виде контроля (п. 40 ст. 1) и иные учреждения (ссудо-кредитные или страховые) [О кредитных учреждениях: Закон Латвийской Республики. URL: http://www. likumi.lv/doc.php?id=37426 (дата обращения: 23.03.2013).]. Следует отметить, что в законодательстве Латвии предусмотрено обязательное лицензирование деятельности учреждений, оказывающих финансовые услуги с кредитным риском, к которым отнесен и факторинг. На практике имеют место случаи заключения договора факторинга коммерческими организациями, имеющими статус юридического лица, что обусловлено отсутствием четких требований к субъектному составу договора факторинга.

Что касается субъектного состава клиента по договору факторинга, то законодательство ЛР не содержит ограничений и требований, предъявляемых к клиенту. Таким образом, можно сделать вывод о том, что клиентом по договору факторинга может выступать любое лицо без ограничений, как коммерческие организации или индивидуальные предприниматели, так и граждане-потребители.

На основании вышеизложенного считаем обоснованным внесение изменений в ст. 486 КЗ Латвии. Предлагаем изложить данную статью в следующей редакции:

«Статья 486. Понятие договора факторинга.

Договором факторинга является такой договор, согласно которому одна договаривающаяся сторона (клиент) берет на себя обязанность передать за оговоренное вознаграждение другой договаривающейся стороне коммерсанту (фактору) известные денежные требования клиента к третьему лицу (должнику), а также выполнить другие установленные договором факторинга обязательства.

Сторонами договора факторинга выступают банк или коммерческое общество, имеющее лицензию на осуществление финансовых услуг с кредитным риском (факторинговой деятельности), которая осуществляет финансирование клиента под уступку денежного требования, и коммерческая организация, имеющая статус юридического лица».

Подводя итог сравнительно-правового исследования субъектного состава договора факторинга очевидным становится отсутствие единообразия требований к участникам факторинговых правоотношений в Беларуси, России и Латвии. Непосредственными участниками (сторонами) договора финансирования под уступку денежного требования (факторинга) традиционно являются финансовый агент (фактор) и клиент. При этом в Беларуси в качестве фактора могут выступать исключительно банки и небанковские кредитно-финансовые организации, в России – как банки, так и специализированные некредитные организации (факторинговые организации), в Латвии фактически отсутствуют требования к субъектному составу договора факторинга, однако из анализа правового регулирования сферы финансовых услуг вытекают требования по лицензированию указанной деятельности.

По нашему мнению, наличие специальных правил, содержащих требования, предъявляемые лишь к сторонам названного договора, имеет важное значение для развития факторинга в любом государстве. Для банков и иных кредитных организаций возможность выступать в качестве финансового агента по договорам финансирования под уступку денежного требования без какого-либо специального разрешения (лицензии) вытекает в большей степени из практики факторинга в большинстве государств мира.

Резюмируя нашу позицию по вопросу лицензирования деятельности финансовых агентов (факторов), отметим, что теоретически, исходя из международно-правового регулирования факторинга, всякая коммерческая организация, осуществляющая деятельность по финансированию под уступку денежного требования, должна быть готова принять на себя обязанности по ведению бухгалтерского учета для клиента и оказанию ему иных финансовых услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки. При этом указанные услуги должны соответствовать определенным квалификационным требованиям и подлежать контролю. Таким образом, лицензирование важно для обеспечения стандарта качества факторинговых услуг. По этой причине мы являемся сторонниками позиции российского законодателя, который определяет в качестве финансового агента (фактора) как банки, так и специализированные некредитные организации (факторинговые организации). Таким образом, целесообразно внести соответствующие изменения в законодательство Республики Беларусь, дополнив субъектный состав договора факторинга специализированными факторинговыми организациями, осуществляющими свою деятельность на основе лицензии.

Что касается второго участника факторинга – клиента, то, как правило, отсутствуют какие-либо специальные требования к этому субъекту договорных отношений. Тем не менее в юридической литературе круг возможных участников договора финансирования под уступку денежного требования (в том числе и на стороне клиента) нередко ограничивается коммерческими организациями и индивидуальными предпринимателями. Это обусловлено тем, что на практике договор факторинга предназначен для обслуживания профессионального коммерческого оборота (коммерческими организациями или индивидуальными предпринимателями). Распространение сферы действия договора факторинга на сферу гражданско-правовых отношений с участием граждан-потребителей может привести к негативным последствиям в деле обеспечения и защиты прав потребителей, которым придется столкнуться с профессиональными участниками рынка финансовых услуг. По этой причине на стороне клиента по договору факторинга должны выступать юридические лица (коммерческие организации или индивидуальные предприниматели).

 

Библиографический список

  1. Банковский кодекс Республики Беларусь от 25 окт. 2000 г. №441-З [Электронный ресурс]: в ред. Закона Респ. Беларусь от 13 июля 2012 г. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  2. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: в 5 кн. М.: Статут, 2006. Кн. 5, т. 1: Договоры о займе, банковском кредите и факторинге. Договоры, направленные на создание коллективных образований.

  3. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая от 26 янв. 1996 г. №14-ФЗ [Электронный ресурс]: принят Гос. Думой Федер. Собр. Рос. Федерации 22 дек. 1995 г.: введ. Федер. законом Рос. Федерации от 11 февр. 2013 г. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  4. Гражданское право: учебник; в 4 т. / В.С. Ем [и др.]; отв. ред. проф. Е.А. Суханов. М.: ВолтерсКлувер, 2005. Т. 1: Общая часть. 720 с.

  5. Ефимова Л.Г. Совершенствование законодательства о факторинге // Тр. Ин-та государства и права Рос. акад. наук. Сер.: Правовое обеспечение совершенствования банк. системы Рос. Федерации. 2012. №6. С. 18–38.

  6. Иваш И.И. Факторинговые операции: сущность и особенности проведения в Республике Беларусь. Минск: Изд-во БГУ, 2005. 27 с.

  7. Коммерческий закон Латвийской Республики. URL: http://www.likumi.lv/doc.php?id=5490 (дата обращения: 23.03.2013).

  8. Конвенция УНИДРУА о международном факторинге. URL: http://www.miripravo.ru/forms/finance/faktor/faktor_index_0.htm (дата обращения: 23.03.2013).

  9. Никонорова М. Становление и развитие факторинга в постсоветских государствах // Банковский вестник. 2010. №2. С. 42–48.

  10. Новоселова Л.А. Уступка права (требования) в коммерческой практике. Факторинг [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  11. О кредитных учреждениях: Закон Латвийской Республики. URL: http://www.likumi.lv/doc.php?id=37426 (дата обращения: 23.03.2013).

  12. О регистре кредитов: Закон Латвийской Республики. URL: http://www.likumi.lv/doc.php?id=249046 (дата обращения: 23.03.2013).

  13. Об обзоре судебной практики рассмотрения споров, возникающих в связи с уступкой требования (цессией) и переводом долга [Электронный ресурс]: постановление Президиума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 21 апр. 2001 г. №7. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  14. Пантелеева Н.В. Договор факторинга в гражданском законодательстве Республики Беларусь: вопросы теории и практики / Н.В. Пантелеева // Вест. МГУ им. А.А. Куляшова. 2011. №2(38). С. 67–77.

  15. Практика применения Гражданского кодекса РФ части второй и третьей // под общ.ред. В.А.Белова. М.: Юрайт. 1429 с.

  16. Тарасов А.В. Договор финансирования под уступку денежного требования (факторинга) по законодательству Республики Беларусь [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  17. Шевченко Е.Е. Договор финансирования под уступку денежного требования в системе гражданского права Российской Федерации. М.: Ось-89, 2005. 336 c.

  18. О банках и банковской деятельности [Электронный ресурс]: Федер. закон (от 2 дек. 1990 г.) №395-I (в ред. от 14.03.2013 с изм., вступившими в силу с 26.03.2013 г.). Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  19. О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса РФ, а также в отдельные законодательные акты РФ [Электронный ресурс]: проект Федер. закона РФ №47538-6, подготовленный Комитетом Государственной Думы Рос. Федерации по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству ко второму чтению. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.